Автор Все
Стоунволлские бунты
  243
Серия беспорядков и спонтанных демонстраций против полицейского рейда, которые начались в ночь на 28 июня 1969 года в гей-баре «Стоунволл-инн» (Нью-Йорк). Эти столкновения часто приводятся в качестве первого случая в истории, когда представители гей-сообщества оказали сопротивление узаконенной государством системе преследования геев. Считается, что бунты стали определяющим событием, ознаменовавшим начало массового движения за соблюдение прав человека в отношении ЛГБТ в США и во всём мире.

image

В 1960-х годах полицейские рейды на гей-бары в США являлись обычным делом, однако в июне 1969 года полиция быстро потеряла контроль над ситуацией, поскольку около «Стоунволл-инн» собралась толпа, неожиданно оказавшая сопротивление. Это столкновение в последующие дни продолжилось в массовых протестах и беспорядках. В течение нескольких недель жители гей-квартала быстро организовались в группы активистов, концентрирующих усилия на создании мест для геев и лесбиянок, где можно было бы открыто говорить о своей сексуальной ориентации, не боясь при этом быть арестованными.

После Стоунволлских бунтов геи и лесбиянки Нью-Йорка преодолели гендерные, классовые и поколенческие различия, став сплочённым сообществом. В течение шести месяцев были сформированы две правозащитные гей-организации, концентрировавшиеся на активной протестной тактике, и учреждены три газеты для поддержки прав геев и лесбиянок. В течение нескольких лет организации по защите прав гомосексуалов были основаны в США и во всём мире. 28 июня 1970 года в память о бунтах проведены первые манифестации гей-прайда в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Чикаго, Сан-Франциско, Атланте и Торонто. Позднее подобные марши были организованы в других городах и странах. Сегодня гей-прайды проводятся ежегодно по всему миру летом (чаще в конце июня).

Полицейская облава
В субботу 28 июня 1969 года, в 1 час 20 минут ночи, четверо полицейских в штатском, два патрульных полицейских в униформе, а также детектив Чарльз Смит и заместитель инспектора Сеймур Пайн со словами: «Полицейская проверка!» вошли в бар. До этого четверо полицейских под прикрытием весь вечер провели в баре, собирая доказательства «непристойного поведения» его клиентов. Оказавшись внутри, полицейские вызвали по телефону подкрепление из шестого участка. По приказу полиции владельцы бара отключили музыку и включили свет. В тот вечер в баре находилось около 200 человек. Клиенты, попавшие под полицейскую облаву и сбитые с толку, попытались скрыться из бара через окна в туалете, однако полиция перекрыла все выходы. Участник тех событий Майкл Фейдер вспоминал: «Все произошло так быстро, что многие просто не успели понять, что произошло. Вдруг, из ниоткуда, появились полицейские, и нам сказали, чтобы все выстроились в шеренгу, приготовились предъявить документы и выйти из бара на улицу».

Облава должна была пройти по стандартной схеме: необходимо было выстроить всех посетителей в шеренгу, проверить их документы, а также проверить настоящий пол клиентов, одетых в женскую одежду, и, если те мужчины, то арестовать их. Среди клиентов были обнаружены мужчины, переодетые в женщин. Однако они отказались ехать в полицейский участок. Вместе с этим мужчины отказались предъявлять свои документы. Полиция решила арестовать всех присутствующих и отдельно поместила трансвеститов в заднюю комнату бара. Трансгендер Мария Риттер, по документам Стив Риттер (мужского пола), вспоминала: «Больше всего я боялась, что меня арестуют. И ещё боялась того, что моё фото в платье моей матери будет опубликовано в газете!»[49] Полицейские постоянно оскорбляли клиентов бара, обстановка постепенно накалялась[50].

Полиция конфисковала весь алкоголь. В общей сложности было изъято 28 ящиков пива и 19 бутылок крепких спиртных напитков[49]. Клиентов, которых не арестовали, выпроводили из бара через переднюю дверь. Однако в ту ночь они не разошлись по домам, как это обычно бывало раньше. Вместо этого они стали собираться на улице перед входом в бар, так что постепенно выросла толпа. В течение нескольких минут около бара собралось около 150 человек.

Когда прибыл первый автозак, инспектор Пайн напомнил, что те, кто находится в толпе, легко могут быть арестованы, поэтому поначалу все они стояли очень тихо. Первыми, под возгласы зевак, стали «грузить» хозяев бара. За ними стали выводить сотрудников бара, которые кричали в толпу лозунги: «Gay power!» (с англ. — «Гей-сила») и «We Shall Overcome!» (с англ. — «Преодолеем!»). Настроение в толпе, реагировавшей поначалу нейтрально, постепенно стало переходить во враждебное.

Последняя капля
Свидетельства очевидцев о подробностях того, как начался бунт, отличаются друг от друга. Согласно одним, транссексуал по имени Сильвия Ривьера бросила бутылку в полицейского после того, как он ткнул её своей дубинкой. Другие очевидцы утверждают, что лесбиянка, которую вели к патрульной машине через толпу, оказала сопротивление из-за слишком туго застёгнутых наручников, а толпа в знак солидарности отреагировала таким же образом.

Вне зависимости от этих различий в свидетельствах очевидно, что в толпе завязалась рукопашная драка, которая быстро добралась и до полицейских.

Полиция пыталась сдерживать толпу. Несколько человек были сбиты с ног, повалены на землю. Воспользовавшись ситуацией, оставшиеся без присмотра арестованные бежали из автозака. Инспектор Пайн попытался призвать людей к порядку, однако положение окончательно вышло из-под контроля. Толпа попыталась перевернуть полицейский фургон.

Слух о бунте быстро разнёсся по окрестностям, и многие жители близлежащих домов вместе с владельцами соседних баров устремились к месту происшествия. Кто-то в толпе крикнул, что облава на бар была спровоцирована самими хозяевами бара, отказавшимися заплатить полицейским взятку. В ответ кто-то ещё крикнул: «Так давайте мы им заплатим!». В полицейских полетели монеты, банки с пивом, а также кирпичи с соседней стройплощадки. Толпа кричала: «Pigs!» (с англ. — «Свиньи») и «Faggot Cops!» (с англ. — «Копы-педики»). Ошеломлённые такой реакцией толпы, полицейские отступили обратно в бар, захватив с собой при этом случайно попавших «под руку» людей. Фолк-певец и гетеросексуал Дэйв ван Ронк (Dave van Ronk), проходивший мимо бара, был схвачен полицейскими, затащен в бар и там избит. Десять полицейских, а также несколько задержанных при облаве людей, включая случайно попавших ван Ронка и журналиста Говарда Смита, забаррикадировались внутри бара. Атака толпы нарастала. Некоторые попытались поджечь здание. Другие использовали парковочный счётчик в качестве тарана, чтобы выгнать полицейских из помещения на улицу.

Очевидцы тех событий утверждали, что у бунта не было явных зачинщиков или чёткой организации. Всё случилось спонтанно. Майкл Фейдер вспоминал:
Цитата:
Мы все вдруг одновременно поняли, что с нас хватит. Никто ни с кем не договаривался. Просто после стольких лет унижений это одновременно пришло в голову всем, кто оказался в ту ночь в том самом месте, и это не было организованным протестом… Все в толпе чувствовали, что обратного пути не будет. Это было последней каплей… Там были разные люди, но всех объединяло одно — нежелание мириться с полицейским беспределом. Мы попытались вернуть себе свободу. Мы стали требовать свободу. И мы больше не собирались прятаться в ночи. Как будто что-то витало в воздухе. Это был дух свободы. И мы поняли, что мы будем бороться за неё. И мы не собирались отступать


В здание бара летело всё, что только попадалось под руки: мусорные баки, камни, кирпичи. В ход шли даже коктейли Молотова. Из толпы доносилось: «Все эти годы вы обращались с нами как с дерьмом? Теперь — наша очередь!». Полиция попыталась разогнать толпу при помощи пожарного гидранта, однако давление в трубе было слишком низким, и вода только раззадорила толпу. Когда протестующие прорвались в бар, их встретили вооружённые полицейские. Обстановка была на пределе. Полицейские целились в протестующих, а те в свою очередь облили бензином барную стойку и подожгли её. Пожар не был допущен подъехавшей пожарной машиной. В общей сложности осада бара длилась 45 минут.

Развитие конфликта
Полиция прислала подкрепление — подразделение под названием «тактическая патрульная группа», которое использовалось для противостояния демонстрациям протеста против войны во Вьетнаме. Подразделение прибыло с целью разогнать толпу. Однако им это не удалось, так как на прибывших посыпался град из камней и других предметов. Боб Келер, гулявший в ту ночь с собакой, вспоминал:
Цитата:
Я видел достаточное число беспорядков, чтобы понять, что „веселье“ дошло до предела. Полицейские были полностью унижены. Такого прежде никогда не было. Они никогда не сталкивались с подобным сопротивлением со стороны, в том числе от переодетых в женское мужчин. Это их разозлило до такой степени, что на их лицах чётко можно было прочесть желание убить!


Полиция попыталась очистить улицы от протестующих. Однако толпа и не думала сдаваться. Собравшиеся открыто насмехались над полицией и распевали на мотив мелодии звуковой заставки популярного в то время детского шоу «The Howdy Doody Show»: «We are the Stonewall girls, we wear our hair in curls, we don’t wear underwear, we show our pubic hairs» (с англ. — «Мы девчонки из Стоунволла, у нас кучерявые волосы, мы не носим нижнего белья, мы показываем всем свои лобковые волосы»). Журналист из Village Voice Люциан Траскотт написал: «Геи дурачились и танцевали перед полицейскими, а полиция продолжала избивать тех, кто стоял на передовой. Потихоньку она стала оттеснять толпу вниз по Кристофер-стрит к Седьмой авеню».

Один из арестованных, находившийся в тот момент в баре, вспоминал: «Полицейские, охранявшие нас, бросились помогать тем, кто был на улице. И это было не очень хорошо. Мне казалось, что все вот-вот закончится, полицейские вернутся, и мы ответим сразу за всех. Нас просто разорвут на части». Другой очевидец событий той ночи вспоминал: «Мне казалось, что я сошёл с ума. С одной стороны полицейские с дубинками, с другой стороны толпа геев, которых всегда считали пародией на мужественность. Это было просто невероятно. Я видел, как на место избитого вставал другой. А полиция продолжала избивать их дубинками. И я стал испытывать настоящую ярость».

Неуправляемая толпа понеслась к Седьмой авеню. Крейг Родвелл, владелец книжного магазина имени Оскара Уайльда (англ. Oscar Wilde Memorial Bookshop), сообщил протестующим о засаде, которую устроила полиция. Протестующие стали останавливать проезжающие машины, опрокинули одну из них, заблокировав Кристофер-стрит. Джек Николс и Лидж Кларк написали в газете «Скру»: «Разгневанная толпа протестующих преследовала полицию с криками: „Хватай их“!».

Стычки с полицией продолжались до 4 утра. На следующее утро многие люди сидели в Кристофер-парке, не веря в то, что произошло. Многие свидетели тех событий вспоминали невероятное спокойствие Кристофер-стрит. Стояла практически гробовая тишина, однако в воздухе по-прежнему чувствовалось напряжение. Многие люди чувствовали, что эта улица теперь по-настоящему их улица. После ночных беспорядков было арестовано 13 человек. Четверо полицейских, также как и неустановленное число протестующих, получили увечья, а «Стоунволл-инн» был практически уничтожен. На следующую ночь инспектор Пайн намеревался закрыть и демонтировать бар.

Следующей ночью беспорядки на Кристофер-стрит вспыхнули с ещё большей силой. К «Стоунволл-инн» вернулись многие из тех, кто был здесь прошлой ночью. Но на этот раз к ним присоединились любопытные прохожие и даже туристы. Тысячи людей собрались перед баром, который вновь открылся. На Кристофер-стрит образовалась внушительная пробка. Толпы протестующих окружили автобусы и автомобили, пропуская транспорт, только если пассажиры признавались в том, что они геи, либо высказывали поддержку протестующим. Одна из протестующих, Марша П. Джонсон, поднялась на фонарный столб, откуда скинула на полицейскую машину тяжёлую сумку, разбив лобовое стекло. На улице вновь стали поджигать мусорные баки. Протестантам противостояли более ста полицейских из четвёртого, пятого, шестого и девятого участков. К 2 часам ночи в район беспорядков вновь прибыла «тактическая патрульная группа». Беспорядки на Кристофер-стрит продолжались до 4 утра.

Последствия
После двух лет с момента стоунволлских бунтов в каждом крупном американском городе были организованы группы по защите прав геев и лесбиянок. Подобные группы также открывались в Канаде, Австралии и странах Западной Европы. Люди, присоединявшиеся к активистским движениям, не имели между собой практически ничего общего, за исключением разве что сексуальной ориентации.

События в ночь на 28 июня 1969 года не были первым случаем, когда гомосексуалы давали отпор полиции. Тем не менее, некоторые обстоятельства той ночи сделали беспорядки на Кристофер-стрит запоминающимися. Бунт начался непосредственно напротив редакции «Village Voice», что позволило в короткий срок мобилизовать большое количество представителей гей-сообщества и сплотить их. К тому же узкие кривые улицы Гринвич-Виллидж дали мятежникам преимущество перед полицией. Но наиболее значительным обстоятельством стало празднование «Дня освобождения Кристофер-стрит», которое положило начало ежегодным прайд-парадам по всему миру.

Середина 1990-х годов была ознаменована включением в рамки гей-сообщества бисексуалов, которые впервые участвовали в Вашингтонском марше 1993 года. Трансгендеры же по-прежнему оставались изгоями в гей-сообществе. В 1994 году в 25-ю годовщину стоунволлских бунтов в Нью-Йорке прошёл знаменитый прайд-парад «Stonewall 25», в котором участвовало более миллиона человек. Тем временем трансгендеры во главе с Сильвией Ривера провели свой альтернативный марш в знак протеста против игнорирования трансгендерных людей. За последнее десятилетие прайд-парады стали приобретать все более массовый характер. В большинстве крупных мировых городов ежегодно проводятся свои прайд-парады.

В июне 1999 года Министерство внутренних дел США присвоило зданию по адресу Кристофер-стрит 51-53 звание Национального исторического памятника. На церемонии открытия мемориальной доски заместитель министра внутренних дел Джон Берри заявил: «Пусть это здание вечно помнит, что здесь, на этом месте мужчины и женщины выстояли, выстояли достойно, для того, чтобы мы помнили, кто мы есть, работали там, где мы хотим, жили там, где мы хотим и любили тех, кого желают наши сердца».

1 июня 2009 года президент Барак Обама объявил июнь Месяцем Гордости геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров. Празднование 40-й годовщины беспорядков на Кристофер-стрит дало журналистам и активистам повод задуматься о том прогрессе, который был достигнут с 1969 года. Фрэнк Рич из New York Times отметил, что в США не существует федерального законодательства, способного защитить права геев-американцев. Два года спустя здание «Стоунволл-инн» стало местом проведения торжеств по случаю принятия Легислатурой Нью-Йорка закона, разрешающего однополые браки, который был подписан Губернатором Эндрю Куомо 24 июня 2011 года.
Ответов 0 Написать ответ
Ответ на тему: Стоунволлские бунты
Введите код с картинки*:  Кликните на картинку, чтобы обновить код
grinning face grinning face with smiling eyes face with tears of joy smiling face with open mouth smiling face with open mouth and smiling eyes smiling face with open mouth and cold sweat smiling face with open mouth and tightly-closed eyes smiling face with halo smiling face with horns winking face smiling face with smiling eyes face savouring delicious food relieved face smiling face with heart-shaped eyes smiling face with sunglasses smirking face neutral face expressionless face unamused face face with cold sweat pensive face confused face confounded face kissing face face throwing a kiss kissing face with smiling eyes kissing face with closed eyes face with stuck-out tongue face with stuck-out tongue and winking eye face with stuck-out tongue and tightly-closed eyes disappointed face angry face pouting face crying face persevering face face with look of triumph disappointed but relieved face frowning face with open mouth anguished face fearful face weary face sleepy face tired face grimacing face loudly crying face face with open mouth face with open mouth and cold sweat face screaming in fear astonished face flushed face sleeping face dizzy face face without mouth face with medical mask face with no good gesture face with ok gesture person bowing deeply person with folded hands raised fist raised hand victory hand white up pointing index fisted hand sign waving hand sign ok hand sign thumbs up sign thumbs down sign clapping hands sign open hands sign flexed biceps
  
Обратная связь
Предложения и замечания