9 лет на форуме Автор 3 уровня Топ тема Все
Награды
9 лет на форуме
9 лет на форуме
Автор 3 уровня
Автор 3 уровня
Топ тема
Топ тема
5000 просмотров
5000 просмотров
Байки №6
  21227

[Сообщение редактировалось]

Тема заблокирована 01.05.2017 (03:05)
Ответов 520
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    8 января 2017
     

    Ворожба

    Дело было вечером, делать было нечего. А точнее 4 года назад в ночь "варожную, таямничую". На тот момент учились мы в 11 классе. Стали общаться хорошо с одноклассницей одной - Алиной. Та еще оторва была. Человек, что по жизни ничего не боится (или вид такой делает просто). Вся в пирсинге (то ли 17, то ли 8 дыр, сама себе колет). И я-наглая бесбашенная школьница. Да только у меня есть врожденное чувство меры (а может я просто трусиха), но если хоть немного в авантюре учую опасность, то никогда в нее не влезу.
    А теперь по делу. Сколько себя помню - гадала я всегда. Причем довольно серьезно во всех этих вопросах разбираюсь, изучаю и т.д. Но вот зеркал с детства чураюсь. Не знаю почему, но боюсь я даже днем возле зеркала, если одна дома. А этот случай произошел на колядки, как я уже упоминала.
    Осталась я у Алины ночевать. Квартира большая, 3 комнаты. А также 3 огромных толстых ленивых кошки. Только в тот момент они куда-то, самым мистическим образом, исчезли. Началось все с пива да фильмов рождественских. И тут, в один прекрасный момент, стукнуло в голову моей подруге погадать. На часах - время волчье - около двух ночи. Я ее отговаривать начала. Да только бесполезно. В общем выхода у меня никакого не оставалось, как начать "издалека", в надежде, что подруга наконец оставит эту идею.
    Погадали мы на бумажках в хлебных мякишах, побросали с балкона (5 этаж!) сапоги, пораскладывали карты... Да только ей все мало. И загорелось ей на зеркале погадать...
    Встречалась она на тот момент с парнем, только жил он на другом конце родины, вот и захотелось ей узнать: серьезно ли у них и т.д. Я от греха подальше в зале закрылась, телевизор (новороченный, со спутниковой и т.п.) на приличную громкость поставила. А подруга в спальню свою ушла. Взяла 2 зеркала, свечку. Я сидела на иголках, чувство было, что не она, а я гадаю. Прошло 5 минут (как- то так), выходит она разочарованная - мол ничего не произошла. Подумала, да для острых ощущений взяла свечку, грамничную... (эта свечка считается очень сильной). Вернулась она назад в комнату.
    Кошек я не нашла (!!!), включила телевизор погромче, немного успокоилась и принялась ждать. И тут. Сначала у телевизора пропадает звук. Я, как нормальный человек, начинаю искать причину, пульт был около меня. Но ни один канал "не звучал". Пожав плечами (это образно) я увлеклась "немым кино". Вдруг неожиданно забили 2 часа куранты, что до этого заведены небыли, затем раздался реально (!) громкий звон разбивающегося стекла. И тишина. Не знаю сколько эта жуткая тишина длилась, но мне на тот момент показалось, что где-то около минуты...
    Из комнаты вылетела подруга. Вся взлохмаченная, дрожит, сказать ничего толком не может. Комнату захлопнула и потащила меня курить (первый раз мой, кстати)...
    Рассказала она, что сначала ничего не было, затем что-то помутнело в зеркале... Может это и вранье, но увидела она там своего парня. Говорит - сначала нормальным был, затем стал быстро приближаться и как-то чернеть, улыбаться все шире и шире. И тут она поняла, что не может ни пошевелиться, ни произнести ничего. Тут забили часы и со шкафа (жуть какая) спрыгнула с грохотом на пол Анфиса (когда коты прыгают с высоты то знаете, бывает они так как-то муркают тяжело, как люди ойкают...). Вот так она и спрыгнула прямо под спину к подруге и шмыгнула мимо не под диван, задев ее спину. Подруга резко дернулась, перевела взгляд, а зеркало возьми, да и свались за стол (это оно под наклоном стояло к стене, а как-то съехало назад и упало (это уже законы физика и я объяснить никак не смогли) с оглушительным звоном. Подруга закрестилась, "зачурилась" и попыталась убежать, а ноги как ватные были, еле 3 метра до двери дошла.
    Короче, вернулись мы обе в зал, телевизор орет на всю квартиру. Легли и трусим. Позвонила она брату, вернулся он с гулянки какой-то, наорал на нас, убрал все в комнате и повесил второе зеркало на место (между туалетом и ванной). Когда утром я шла в, ну ладно, то краем глаза увидела в зеркале будто кто-то стоит ко мне лицом. Повернулась - естественно ничего нет. В общем после этих глюков и ее утренних рассказов про то, что у них на кухне кто-то предметы переставляет, я к ним больше в гости заходить не хотела. Но мы с ней не долго общались. Но недавно я узнала, что она все еще с этим парнем, они живут вместе и собираются расписаться...

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    8 января 2017
     

    Не гадайте, девки, на ночь sparkles

    Вечер... Тихий и морозный. Мерно потрескивают дрова в печи, на столе в фарфоровой подставке горит свеча. В избе пахнет пирогами с рыбой и топлёным молоком. А за окном тихо и мягко падает снежок. Уютно примостившись у печи, дремает кот... В такие минуты становится легко и спокойно, и вспоминается детство: весёлый праздник Рождества, сани, украшенные цветными лоскутами, колядки, пряники-фигурки, песни под гармонь, а после полуночи гадания на суженого. А то как без этого. Шли девки, не боясь в бани, брали с собою зеркала да ткань, и в кругу, или по одиночке вызов творили. И вот, впомнилась мне одна история, приключившаяся с такой вот бесстрашной особой, надумавшей суженого своего подсмотреть. Историю эту рассказала мне тётка моя, наша местная ведьма. С её слов и пересказываю, а вы слушайте, да на ус мотайте. "... А одна то дура из наших, ведь иначе никак не назовёшь, чё учудила на Рождество то. Недолго думала. Как отколядовала с девками, выпросила у батьки ключи от бани. Она у них, баня- то, на два замка амбарных замыкалась, потому как у них там нечисто было - то по ночам там выл кто, то тазами гремело так, что в соседних избах лампады зажигали. Ну вот, значит, идёт до бани по тропке- то, снегу чуть не по колено, она тулуп вместе с исподним подняла и топает. До бани шагов эдак тридцать поди, мимо хлева да малинника. Тулуп так и норовит из руки выскользнуть, она ж одною рукою его держала, в другой то руке причиндалы для мастерства несла - зеркальце, да ткань, да свечку. Даже и не свечку - огарочек от ей. Уж молился кто из родителев накануне при той свечке незнамо. А она ведь, девка то, не хитра была ишо в таких делах, незнала, что свяченую вещицу для таких дел непотребно брати. Она б ишо лампадку взяла да ладан. Ну вот, дошла, значит, до бани. Тулуп отпустила, ключи- то в кармане. Глядь, а то как тень чья - то будто из подола выползла, да по снегу так тихо в сторону дуба поплелась. Дуб у них большущий за баней стоял. Его из другой деревни заметно было, коль на крышу залезть. Уж сколько годов он у них там стоял никто и не помнит, даже и прабабки ихни не знали. Говорили, на нём повесился кто - то из их роду племени ихнего. Давно дело было. Ну так вот. Девка то, я ж говорила, не из боязных, как увидела, что с ейного подолу чего то лезет, так и не перекрестилась даже. Перед колядками- то с девками по кружке медовухи выпили, вот и подумала, что мерещится ей. У бани там лавка стояла, она с уголка снег стряхнула валенком да причиндалы положила, ну зеркальце, да и остальное. В карман левый руку сунула, ключи- то туды положила. Шарит, значит, шарит по карману, а ключей не находит. И ведь выронить не могла - карман большущий, глубокий, и дыры все зашиты. Ну думает, пришла.. погадала. И тут, в ту ж секунду слышит звон, как будто железяками кто позвякивает. А звон- то от дуба шёл ихнего, за баней который. Вот и не смекнула ж даже, как ключи могут сами у дуба оказаться, да ещё и звенеть, ветру то не было, да и туч тоже - небо ясное, а месяц так светил, что хоть иголки собирай. Идёт, значит, на звон, как - будто кто её в спину сзади толкает. Пока до дуба дотелёпала, снегу в валенки набрала до краёв. Вокруг бани то снег не чистили, только до двери. Стоит, трясётся, на дуб смотрит, а звон то в левой стороне послышится, то наоборот, в правой, то сзади. Вот так стояла, головою вертела в разны стороны, пока не уразумела, что неладное тут творится то. Пошла обратно, а то вдруг сзади как свистнет кто, она аж обомлела вся. Ей бы руки в ноги да бежать, а она голову то повернула, да и села в снег от страху.

    Продолжение следует...

    0
    • lady.znati
      6 марта 2017
       

      pechorin555, а где продолжение?

      0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    8 января 2017
     

    К нам приходил Христос

    В то утро настоятель Свято-Архангельского храма села Угрюмиха отец Филипп очень волновался. Но это было не то привычное волнение в ожидании какого-то важного для тебя решения. В его ожидании не было страха, наоборот, от него так сладко щемило в груди. Всё потому, что днём к ним в Угрюмиху должен пожаловать Серёга, любимый батюшкин внук. Они не виделись уже несколько месяцев и очень друг по другу соскучились.

    А тут такая отличная оказия, Серёгины родители собрались на зимние каникулы в Австрию, покататься на лыжах. Поскольку присутствие семилетнего ребёнка не укладывалось в формат поездки, то встал вопрос, где мальчик с котом Барсиком проведут ближайшие десять дней. Среди друзей и родственников объявили конкурс желающих приютить у себя Серёгу, победителем стал отец иеромонах.

    В январе, числа с четвёртого, в храме начинали ставить большую красивую ёлку. И хоть в храмах ёлки украшать не принято, тем не менее, украшали. Старался отец Филипп порадовать ребятишек большими разноцветными шарами и замечательной светящейся восьмиконечной звездой. Эти игрушки к ним в Угрюмиху прислал аж из самого Санкт-Петербурга один знакомый мастер по украшению огромных городских искусственных елей – в благодарность Богу за исцеление своего сыночка. Ну как не повесить на ёлку такие игрушки?

    В сам праздник Рождества, уже после ночной литургии, храм наполнялся множеством маленьких детей. Батюшка, как мог, рассказывал им об этом великом и немного грустном празднике, читал над малышами молитву и кропил их святой водой. Клиросные исполняли весёлые рождественские колядки, а потом уже детки рассказывали священнику стишки или пели ему свои песенки. Всё это называлось «сделать подарок маленькому Христу».

    Каждого выступающего отец Филипп ставил на специальную табуреточку и подставлял к его губам микрофон. Пока ребёнок произносил стишок, батюшке в другую руку уже вкладывали какую-нибудь игрушку, книжку или шоколадку. А чтобы дитя, не дай бог, не соскользнуло со скамейки, батюшка щекой легонько упирался ему в спинку.

    Поначалу он даже не обращал внимания на какие-то странные ритмичные звуки, что в этот момент раздавались у него в ухе. Точно маленький молоточек быстро-быстро бьёт по маленькой наковальне. Потом прислушался и понял: он слышит, как стучит маленькое детское сердце. Отец Филипп слушал, умилялся и благоговел. Сердце не простой орган, в нём скрывается тайна жизни. И ещё где-то там в нём обитает душа. В Свой великий праздник Господь позволял и батюшке прикоснуться к великой тайне.

    Серёга прибыл в Угрюмиху, вооружённый большим чёрным пистолетом. Барсика привезли в специальной клетке с внушительным запасом китикета и прочих кошачьих деликатесов.
    – А это зачем? – поинтересовался батюшка, указывая на продолговатый полиэтиленовый ящик. – Кошачий туалет? Зачем кошаку в деревне туалет? Да и харчи эти ваши сухие ни к чему, у нас здесь настоящие мыши водятся, пусть охотится.
    – Дед, ты просто не в теме. Наш кот на улицу не выходит. И мышей Барсик боится, он вообще всего боится.

    Со своим пистолетом маленький Серёжка почти не расставался. Даже в постель они укладывались сразу все вместе: малыш, Барсик и пистолет.
    – Мне его сам Дед Мороз на Новый год подарил. Надо же тебя, дед, от волков охранять. А Барсику он подарил банку зелёных оливок. Наш кот боится мышей и очень любит оливки.
    Когда в храме начали устанавливать ёлку, Серёга недоумевал: что, опять будем праздновать Новый год? Прихожане в ответ улыбались и рассказывали гостю из столицы о празднике Рождества Христова и маленьком Мальчике, который очень скоро придёт в этот мир.
    – Дед, все говорят, что через несколько дней придёт маленький Христос. А как это Он придёт? Я Его увижу?
    – Вполне может быть, и встретишься, и даже пообщаешься с Ним, – загадочно улыбался отец Филипп. – Всё, брат, зависит только от тебя. У меня есть одна удивительная история. Мне её подарила девочка, которая однажды в Рождественскую ночь встретилась с Христом. После той встречи прошло много лет, а она её помнила всю свою жизнь и записала, когда уже сама стала бабушкой. Я тебе её сейчас прочитаю.

    Батюшка, усадив внука поудобнее в кресло, взял откуда-то с полки тонкую школьную тетрадку и стал читать:

    «Мне сейчас уже много лет, а ту Рождественскую ночь я помню до сих пор. Тогда шёл трудный 1937 год. Нашу церковь к тому времени уже закрыли. Я была совсем маленькая. В эту Рождественскую ночь мне исполнялось пять лет.

    Накануне Рождества Христова у нас в доме готовились к прекрасному и таинственному празднику. Мама пекла сдобнушки и пирожки и всё складывала в большую корзину. В избе стоял такой манящий аппетитный запах, от которого кружилась голова, а в животе что-то урчало. Я ходила кругами возле корзины, но мама сказала, что всему своё время и что Младенец Иисус ещё не родился, а поэтому есть скоромное нельзя.

    Отец тоже постарался разменять бумажные деньги на мелочь, по 20 и 10 копеек и даже по пятаку. Он ссыпал их все в тарелку и сказал, что славильщиков Христа будет много, а одарить нужно всех и сдобнушками, и денежкой, пусть хоть и маленькой, но всё равно радостно.

    На всех улицах села детвора тоже готовилась к встрече Христа. Около каждого дома лежали охапки соломы или сена. Дети, несмотря на 35-градусный мороз и ветхую одежонку, носились по улицам, перебрасывались словами. Спорили, у кого больше сена и соломы заготовлено. В воздухе стоял приятный гул детских голосов и скрип хрустящего под ногами снега. Деревья, как заворожённые, тихо стояли под снежными шапками и белыми пуховыми платками. Небо было усыпано мириадами золотых звёзд, а мы всё старались отыскать Вифлеемскую звезду и страшно боялись, что вдруг волхвы не увидят её и не успеют поздравить Младенца и Его Мать, и не отдадут Ему гостинцы.

    Мороз к ночи крепчал. Ноги в худых валенках и руки стыли от холода, но никто не обращал внимания и не собирался уходить домой. Две мои старшие сестры тоже стояли наготове возле большой охапки соломы, наготове были и спички. До полуночи ещё оставалось время.

    Тут мама позвала меня домой. Дала мне узелок со сдобнушками и пирожками и велела отнести это Стешёнке с ребятишками. Жили они на самом конце улицы. Дальше околица и выход из села. Домишко у них был маленький, старенький. Отца у ребят не было, а их мама, Стешёнка, ходила по домам побираться. Этим они и кормились, а детишек было трое.

    Мама, давая мне узелок, сказала:
    – В дом-то не входи, крыльцо у них провалилось. В темноте можешь ногу сломать. Стукни в оконце, положи узелок на завалинку и бегом домой, чтобы тебя никто не видел.

    Видно, мои глаза выдали меня. Мне так хотелось ну хотя бы кусочек сдобнушки. Мама меня пристыдила:
    – И вам всем хватит. Вот родится Христос, и мы разговеемся. А эти отнеси им и в сердце не жалей. Ты им дашь, а тебе Господь даст в пять раз больше.

    Бегу я по улице, а сама думаю: да как Господь узнает, что я несу сдобнушки и пирожки? И как Он их сосчитает и даст мне в пять раз больше? Но думы мои прервал радостный, весёлый крик детворы. Вот он, желанный миг Рождества!

    Раньше ведь улицы не освещались, а тут запылали сотни костров! Вверх к небу веером взлетели золотые искры от горящих соломы и сена. Село просвечивается как на ладошке, а на сердце такая радость, что словами это передать невозможно. Я не знаю, откуда к нам пришёл этот обычай, но он такой прекрасный. Он закладывал в наши души любовь к родившемуся Младенцу и любовь ко всем, кого мы знаем. Ведь нам родители объясняли, что Христос родился в таком же холодном хлеву, как у нас, где мы держали скотину. Вот и Младенец родился, где были волы и ослы, овцы, ягнята. И все они согревали Его своим дыханием. Поэтому и мы жгли солому, чтобы согреть родившегося Младенца.

    На улице было красиво, но мороз делал своё дело, холод пробирался сквозь старую рваную одежонку. Сёстры остались на улице, а я, как вернулась от Стешёнки, сразу побежала домой. Сбросила шубейку, дырявые валенки и забралась на горячую печку.

    Какое это блаженство! В доме полумрак, горят только лампадки да свечки перед образами. Мама хлопочет на кухне, готовит незатейливый, но праздничный обед. Отец ей помогает, и они тихо поют, прославляя Господа. Эти минуты нельзя забыть. Я молчу и потихоньку плачу, то ли от умиления, то ли от боли. Руки и ноги стали отогреваться на горячей печи и болели нестерпимо.

    Вот и Рождество! Входят первые славильщики. Они ходят не по одному, а целыми группами. У одного из них, кто постарше, через плечо висит холщовая сумка, в неё они складывают, что им подают. Дети начинают петь: «Рождество Твое, Христе Боже наш…» Вот они закончили, и мама кладёт им в сумку сдобнушки с пирожками на всех. А отец каждому в руку даёт по денежке. Старшим по 20 копеек, младшим – по 10, а некоторым и по пяточку. Дети довольные убегают, а через некоторое время приходит новая партия, и так пока не рассветёт.

    А я лежу на печке, всё жду и думаю, когда же Господь придёт ко мне и принесёт в пять раз больше того, что я отнесла Стешёнке. Хотя мне было всего пять лет, но я уже умела и читать, и считать, и решать незамысловатые задачи. Всему этому меня научила моя безграмотная мама. Но никто не приходил, и я уже стала подзабываться, разморённая теплом печки, меня клонило в сон.

    И вдруг открывается дверь и входит Он. Я смотрю на Него во все глаза, Он высокий, худой. Шапку снял, как вошёл в дом, и всё время держал в руке. По плечам рассыпались светло-русые волнистые волосы, а в руке у Него такая же холщовая сумка, как и у детей. Не говоря ни слова, Он подошёл к печке, на которой я лежала, и просмотрел на меня такими ласковыми, излучающими свет глазами. Потом погладил меня по голове и подал сумку. Я взяла её, но сказать ничего не могла, губы мне не повиновались.

    Он поклонился всем и вышел. Родители молча стояли в недоумении, а когда опомнились, мама попросила отца, чтобы он Его догнал и пригласил к нам пообедать. Отец бросился вдогонку, но на улице Его уже не было.

    Наутро в селе говорили, что Он был у многих, но никто не знал, кто Он, откуда, как Его имя? Это осталось в тайне. Так я маленькой девочкой встретилась с Господом и всю жизнь вспоминаю эту встречу и ту далёкую Рождественскую ночь».

    – Дед, это на самом деле Христос приходил? А почему же Он тогда такой большой, если только что родился?
    – Малыш, Он может прийти к тебе и маленьким мальчиком, и старенькой бабушкой, и взрослым мужчиной. Важно только узнать Его и ни в коем случае не пропустить. В эти дни Он приходит ко всем, только не все Его узнают.
    – А точно в пять раз больше принесёт, а?
    – Не знаю, дорогой мой, девочка об этом ничего не пишет. Только думаю, что, возможно, и больше. Не всё можно измерить в цифрах.
    – А костёр? Дедушка, мы будем ночью жечь костёр?
    – Нет, в это время мы с тобой будем молиться в храме, и ты, если захочешь, будешь зажигать свечи.

    …В праздничную Рождественскую ночь Серёга почти не спал. Правда, ему удалось прикорнуть на самой службе. Певчие на хорах выделили ему укромное местечко и уложили на тёплом тулупе. Мальчик спал и видел, как они с дедом развели большой костёр и согревают родившегося Младенца. Ещё ему снился вертеп, что скрывается под самой ёлкой и медленно переливается множеством разноцветных огоньков. А в нём ослик и две овечки, стоят возле яслей с маленьким Христом и согревают Его своим дыханием.

    Утром на детском Рождественском празднике Серёга изо всех сил старался помогать деду и всем своим видом показывал окружающим, что без него и его замечательного пистолета батюшка никак не справился бы со всей этой бестолково галдящей малышнёй.

    Все они пытались в первых рядах пробиться сквозь толпу, рассказать отцу Филиппу свой стишок и получить подарок. Хотя подарков всегда хватало на всех, тем не менее, опасения присутствовали. И в этот раз всё шло как обычно, дети радовались машинкам, куклам, танчикам, а ещё шоколадкам, календарям, книжкам, плюшевым медведям, зайцам и обезьянкам. Отец настоятель намётанным взглядом прикидывал количество детей и старался раздавать призы и игрушки так, чтобы ничего из его запасов не осталось пылиться до следующего года.

    Когда утренник уже фактически заканчивался и все призы обрели своих счастливых обладателей, в храм спешным шагом зашли незнакомые взрослые люди, а вместе с ними маленький мальчик лет пяти. Незнакомый малыш, оказывается, тоже собирался подарить Христу свой стишок, просто из-за сложившихся обстоятельств не успел попасть в храм вместе со всеми.
    – И я расскажу! Я готовился! – кричит ребёнок.

    Подбегает к батюшке и громко выкрикивает какое-то четверостишие. Он-то декламирует, а подарки у отца настоятеля закончились, и дарить тому абсолютно нечего. Батюшка находит глазами Серёгу и точно так же глазами спрашивает: «Что же мы ему подарим?» В этот таинственный радостный день нельзя допустить, чтобы кто-то ушёл из храма в слезах или даже просто обиженным.

    Об этом знает батюшка, а вот Серёга об этом не знал ничего. Но как-то догадался и выручил деда. На самом деле выручил. Как ему ни было жалко, подошёл к малышу и вручил тому свой великолепный пистолет, подарок Деда Мороза.

    В трапезной, сидя за праздничным столом, Серёга, улучив момент, на всякий случай поинтересовался:
    – Дед, как ты думаешь, Христос сегодня придёт подарить мне новый пистолет?
    – Нет, не придёт. Завтра мы сами отправимся в город и купим тебе пистолет. Какой нам больше понравится, такой и купим.
    – А как же Христос?! Почему Он не придёт, ведь я же сделал доброе дело?

    Отец Филипп смеётся:
    – Так Он к тебе уже приходил, только ты Его не узнал.
    – Когда, дедушка?
    – А вот тот самый незнакомый тебе мальчик, которому ты отдал свою любимую игрушку. Это и был Христос.
    – Дед, но так нечестно! Разве я должен был Ему что-то дарить, а не Он мне?
    – Малыш, ты снова ничего не заметил! Сегодня Он подарил тебе доброе отзывчивое сердечко.
    – Что это значит – «отзывчивое»?
    – Это значит, что ты никогда не будешь одинок, мой мальчик.

    Вечером уставший за день, переполненный впечатлениями Серёжка укладывается в постель, в это время Барсик, притаившись на подоконнике, пытается поймать крошечного лунного зайчика. Дедушка по давней привычке, проверяя температуру, целует внука в лобик. Поправив одеяло, благословляет мальчика и, уже собираясь уходить, слышит:
    – Дед, а папа с мамой за мной приедут?
    – Куда же им без тебя? Конечно, приедут. Наверняка они по тебе уже сами очень-очень соскучились.
    – Дед, а расскажи мне сказку.
    – Какую тебе сказку рассказать?
    – Волшебную.
    – Давай лучше я спою тебе волшебную песенку про твоего Барсика. Этой песенке меня научил один добрый человек. Вот послушай, – и отец Филипп чуть слышно поёт:

    Тихонько, тише, тише…
    Ты слышишь, ночь идёт.
    И вместе с ней по крышам
    Гуляет лунный кот.
    Крадётся выше, выше,
    И звёздный пьёт кефир.
    «Ну где же эти мыши,
    Что съели лунный сыр?»

    Серёга лежит, закрыв глаза, и улыбается:
    – Дед, какие мыши? Ты же знаешь, наш Барсик боится мышей.

    Малыш всё ещё улыбается, но его дыхание становится ровным, почти исчезает, а ещё через секунду он засыпает.
    Отец Филипп смотрит в окно и тоже улыбается. Надо же такое придумать: съели лунный сыр. Потом нежно, едва касаясь, гладит по головке внука.
    – Господи, слава Тебе, в эти святые дни Ты не забыл и обо мне.

    Священник
    Александр ДЬЯЧЕНКО

    2
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    8 января 2017
     

    Обида сквозь века

    Я нашла время, чтобы поделиться очередной мистической историей из жизни моей бабушки.

    Случилось это зимой 1905 года. Все, думаю, знают, что зимы в начале прошлого столетия были «лютые».

    Хутор, в котором жила моя прабабушка со своей семьёй, был в полудне от города, речушка рядом, лес. Маленький мир людей среди природы. Она тогда была юной девчушкой 15 лет.

    Дальше от её лица (текст адаптирован, из-за особенностей тогдашнего говора).

    «Шёл 17 день февраля. Днем началась сильная метель. Пса запустили в коридор, кот грелся возле лампы и довольно мурчал. Дома были только мы с мамой. Отец уехал утром в город к брату, а по такой погоде раньше, чем завтра, его уже и не ждали. Я прибраться решила, мама на кухне управлялась.

    За ужином она стала рассказывать про пустующий дом у нас в хуторе. Сказала, что сегодняшняя метель напомнила ей об этом доме и о случае из её молодости.

    А история у этого дома вот какая:

    «Очень много лет назад, когда мы с твоим отцом не были женаты, в хутор переехала семья с молодой девушкой Ириной: красивой, доброй, по хозяйству трудилась, а волосы рыжие были, как раскалённый металл. Приехали они в середине весны, так она всё лето помогала отцу в поле, осенью - на огороде, ещё и матери по дому успевала помочь, да за животными ухаживала. Так до самой зимы в работе и не разгибалась, да ещё и хватало сил на певчие вечера. А зимой легче стало, работать в поле и на огороде не нужно, вот она то в снежки играла, то на ярмарках была, а на праздники - колядки, щедривкы, в общем, зима как зима.

    И вот последние зимние морозы принесли вьюгу, все сидели дома, через какое то время девушка услышала, как кто-то зовет на помощь, как крики смешиваются с воем ветра, срываются. Недолго думая, она позвала отца, и они вместе вышли. Думали, заблудился кто или случилось что-то. Ушли и не вернулись. Ни через час, ни к вечеру. Мать, как только метель стала затихать, побежала по соседям. Спрашивала, видел ли кто-нибудь что, слышал. Соседи удивлённо качали головой, что «нет». Все забеспокоились, начали поиски. Отца нашли только утром замерзшим у реки со стороны леса, а девушка без вести пропала. Мать через полгода стала рассказывать, что на заре или на закате к ней приходит дочь, спрашивает, почему она не остановила их с отцом, плачет, а затем уходит. Почти через год, с первыми холодами, женщину нашли на берегу реки. Люди думали, что с горя разума лишилась, вот и утопилась.

    Похоронили её за кладбищем, как самоубийцу, да и не думали про эту историю. Спустя пару месяцев стали местные жители из соседнего села замечать девушку с пламенными волосами, которая то ли манила прохожих, то ли прогоняла, а когда кто-то приближался к ней, растворялась, как туман на рассвете. Священник местный сказал, что это дух не может успокоиться от того, что тело земле не придали.

    Следующей зимой в наш хутор пришла старушка-ведунья и сказала, что приснилась ей девушка, сказала, что дух её в плену, и рассказала, в каких краях её искать и как хутор родной звался. Описала эту девушку. По описанию была похожа на Ирину. Оказалось, что старушка 2 недели шла от своего дома к нам, ночевала у тех, кто пускал, ела, что давали, так и добралась благодаря добрым людям. Старая ведунья сказала, что отправится утром в наш лес.

    Настало утро, старуха взяла с собой козла, которого привела с собой, свои сани, на которых сумки её были, а сумки оставила в одном из дворов, и ушла в лес. Сказала, что утром вернётся, а местных предупредила, чтобы из домов после темноты не выходили, хоть что.

    Прошёл день. К вечеру поднялась метель. Когда совсем стемнело, в метели начали мелькать цветные огни, слышались звуки, похожие на крики животных, мелькали темные силуэты, слышалось что-то, похожее на визг. И все эти звуки смешивались с воем метели. Спать никто не мог. После полуночи в дверь постучали. Затем стук и скрежет послышался на крыше. Огоньки и крики пропали. Остались только силуэты и стук со скрежетом. Так продолжалось всю ночь.

    Из домов люди начали выходить, только когда увидели в окна всем знакомую ведунью, тянувшую что-то на санях. Вернулась она одна, без козла.

    Когда старушка подошла, по спинам людей пробежали мурашки. На санях было накрытое тело, только длинные рыжие волосы горели на снегу, как пламя. Сомнений в том, что это Ира, не было. Повисла тяжёлая тишина.

    В конце концов самые решительные стали первыми спрашивать старушку, что произошло.

    Старушка и рассказала:

    - В вашем лесу есть старинное кладбище, настолько оно старое, что точно только камни знают, когда оно появилось. Сейчас уже и не увидеть, где там могилы, но то, что вы видели ночью, была злость и обида умерших за то, что их забыли. Вот и тянут они к себе живых, мстят. Души вынимают, разума лишают, плутать заставляют. Если хотите, чтобы вас не трогали, то насыпьте вокруг места, на какое укажу, такую смесь: мел, табак, пепел и соль. Всего в равных частях. Я это заговорю. Души это не успокоит, но запечатает их в кругу и, они никому больше не навредят. Больше 200 лет назад это кладбище запечатывали уже, пришло время, видимо, восстановить печать.

    Люди начали суетится, собирать все ингредиенты, да побольше. В полдень мужчины со старушкой и с мешками смеси ушли. Несколько мужчин вскоре вернулись и приказали семьям собирать только нужное и уезжать, не отвечая на вопросы соседей, они уехали ещё до вечера. Остальные мужчины вернулись только тогда, когда почти стемнело.

    Пожилая старушка тогда ещё дня два у нас на хуторе пожила, а перед уходом сказала:

    - Радость будет не вечной. Когда-то настанет момент, что накопившееся зло и обида в этих душах разобьют заговор снова, как сделали это уже. Но раньше ваших взрослых внуков этого не увидят. Прощайте.

    Разговаривать об этом событии до сих пор не торопятся у нас, пытаются забыть то время, но события в метель той ночью происходили не только с нашим домом. Оказалось, что некоторым в дом даже просились. Умоляли впустить отогреться, вначале умоляюще, а потом, не дождавшись желаемого, слышались угрозы и удары в дверь».

    ЭПИЛОГ:

    Согласно дневнику, Ирину похоронили рядом с отцом в день ухода старухи, и больше она никому не являлась. А мужики рассказали, что, когда были со старухой у того места, то видели разодранного козла, с которым была старушка, часть тела была высоко на ветках. Когда спросили старуху, как это понять, она им и ответила: «А зачем, по-вашему, я его с собой повела? Или я, или он». После этих слов пару мужиков буквально убегало оттуда.

    Много семей из хутора уехало в тот же год в город и дальше, некоторые даже просто, оставив дома. Моя прабабушка с семьёй была из тех, кто остался жить на родной земле. Из хутора переехали, но только когда моей маме было 3 года. Видимо, всё же слова старушки не были забыты и сквозь десятилетия. Хотя я их и не понимаю лично, почему они сразу не уехали, прадед был из рода дворян, прапрабабка была из польских помещиков, деньги были, да и было куда ехать. К сожалению, этого нет в текстах.

    Сейчас в хуторе и вовсе никого нет, вымер. Вымерли многие старые хутора да сёла, а те, что не вымерли - умирают. Леса там почти не осталось, вырубили. Дома рушатся. Ездим туда периодически могилы предков убирать. Любопытно, что в этом брошенном хуторе нет ни собак, ни котов, в то время как в соседнем брошенном селе в получасе на машине, через которое мы проезжаем, когда едем туда и обратно, они живут и здравствуют. Выросли уже внуки живших в хуторе, выросли и правнуки, а может, и праправнуки есть у кого то, но разрушен ли заговор, неизвестно, хотя то, что там нет животных, вполне говорит само за себя. Правда, вряд ли кто-то знает наверняка, живущих-то там нету больше.

    4
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    8 января 2017
     

    Хрюкают ли грабли pig nose

    Было это года три назад. Я поехал к бабушке в деревню. Пошел гулять с друзьями, мы сидели у одного нашего товарища. Сидели мы втроем. Мы пошли покурить в огород, чтобы нас никто не поймал, мы зашли за сарайку. Хозяин дома остался дома, он не курил... Было это часов в 8 вечера, было лето, светло, родители у него были на именинах. Стоим мы курим, шутим, разговариваем. Потом мы услышали хрюканье, мы прислушались. В сарайке начали хрюкать и возиться свиньи. Я начал с ними разговаривать: "Че, хрюшки, жрать хотите? Хозяин не кормит? Ну давай щас сигарету дам, ты покуришь пока что, а я скажу, чтобы он накормил". Мы со смехом зашли в дом. Я подошел к хозяину дома и сказал: "Иди накорми хрюшек, а то они беспокоятся и кричат". Его ответ меня поразил: "Мы не держим скотину, у нас только собака и кот". Улыбка пропала с моего лица. В комнате наступила оглушающая тишина. Если бы я один слышал тот шум, я бы принял себя за ненормального... Но мы были вдвоем... Хозяин дома сказал: "Пойдем, я тебе покажу, что там никого нету". Мы испугались, но проверили стоило... И действительно, мы зашли в сарайку, а там, кроме лопат и грабель, ничего не было...

    1
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    8 января 2017
     

    Зеркальный смех

    Какое-то время в моей жизни был период "ужастиков" - каждый день я смотрела фильмы ужасов и триллеры. Поскольку тот месяц дома я жила одна, никто от этого не отвлекал. Ну, и спать ложилась около 3х часов ночи.
    И вот однажды я легла как обычно, погасив свет в квартире. И вдруг посреди ночи меня разбудил какой-то странный звук - как будто кто-то скрёбся по гладкой поверхности. Сначала я подумала, что это коты, но в они оба лежали у меня в ногах. 
    Я прислушалась - звуки вроде прекратились...
    На следующий день я воздержалась от просмотра ужастиков. Но ночью, ложась спать, всё равно чувствовала себя не комфортно.
    Примерно в то же время, что и предыдущей ночью меня снова разбудил странный звук из коридора - встать было страшно, но я была уверена, что он раздаётся со стороны зеркала. Как будто чьи-то ногти неторопливо чертили дорожки по стеклу.
    Через некоторое время вновь всё прекратилось.
    С утра я не пошла на работу, сослалась на плохое самочувствие. За день я отметила странное поведение одного из котов - он сидел на призеркальной тумбочке и не отрывал глаз от отражения. Это продлилось около двух часов.
    В ванной тоже висело зеркало. Честное слово, раньше я никогда не боялась жить одна, но видно ужастики стали сказываться на психике - я даже в душе постоянно выглядывала из-за занавески на зеркало. И всё равно было навязчивое ощущение, что за мной кто-то следит.
    Ложась спать, я была очень испугана, и заснуть удалось не сразу. И проснулась посреди ночи, но теперь уже от другого звука - как будто от какого-то монотонного голоса. Сначала я подумала, что это соседи - всё-таки слышимость хорошая, но через некоторое время поняла, что звук идёт со стороны коридора. Я попыталась вслушаться, но всё прекратилось. 
    Мне было очень страшно, я лежала с закрытыми глазами и пыталась уснуть. В конце-концов пришлось включить свет, что бы немного успокоится. И где-то в пятом часу, уже почти во сне, мне послышался тихий смешок. 
    На следующее утро я решила, что позову подругу с ночёвкой. Но когда я пошла в ванную, снова отметила, что кот сидит перед зеркалом. Он не откликался ни на зов, ни на прикосновение - как завороженный смотрел на что-то в отражении.
    Задёрнув занавеску в душе, я встала под струи и закрыла глаза на секунду. 
    И в то же мгновение я увидела - не знаю, как выразится, в голове что ли... - картинку: в зеркале как будто отражается пустая ванная, занавеска, за которой я стою, а затем рядом с ванной начинает вырисовываться чьё-то лицо - и резко я увидела как линии сложились в грубую страшную гримасу на зелёном лице какого-то существа. Я прямо ощутила как оно ухмыляется и с криком отдёрнула занавеску.
    Там никого не было. Но меня била дрожь - такое не могло привидится, я чувствовала, что в зеркале что-то есть. Не помню как оделась и выбежала оттуда, но помню жуткое ощущение - как будто за тобой следят, ожидая чего-то...
    До приезда мамы я старалась не оставаться дома одной. Но и сейчас, проходя мимо зеркала, я могу поклясться, что слышу иногда лёгкие смешки.
    А кот всё так же часами просиживает на тумбочке, что-то вдумчиво рассматривая в зеркальной глубине.

    1
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    8 января 2017
     

    Колядование

    Пришла Коляда
    Накануне Рождества,
    Мы ходили, мы искали
    Коляду святую
    По всем дворам,
    По проулочкам.
    Нашли Коляду
    У Петрова-то двора.

    Заслышав эту песню-колядку, хозяин Петр, у дома которого сгрудились парни да девчата, выходил к ним и одаривал гостинцами. Побалагурив ещё немного, весёлые гости отправлялись к соседнему подворью, где хозяином были Иван и Василий. И всё начиналось сначала: колядки, пожелания дому добра и благополучия, ответные подношения. За своё «искусство» колядующие получали от хозяев специально заготовленные угощения, монетки, обновки, дешёвые украшения.
    Порой в зимние святки рядились в животных, чаще всего надевали маски медведя или козы, которая считалась символом плодородия. Шум, гам, песни и розыгрыши длились всю ночь напролёт, а потом оставались в памяти надолго. Яркими, сочными красками описал эту народную забаву Н. В. Гоголь в своей повести «Ночь перед Рождеством».
    Христианская церковь всегда осуждала и даже запрещала подобные действа. В «Стоглаве», сборнике постановлений Московского церковного Собора, собранного Иваном Грозным в 1551 г., с негодованием отмечалось: «В Надвечерии Рождества Христова мужи, и жены, и дети в доме по улице отходя и по водам глумы творят всякими играми и песньми сатанинскими и многими видами скаредными...»
    И всё же обычай колядования за многие века не исчез. Сегодня он вновь возрождается во многих наших городах и сёлах просто как весёлая игра, способ самовыражения в песне, шутке, забавном экспромте.

    Кто же она такая, эта Коляда, которую ищут повсюду в праздничную ночь озорные хлопцы и девчата, чьё имя звучит во многих старинных припевках, как магическое заклинание?
    Великий русский историк Н. Карамзин считал Коляду языческим божеством торжеств и мира. Но в письменных памятниках Древней Руси учёные не обнаружили упоминания о подобном боге.
    Слово «коляда» употребляется обычно обозначение особого языческого праздника или песнопений, величальных песен, звучавших накануне Рождества и какое-то время после него. В Белоруссии и поныне всю святочную неделю от Рождества до старого Нового года называют колядами.
    Неясно и происхождение слова «коляда». Многие исследователи настаивают на том, что оно ведёт историю от латинского «календы», обозначавшего первые числа месяца и пришедшего на Русь вместе с христианством. Другие же утверждают, что праздник Коляды существовал задолго до крещения Руси и, скорее всего, восходит к слову «круг» — «коло». Ведь именно огненным кругом воспринимали язычники солнце. И «народилась Коляда накануне Рождества», потому что после декабря день хотя бы «на воробьиный скок», да увеличился. Солнце, как считали наши предки, возродилось вновь.
    Выходит, праздник Коляды — это солнечный праздник, несмотря на зимнюю стужу и метели. Не случайно в эти дни принято печь круглые «солнечного» блеска блины и лепёшки. А сама Коляда — мифологический персонаж, воплощаемый обычно в образе девушки в белом наряде. Её приход и есть повод к весёлому, озорному, любимому всей молодежью празднику.

    0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Ангел-хранитель baby angel

      Помню был как-то случай один... Мы с мамой поехали в деревню к бабушке в конце мая, в Новосибирскую Область. У бабушки была дача и квартира. На даче мы жили летом. Остальное время - на квартире. Мы с мамой застали те дни, когда бабушка переезжала на дачку... Когда мы приехали, бабушка обрадовалась нам и забыла про переезд, так как приезжаем мы очень редко, к сожалению. И вот, время уже где-то около 10 часов вечера. Пришла моя тетя. Мама с бабушкой посовещались и решили, что тетя со мной посидит, а они сходят за остальными вещами, чтобы бабушке потом не таскать вещи одной. Мне на то время было лет 6. И вот тетя посидела со мной примерно до 11 часов, и за ней пришли подружки. Я сказал, что она может идти, что мама с бабушкой скоро вернутся. И вот они ушли. Я остался один и решил пойти в огород, посмотреть, чего там вкусного есть - нашел щавель. Я сидел ел его и думал, затем нашел монетку и начал закапывать её. Я увлекся и не заметил, как было уже за полночь. Но бабушки с мамой все еще не было. До крыльца дома было около 50 метров. Мне было страшно идти, так как было сумрачно... Я бы даже сказал, темновато. И вот я сел возле куста смородины и начал ждать маму с бабушкой. Мне уже стало холодно, и я хотел кушать. Но мне было страшно пройти это расстояние... Вдруг я увидел, что на летней кухне загорелся свет, на то самой летней кухне... Но вдруг этот свет начал перемещаться. Я испугался и увидел, как открываются двери, и оттуда выходит светящаяся девушка. Она была великолепно красива, вся в белом, волосы тоже были белые и кудрявые, в белоснежном платье и с большими нераскрытыми крыльями... Она улыбалась и смотрела на меня. Сначала у меня пропал страх, но, когда она начала идти в мою сторону, не отрывая своего взгляда, я заметил, что она идет, но при этом ноги у нее не двигались - она летела... Но летела так медленно и осторожно... Вдруг я вернулся в реальность и начал тихо плакать... Вдруг девушка остановилась... И все так же не отрывая от меня взгляда, протянула ко мне руку... Вдруг в голове у меня раздался женский нежный голос: "Подойди ко мне, не бойся... Я помогу тебе". Но я только стал плакать еще больше от этого. Расстояние между нами заметно сократилось... Она стояла возле забора, метрах в 20 от меня. Тут я услышал знакомые голоса - это шли бабушка с мамой. Я тут же закричал сквозь слезы, не отводя взгляда от девушки: "Мама, бабушка!!! Быстрее сюда!!!" Они испугались и побежали ко мне. Когда я отвернулся на секунду, чтобы посмотреть, далеко ли они, от той девушки и следа не осталось... Только в моей памяти... И вот мама с бабушкой подбежали ко мне и начали спрашивать, что случилось. Я рассказал. Бабушка мне сказала: "Костик, возможно это был твой ангел-хранитель, который почувствовал, что тебе было страшно, и пришел помочь тебе". Тут я успокоился и долго лежал, думал на кровати: "А что было бы, если бы я подошел к ней и взял её за руку?" Мне и по сей день интересно, что было бы... Но даже сейчас я не осмелился бы это сделать.

      2
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Страшно очень

      Однажды ночью я сидела на кухне и пила чай, вдруг не откуда появилась чья-то тень... Дома в ту ночь никого не было... Я по глупости подумала, что мне показалось, но это было не так. Тут резко в эту же минуту я посмотрела в зеркало. Там я увидела всего лишь своё отражение, я отвернулась, чтобы сделать глоток чая и почувствовала, как будто на меня кто-то пристально смотрит. Поворачиваться мне было куда страшнее, чем сидеть и думать, что там. Буквально через минуты две всё исчезло.
      Когда я легла в постель, мне показалось, что в углу комнаты стоит мальчик. Он смотрел на меня и улыбался. Про себя я подумала, может, мне тоже стоит улыбнуться, но я не решилась, и тогда тень резко исчезла. Такое повторялось больше месяца, но я уже не боялась, т.к. привыкла.
      Вдруг всё это прекратилось. Мне даже стало немного не по себе :(

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Байки из анатомки

      Есть профессии, которые вызывают у обычных людей чувство мистического ужаса. К таким профессиям можно смело отнести ремесло патологоанатома. Почти три с половиной десятилетия своей жизни посвятил этому делу екатеринбуржец Егор Матвеевич Фокин.

      Когда в 1976 году Егор Фокин пришел на работу во второй городской морг, наставником у него стал пожилой и к тому времени спившийся патологоанатом Сергей Петрович Кружилин. Жена, не терпевшая пьяных, часто выгоняла Кружилина из дома, и тот, бывало, после рабочего дня оставался ночевать в анатомичке. По ночам он будто бы не раз становился свидетелем необъяснимых явлений. Так, из историй Кружилина Егор узнал, что покойники частенько переговариваются между собой, ожидая момента, когда родственники заберут их из морга. В обычной обстановке их переговоры можно и не услышать. Но вот ночью посетитель «холодной», оставшись один на один с неподвижными телами, лежащими на металлических стеллажах, имеет шанс уловить бормотание, которое словно витает вокруг в воздухе.

      Однажды Кружилину попался весьма «скандальный» мертвец. Стоило патологоанатому войти в «холодную», как тот принимался ругаться последними словами за то, что Сергей Петрович неаккуратно пришил ему голову, отрезанную трамваем. Кружилину пришлось исправлять свой брак. В другой раз клиентом Кружилина оказалось тело молодой девицы, скончавшейся от сердечного приступа. Эта покойница по ночам чуть слышно напевала весьма приятным высоким голосом. Когда через день родственники пришли за трупом, Кружилин поинтересовался личностью покойной. Выяснилось, что девушка имела консерваторское образование и работала в местном оперном театре...
      Едва ли не каждую смену пожилой коллега удивлял Фокина своими историями, которые поначалу вызывали у Егора страх. Однако вскоре он решил, что все рассказы Кружилина - это болезненные фантазии спившегося старика.

      «Не бери его за нос»
      У Сергея Петровича было много профессиональных, на первый взгляд, странных примет, которыми он щедро делился с молодым подопечным. Так, Сергей Петрович считал обязательным состригать с затылка каждого трупа небольшую прядь волос и оставлять ее у себя. По мнению Кружилина, каждьн покойник желает чем-то заплатить патологоанатому за его работу. Этот клок волос и являлся последней оплатой усопшего за оказанную ему услугу. Еще Сергей Петрович всегда старался закончить свой рабочий день на четном количестве вскрытых тел и всякий раз расстраивался, когда последний трупом оказывался женский. В этом случае он молча выпи вал стакан водки, мысленно поминая усопшую. Кружилин не советовал Егору класть ладонь на голову трупа, долгое время стоять к нему спиной, браниться, находясь рядом с телом, и ронять на него хлебные крошки (Кружилин частенько перекусывал, что называется, на рабочем месте). 

      Особенно Сергей Петрович не рекомендовал Егору брать покойника за нос. Всякий раз, когда Фокин принимался расспрашивать умудренного жизненным и профессиональным опытом коллегу, почему нельзя этого делать, Кружилин уходил от ответа.

      Через некоторое время, уже самостоятельно производя вскрытие тела молодого мужчины, Егор вспомнил о странном предостережении Сергея Петровича. Будучи в анатомичке один на один с трупом, Фокин, завершив работу, решил провести эксперимент. Он смело схватил труп за холодный твердый нос и несколько раз потянул. То, что произошло через мгновение, навсегда запомнилось Егору... Веки у трупа едва заметно вздрогнули, а затем Фокин вдруг ощутил чье-то холодное прикосновение к своему запястью. Повернув голову, Егор с ужасом увидел, что до этого неподвижные пальцы покойника обхватывают кисть его руки. Патологоанатом в ужасе отпрянул и выбежал вон. Закрывая дверь анатомички, он отчетливо услышал за спиной глухое бормотание - оскорбленный покойник бранился ему вслед.

      Кровоточащие трупы
      Позже, уже занимаясь самостоятельной практикой, Фокину пришлось не раз столкнуться с явлениями, не поддающимися объяснению с точки зрения материалистического сознания. Так, однажды он производил вскрытие тела мужчины, скончавшегося от огнестрельного ранения в область сердца. Когда Егор Матвеевич извлек пулю из сердечной мышцы, она вдруг начала быстро сокращаться, а покойный издал звук, похожий на вздох облегчения.

      В другой раз Фокину довелось анатомировать тело утопленницы, пробывшей в воде несколько недель. В отличие от обычных утопленников, труп молодой девушки не был раздут, а его мышечная ткань и кожный покров так хорошо сохранились, что, казалось, несчастная скончалась всего лишь несколько минут назад. Когда скальпель Фокина коснулся трупа, из него начали сочиться капли... теплой крови, что противоречило всем канонам медицины. Но самое необъяснимое произошло чуть позже, когда Егор Матвеевич приступил к вскрытию внутренних органов трупа. Едва Фокин делал надрез на легком, сердечной мышце или печени, рассеченная ткань, имевшая здоровый розоватый оттенок, непостижимым образом образом снова срасталась...

      Неоднократно во время вскрытия Фокину доводилось видеть под потолком секционной странные белесые субстанции, похожие на небольшое облачко сигаретного дыма. Эти субстанции витали в воздухе до тех пор, пока патологоанатом не завершал своей работы. А однажды, вскрывая тело старухи, скончавшейся в страшных мучениях от неустановленного заболевания, Егор Матвеевич увидел, как из ее открытого беззубого рта стремительно вырвался серый прозрачный шар и растворился в воздухе. Сразу после этого тело покойницы буквально на глазах Фокина стало стремительно разлагаться, источая резкий тошнотворный запах.

      Неупокоенные души
      Всякий раз, когда знакомые и друзья интересуются у Фокина, не беспокоят ли его души умерших, тела которых ему приходилось кромсать скальпелем и пилой, Егор Матвеевич вспоминает несколько случаев из своей богатой практики. Так, однажды к нему на анатомический стол попала молодая девушка, угодившая под поезд. Ее тело было сильно изуродовано, и Егор Матвеевич, проведя необходимую процедуру, наспех сшил труп. Уже на следующий день погибшая явилась к нему во сне и со слезами на глазах принялась упрашивать его вернуть ей красоту. Этот сон мучил Фокина на протяжении полутора недель, пока он не съездил на кладбище и не помянул девушку, стоя возле ее могилы. По поводу этого случая многоопытный Кружилин заметил, что он всякий раз после смены опустошает стакан-другой горячительного напитка, который, мол, и спасает его от подобной чертовщины.

      А как-то в середине 1990-х годов Фокину довелось вскрывать тело одного вора в законе. Мужчина, не имевший родственников и забытый своими дружками, уже две недели лежал в морге, как вдруг его лицо - мертвенно бледное, с закрытыми глазами - явилось Егору Матвеевичу, спавшему дома. Рядом с призрачным лицом возвышалась могильная плита сточными датами рождения и смерти вора. Уже опытному в таких знамениях Фокину не надо было объяснять смысл видения, он поспешил решить вопрос о захоронении забытого трупа...

      Выйдя на пенсию, Егор Матвеевич не только навсегда оставил свое ремесло, но даже не берется разделывать тушки животных и птиц. Ножом он пользуется лишь только для чистки картофеля. Ученикам же, которые не забывают своего наставника, он всегда советует относиться к покойному как к живому человеку и помнить о том, что его душа, собравшаяся в путешествие по иным мирам, продолжает остро чувствовать отношение как к себе, так и к своему опустевшему бездыханному телу.

      4
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Порча

      Эту историю мне рассказала моя мама. Мне было 3 мес. и вроде все было нормально, мама кормила меня грудью, молока было много как вдруг произошел странный случай. Снится моей маме что страшный сморщенный старик кладет руки ей на грудь, она в ужасе просыпается, инстинктивно хватается за грудь и понимает что она пустая, молоко пропало. Мама бежит на кухню, пытается хоть что-то выдавить в банку но не выдавливается ни капли, молоко пропало, совсем.
      А потом я вдруг начала очень громко и не переставая плакать. Что только мама с бабушкой ни делали, смесь мне давали, купали, врача вызывали, пеленки меняли, рот у меня не закрывался уже третьи сутки. Тогда моя бабушка пригласила бабульку, которая целительством занималась, гаданием, снятием порчи. Бабулька приехала, почитала надо мной молитвы, побрызгала чем то и я затихла и уснула. А бабулька говорит:"Навели порчу на маму и ребенка.Я все сняла, но сейчас я уйду и придет к вам человек, который это сделал, будет у вас или что-то просить или что-то вам давать, ничего у него не берите и ему ничего не давайте, а то опять все вернется".
      Не проходит и часа после ее ухода как приходит к нам наша соседка, бабулька такая лет 60, они с мужем вдвоем в соседней квартире жили. И говорит:" Мы с мужем кушать сели, а хлеба совсем нет, купить забыли, одолжите пожалуйста хоть кусочек!" А моя бабушка вспомнила предостережение и говорит:" К сожалению нет у нас, сами только пообедали все съели".
      Минут через 10 опять соседка приходит и говорит:"Я сходила хлеб заняла, раз у вас тоже хлеба нет я с вами поделюсь, возьми кусочек". Бабушка моя опять говорит, что спасибо не надо, наш дедушка уже пошел в магазин, хлеба сейчас принесет и не взяла. И я больше не плакала, все стало хорошо. Вот и не верь после этого в порчу и людей, которые ее снимают.

      2
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Жуткие события у подруги в квартире

      Мы ходили в класс 3-4-й тогда и после школы шли к ней домой делать уроки. Зайдя в подъезд мы увидели ёлочную ветку но подумали, что кто-то из детей баловался и не придали значения. Но встретив соседку - бабу Вику, узнали, что умерла молодая женщина, живущая под квартирой подруги и рассказывали, что она не хотела умирать и очень цеплялась за жизнь.
      Зайдя домой мы были потрясены этой новостью, налили молока и пошли в комнату подруги заниматься уроками. Дома мы были одни мы это точно знали, потому что родители подруги всегда допоздна работали а брат учился в институте и не мог днём быть дома. А если бы и кто-то был, то обязательно бы нас вышел встретить и поздороваться.
      И вот сидим мы за столом, как вдруг в кухне возьми да упади ложка со стола. Мы подумали что может быть виной всему сквозняк, но не настолько же сильный, чтобы ложки сдувать, а журнал лежащий под ней не тронуть!
      Не прошло и пяти минут, как в комнате брата раздался треск. Мы уже стали испуганно переглядываться и было уже не до уроков. Подруга с опаской закрыла дверь в свою комнату и мы сели на диван, прислушиваясь к звукам. И тут за ковром и по стенам под обоями начал раздаваться какой то непонятный треск, как будто электричество бегало. Этот треск убежал куда то в коридор квартиры и вдруг мы услышали как в туалете рвётся бумага! Если бы там кто-то был, мы бы услышали шаги, потому что пол в квартире у подруги скрипел под шагами, дом был старым. Но никого в туалет не заходил и мы не на шутку испуганные сидели прижавшись на диване и слушали эту чертовщину. Для нас она длилась очень долго, и сколько бы продлилась ещё, если бы не зазвонил телефон. Это была мама подруги, хотела узнать пришли ли мы. Она начала ей рассказывать что тут происходит, но мать ей не поверила и сказала, чтоб не баловались. Мы пулей выбежали на улицу со всеми тетрадками и ждали на лавке у подъезда брата подруги. Был уже май и была тёплая погода. Тут вышла ещё одна соседка, тётя Люба и спросила, не слышали ли мы что нибудь странное. Мы рассказали про треск и что бумага рвалась. Тут к подъезду подошёл брат подруги, который вернулся из института и мы пошли смотреть, что там произошло. Открыв квартиру все замерли! По всему коридору была в клочья разорвана бумага, журналы и газеты! Брат сначала подумал, что это мы, но потом наша невиновность была доказана. Мать покойницы спустя какое то время рассказала, что у них после её смерти тоже было похожее и что даже шторы снизу порвались, что её дочь ей часто снится и просит принести ей бумаги, написать письмо, чтобы её отпустили домой. Мы после этого принесли ей на могилу большую тетрадь и закопали её.
      Потом мать умершей девушки начала увлекаться соответствующей литературой и узнала, что душа тех, кто рано умер иногда не может успокоится и ищет выход.
      Практически весь наш подъезд поставил свечки за упокой девушки и вроде как стало тихо.
      Вот так пострадали квартиры и жильцы, которые жили по соседству, у кого от стены отошли обои, у кого были порваны или истлели газеты или тетради или разорваны занавески, и все слышали странный треск.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Пара историй

      1. Эту историю рассказала мне моя бабушка. Где-то года 4 назад умерла ее мама. После этого в квартире начали происходить странные вещи: по ночам кто-то стучал по шкафу, ходил по дому, также было слышно чье-то дыхание. Вообще, бабушка моя к таким вещам достаточно спокойно относится, старается не обращать внимания, но в одну ночь ей стало действительно страшно. Как она рассказывала, проснулась от стука по шкафу, и тут почувствовала чей-то взгляд. Спала она лицом к стене. От страха ее просто парализовало. Пересилив себя, она все-таки обернулась. Посмотрела в окно, а за ним силуэт висит, и это при том, что живет она на третьем этаже и балкона там нет! Пригляделась к силуэту, а это мама ее, внимательно так смотрит, не моргая. Бабушка верующая у меня, и, как говорят старики, увидев что-либо нечистое, нужно кричать, неважно, матом, не матом, но главное, кричать как можно громче. Ну и бабуля моя, не растерялась, давай орать, прогонять дух. Силуэт исчез и в эту ночь больше не появлялся. Но стуки и шаги в ее квартире продолжаются до сих пор.

      2. Эта история произошла со мной где-то год назад. В тот день я осталась дома одна. Сижу у себя в комнате, за компьютером. Дверь в комнату закрыла, потому что трусиха я та еще, да и вообще уютнее чувствую себя при закрытой двери. Так вот, сижу, и вдруг слышу, как в дверь кто-то скребется. Я сначала подумала, может кажется, или соседи сверху или снизу что-то делают. Сижу дальше, а звук не прекращается. Встаю, подхожу к двери, звук сразу пропадает. Думаю, может совпадение. Подхожу обратно к компьютеру, звуки возобновляются. Мне уже делается не по себе. Иду к двери снова, звук исчезает. Смотрю под дверь - никого, хотя, наверное, было бы действительно странно, если бы там кто-то был))) Возвращаюсь обратно, опять скребут. Так продолжалось несколько раз, и тут (вспомнив бабушку) я начинаю громко кричать. После этого все прекратилось. Позже я вышла, но, естественно, никого не обнаружила. До сих пор не знаю, что это было.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      История про баню

      Было это давно... Жили две сестры со своей старой теткой. Сестрам было примерно около 20 лет. И вот одна из них забеременела и родила мальчика. Но случилось не очень приятное.... Она умерла при родах. Ну младшая сестра с теткой взяли ребенка под свою опеку. Вот прошло полгода. Сестра с теткой засиделись, играя в карты, и забыли про то, что баня у них была уже давно истоплена. И вот после полуночи они взяли полотенца, ребенка и пошли в баню. Когда они зашли туда, то у сестры было какое то странное ощущение, и она решила закрыться на крючок в бане. Как только они разделись и принялись мыться, то вдруг в окно им кто-то постучал. Они испугались. Вдруг резко в окно заглянула огромная черная кошка. Началось скребение по двери когтями, по стенам. Раздавался топот по крыше. Ужасные стуки в стены и окна заставляли кровь женщин кипеть... Это все продлилось до утра. Как только пропели первые петухи, так это все стразу же прекратилось. Ошеломленные, они просидели еще около часа в бане и, схватив ребенка, побежали домой. Дома было все перевернуто. Спустя время они пошли к бане. Увиденное их поразило: вся баня снаружи была исцарапана так, как будто это был медведь, на земле была кровь и множество следов от копыт... И вдруг на крыше показался тот самый черный большой кот, который, взглянув на них добрыми, но в то же время угрожающими глазами, скрылся в темноте...

      1
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Случай на дороге

      Как то один мой знакомый с друзьями поехали покататься на машине. Было это ночью. Сначала катались по городу, затем надоело и решили выехать за город. Вот они едут по трассе и видят как на обочине стоит совершенно голая девушка... Они подумали что с ней что то случилось и решили остановится и довести до отделения милиции. Остановились, девушка залезла к ним в машину и вся в слезах начала просить телефон позвонить. Кампания начали спрашивать что случилось. Она сказала что ничего и настойчиво просила телефон. Они дали её позвонить. Она набрала номер и начала звонить. Рыдая она начала кричать: "Мама, мама! забери меня отсюда!". затем отдала телефон и выбежала на улицу... Парни испугались и было двинулись за ней но её уже не видно было нигде. Они решили позвонить по набранному номеру и сказать что видели девушку. Когда они позвонили, взяла трубку женщина, они сказали что видели её дочь. Женщина спросила как она выглядела, они описали. Вдруг женщина сказала: "Еще раз мне позвоните я вызову спец службу! Это была неудачная шутка! Моя дочь умерла полгода назад!" и в рыдании бросила трубку. После этого мой знакомый и его друзья старались держатся подальше от того места и вообще ночью не ездить никуда.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Чей это голос?

      Когда мама была молодой девушкой, она жила с родителями в частном доме. Как то она пошла гулять и вернувшись домой за полночь. Мама стала снимать в веранде обувь и по привычке выключила свет на улице и в летней кухне, все освещение включалось и выключалось в веранде. Вдруг мама услышала голос своего отца, выйдя на крыльцо мама спросила: "Что?", отец ответил: "Не выключай свет на летней кухне, я здесь еще маленько почитаю" - "Хорошо!" - ответила мама и включила свет. Пробираясь в свою комнату, мама проходила мимо спящих отца и матери. Мама сначала не придала этому никакого значения... Но тут же её охватил ужас... Отец спит дома... Мама испугано спросила:"Вы дома??? А кто на летней кухне?", "Никого нет" - ответил отец - "Она заперта".

      1
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    9 января 2017
     

    Моргработник Герасимов

    Закончив вскрытие, Герасимов неожиданно обнаружил небольшой порез на правой перчатке. Видимо, когда его толкнул санитар, он скальпелем поранил себе руку. Однако, не предав этому серьёзного значения, прозектор обработал порез антисептическим средством и после окончания рабочего дня спокойно уехал домой.
    А на следующее утро стало известно, что Герасимов скоропостижно скончался. Вдова Герасимова сообщила о смерти мужа такие подробности: "Приехал с работы, почувствовал себя плохо и умер, весь в испражнениях и страшных конвульсиях, пока вызывали «Скорую помощь»". Причину смерти установило вскрытие: заражение патогенными микроорганизмами, или «трупным ядом». Хоронили беднягу Герасимова всем коллективом.
    А через пару дней после похорон в морге стали происходить странные вещи. Ночами сторожа в тишине опустевшего здания слышали звук чьих-то шагов и скрип открываемых дверей. Однажды задремавший сторож Бричкин был разбужен тяжёлым стуком. Источник стука обнаружился в соседнем коридоре, рядом с дежуркой. На пороге лежал труп бомжа, до этого находившейся на каталке, стоявшей несколько метров от двери.
    Вскоре разговоры о ночных происшествиях дошли до начальника морга Куприянова. По этому поводу он выступил на общем собрании.
    - Товарищи, всем нам хорошо известно о том, что наш коллектив участвует в социалистическом соревновании, - гремел Куприянов. – Так вот, как руководитель, как коммунист, наконец, я требую прекратить распространения суеверных слухов, способных уронить авторитет нашего коллектива и вызвать справедливые нарекания со стороны вышестоящих инстанций!
    Но вскоре случилось событие, ставшее причиной скандала. Однажды ночью жители окрестных домов были разбужены ужасными воплями. Выглянувший в окно общественник Туманян увидел такую картину. По пустынной улице со стороны морга, истошно вопя, бежала личность в белом халате. Общественник опознал в ней санитара Чугунова, известного в микрорайоне пьяницу и дебошира. Моргработника кто-то преследовал. Туманян, дрожа от негодования, набрал 02 и отчеканил дежурному:
    - Свэрхциничное нарушение оществэнного порядка, примыте надлэжащие мэры.
    Прибывший на место отряд обнаружил настежь распахнутые двери морга и отсутствие на рабочем месте санитара Чугунова, в ту ночь подменявшего одного из сторожей. О ЧП был оповещён Куприянов, который тут же выехал на место происшествия. Утром стало известно, что Чугунова поймали постовые милиционеры и отправили в ближайшую «дурку». Куприянову удалось выяснить, что Чугунов, выпучив глаза, говорил о некоем Герасимове, восставшем из могилы, который пытался его погубить. «Весь осклизлый, смрадный, тянул ко мне свои гнилые ручищи!» - передали начальнику слова подчинённого.
    Вернувшись на работу, Куприянов застал в коллективе нездоровую и тревожную обстановку. Сотрудники испуганно обсуждали ночное происшествие. В ярости Куприянов назвал своих подчинённых ослами и объявил, что этой ночью, чтобы рассеять все суеверные страхи, намерен лично дежурить в здании морга. О дальнейших событиях известно со слов сторожа Бричкина, вместе с которым начальник остался в тот день на дежурстве.
    - В полночь Куприянов решил произвести обход помещений. Я увязался было за ним, но он велел мне оставаться в дежурке. Ну, пошёл он, слышу, на второй этаж поднимается. Я, значит, сижу, шуршу газетой. И вдруг мне показалось, что в коридоре мимо распахнутой двери дежурки кто-то быстро прошмыгнул. Что за чёрт, думаю? Выглянул – входная дверь заперта, в коридоре никого нет, и только в его дальнем конце, где поворот и лестница, ведущая на второй этаж, промелькнул какой-то неясный силуэт. А на лестнице послышались шаги Куприянова, спускающегося вниз. Мне стало не по себе. И тут раздался такой ужасный крик, от которого кровь застыла в жилах! Кричал Куприянов. Видимо, он столкнулся с тем, кто прошёл мимо дежурки и успел свернуть в угол, прежде чем я выглянул в коридор. От страха я упал в обморок. Когда пришёл в себя, в морге стояла звенящая тишина, на улице уже рассвело. Я собрался силами и осмотрел всё здание. Ничего подозрительного не обнаружил. Куприянова тоже нигде не нашёл.
    Этот рассказ сторожа произвели на сотрудников морга, пришедших с утра на работу, самое гнетущее впечатление. Однако обсудить ситуацию им не удалось. В траурном зале, откуда родственники забирают своих покойных хоронить, послышались возмущённые голоса. В помещение ворвалась толпа разгневанных граждан.
    - Вы зачем какую-то рожу подсунули к нашему дедушке?! – шумели они.
    В самом деле, в одном из гробов «валетом» лежало два мертвеца. Один – плешивый старик, другой – начальник морга Куприянов, с лицом, искажённым гримасой ужаса…
    Было установлено, что смерть Куприянова наступила в результате инсульта. Говорили, что его причиной стал сильнейший испуг. Но кто или что до смерти испугало Куприянова, установить не удалось. Остался неизвестным и тот негодяй, который засунул мёртвого начальника в гроб к старику. Впрочем, кое-кто поговаривал, что в череде жутких событий повинен призрак прозектора Герасимова. Поначалу им верили. Однако в дальнейшем ничего страшного не происходило, морг жил своей обычной жизнью, и подобные разговоры постепенно забылись.

    1
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Медвежья морда bear face

      На проселочных дорогах между редкими деревнями всякое можно увидеть. Вот что рассказывает одна из жительниц:
      "Мы к дальним родственникам собрались. Выехали рано, но ехали очень тихо, там дорога - одно название. В полдень были только на середине пути, кругом совсем глухая тайга. И вдруг видим, идет мужик в нашем направлении. Среднего роста, очень широкоплечий, пальто коричневое длинное и шапка на голове, хотя очень тепло. Идет, на нас не оборачивается, будто машину не слышит. Это ж ему пешком до ночи к деревне не выйти. Мы его догнали, он идет и даже отвернулся. Муж дверцу открыл и говорит:
      "Товарищ, давайте подвезем". Мужик так медленно-медленно повернулся, а у него не лицо, а медвежья морда! Оскалился, рявкнул, потом повернулся и пошел в тайгу. Не побежал, тихо так пошел, важно.
      Такого страха я в своей жизни не испытывала. Мужнина сестра воздух хватает, а звука нет, онемела от ужаса. У мужа руки полчаса так тряслись, что мы стояли на месте, он не мог ехать. Так мы повидали "соседа". Муж знал, что бывают медведи-оборотни, точнее, полулюди-полумедведи, но сам в первый раз видел. Отсюда, наверное, и рассказы о снежном человеке, эти полумедведи когда человеческого роста, а когда бывают громадные, так все рассказывают. Нам очень повезло, что он только рявкнул на нас, они могут и задрать. Может быть, потому, что мы с ним по-доброму заговорили..."

      2
  • Хронос
    9 января 2017
     

    Печорин молодец,у нас давно никто не пишет "Я" куда -то исчез.

    0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Хронос, спасибо, очень приятно за отзывsmiling face with open mouth

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Призраки ghost

      Некоторые считают, что призраки - это лишь плод нашего воображения. другие объясняют этот феномен природными явлениями. Однако фактов не становится меньше: призраки являются во сне и наяву.
      Однажды таинственный призрак поселился в больнице города на севере Намибии. Он навел такой страх на персонал, что все стали вздрагивать при малейшем шорохе и шагах в коридоре. Две сиделки, проходя ночью по территории больницы, услышали за спиной шаги человека. Когда они обернулись, то не поверили своим глазам: за ними шла их подруга. Все ничего, если бы не тот факт, что она полгода назад погибла в автокатастрофе. Женщины в панике бросились в помещение и уже оттуда из окна смотрели на призрак.
      На следующий день одна из сиделок показывала присутствующим большой ожог на шее, который, как она утверждает, остался после прикосновения к этому месту руки покойной.
      Интересные случаи появления призраков животных описаны в книге Билла Шула “Бессмертные животные: наши питомцы и их жизнь после жизни”, вышедшей в Америке. В ней приводятся свидетельства людей, спасенных от гибели своими умершими четвероногими друзьями.
      Ночью разразилась страшная гроза. Фрэнк Талберт проснулся от рычания собаки за дверью. Решив, что животному требуется помощь, он вышел за порог и позвал собаку. Но пес начал удаляться от дома. Взяв фонарик, Фрэнк отправился вслед за собакой. Когда они отошли на несколько десятков метров, в дом вдруг ударила молния, и начался пожар.
      Поспешив на машине к соседям, Фрэнк подумал о том, что собака спасла ему жизнь, но потом куда-то исчезла. Фрэнк рассказал соседу о животном, которому он оказался обязан жизнью. Сосед заволновался и сказал, что по описанию пес очень похож на его Сэнди, умершего два месяца назад.
      Робин Дэланд, житель Колорадо, ехал ночью по горной дороге. Вдруг фары осветили собаку, в которой он узнал своего колли Джеффа, умершего полгода назад. Дэланд вышел из машины и стал звать Джеффа, но тот не подошел, а направился в сторону крутого поворота. Повернув за скалу, закрывавшую обзор, Робин увидел огромный валун, преграждающий путь. Если бы Робин двигался по дороге без остановки, он не успел бы затормозить, и рухнул в пропасть. Дэлаид обернулся, надеясь снова увидеть собаку, но Джефф таинственно исчез.

      Рэй и Сьюзен Петерс проснулись от того, что их шотландский терьер Мак надрывался от лая. Когда же он рявкнул Рэю прямо в ухо, тот окончательно проснулся и тут же почувствовал запах гари. Горело в ванной. Сосед уже вызвал пожарных, проснувшись от лая собаки и увидев огонь и дым в окнах соседей. “Слава богу, ваш пес вовремя поднял тревогу. А я и не знал, что после смерти Мака вы завели другую собаку. Кстати, где она?”. Сьюзен и Рэй похолодели: собаки у них не было с тех самых пор, как три месяца назад умер Мак!

      1
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Сон матери sleeping facesleeping symbol

      Трагическая и таинственная история произошла в одной семье, жившей в сибирском поселке на берегу реки Иртыш. Объяснение случившемуся найти до сих пор никто не может.
      Тая с Борисом поженились, а вскоре у них родился сын. В ночь его рождения Тае привиделся странный сон. Пришли к ней старик со старухой, на вид интеллигентные, хорошо одеты, и стали просить: "Отдай нам своего сына. Мы одни живем, дом большой, все у нас хорошо, только вот детей нет. А у тебя скоро будет еще сын, а потом - дочь".
      Женщина - ни в какую. Но старики уговаривали: "Ну давай подождем, пока твои дети вырастут, а потом заберем у тебя сына". И тогда она согласилась. Старик показал ей наручные часы с желтым циферблатом, которые показывали половину второго, и сказал: "Мы заберем его ровно через пятнадцать лет в это же время!"
      Проснувшись, Тая рассказала про сон мужу, но они не придали этому особого значения.
      Действительно, скоро Тая родила второго сына, а за ним - дочь.
      Сыновья подросли и стали ходить на охоту - в северных краях мальчишки рано взрослеют. Однажды зимой, как раз через пятнадцать лет, оба брата поехали охотиться на лыжах. На обратном пути пошел сильный снег. Подростки, чтобы не сбиться с пути, возвращались домой по шпалам железной дороги. Поднялась метель.
      Вдруг старший брат сказал, что у него болит голова, свернул с дороги и направился в сторону скалистого холма над Иртышом. Младший пробовал остановить его, кричал вслед, но тот словно не слышал. Он поднялся на холм и там с крутого обрыва свалился в реку - вода в тех местах зимой не замерзала. Юноша не то оступился, не то сам прыгнул вниз.
      Тело нашли только через три дня. Когда его привезли домой, оказалось, что циферблат наручных часов утопленника из белого стал желтым. Стрелки же на нем замерли на половине второго. Только тут несчастные родители вспомнили о "гостях", приходивших к Тае за сыном пятнадцать лет назад.

      3
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Поездка

      Меня зовут Василий. Я живу в Приморском крае,в п.кавалерово. Как то раз,я и два моих друга захотели купить машину..Копили на неё чуть больше года..купили Subaru Forester.и вот чтобы отметить покупку мы поехали в другой посёлок не далеко от нашей на дискотеку..между нашем посёлком и другим,куда мы поехали,был лес,и ехать всего 10 Км.не у кого не было прав на вождение, и мы решили рискнуть. Обратный путь мы ехали по другой дороге,по главной..а между посёлками было кладбище...время было ровно час ночи..Мы едем и видим что возле дороги голосует старушка,лет 70-ти. Я запомнил время,потому что удивился,что может делать бабушка возле леса в такое время..в машине нас было трое,кроме водителя все пьяные...и вот мы решили бабушку подобрать,вдруг что то случилось..останавливаемся. бабушка садится и говорит...сынок,отвези меня на кладбище и подожди 30 минут...я тебе за это 500 рублей заплачу..все были согласны...и вот мы заехали на кладбище,высадили бабушку и ждём..сидели разговаривали,слушали музыку,и не думали зачем бабушке надо ночью на кладбище. В общем заговорились. Прошёл час, бабушки нету..ну мы начали думать,что делать...и уезжать не хотелось, деньги не лишние будут....в машине был туристический фонарь...мы вылезли из машины,начали светить по сторонам,искать бабку...под свет фар её не было видно...и вот увидели её за метров 100-150 от машины...она упорно рылась в могиле.мы крикнули,"эй бабка,ты ещё долго,мы щас уедем"а она кричала что щас ещё немного подождите..время пол третьего ночи...нас троих начали посещать левые мысли...ну и мы решили быстро уехать...водитель начал заводить машину,а она не заводится...машина с пройдёны на этот год тех осмотром..мы по закрывали двери..
      машина не заводилась минут 5...и вдруг мы посмотрели в ту сторону где копалась бабка...и стой ямы очень высоко взлетел луч бирюзового цвета, цилиндрической формы...у нас в посёлке стоит скала,её высота около 100 метров..с того места где мы стояли четверть скалы было хорошо видно,даже при свете фар..И вот наблюдая за этим лучом, я аж отрезвел,как и мой пьяный товарищ..высоко в небе луч начал плавно спускаться в низ,и ровно в доль скалы упал на землю..досмотрев эту мистику,машина сразу завелась и мы от туда рванули на всех порах...на утро мы начали всем рассказывать что видели...нам не поверили..и смеялись над нами..И вот примерно через неделю в газете северное приморье вышла статья,как на отдыхе возле скалы,около 20 человек наблюдали жуткую картину...квадратный, бирюзовый луч,спускался в даль скалы.в это время кто то падал со скалы...и этот лучь как будто сопровождал падающего..по словам очевидцев под светом луча было хорошо видно что падал человек...и действительно в ту ночь упал человек....в газете так и не написали кто это был....с того момента прошло 5 месяцев,а я до сих пор не могу поверить что такое возможно..

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Невыдуманная история мистических кошмаров

      Мне было 5 месяцев,когда я чуть не умерла. У меня был гнойный менингит, и врачи почему то сразу этого не поняли. Когда наконец нашлась одна женщина-врач понявшая что со мной, шансов на выживание почти не осталось. Мама все это время была со мной. После реанимации нас положили в отдельную палату, где и начали происходить эти странные вещи, о которых мне рассказывала мама потом, когда я уже выросла. Дальнейшее опишу с ее слов.
      "Покормила тебя и решила взвесить. Взяла на руки, подхожу к весам, и вдруг вижу пеленка на них начинает приподниматься. У меня сердце от страха замерло. И из под этой пеленки рука мужская,только рука, лезет и к тебе тянется.Я сначала чуть в обморок не упала,прижимаю тебя к себе, а сама к двери передвигаюсь. Кричу на всю больницу наверно. Прибежала врачиха, нашла меня в таком состоянии шока, что я долго отойти не могла.Конечно не поверили. Я бы и сама не поверила если бы не видела. Потом как то ночью проснулась от того что ты плачешь.Сначала думала что есть захотела, а потом смотрю, одеяльце на полу валяется, и распашонки на тебе нет. Опять это жуткое состояние страха, потому что распашонку ты сама снять не могла, а тем более на стол ее положить,где я ее нашла потом. И в палате холод ужасный, хотя окно закрыто и на улице лето стояло. Пережили эти кошмарные три недели,выписались. Дома тоже что то твориться стало. Мы с папой спали, и вдруг на полке часы заиграли. Были у нас старые часы, дедушкины, работать перестали еще до его смерти, а выбрасывать жалко, память все таки, он их сам сделал. Мы вскочили и сидим смотрим друг на друга невпонятках. И тут звонок в дверь. Открываю-никого. И так несколько раз. Но это еще ничего. Папа твой однажды просыпается среди ночи, и сразу меня трясти-где дочка? Я говорю как это где? Спит вон лежит. Смотрю, а тебя нету. У меня истерика, бегаю по комнате, плачу, а отец в коридор сразу побежал. Нашел тебя завернутую в покрывало на кухне. Папа сказал что он спал, и тут его как будто толкнули и в голове голос прозвучал-Где дочь?Где? Спросонья он эти слова и повторил мне. После этого случая вызвали батюшку, и на время все успокоилось."
      Почему на время? Были еще разные случаи, но довольно мелкие. Один я помню. Следы на снегу сами появлялись. Я в окно смотрела, и увидела. Потом еще сама пыталась такие сделать. Большие такие, узкие.
      Мама еще рассказывала что когда я только родилась и мы лежали в больнице,она повернулась ко мне, чтобы обнять меня,и почувствовала что то тяжелое и холодное. Оказался камень в моих пеленках.Только она молитву произнесла первые несколько слов,я вернулась, или вернули меня.Незнаю как правильно.Закончились такие случаи только когда меня покрестили. В девять лет.

      1
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      9 января 2017
       

      Шаги в комнате footprints

      Случилось это осенью 2007 года. Мы с женой пришли с работы, как обычно поужинали, отдохнули и легли спать. Заснуть долго не получалось, поэтому до поздна смотрели телевизор. 

      Но все же часа в 3 ночи я отключил телевизор и мы начали спать. Прошло около 20 минут, я еще не успел заснуть, а жена уже видела третий сон. И вдруг я услышал звук открывающейся входной двери. Т.к. из комнаты видно эту дверь, то я посмотрел в чем дело. Оказалось, что дверь заперта. Но звук не прикращался. В том, что это открывалась именно моя дверь, не было сомнений. Я немного испугался и закрыл глаза, мечтая чтобы этот звук прекратился. Но не тут то было! 

      Далее случилось вот что: неожиданно включился телевизор. Я осмотрелся - пульт лежал далеко от меня. Так как по телевизору ничего не было и он шипел, я встал и подошел к пульту. Выключив телевизор, лег в кровать. Не прошло и минуты, как телевизор вновь включился и тут же выключился. Моему страху не было предела, после того как я увидел отпечатки шагов на моем ковре! Дело в том, что у меня ковер с начесом, и на нем отчетливо видно каждый шаг. Закутавшись в одеяло, я задрожал от страха, как будто бы став героем какого-то фильма ужасов! Через пять минут стало слышно как входная дверь закрылась, и в комнате наступила гробовая тишина. Спать в ту ночь конечно же я не смог, а всю ночь просидел на кухне, обдумывая все произошедшее. 

      Весь следующий день ходил очень вялый, т.к. ночью не спал. Жене о случившимся рассказывать не стал, чтобы не сочла меня сумасшедшим. К счастью, с того дня такое больше не повторялось, и я уже начинаю задумываться, что вся эта история мне приснилась. Видимо для меня так легче осознавать все произошедшее той "странной" ночью.

      0
      • pechorin555
        pechorin555
        Николай
        9 января 2017
         

        Ведьмин скелет

        В одном старом селе умерла бабушка. Когда ее проносили через ворота кладбища, она неожиданно для всех приоткрыла левый глаз и ужасающе прошептала: «Ваше село сгорит синем пламенем!!!»
        Все в ужасе разбежались. Когда ведьмаоткрыла второй глаз и что-то прошептала - гроб медленно полетел сам к могиле и плавно опустился на дно ямы. Через три дня, ровно в полночь, одновременно загорелись все дома. Выжить удалось только трем жителем, как раз тем, кто нес гроб. Этой же ночью выжившие жители села пришли на кладбище откапывать могилы. В гробу лежал только скелет. Тогда они развели огромный костер и стали бросать кости скелета в него. Кости соединились в скелет, который стал медленно подниматься. Через минуту перед людьми стоял горящий синим пламенем скелет. Он, смеясь, сказал: "Все, кто остался в живых, сейчас умрут. Идите ко мне". И люди медленно пошли к костру, и их охватило пламя. А скелет смеялся и медленно превращался в молодую девушку. Костер начал затухать и скоро исчез вместе с людьми. А ведьма пошла дальше. 
        По слухам, она уже несколько десятков лет живет в городе...

        0
      • pechorin555
        pechorin555
        Николай
        9 января 2017
         

        Разбойник кладбища

        В одной деревне жил молодой человек. Он был разбойником и потому жил в могиле, на кладбище. Днём он спал, а как только темнело - разбойник вставал из могилы и убивал и грабил людей.
        Изредка он ходил в местный клуб, на танцы. Как-то он там встретил очень красивую девушку. Парень и девушка полюбили друг друга. Разбойник признался девушке в любви. Девушка ответила взаимностью.
        — Солнце, но я в могиле живу.
        — Ничего страшного. Мы вместе будем жить в могиле.
        — Солнце, я ведь преступник. Меня пять лет уже ищут.
        — Ну и ладно. Я буду твоей сообщницей!
        — Тогда иди за мной.
        Она пошла за ним на кладбище. Разбойник говорит девушке: «Солнце, прижмись ко мне!». Девушка крепко обняла разбойника. Разбойник незаметно достал нож и зарезал девушку. После разбойник зарезал и себя. С утра на том самом кладбище обнаружили два обнявшихся трупа. Местные жители похоронили их вместе в одной могиле.

        0
      • pechorin555
        pechorin555
        Николай
        9 января 2017
         

        Белая свинья pig face

        На Рождество родители оставили детей дома, а сами пошли в гости. Дети немножко поиграли и легли спать. Ночью старший сын слышит: кто-то царапает окно. Он подошел к окну и видит: большая белая свинья царапает копытами стекло. Мальчик, испугавшись, побежал к отцу. Свинья - за ним. Мальчик остановился - свинья тоже остановилась. Мальчик снова побежал. Прибежал в дом к родителям и рассказал все отцу. Отец взял топор и вышел на улицу. Как только он вышел – свинья кинулась на него, но отец успел кинуть в нее топор... Утром оказалось, что у них умерла соседка.

        0
      • pechorin555
        pechorin555
        Николай
        9 января 2017
         

        Истории из жизни

        Всем привет! Хочу вам рассказать одну историю из своей жизни.
        Решили мы поехать с ночевкой на Днестр. Освоились недалеко от кладбища (поближе к жилым домам). Как положено - шашлыки, пиво и т.д. Скажу сразу - пьяными мы не были! Уже стемнело, когда мы поняли, что забыли такие штучки зелененькие, спиральки от комаров. А на реке их было море. Решили сходить к нашей (у нас с братом там тетка живет) тетке и спросить, может, у нее есть. Машину не стали брать, а пошли пешком. Идти-то было минут 20. Когда шли мимо кладбища, еще шутили - мол, сейчас призрак выскочит и т.д. и т.п.
        Тут брат обратил наше внимание на странное облако между могилами. Мы присмотрелись и не поверили своим глазам. Там действительно стоял призрак! Повторюсь - мы не были пьяными! Как люди современные, сразу стали выводить гипотезы про газы, игру лунного света и все в таком духе. Но все наши гипотезы лопнули, когда ЭТО начало направляться в нашу сторону. И тогда мы уже четко увидели дымчатую фигуру женщины. К сожалению, нервы сдали, и мы рванули оттуда, что было сил. Теперь жалею, интересно было бы посмотреть, что было бы дальше...

        0
        • pechorin555
          pechorin555
          Николай
          9 января 2017
           

          Плакать и верить disappointed but relieved face

          На следующий день мы хоронили “братка”. Все было вполне цивильно. Только в конце церемонии самый свиноподобный провожающий заявил: “Короче, спи, Толян, мы тя, блин, никогда не забудем”. 
          После работы я не стал заходить в вагончик. Шел к выходу и у самых ворот заметил человека, на коленях стоявшего перед могилой. На памятнике — фотография улыбающегося мальчика с ямками на щечках, а под фотографией надпись: “Киселев Коля, 1978—1989”. 
          Человек попытался встать и покачнулся. Тут я успел ему на помощь. 
          — Вам нехорошо? 
          Мужчина вздрогнул, обернулся. 
          — Молодой человек, — проговорил он, — вот стоит церковь, крест наверху, скажите, Бог существует? 
          — Раз церковь стоит, наверное, существует…— неуверенно сказал я. 
          — Если так, зачем он Коленьку у меня забрал? 
          — Я не знаю. Он чем-то болел? 
          — Нет, это я болел. Я крепко пил. Жена, Татьяна, умерла, когда было три годика. Это я довел ее до смерти. Она вдруг начала чахнуть, уставать. Рентген показал опухоль. Сделали биопсию. Оказалось, опухоль злокачественная, уже метастазы дала. 
          — Операцию поздно было делать? 
          — За операцию с нас запросили почти пять тысяч баксов. Я в Минздрав позвонил, жалобу написал — сплошным матом, по-другому не получилось. Может, поэтому они и отреагировали. Отправили жену в Центр имени Блохина, но операцию так и не сделали. Сказали, поздно. 
          — Татьяна боялась смерти? 
          — Больше всего она боялась не смерти, а за Коленьку. Уже когда умирала в онкологии на Каширке, умоляла: “Ты только Кольку не бросай, заботься о нем, иначе не будет тебе от меня покоя. Я тебе во сне являться буду, жизни не дам”. 
          Мужчина остановился. Потер правой рукой в области сердца. В уголках глаз у него заблестели слезы. 
          — Однажды я напился, Коля стал укладывать меня спать, я взбесился и ударил его. Он забился в истерике… А утром… Утром я проснулся, встал… Коленька висел на ремне из моих брюк. На двери. Уже холодный. 
          — Да… — выдохнул я. 
          — Я тоже хотел повеситься, но смелости не хватило… В храм стал ходить, исповедоваться, все равно не помогает. Только здесь, у его могилы, во мне открывается что-то такое, что невозможно объяснить… Остается только плакать и верить, что еще будет возможность попросить прощения у близких на том свете. Если он, конечно, существует… 
          — А если нет? 
          — Как же нет, если Таня держит слово. Она является ко мне во сне, головой качает. Ни одной ночи спать не могу!.. Нет-нет, что-то должно быть еще… Если существует иной мир, то именно для того, чтоб одни люди, не успевшие на земле попросить прощения у других, смогли сделать это там.

          1
        • pechorin555
          pechorin555
          Николай
          9 января 2017
           

          Кто ходит в нашем доме? footprints

          Три года назад я и мама переехали жить в дом, который остался по наследству от маминой родной тёти. Сначала было всё нормально, у нас у каждого была своя комната, большой зал. Скажу короче, мы наслаждались житием в этом доме. После двух лет проживания в этом доме, я стал каждый вечер слышать шаги в своей комнате.

          Когда я резко поворачивал голову в сторону, то видел странную тень, которая быстро исчезала. Однажды моя мама рассказала мне историю, которая повергла меня в шок. Встав с утра, мама начала собираться на работу. 

          Перед самым уходом на работу она достала минеральную воду из холодильника и, немного попив водички, поставила бутылку на стол. Впопыхах она забыла поставить бутылку снова в холодильник и ушла на работу. 

          Когда она возвратилась домой, то увидела, что её бутылка с минеральной водой стоит на прежнем месте, на столе, где она её забыла с утра, кроме того, она была холодной, как будто эту бутылку кто-то вынул только что из холодильника. Меня в тот день не было дома почти целый день, я был в школе. 

          Через день со мной тоже произошло что-то непонятное. Я проснулся ночью от того, что сильно хотел пить. Встав с кровати, я пошёл на кухню. Когда я зашёл на кухню, то обомлел. Передо мной прошла женщина в белом одеянии. 

          Она дошла до стены и, шагнув в неё, исчезла. Пить мне на тот момент сразу расхотелось, я побежал в свою комнату и, укрывшись полностью одеялом, уснул. Когда я проснулся утром, то увидел, что перед моей кроватью стоит бутылка с водой. Она была холодная.

          После этих случаев такого необычного ничего больше не происходило.

          0
        • pechorin555
          pechorin555
          Николай
          9 января 2017
           

          Облик отца

          Эта невероятная история произошла со мной после похорон отца. Отец у меня умер два месяца назад от рака. Он был для меня самым любимым и родным человеком. Эта была среда. После его похорон на кладбище я попросила, чтобы меня никто не трогал. Я хотела остаться одна. Немного постояв возле его могилки, я пошла куда глаза глядят, думая только о нём.

          Внезапно набежали тучи, и пошёл сильный дождь с молнией и громом. Я увидела большой дуб и спряталась под ним. Когда прошёл дождь и небо рассеялось от туч, я вышла из-под листвы и посмотрела на небо.

          Я была поражена. С неба на меня смотрело лицо отца. Он мне улыбался, как живой. Я не верила своим глазам. И тут подул опять ветер. В течение нескольких секунд тучи обложили всё небо, и облик моего отца исчез.

          Я думаю, если он мне улыбался, значит ему там хорошо. По крайней мере я верю в это.

          1
        • pechorin555
          pechorin555
          Николай
          9 января 2017
           

          Траурная панихида

          Привет. Меня зовут Олег. Вот моя история. Это было зимой в прошлом году. Я, встав ранним утром, помывшись и позавтракав, пошёл на работу. Как всегда прошёл через двор и вышел на перекрёсток. Подойдя к светофору, увидел, что горит красный свет, решил подождать, пока зажжётся мой свет.

          Решил посмотреть, сколько времени на моих часах, не опаздываю ли я. Время, как сейчас помню, было семь тридцать утра. На работу мне надо было к восьми пятнадцати. Времени у меня хватало. Меня кто-то резко толкнул, и я понял, что загорелся зелёный свет и все пошли через дорогу. Приподняв голову от часов, я сделал шаг вперёд и остановился. 

          Я был ошарашен увиденным. Передо мной проходила траурная панихида. Она была вся прозрачная. Через неё проезжали машины, проходили люди. Я оглянулся по сторонам, чтобы посмотреть - кроме меня ещё это кто-нибудь видит? Но, осмотрев всю толпу людей, понял, что нет. Все жили своей обычной жизнью, шли, ничего не замечая. Повернув голову обратно, чтобы лучше рассмотреть это траурное видение, я его не увидел. Оно исчезло. Что это было, я не знаю.

          0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    9 января 2017
     

    Мертвые не потеют. Зато кричат. 

    Почти все кладбищенские труженики, несмотря на требования начальства, оказались людьми весьма пьющими. Каждый день ближе к вечеру они собирались в служебном вагончике. Там имеются стол, две скамьи, с которых очень легко сползать, тумба и пара обогревателей. 
    Когда поминки были в самом разгаре, старожилы принялись рассказывать мне страшные истории о том, как по ночам покойники вылезают из могил и гоняются за работниками кладбища. Дескать, нервы тут надо иметь железные, мы-то привыкли, не обращаем внимания, а ты новенький, долго не выдержишь. 
    Крики мертвых здесь слышали все. Обычно они кричат в воскресенье вечером. Сначала тихий, едва уловимый стон, потом натуральные вопли.
    — Со стороны 60-х участков, где похоронен целый экипаж самолета, разбившегося лет десять назад, несется даже не крик, а плач, — жуя бутерброд с колбасой, заверил один из старожилов. 
    — Работал у нас тип, — присоединился другой ветеран лопаты. — Однажды в воскресенье он здесь день рождения отмечал. Посидели, выпили. Народ разбежался, а имениннику приспичило по кладбищу побродить. Дошел он до тех самых могил и видит — посетители там. Летчики в форме и девушка. Стоят возле памятников и вроде как плачут. Наш-то человек подумал: "Предложу-ка я им песочку купить или оградку установить", — но как только они его заметили, прямо на глазах в землю ушли. Просто растворились… Как он орал! На следующий же день уволился. 
    — А сам-то ты крики мертвых слышал? — поинтересовался я. 
    — Было дело. Как-то раз я пол-кладбища обежал, искал, где ребенка оставили. Явственно слышу детский плач. Звонкий такой, отчаянный. Бегаю между могил, суечусь. Чувствую, плач идет из-за плиты рядом. Забегаю — никого. И сразу все стихло. А на плите надпись "Кирюша Соколов, 1988—89". Видно, почувствовал меня и успокоился. Дети одиночества не переносят. 
    Вообще под хмельком некоторым копателям голоса слышатся довольно часто. Но поддатые трудяги, как ни странно, их не пугаются — напротив, отправляются на поиски покойников, которые якобы таким образом выходят с ними на связь. 
    Кстати, знаменитый врач-маньяк Алексей Сударушкин, который спасал одних безнадежно больных детей, а потом зверски убивал других, сидя в камере смертников, вспоминал: "Когда я вскрывал мертвых детей, слышал голоса: жалобные и плачущие. Сначала думал — слуховые галлюцинации. Потом разговорился с рабочими крематория. Они признались, что слышали крики душ, когда сжигали трупы. И у меня, стало быть, души младенцев плакали, им было больно. Я боялся сойти с ума. Но вскоре все прошло. Я привык к голосам и даже стал под них подстраиваться. Вводил трупу наркоз, и голоса исчезали. Тогда душам не было больно". 
    Недавно один весьма пьяненький землекоп раскопал за два часа четыре могилы. Но местные дворняги подняли вдруг дикий лай, и сторожа вызвали милицию. Когда блюстители правопорядка поинтересовались у землекопа, зачем он вскрыл могилы, тот ответил, что хотел освободить девушку, спящую летаргическим сном в одном из гробов. Но ему не поверили. Заставили закопать все обратно и вытолкали вон. 
    Еще здесь любят пересказывать историю о том, как в самый первый год существования погоста местной шпане захотелось испытать собственную смелость. Их заводила поклялся пробежать по кладбищу голышом и вернуться с охапкой цветов. Разделся, врубил магнитофон и помчался в темноту. Пять минут спустя музыка оборвалась. Ребята искали его до рассвета. Но никого не нашли. Потом он вроде объявился, но про кладбищенскую затею ничего не помнил — память как отшибло. 
    В принципе землекопы, как я заметил, народ дружный. Но иной раз и между ними случаются битвы почище Куликовской. Например, год назад один могильщик, упившись до одури, стал призывать закапывать не только мертвых. Потом гонялся с киркой за старым кладбищенским псом по кличке Зарывай. Истошный собачий вопль согнал к вагончику мужиков. Завязалось настоящее побоище, из которого неповрежденным вышел разве что сам пес: про него в перепалке просто забыли.

    1
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      10 января 2017
       

      Иркина коса

      Эта история из моего далекого детства. События происходили во времена Советского союза, мои родители и, соответственно, я поехали на север (как тогда говорили "за длинным рублем"). Мне на тот момент было около 5 лет. Почему-то отца определили в маленький поселок (если кому интересно, то называется он Овгорт), с одной стороны которого был кедровый лес, а с другой - река. Нашей семье дали небольшой домик на краю села, прям около самого леса. 
      Рядом с нами по соседству жила семья, состоящая из одинокой женщины и двух ее дочерей, младшая из которых была старше меня на год, ее звали Ира. С ней-то я и подружилась. Мы играли в обычные детские игры, и Ира частенько мне хвасталась, что у нее растет коса. Ну растет и растет, волосы у нее были короткие, так что там до косы было, как до Китая раком, и я втайне надеялась, что моя коса вырастет быстрее.
      Моя мама тоже пыталась общаться с Ириной мамой (ее звали тетя Тамара), все-таки соседи, тем более наш и ее дома стояли на отшибе. И хотя тетя Тамара была крайне необщительной, в тот вечер они с моей мамой решили куда-то сходить, а с собой взяли меня и Иру. Куда мы тогда ходили, я не помню, может, просто вечером гуляли, может, в магазин зашли. Когда мы возвращались обратно, наши мамы шли впереди, а мы с Ирой где-то на 5 метров сзади. Было уже темно, мы подходили к нашим домам, и Ира опять завела разговор про свою косу. Она мне сказала: 
      - Мама говорит, что у меня коса растет. Хочешь, я покажу?
      - Покажи, - согласилась я.
      И тут она берет мою руку и кладет ее себе на левое плечо... Так как было тепло, мы с ней были одеты в легкие сарафаны, и моя рука легла на голое Иркино плечо, вернее на то, что у нее росло из плеча. У нее на плече был кожаный вырост конусообразной формы, высотой примерно 8-10 см, он был как бы частью Иркиного тела. Мне не было страшно, я просто удивилась, косу я себе явно не так представляла. Я отдернула руку и спросила:
      - Что это такое?
      - Коса. Не бойся, возьмись за нее, - сказала мне она.
      Я протянула руку и взялась за ее "косу". Кожаный вырост был достаточно твердым и теплым на ощупь, он немного пульсировал. В тот момент, когда я обхватила его своей рукой, небо и все вокруг охватила яркая вспышка, как от молнии. Но небо было чистым, и на нем не было ни туч, ни облаков.
      Моя мама тоже удивилась этой вспышке и спросила:
      - Ой, что это? 
      - Да это коса, - ответила ей тетя Тамара и как-то нервно на нас оглянулась.
      - А, понятно, - уже как-то равнодушно сказала мама.
      Увидев спокойную реакцию своей мамы, я решила, что тут нет ничего необычного, что такая "коса" может быть и у меня. 
      Окончательно осмелев, я спросила Иру:
      - А можно еще разок?
      - Давай, - разрешила Ирка. И я снова обхватила рукой этот странный вырост, и снова яркая вспышка озарила все вокруг. 
      Сразу после этого Ира убрала мою руку со своего плеча и сказала:
      - Хватит, а то мама будет ругаться.
      - А как сделать, чтобы у меня тоже такая коса выросла? - спросила я ее. На тот момент я очень хотела, чтобы у меня тоже была такая штука.
      - Не знаю, - ответила мне Ира.
      Мы подошли к нашим домам, надо было прощаться. Ира с тетей Тамарой пошли к себе домой, а мы с мамой к себе.
      На следующий день, прям с утра, я у мамы начала спрашивать про эту "косу". Как оказалось, мама не помнила ничего, что происходило вечером. Она не помнила ни эти странные вспышки, ни разговоры про "косу". Помнила только то, что гуляли вечером и потом пришли домой. Все, больше ничего.
      На улице, когда мы гуляли с Ирой, я только и делала, что смотрела на ее плечо. Но это было абсолютно обычное плечо, на котором не было и намека на какие-то выросты. Я ее попросила опять показать мне эту косу, на что она уклончиво ответила: "Потом". И сколько раз я ее потом не просила и при свете, и в темноте показать эту "косу", она мне всегда говорила потом, в другой раз, не сейчас и т.д. Так она мне больше эту косу и не показала. А через пару лет мы уехали оттуда.
      Но это не единственный странный случай, связанный с Ирой и ее семьей. Как-то пришла я к Ире во двор играть, а ее старшая сестра со своей подругой играют в странную игру. Они заходят в деревянный туалет на улице (ну, самый обычный туалет с дыркой в полу), но уже не выходят из него, а приходят во двор откуда-то с улицы. И так было несколько раз, они заходили в туалет и пропадали там, потом возвращались во двор и снова шли в туалет. Мне тоже предложили. Старшая Ирина сестра завела меня в этот туалет и сказала:
      - Вот стой здесь и считай до 10. Как досчитаешь, окажешься на поле.
      Но мне стало страшно оставаться одной в туалете, да и до 10 я еще не очень хорошо умела считать, поэтому я отказалась.
      Прошло уже много лет, я взрослая женщина, сама уже мама, а все эти события помню очень хорошо. И понимаю, что мне повезло прикоснуться к чему-то тайному и загадочному, но, в силу своей детской наивности, я все восприняла как нечто обыденное. Не было ни страха, ни ужаса, просто детское любопытство.

      1
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      10 января 2017
       

      Гости

      В мистическую часть рассказа, который я хотел бы поведать читателям, сейчас практически не верю. Однако в детстве эта история, рассказанная моим отцом, произвела на меня очень сильное впечатление. Я решил её записать ещё и потому, что хочу запечатлеть на письме свои яркие детские воспоминания, сохранившие не только основную канву событий, но и постепенно затуманивающиеся в пучине лет подробности атмосферы начала 90-х годов. Поэтому, если вы не хотите углубляться в описательную часть, в которой я пытаюсь поместить эту историю во временной контекст и передать колорит эпохи, можете смело переходить ко второй содержательной части, начинающейся со слов «какое-то время спустя, ранней зимой…»

      Не помню точный год, в котором происходили события, однако практически уверен, что дело было в первой половине 90-х годов. Отец мой на тот момент работал охранником в гостиничном комплексе для дальнобойщиков, который располагался на значительном удалении от города. График работы соответствовал удалённости объекта: трое через трое суток. То время, которое отец проводил дома, он посвящал тому, что занимался частным извозом, чтобы снискать дополнительный заработок. В те тревожные времена, рядом с разбитыми типовыми автобусными остановками, толпились целые автопарки «бомбил» на разнородных отечественных развалюхах. Они всегда очень строго делили между собой очерёдность на пассажиров и старались не подпускать к «хлебной» точке людей со стороны. Отец состоял в одном из таких закрытых клубов. Тем не менее из-за большого количества извозчиков доход оставлял желать лучшего, порою едва удавалось отбить бензин.

      Однажды я с друзьями резвился в неогороженном, утопающем в тополином пухе дворе, из достопримечательностей в котором были лишь ужасно скрипящие, однако на редкость прочные, подшипниковые качели, на которых можно было делать «солнышко», да огромная невысыхающая лужа, примыкающая к забору детского сада. В это время, необычно рано, во двор въехала едва не разваливающаяся на ходу отцовская «Волга» ГАЗ-24-10. Я сразу подбежал к машине с деловитым видом. Отец хитро улыбался и позвал меня домой. Поднявшись по жутко пахнувшей лестнице, никогда не запираемого подъезда, мы оказались дома, и отец достал из вместительной самодельной матерчатой сумки специфическую посуду для транспортировки еды. «Ланч-боксов» тогда не было, потому ёмкости представляли собой глубокие металлические контейнеры изогнутой овальной формы, по всей видимости, игравшие роль ещё и термосов. Запах горячих котлет и наваристого рассольника вызвал во мне огромный аппетит. Еда оказалась просто исключительно вкусной. Возможно, из-за новизны рецепта или того, что котлеты у нас в семье жарились редко (скорее, из-за кропотливости процесса, нежели из-за нехватки средств), но даже и по сей день мне кажется, что я не ел котлет вкуснее тех.

      Пока я сосредоточенно поглощал обед, отец рассказал, что ухитрился найти дополнительный заработок, помимо извоза. И дело это оказалось действительно необычным.

      Наш район пересекала оживлённая магистраль, на которой и располагалась точка извозчиков. На другой стороне дорожного полотна, прямо напротив автобусной остановки и таксующих автолюбителей, развернулся старый рынок, существовавший здесь ещё с советских времен. В тот период малый бизнес был поставлен на широкую ногу, и рынок, который местные именовали не иначе как «базар», чрезвычайно разросся. В его рядах можно было встретить различные диковинки несвойственные провинциальной удалённости. Как же интересно было передвигаться между лавками! При этом рыночная площадь была очень чётко сегментирована. Вдоль тротуара, ведущего в булочную, за пределами огороженной территории рынка, бабушки, казалось со всего района, на импровизированных прилавках из брезентовых сумок и обшарпанных ящиков летом торговали зеленью и доморощенными овощами, а зимой вязаными вещами и сигаретами. Отдельную категорию составляли старушки, продававшие жареные семечки – большой стаканчик по 100 рублей, маленький по 50. Далее уже на территории базара шли ряды с одеждой, продавцы в основном были русскими, они флегматично взирали на проходящего мимо ребёнка, понимая, что толку от него всё равно не будет. В крайнем ряду самая дальняя от прохода лавка была занята отделом игрушек – самой посещаемой точкой среди детворы, а самым продаваемым товаром были, естественно, разноцветные шарики-пульки для нашего воздушного арсенала. Лавки одежды сменялись стеллажами с фруктами, отборными овощами, арбузами и дынями, продавцы здесь были сплошь кавказских народностей, они очень экспрессивно зазывали народ и частенько могли из щедрости угостить юного зеваку персиком или яблоком. Самый дальний и тёмный сегмент рынка находился под навесом. Здесь продавали крупы, чай и кофе, другие продукты с заводской упаковкой и бытовую химию. Народ здесь был мрачный, разношерстный, позже я узнал, что купить там можно было не только то, что выставлялось на прилавки. Теперь я понимаю, что, будучи ребёнком, видел лишь внешнюю, ярмарочную сторону базара и не мог видеть его подноготной, но портить детские впечатления ужасно не хочется.

      Так или иначе, история начинается именно на этом базаре, куда посреди рабочего дня забрёл отец, проголодавшись и намереваясь купить какой-либо выпечки. Проходя вглубь рынка, он отчётливо ощутил манящий запах домашней еды. И действительно, в левом крыле отец заметил полненькую старушку с двумя большими чемоданами на колёсиках. Один чемодан был открыт, а из него вместительным половником бабуля, закутанная в цветной платок, накладывала в пластиковую тарелочку картофельное пюре, затем котлетку и добавляла подлив. Порция «второго» отправлялась довольной продавщице халатов и носков, а старушка уже спешила к следующему подзывавшему её клиенту.

      Отец быстро разговорился с предприимчивой старушкой, которую звали Степанида. (На самом деле я не помню, как её звали в действительности, просто её образ ассоциируется в моей памяти с именем баба Стеша). История её оказалась вполне обыденной для тех лет. В 80-х годах она вышла на пенсию, затем умер муж, дети разъехались по разным городам, и вот, на склоне лет, баба Стеша осталась одна. После развала СССР грянул кризис 90-х, пенсию порой не платили вовсе, а порой её хватало только на вечно возрастающие счета за жилищно-коммунальные услуги. Не имея своего огорода, Степанида перебивалась как могла, изредка получая денежные переводы от детей, которые однажды прекратились вовсе. Тогда-то она и придумала себе модель малого предпринимательства. Будучи профессиональной поварихой, она решила готовить комплексные обеды и продавать их работникам местного рынка. На этом деле неплохо зарабатывали торговки беляшами и прочей выпечкой, однако вкусные горячие блюда – супы, котлеты и тефтели, голубцы, гуляш, пюре, гречка и отварной рис – практически весь спектр классического советского меню, гораздо больше привлекали потенциальных потребителей. Первая же партия обедов разошлась моментально, однако из-за слишком скромно установленных цен почти себя не окупила. Следующая партия продавалась дороже, но, несмотря на это, распродалась не менее успешно. Конкурентки-«беляшницы» попытались вмешаться и прогнать преуспевающую конкурентку, в которой на первых порах угрозы бизнесу не увидели. Однако к тому времени половина рынка была прикормлена домашними обедами бабы Стеши, поэтому «смотрящий» за рынком, который и сам, бывало, лакомился её стряпней, пресёк такие попытки на корню. Спрос рос, а возможности старенькой женщины по транспортировке товара были весьма ограниченны. При этом, как жаловалась отцу баба Стеша, с учётом доходов, она могла бы наготовить гораздо больше еды, поскольку посвящала этому всё свободное время. Однако после двух рейсов из дома к рынку и обратно старушка полностью выбивалась из сил, а наготовленное порой пропадало. Тут-то и предложил отец бабе Стеше выгодную кооперацию – у него машина и крепкие руки, у неё продукты и талант поварихи. Решено было, что ближе к обеду отец заезжает за Степанидой и помогает ей погрузить в машину всё, что она сумела наготовить с утра. Позже, распродав дневную партию, они ехали на базу и закупали по сходной цене мясо, картофель, крупы и прочее, затем везли сырьё домой к старушке. Всё оставшееся время баба Стеша тратила на приготовление обедов. Когда отец уезжал на смену, старушка кормила рынок по старой схеме, принося с собой столько товара, сколько смогла дотащить. Так и питался наш базар: три дня плотно, а три дня нужно было успевать, ведь опоздавшим приходилось обходиться беляшами. Я неоднократно участвовал в этом предприятии в качестве подручного, нередко бывал в типичной старушечьей квартире бабы Стеши, в которой она прожила без малого 30 лет. Квартира была однокомнатной, красный узорчатый ковёр накрывал почти весь пол комнаты, в уголке старенькая кровать, на которой лежали прикрытые кружевом подушки, портреты на стенах и покрытый лаком, тёмно-коричневый шкаф. Могу засвидетельствовать, что оба партнёра были довольны положением дел, сотрудничество было явно обоюдовыгодное. В какой пропорции они делили доходы, мне узнать так и не довелось.

      Какое-то время спустя, ранней зимой, произошёл с бабой Стешей странный случай, о котором она рассказала отцу после его возвращения с трёхдневной вахты. Пришедши по своему обыкновению на базар, старушка принялась ходить по рядам и реализовывать продукцию. Поворачивая в очередное крыло нехитрого лабиринта, баба Стеша увидела, что её знакомая продавщица обуви и шапок покупает выпечку у странной «беляшницы». Жирную выпечку продавала жутковатая женщина неопределённого возраста, ужасно грязная, со среднеазиатскими чертами лица и бельмом в полуприкрытом глазу. Клиентка «беляшницы» ещё не успела расплатиться и получить товар, а завидев бабу Стешу и вовсе отказалась от сделки и стала подзывать старушку к себе. Подойдя к знакомой продавщице, Степанида уже была готова объявить сегодняшние блюда, как вдруг грязная «беляшница» ухватила её за руку.

      – Ну всё, мерзавка, жди гостей! – с ненавистью прошипела одноглазая конкурентка на ломанном русском.

      Однако с подобными угрозами баба Стеша встречалась уже неоднократно, поэтому особого внимания этому эпизоду не придала. 
      На следующий день старушка как ни в чём не бывало принесла горячий обед замерзающим торговцам. Провозилась она дольше обычного, затем здесь же закупила продукты для следующего дня. Предчувствуя недоброе, баба Стеша поспешила домой. У подъезда уже ждал милицейский «бобик». Оказалась, что посреди белого дня её квартиру обворовали.

      Взять в квартире бабушки особо было нечего. Пропали телевизор, бижутерия, настенные часы, что-то ещё по мелочи и большой тёплый красный ковёр, купленный Степанидой в 70-е годы в Москве. Соседи всё видели, но думали, что кто-то просто переезжает. Пол в многоэтажке был жутко холодный, поэтому пропажа ковра сильнее всего огорчила хозяйку. С облегчением баба Стеша обнаружила, что торопившиеся воры не смогли отыскать большую сумму денег, которая хранилась в потайном ящике шкафа. Тем не менее разгром сильно удручал старушку, о приготовлении обедов не могло быть и речи. На следующий день Степанида затеяла генеральную уборку, наняла сантехника, чтобы врезать в дверь новый замок, а сама принялась ликвидировать следы «обыска». Накопив большую кучу мусора и испорченных вещей, старушка упаковала всё в мешок и понесла на ближайшую помойку. Контейнеры располагались далеко, в нескольких сотнях метров от подъезда, около пустыря, за которым начинался цыганский посёлок. Около помойки баба Стеша встретила назойливую цыганку, которая очень плохо говорила по-русски, однако оказалась весьма настырной. И, к удивлению потерпевшей, цыганка с ходу предложила купить у неё отличный ковёр! Степанида тут же насторожилась. Ещё бы, такое совпадение! Сомнений в том, что ей пытаются продать её собственный ковёр, не было. Она решила прикинуться наивной, проявила большой интерес к предложению, однако идти за покупкой в посёлок отказалась, сославшись на старушечью немощь. Бабушка попросила принести ковёр к подъезду своего дома, а за транспортировку пообещала доплатить. Цыганка охотно согласилась.

      Баба Стеша с предельной для себя скоростью поспешила домой, чтобы вызвать милицию и взять похитителей либо перекупщиков с поличным, прямо перед подъездом.

      Милиция приехала, но каково же было разочарование следователей и самой старушки, когда они увидели, что цыганка с помощницей, не обращая внимания на стражей порядка, пыхтя, тащат совсем другой невзрачный коричневый ковёр. Милиция обругала бабу Стешу и спешно уехала, оставив растерянную бабушку наедине в цыганками, которые сразу принялись требовать расчёта. Степанида озлобилась и в негодовании стала отказываться от покупки. Однако назойливая цыганка, будто не воспринимала слов отказа и продолжала спешно нахваливать уникальные качества ковра и убеждать старушку обязательно его купить.

      – Нет! – уже кричала баба Стеша во весь голос. – Не куплю я это страшилище! Не нужен мне такой! Ушлёпывайте отсюда!
      – Бабушка! Ты гляди-ка какой он тэплый! Ещё сто годков тэбе прослужит! – твердила цыганка, теребя край ковра пальцами.
      – Да пошла ты отсюда! – гневно выругалась Степанида и развернулась, чтобы уйти, но цыганка схватила её за рукав куртки.
      – Куда же ты, сахарная?! Бери ковэр, вот же отличный! Обязатэльно пригодится!

      Баба Стеша уже было полезла в карман за очередной порцией непечатных выражений, как вдруг из подъезда вышел окончивший свою работу сантехник.
      – Ну и холодина у тебя в доме, Степанида, – сказал он участливо и передал старушке новые ключи.
      «Ладно! – подумала баба Стеша. – Видать, судьба, всё равно ковёр-то нужен».

      В итоге, после долгих препираний по поводу цены, Степанида купила-таки ковёр у цыганок и заставила сантехника поднять его в квартиру и помочь расстелить в комнате. Сантехник стребовал с зажиточной старушки ещё и на закуску.

      Был уже поздний вечер, когда баба Стеша привела квартиру в относительный порядок. Поужинала и видит, время уже за 12 ночи перевалило. Стало быть пора и спать ложится. Умылась, переоделась, разобрала постель и улеглась поскорей, да только сон не идёт что-то. Тревожно остаться одной в ограбленной квартире, обидно за добро нажитое, за жизнь свою страшно и одиноко, конечно. 

      Только вдруг слышит: громкий шорох в коридоре. Всполошилась баба Стеша да только чувствует, что пошевелиться-то она не может! И тут видит, что заходят в комнату двое. По виду это были мужчина и женщина, только прямые какие-то, такое ощущение, будто у них конечности в суставах не гнутся. Оба неестественно высокого роста, когда в комнату входили, едва в дверной проём поместились, причудливо согнувшись. Тут их Степанида лучше рассмотрела. Лица у визитёров были прямые, даже угловатые, руки и ноги неестественно длинные и прямые, как палки какие-то, пальцы на руках тоже длинны неимоверной. Одеты странно – мужик в костюме тёмном, на ногах штаны мешковатые, на плечах что-то вроде пиджака. Женщина в платье или халате примерно тех же тонов, длиной почти до пола, а воротник подступает к самому горлу. Но самым страшным в явившихся были глаза и зубы. Глаза горели, постоянно меняя цвет, то жёлтые, то зелёные, то голубые, белков и зрачков баба Стеша разглядеть не смогла. А вот зубы поистине ужасали. Они были чудовищно длинными и отвратительно торчали изо рта не только сверху и снизу, но и казалось, что из-за щёк. И не по два, как клыки, а будто бы целым пучком. Эти мерзкие острые, белые отростки исходили изо рта неким подобием щупалец, сантиметров на пять или даже семь, сильно искривляясь по все длине. Отдалённо рот ночных пришельцев напоминал увеличенную пасть миноги, полную острых зубов по всей окружности и готовую, словно адская мясорубка, измельчить всё, что окажется в непосредственной доступности.

      Вковыляв в комнату, жуткая парочка пристально уставилась на Степаниду и, протянув непропорциональные руки вперёд, стала приближаться. Старушка обмерла, дикий страх и предчувствие гибели захлестнули её сознание, она хотела молиться, но не могла даже мысленно произнести ни одного слова, хотела схватиться за висящий на шее крестик, но руки недвижно лежали вдоль тела, паника нарастала, Степанида была уверена, что сейчас потеряет сознание и более не очнётся.

      Но что-то было не так. Визитёры словно бы упёрлись в невидимую стену перед кроватью и тыкались в неё, не имея возможности приблизится. Тут баба Стеша обратила внимание, что незваные гости стоят на самом краю нового ковра и не могут ступить на него. Гнева на их лицах не было, оно вообще выглядело неестественно, словно резиновая маска, но по судорожным движениям было понятно, что они в замешательстве. Моментально к хозяйке квартиры вернулись силы. Она дёрнула рукой и схватилась за крестик на груди, отчаянно вскричав: «Господи!» 

      И тут же видение исчезло…

      – Я не спала всю ночь! – нервно рассказывала свою историю баба Стеша отцу.
      – На кухне так до утра и просидела, несколько рюмок выпила... (пузырёк для растирания был надёжно укрыт за банками с солениями), хотя спиртное на дух не переношу, только тогда маленько в себя пришла, дрожь колотить перестала. У психиатра я никогда на учёте не состояла, никаких галлюцинаций у меня никогда не было. Но это… Клянусь, это не сон был! Я большую часть жизни убеждённой коммунисткой была, ну, к старости, конечно, пришла к вере, крестик надела, молитовки кое-какие знать стала, но всё это так, без усердия. А тут такое, что и думать страшно, что же это было!

      Наутро осмотрела баба Стеша ковёр. С виду обыкновенный, коричневый с серыми вставками, достаточно тёплый. Отогнула краешек, а с внутренней стороны, той, что к полу прилегает, по краю тонкой чёрной ниткой как письмена какие-то вышиты, на языке неизвестном, и так по всему периметру.

      Ходила Степанида в посёлок цыганский, искала ту цыганку, что ковёр продавала, да только без толку. Никто такую женщину в посёлке не видел, и ковров в том посёлке не продают, в основном платки, платья.

      На базаре ту одноглазую «беляшницу» тоже никто вспомнить не смог. Мало ли пришлого народу на территории.

      Когда отец рассказал мне эту историю, она впечатлила моё детское воображение так сильно, что я даже криво нарисовал таинственных визитёров. Рисунок тот, конечно, не сохранился, помню только, что отец его бабе Стеше показывал, а та иронично сказала: «Что-то есть…» Впоследствии я ещё много раз эту историю друзьям пересказывал, теперь вот и вам рассказал.

      В скорости отец перешёл на другую работу, и совместное с бабой Стешей дело оставил. С тех пор я о ней ничего не слышал. Как она теперь? Жива ли? В принципе, может быть, и жива, а если нет, то кто проводил её в последний путь?..

      Прошло много лет. Рынок тот разогнали, а торговые ряды снесли. В канун каких-то выборов местный депутат закатал это место в свежий асфальт. По его программе разбили там клумбы, сделали дорожки, поставили низенькую изгородь и лавочки. Иногда я прогуливаюсь в том маленьком парке, где теперь мирно отдыхают мамы с колясками. Я со щемящей тоской вспоминаю расположение торговых рядов, ноги словно бы сами несут меня к знакомым прилавкам, что призраками стоят на своих местах в моей памяти, и тогда я думаю, какие же страшные тайны этого места навсегда утонули в глубинах прошлого.

      1
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      10 января 2017
       

      Они не были мертвы

      Мне почти шесть лет. Начало лета. Родители бегают по квартире суетясь, собирая чемоданы. Мама покрикивает на отца, он, как обычно, курит, курит свой "Беломор" и совершенно спокойно ставит чемоданы к порогу. Сели на дорожку.
      Вокзал, душный поезд, такси.
      Солнце, пальмы, пляж и море. Море. Шум прибоя, голоса пляжа, самое вкусное на свете мороженое в металлической чашечке, политое сиропом, мама в красивом цветном платье и отец в дурацкой соломенной шляпе все курит свой "Беломор" - это было там, на море, так здорово, и лучшего места я, ребенок, не мог себе представить. Но дельфинарий - это особое волшебное место. Белые дельфины. Их голоса продолжали звучать у меня в голове, когда я уже засыпал вечером в нашем домике. Домик был небольшой. Кухня с диванчиком, где я и пытался уснуть, вспоминая дельфинов. И комната мамы с папой, где они что-то обсуждали спокойным тоном. Под говор родителей я уснул.
      Грохот, крик, визг, звон посуды, топот. Я не могу ничего понять. Мама швырнула меня под стол и велела сидеть молча. Я зажмурился и закрыл уши. Тишина. Сколько я так просидел, сложно сказать. Открыл глаза, все вокруг было перевернуто, а мама с папой спали. Я лег на диванчик в кухне и уснул. Когда я проснулся, было уже, или еще, темно. Мама гладила меня по голове, а папа просто стоял в дверном проеме и смотрел мне в глаза таким тяжелым взглядом, словно я провинился. И каким-то голосом, словно звук из трубы, говорит:
      - Отпусти его, мать, нам пора идти.
      В какие-то доли секунд мы оказались на пляже. Ярко-желтый песок согревал мои ноги, небо было бесконечно лазурное с ослепляющим солнцем в высоте. Как только я подошел к морю и коснулся ногами воды, меня резко откинуло. Я быстро и глубоко куда-то падал. Был дикий страх, я зажмуриваю глаза. Темно. И я боюсь открыть глаза и пытаюсь их приоткрыть, боясь увидеть, куда я провалился. Приоткрыл глаза, больничная палата, рядом бегают врачи, бурно обсуждая меня.
      Заключение. Потеря сознания в ходе обезвоживания организма. Моих родителей убили грабители, согласно судебной экспертизе они были мертвы более 23 часов на момент, когда меня обнаружила хозяйка домика, и я более суток один находился в домике с трупами. Но, как я описывал, они были для меня живые, и мертвых я их не помню. Может, это была защита детской психики и мое подсознание сработало именно так. Но, будучи сейчас уже взрослым мужчиной, я продолжаю верить, что родители сильно любили меня и были со мной столько, сколько могли себе это позволить.

      3
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      10 января 2017
       

      Скачок во времени

      История покажется сказочной, но на самом деле она была. 

      Мой дед рассказывал мне её три раза, ни разу не сбиваясь и не путаясь в деталях - он вообще был человек аккуратный. 
      В последний раз, когда мы с ним об этом говорили, я записал историю на магнитофон и потом перенёс на бумагу.
      Было это в далёком 1989 году, бумага затерялась, кассета - посыпалась, историю я помнил урывками, поэтому особо и не говорил о ней никому.
      Недавно, перебирая старые бумаги, я нашёл лист с историей и сразу же решил её опубликовать здесь.

      Итак. Без долгих вступлений начинаю. 
      Дед мой служил с 1939 года в транспортной авиации стрелком-радистом, в 1946 году остался на сверхсрочную службу, окончив школу старшин по авиарадиоделу (его слова). С 1954 года служил на Урале, летал на Ил-12, с экипажем, с которым и попал в эту историю. Случилось это в 1958 году, поздней осенью. Дедов борт работал на т.н. "хозяйственной возке" как он это называл - раз в два-три месяца, одна из машин их отряда в течение недели развозила всякие товары-вещи-запчасти и почту с главного аэродрома по "точкам". На всех т.н. "точках " были хорошо обустроенные аэродромы с бетонными полосами и вышками диспетчера. Я как служивший тогда переспрашивал деда - что он понимает под "точкой", ведь я-то служил тоже на точке, какой там аэродром? Дед рассмеялся и объяснил, что точкой они называли аэродромы базирования всяких военных самолётов, принадлежащие их авиасоединению - истребителей, штурмовиков, опять же, одной из точек был вертолётный полк. В общем, такой вот наряд по большой авиачасти.

      Само происшествие случилось к концу наряда - в воскресенье дедов экипаж должен был развести груз по двум точкам. Однако же утром, в день полёта, погода испортилась и испортилась сильно - но на одной из точек груз ОЧЕНЬ ждали, так что дедову командиру выкрутили руки - начальство требовало "груз доставить, и всё!" Ситуация была в том, что дедов экипаж был самый опытный и слётанный среди остальных, и не раз выходил из передряг, а уж штурмана дед называл "богом неба по погоде" - то есть, честно говоря, мужики не очень и боялись лететь - чего там, маршрут известный, коридоры пустые, они асы, войну прошли, машина хорошая - тьфу, привезём! Была ещё одна причина, как говорил дед - ящик коньяка от комполка за груз. Ну тут уж сам Бог велел везти. В общем - прогноз по дороге получили, погрузились, взлетели. Сразу попали в серую марь, дождь, но машину повели штурман и дед - по радиомаякам и компасу. Облачность была высокая, подниматься далеко они не хотели, взяли себе ещё перед полётом низкие коридоры. До первой точки пришли нормально, все дела сделали - опять взлёт и на вторую. Лететь недолго - около полутора часов, как вдруг, где-то сразу после взлёта, взбесились приборы и пропало радио. Такое бывало и раньше в облачности, экипаж не испугался - гроза рядом проходит, скорее всего (а в прогнозе был сильный фронт недалеко от них), значит, спустимся ниже, гражданского ничего в такую погоду не ходит, и наших сегодня тоже нет - бегай по высотам, как хочешь. Спустились ниже... и выскочили из мари. Тучи есть, но стало солнце проглядывать - и радио ожило, но вот компас дурит по-прежнему. Ну ладно - идут по маршруту, тем более землю-то видим и солнышко проглянуло вроде сильнее. Вдруг - вышка вызывает с "той точки" - мол, борт такой-то, вы у меня на глиссаде (значит, подошли близко, садиться нужно), какого крутитесь? Дед говорит - сразу это странным показалось - он на той точке знал всех диспетчеров ( да и по всем точкам тоже), а тут - незнакомый голос и как-то так невежливо говорит, учитывая то, что везли. Ну ладно - доложился командиру.Тот приказал связь на себя переключить, с вышкой переговорил, дал команду - "садимся", только вот как мы так быстро сюда выскочили? Штурман тоже... мягко говоря, удивился - но пошли по радиомаяку и увидели полосу через семь минут. Нормальная полоса, точка принимает - но только спускаться - и радиомаяк, и связь пропали - опять шум и свист. Но это ж нестрашно - полоса вот она, уже садимся!
      Сели. И тут вторая странность, по словам деда. Аэродром - пустой. Пока рулили на место с полосы - не увидели ни одной единицы техники, что должна бегать - ни топливозаправщиков, ни техничек, ни-че-го! Самолёты могут и в стояночных местах стоять, их и не увидишь с полосы, а вот техники и людей - нет. Вдобавок, к только что прилетевшему борту должен комполка рысью на личном бобике лететь - сами понимаете почему или дежурный офицер хотя бы, на таком же бобике - подняться, поздороваться, начать работу... нет никого! А радио не работает по-прежнему. 
      В общем, после пяти минут ожидания командир даёт деду приказ - "так, товарищ старшина, лично выясните у этих охламонов, в чём дело, и мне доложите!"
      Дед - на выход, и только дверь открыл - трап сбрасывать - сзади голос командира:
      - Отставить! Бегом на место - взлёт немедленно!
      Опять же - приказ выполняется безоговорочно, дед на месте, взлетают. Как потом уже командир ему говорил: 
      - Я тебя когда послал, гляжу - что за е... т... мать, солнце вдруг, как мяч, полетело вниз, к горизонту! И летит же гад, будто его толкает кто-то. Дед вспоминает - точно, выходил он - ясный день, вернулся на место - в иллюминатор напротив смотрит - темнота наползает, сумерки! Радио всё так же свистит-воет, вышку - не вызвать. Завелись (дед говорит, слава Богу, что моторы горячие были - постой пять минут ещё, хрен бы без спецмашины завелись) - взлетать начали, на полосу вырулили - и вдруг все огни включились. Опять же - по словам командира:
      - Когда, б...ь, рулили, я на вышку смотрел - там ни огонька, пусто всё, черно, как покинутое.
      Взлетели, в общем. Радио нет по-прежнему. И вдруг, только ушли с глиссады - сразу в марь попали опять, хотя ж небо вроде ясное было! Все сидим уже - не поймём, что за чепуха такая? Куда лететь, чего делать? Как вдруг - радио ожило, и как ожило - родной аэродром и вышка оттуда орёт: 
      - Алё? Что за борт в зоне видимости, дайте позывной!
      Они дают - на них матом:
      - Вы где ,б..., шляетесь? Мы вас вторые сутки ищем!
      В общем - прилетели наши орлы домой в вечер вторника.
      Встреча была ещё та, всё начальство сбежалось на них смотреть. Сразу же по прилёту потащили в штаб - писать объясниловки. Потом - долго таскали по медкомиссиям и в особую часть. Дело "наверх" не выпустили, замяли как-то, но нервов им попортили - не приведи Боже. На полгода отстранили от полётов, впрочем потом восстановили. Что это такое было - ни черта не поняли, но в непогоду теперь их летать не посылали, пока не пересадили на более новый Ан-12, тот уже мог летать и когда угодно. На нём дед и окончил службу, хотя сильно жалел, хотел идти дальше служить, любил он учиться новому, любил небо и самолёты. 
      Как на нём сказалось происшествие? Никак. Точно так же, как и на его коллегах. Служили дальше после года долботни, потом пересели на транспортный Ил-14, ненадолго - чтоб потом сразу сесть на Ан-12.

      Вот вся история. Верить в неё или нет - ваше дело. Про неё дед не особо распространялся, место своей службы не называл, говорил просто - Урал. "По Уралу летали, и подальше бывало".
      Спасибо за внимание.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      10 января 2017
       

      Голос в голове

      Сегодня я хочу рассказать историю моей бабушки, Клавдии Афанасьевны. Да, это в честь её меня назвали. Ещё в раннем детстве слушала я эту рассказку как завороженная. Излагать буду от бабушкиного имени, так проще... 

      Это случилось сразу после окончания войны. Я тогда была совсем юной девочкой, около 15 лет мне было всего. Нас немец в 42 году в Германию угнал, ну и после освобождения мы домой возвращались к себе в деревню. Тяжело было тогда так, когда пешком шли, когда подвозил кто. Много шло народу с нами. Вот и в тот день мама нашла мне место у деда одного на телеге. А я уставшая была такая, вымотанная. А телега доверху набита была тюками да барахлом всяким. Я на узел забралась, сижу, ну, и задремала. Конечно, мы же тогда по нескольку суток не спали, негде было попросту. Вот и уснула я сидя, укачало меня, ну и ковырнулась прямо вниз на землю . И головой шибко стукнулась, да так ,что сознание потеряла. Все переполошились, подбежали, давай мне помощь оказывать. Это мамка мне уже потом рассказывала.

      Еле меня откачали да в чувство привели, кровищу-то еле остановили, кой-как перевязали, да и опять в дорогу. Помню - иду, голова болит, тошнит, а идти надо. Вот и пёрлася из последних сил. Вымоталась вся - ужас! И тут, на второй день моих страданий, я услышала голос. Мужик какой-то говорит мне:

      - Клавдя, я твой дедушка, ты меня не знаешь, но хочу тебе помочь. Вы сейчас мимо деревни пойдёте, так идите мимо, не останавливайтесь. Хоть и темно будет, а на ночлег не оставайтесь там, иначе вас всех убьют, а имущество ваше и документы украдут.

      Я думаю, что такое? Кто говорит то со мной? Рассказала маме. Та только головой качает, наверно, подумала, что у меня после травмы "крыша едет". Потом плакать начала. А голос всё не унимается и то же самое мне велит. Дескать, пройти мимо деревни. Через пару часов смеркаться начало, а мы, и впрямь, к деревне вышли. Наши попутчики, семья два человека, на ночлег в один дом напросились. Мама тоже хотела, но я стала плакать и не пускать её туда. И пошли мы в лес. Там шалаш построили и переночевали. А с утра пошли обратно в деревню, покушать поискать и узнали новость. Ту семью, да вместе с хозяевами, где остановились наши попутчики, зарезали, а тела их выкинули на дорогу. Вещи и документы пропали.

      И поняла я тогда, что голос правду мне говорил. Стала я у мамы расспрашивать про дедушку, так она сказала, что тот помер давно, ещё до войны и разговаривать не может. Но я-то знала, что это не так. И стал меня деда о всяких разных опасностях с тех пор предупреждать. Туда не ходи, мол, банда нападёт, из этого колодца воду не пей - холерой заболеешь, в этот поезд не садись - там тиф подхватишь...

      Вот так, с горем пополам, мы до области-то своей добрались. И там случилось вообще жуткое. Ночевали мы как-то в старой разбомбленной конюшне, один корпус с крышей стоял только, там мы все и улеглись, главное, чтоб дождь не мочил. Сплю, и вдруг меня среди ночи дедов голос будит. "Вставай! - говорит. - Буди людей. Бегите в поле, иначе беда будет!" Ну, я встала, да как заору! Бегите, мол, все, спасайтесь. Некоторые побежали, а некоторые послали на три буквы и сказали мне заткнуться и не мешать спать.

      Сперва ничего не происходило. Мы в поле под дождём полчаса простояли и хотели обратно идти, как вдруг крыша у конюшни рухнула, видать, воды налило. Вот беда-то какая! Те люди, что там остались, все пострадали. А меня очень уж благодарили тогда те, кто спасся. Особо за то, что дети невредимыми остались.

      Ну, а потом мы до дому дошли, его, правда, не было уже, немец сжёг. Но мы отстроились и стали жить нормально. Дедушка мне помогал много лет ещё, подсказывал. А в 18 лет я с мужем своим будущим познакомилась, сперва мы встречались, потом поженились. А дед-то мне как-то ночью и шепчет, что типа надо вам в церковь сходить, к попу, и тайно от властей повенчаться. Времена тогда страшные были, так мы убережёмся, мол, да проживём долгую и счастливую жизнь. Ну мы с мужем так и сделали, пошли и обвенчались. С тех пор голоса дедова я больше никогда не слышала. Покинул он меня, видать, на мужа оставил. А муж мне действительно хороший попался. Любил меня очень. Вот так вот.

      2
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      10 января 2017
       

      Нинкин камень

      История публикуется впервые и с разрешения рассказавшего её человека. 

      На берегу бухты Крашенинникова есть камень под названием Нинкин. Со временем вода отступила, а берега измельчали. Теперь камень находится у воды только во время прилива. Вдоль берега идёт дорога. Редкие автомобилисты, проезжая мимо, сбрасывают скорость, а проехав, говорят шёпотом: "Нинкин камень". Там погибла девушка Нина. Утопилась, бросившись с камня, после того как подверглась насилию. 

      Случилось это давно. У одной моей подруги служил в тех краях не только отец, но и дед в молодости. Дед не знал Нину, но происшествие тогда было на слуху. Взрослые, скрывая правду, говорили детям, что девушка покончила с собой из-за неразделённой любви. Но позже подруга рассказала, что это не так, и вот что про камень ей рассказывал её дедушка.

      Когда он был молодым, посёлок, где проходила служба деда, только строился и офицеры ездили в соседний - Саранский, основанный давно, ещё во времена, когда при царе на Камчатку ссылали каторжан. Там и клуб, и девчата, и продукты у местных покупали, да и вообще сам посёлок был большой. Вот только дорога до него плохая. Саранский далеко, но дедушка подруги, Андреем его звали, без памяти влюбился в местную красавицу Валю, поэтому бывал там по поводу и без повода. Намерения у него были самые серьёзные - молодой человек уже познакомился с родителями девушки, а её семилетнему брату возил маленькие шоколадки из военного пайка.

      Как-то он снова решил увидеться с невестой. Сел на служебный грузовик и поехал, но аккурат возле Нинкиного камня машина заглохла. Вышел он, машина новая, думал, починит - руки у парня были золотые. Час провозился, машина с места не сдвинулась. Не сразу, но в какой-то момент стало Андрею казаться, что на камне том кто-то сидит. Прямо посмотрит - никого, а взгляд в сторону отведет, начнет с машиной возиться, точно девушка там. Холодно, а она в лёгком платье. Наконец завёл он машину, назад может сдать, а вперёд не едет грузовик. Но парень не отчаивался, давно Валю не видел, знал, что ждёт она его, а тут уже темнеть стало, а он всё возится. И всё мерещится ему, что есть кто-то на камне. Легенд и слухов много вокруг этого места ходило, вечером и не такое померещится. Только он об этом подумал, поднял глаза, и правда, к нему лицом стоит девушка, рот открыла и как закричит, а крик будто оглушающий свист ветра, и снова нет её. Нервы у Андрея сдали, и поехал он обратно до своего посёлка задним ходом.

      В ту же ночь сон увидел: стоит девушка на камне, спиной к нему, но камень не на берегу бухты, а на берегу океана. Девушка поднимает руки и кричит, а в океане поднимается вода. И тут Андрей вдруг оказывается на дороге, много по ней народу бредёт: бабы, детишки, мужики, а у дороги корчма стоит. Вошёл он туда, Валю ищет. Люди там некоторые всей семьёй сидят, некоторые ищут кого-то. А мужичок в рубахе старомодной, с вышивкой, всем горячее подаёт. Тут замечает Андрея и велит идти ему наверх, да побыстрее. Поднялся тот, а там родители Вали сидят, а самой девушки нет. Сказали, что она брата ищет. Так всю ночь и снилось ему: то он Валю на дороге той найти хочет, то брата её. Брата нашёл, привёл в корчму, а там родителей уже нет, побежал их искать. Тревожный сон, одним словом. 

      Проснулся в холодном поту от того, что в дверь тарабанит ветер и дождь. Сжалось его сердце от недоброго предчувствия, от неминуемой беды. Оказалось, в ту ночь цунами обрушилось на посёлок Саранский, никто не выжил. 

      Так с той далёкой поры стоит этот посёлок вымерший, брошенный. Страшно проезжать мимо, дома добротные, деревянные, но чёрные. Может, из-за специфики климата или деревьев камчатских почернели дома, но очень страшно там ездить.

      Вот такая история. Пересказал так, как мне рассказали.

      0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    10 января 2017
     

    Роковой август

    Случалось ли вам видеть смерть? Думаю, да. Уходят близкие, родные, знакомые, да и просто миллионы незнакомых людей по всему миру. А видели ли вы сценарий собственного ухода? Бывало ли так, что Красноглазый Волк проносился мимо, коснувшись руки колючей шерстью. Ещё чуть-чуть... и всё... конец бытия...
    Случилось это событие в моей жизни 13 августа 1993 года - 23 года назад. Остро ощущаю каждый момент происходящего...
    Лето, начало августа, мы, первокурсники, наконец-то закрыли летнюю сессию с грехом пополам. Сдавали политэкономию три раза, по всем правилам неисправимых двоечников... Всё лето, 42 человека. Да-да, именно столько народу было "завалено", мы ходили с этими проклятыми учебниками, статейками, практикумами... Была со мной в этой команде удивительная одноклассница и сокурсница - Ольга К.
    Девушка с непростым характером, яркая, демонической красоты... но капитально несчастливая в любви. Ходила о ней слава "чёрной ведьмы". Ну какая ведьма в 17 лет? Но нет, Оля на спор могла заставить замолчать лектора на полуслове или споткнуться мимо проходящего студента. Это лишь то, что она демонстрировала лично мне. Сама от своих способностей не получала никакого удовольствия, почти не пользовалась ими. Была она в тот период в совершенном "раздрае" - её любимый уехал учиться в другой город и оборвал связь. Да просто родителям его Оля была не по нраву... Так вот, я немного отвлеклась... Сдали мы треклятый экзамен, испоганив летние месяцы каникул.
    13 августа... полное ощущение свободы, эйфория... Хоть бы "летний хвостик" отгулять перед вторым курсом!
    Разодетые, в приподнятом настроении прогуливаемся с подружкой по местному "Бродвею", смеёмся и скачем. Останавливается мимо проезжавшее авто - тёмно-зелёный "Мерседес" - удивительный аппарат для провинциальных девочек прошлого столетия. А в аппарате сидит противный рыжий парень, "мент". Слава о нём ходила нехорошая. Ловелас, бабник, потаскун - это ещё так, для затравочки... Но выбирал самых красивых ... Так что мне, дурочке малолетней, это было в какой-то мере даже лестно.
    Уламывал он меня "покататься" минуть 10. А я, за языком не больно-то и следившая, с кривой мордой и сказала ему:
    - Встретимся в Аду, там и покатаемся.
    Он ответил:
    - Договорились. 
    И уехал... навсегда уехал... но не один... За нами шла по тому же "Бродвею" Ольга. Не в самом радужном расположении духа. Она села, села на "моё место".
    Помните, в известном фильме была фраза: "На его месте должен был быть я!" Так вышло и со мной. На следующий день мы узнали, что Оля и "рыжий" разбились в "щепки". Без подробностей, похороны были страшные. Я стояла в оцепенении, вспоминала свою дурацкую фразу, вспоминала те мытарства с бесконечной политэкономией, которые заняли последние месяцы жизни Оли. "Всё зря, всё зря..." - кружилось в голове. А дальше шок прошёл, началась учёба, всё выветрилось из легкомысленной головы.
    Но ровно через год, 13 августа, меня попытался подвезти сосед, "убил "машину, сам остался жив. Не обратила внимания тогда... И конечно, вы уже догадались, друзья, каждое 13 августа меня преследуют автокатастрофы. Я не сажусь в транспорт, но вижу на улицах "свежие аварии", если всё-таки нужда заставляет, по пути следования передо мной "бьются" не менее 2-3 раз. Родные перестали скептически относиться к этой "точке" моей жизни, да и друзья-товарищи 13-го со мной никуда не "катаются" - машину им жалко.
    Что это? Рыжий меня "помнит"? Или по судьбе мне не суждено погибнуть в аварии, просто злой рок меня дразнит и напоминает о мимолётности бытия. Но это не выдумки... Свидетелей за годы накопилось достаточно.
    И да, забыла добавить... Снился мне 23 года назад странный сон.
    Чёрное поле, в полной темноте стоит цепочка людей, взявшись за руки, среди них - я. Напротив нас стоят громадные чёрные волки с рубиново-красными глазами. В темноте это единственный "источник света". Мы "играем в вышибалу"... На меня летит Чёрный волк и "вышибает" соседнего со мной человека, коснувшись меня жёсткой щетиной. Ясно помню ощущение рывка, рука соседа вырывается из моей ладони... просыпаюсь. "Наверно, экзамен сдала - выгонят из универа кого-то другого", - подумала тогда я. А выгнали не из универа, а из жизни.
    Пишу за неделю до 13-го. В память об удивительной роковой и несчастливой красавице Ольге К.

    0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      12 января 2017
       

      Не сопротивляйся судьбе

      Детей нам Бог не посылал, хотя в браке были 5 лет, а всё никак. И жили ещё бедно, практически впроголодь. И к бабушкам-знахаркам ходили, и на луну обряды делали, и в чисто поле здравницу просили, а всё никак. Отчаялись мы с мужем Васей, и свекровь уже наседает, что сил нет, хоть давись иди. И вот сон мне однажды приснился, будто в поле работаю, а передо мной женщина в чёрной одежде явилась. Хоть и в чёрном она была, но не страшно было, а наоборот, такое чувство защиты, что ли. Так эта женщина сказала сурово мне:
      - Знаю я твои беды, но ты не переживай - задуманное исполнится, только жди. Дочь твоя вас спасёт, будете в достатке жить. Только судьбе не сопротивляйся, как дам - так и будет!
      Проснулась я и побежала матери рассказывать. Матушка моя обрадовалась, сказала, что это Богородица тебе явилась, благословила тебя, значит, будут у вас детки.
      И вправду, через годок родила я девочку, Марфой назвали, счастью не было предела. Потом снова счастье, ещё одну девочку родила, Зиной назвали. И вроде радость-то какая - детей своих растить, да нет, война началась, ушёл Вася на фронт. Тяжело было, не передать словами. Голод, разруха, немцы гоняли нас из деревни в деревню, и тут я поняла, что опять брюхатая. Вот только радости уже не было, а одни слёзы. Дети плачут. Есть хотят, небольшой огород посадили, так немцы пришли, подожгли всё, нас в сарае 4 дня держали. Страх, да и только. А время к родам близится, старшая дочь ещё заболела после сарая. Но в срок родила я третью девочку, да только ни сил, ни веры не осталось, и грех я большой совершила. Нас немцы как опять погнали с деревни, так я её и оставила у печки, закрученную в тряпки. Деревню ту немцы до последнего деревца сожгли, там и сгорела моя ещё не названная дочь.
      Потом наши отвоевали часть территории, стали мы жить да хозяйство ставить.
      Вы спросите, часто ли я вспоминала свою дочь? Я отвечу - каждую минуту, я осознавала, что я убийца собственного ребёнка.
      Сильно постарела я от голода, холода и слёз, которые лились по ночам. А днём - поле, работа и дети, которые не знали радости человеческой.
      Но время шло, война закончилась, Вася мой вернулся с войны без руки. Работать ему нельзя, так мелкими делами на деревне перебивался. Дочери подросли, старшая вышла замуж, младшая пошла дальше учиться, а я с кучей болячек не представляла, как дальше жить.
      А потом Вася помер, старшая дочь Марфа уехала с мужем в другую деревню, замуж она удачно вышла, деньги сначала присылала. А младшая Зина связалась с алкашом, учёбу бросила, да и сама запила. Стыдно мне.
      И вот больная и брошенная жизнью, я обозлилась на весь белый свет.
      И сон мне снится, будто я работаю в поле, молодая, и так легко мне работать. И тут опять женщина в чёрном. Я глаза на неё поднимаю и говорю, что виновата… Она же меня перебила и говорит:
      - Только судьбе не сопротивляйся, как дам - так и будет! Что ж ты не послушала меня. Доченька твоя младшая Настенька была б тебе отрадой, выросла бы, замуж вышла бы за большого человека Николая, и всё бы у неё сложилось, да и тебе легче бы стало. А что теперь...
      А я как зальюсь слезами, что ослушалась тогда, что вину свою во век не искуплю. И как мне было горестно, что умереть захотелось.
      А женщина в чёрном говорит:
      - Только не одну свою судьбу ты загубила. Николаю твоя доченька судьбой предназначалась, а что мне теперь с ним делать, его судьба тобой переписана. Придётся забрать его с собой, иначе по миру пойдёт, да и никому он тут не нужен. Колька-то сирота, а мог стать большим человеком. Но я тебя не виню, ты просто человек, живущий на земле, нас Господь судить будет.
      - Как я могу попросить прощения у своей Настеньки? - говорю я. - Пусть не простит, но мне хоть попросить её надо. Пусть Коля хоть живёт, что ж из-за моего греха человек невинный пострадает.
      - Анастасия и Николай тебя будут ждать, у вас ещё будет время поговорить.
      Проснулась я и поняла, что жить больше не хочу, надо грех искупить, а как - не знаю.
      И решила себя поджечь в своём доме, но закрыла мне тогда лицо Настенька тряпками, чтоб я не угорела. Я ей:
      - Дочка, забери меня к себе, я хочу быть хорошей матерью, а не убийцей.
      А тут пожарные приехали. Видно, умру в больнице. Земной самосуд для меня начало, продолжение пути искупления будет ведомо только мне, но после смерти.

      0
  • ИИИ
    12 января 2017
     

    Старец Паисий о колдовстве

    Современный человек испытывает немало негативных воздействий, живет под непрестанным давлением стресса. И среди многих страхов, которые отягощают души современных людей, набирает силу еще один страх, наверное, такой же древний, как и все человечество. Это страх колдовского воздействия, страх порчи и сглаза.

    Время, в которое мы живем, западные социологи называют "постхристианским". Оно характеризуется тем, что народы, когда-то исповедующие христианство, в большинстве своем практически отвергли его. Подавляющее большинство современников живут вполне языческой жизнью. Поэтому боязнь магического воздействия в виде порчи и сглаза проявляется у них как следствие их удаления от Бога, нарушения Его Святых Заповедей и потом как духовное заболевание.

    Как православному человеку относиться к этому духовному феномену и как правильно защититься от, несомненно, реальной, духовной опасности? Предлагаем нашим дорогим читателям советы Старца Паисия Святогорца, извлеченные из его книги "Духовная борьба".

    - Как колдуны вводят людей в заблуждение, используя святыню?

    - "Колдуны используют в своей ворожбе псалмы Давида, имена святых и тому подобное, но смешивают это с призыванием бесов. То есть подобно тому, как мы, читая Псалтырь, призываем помощь Божию и приемлем Божественную Благодать, они, используя псалмы и святыни подобным образом, совершают прямо противоположное: хулят Бога, отходят от Божественной Благодати, и после этого бесы делают то, что те попросят. Мне рассказывали об одном парне, который пошел к колдуну, чтобы тот помог ему добиться какой-то цели. Колдун прочитал над ним что-то из Псалтири, и паренек добился того, чего хотел. Однако прошло совсем немного времени, и бедолага начал угасать, таять как свечка. Что же совершил колдун?

    Он взял в ладонь какие-то орешки, семечки и начал читать над парнем пятидесятый псалом. Дойдя до слов "жертва Богу", он сжимал руку и выбрасывал зажатые в ней орехи, семечки, принося таким образом жертву бесам, для того чтобы они исполнили его просьбу. Так с помощью Псалтири этот колдун хулил Бога.

    Из этого можно понять, какой обман кроется за всеми их действиями! Используя священные предметы, они обводят несчастных людей вокруг пальца. Люди видят, что колдуны зажигают свечи, "молятся" перед иконами, совершают подобные действия, - и доверяют обманщикам.

    - Виды колдовских манипуляций, с целью повредить человеку, и сеять вражду между людьми.

    - Они делают из воска куклу, похожую на человека. Когда к ним приходят и просят, чтобы, например, их враг ослеп, то они втыкают иголку в глаза куклы и при этом произносят имя человека, которого хотят ослепить. Они совершают и другие бесовские действия. И если человек, на которого таким образом наводят порчу, живет греховной жизнью и не исповедуется, то бесовское воздействие поражает его глаза. От боли они словно выходят из орбит! Человек обследуется у врачей, но врачи ничего не находят.

    А какое зло делают людям медиумы, экстрасенсы, "ясновидящие" и подобные им! Мало того, что они выкачивают из людей деньги, они еще и разрушают семьи. К примеру, человек идет к "ясновидящему" и говорит ему о своих проблемах. "Гляди, - отвечает ему "ясновидящий", - одна твоя родственница, немного смугловатая, роста чуть выше среднего, навела на тебя порчу». Человек начинает искать, кто из его родни имеет такие характерные признаки.

    Не может быть, чтобы никто из его родни хоть немножко не был похож на ту, которую описал ему колдун. "А-а, - говорит человек, найдя "виновницу" своих страданий. - Так это, значит, она навела на меня порчу!" И им овладевает ненависть к этой женщине. А сама эта бедняжка совсем не знает причины его ненависти. Бывает, что она оказала ему какое-нибудь благодеяние, но он кипит по отношению к ней ненавистью и не хочет даже видеть ее!

    Потом он снова идет к колдуну и тот говорит: "Ну что ж, теперь надо с тебя эту порчу снять. Для этого тебе придется заплатить мне кое-какие деньги". - "Ну что же, - говорит запутавшийся человек, - раз он нашел, кто навел на меня порчу, я должен его вознаградить!" И раскошеливается. Видишь, что творит Дьявол? Он создает соблазны.

    - Может ли колдун исцелить больного?

    - Человека, которого мучает бес, колдун может "исцелить" посылая этого беса к другому человеку. Ведь колдун и Дьявол - это друзья-товарищи. Колдун говорит Дьяволу: "Выйди из этого человека и войди в того". То есть, изгоняя беса из человека, который находится под бесовским воздействием, колдун обычно посылает его в того из его родственников или знакомых, кто дал Дьяволу права над собой.

    Потом человек, имевший в себе беса, говорит: "Я страдал, а такой-то целитель меня исцелил". Вот колдуну и создается реклама. Но в конечном итоге вышедший из человека бес кружится по его родственникам и знакомым. Предположим, попав под бесовское воздействие, человек стал горбатым. Колдун может изгнать из этого человека беса и послать его в другого человека. Таким образом, горбатый человек выпрямится. Однако, если он стал горбатым в результате несчастного случая, колдун не может его исцелить.

    Как-то мне рассказали, что одна женщина "исцеляет" больных, используя различные священные (символы и предметы). Услышав о том, что она делает, я был поражен выдумкой, "искусством" Дьявола. Во время своих сеансов колдунья берет в руки крест и поет различные церковные песнопения. К примеру, она поет "Богородице Дево" и, дойдя до слов "Благословен Плод чрева Твоего", плюет рядом с крестом, то есть таким образом хулит Христа, и поэтому демон ей помогает.


    Старец Паисий Святогорец о колдовском воздействии


    Таким образом, она "исцеляет", например, от душевной подавленности (депрессии) - некоторых людей, заболевших из-за бесовского воздействия. Врачи не могут вылечить этих людей, а она их "исцеляет", потому что изгоняет из них беса, который давит на их души. А потом посылает этого беса к другому человеку. А многие из больных считают эту колдунью святой! Они советуются с ней, а она потихоньку вредит их душам, губит их.

    Необходимо внимание. Надо держаться подальше от колдунов, от колдовства, подобно тому, как человек держится подальше от огня или змей. Не надо смешивать разные вещи. Дьявол никогда не может сделать ничего доброго. Он может "исцелить" только те болезни, которые вызывает сам.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Гости

    В мистическую часть рассказа, который я хотел бы поведать читателям, сейчас практически не верю. Однако в детстве эта история, рассказанная моим отцом, произвела на меня очень сильное впечатление. Я решил её записать ещё и потому, что хочу запечатлеть на письме свои яркие детские воспоминания, сохранившие не только основную канву событий, но и постепенно затуманивающиеся в пучине лет подробности атмосферы начала 90-х годов. Поэтому, если вы не хотите углубляться в описательную часть, в которой я пытаюсь поместить эту историю во временной контекст и передать колорит эпохи, можете смело переходить ко второй содержательной части, начинающейся со слов «какое-то время спустя, ранней зимой…»

    Не помню точный год, в котором происходили события, однако практически уверен, что дело было в первой половине 90-х годов. Отец мой на тот момент работал охранником в гостиничном комплексе для дальнобойщиков, который располагался на значительном удалении от города. График работы соответствовал удалённости объекта: трое через трое суток. То время, которое отец проводил дома, он посвящал тому, что занимался частным извозом, чтобы снискать дополнительный заработок. В те тревожные времена, рядом с разбитыми типовыми автобусными остановками, толпились целые автопарки «бомбил» на разнородных отечественных развалюхах. Они всегда очень строго делили между собой очерёдность на пассажиров и старались не подпускать к «хлебной» точке людей со стороны. Отец состоял в одном из таких закрытых клубов. Тем не менее из-за большого количества извозчиков доход оставлял желать лучшего, порою едва удавалось отбить бензин.

    Однажды я с друзьями резвился в неогороженном, утопающем в тополином пухе дворе, из достопримечательностей в котором были лишь ужасно скрипящие, однако на редкость прочные, подшипниковые качели, на которых можно было делать «солнышко», да огромная невысыхающая лужа, примыкающая к забору детского сада. В это время, необычно рано, во двор въехала едва не разваливающаяся на ходу отцовская «Волга» ГАЗ-24-10. Я сразу подбежал к машине с деловитым видом. Отец хитро улыбался и позвал меня домой. Поднявшись по жутко пахнувшей лестнице, никогда не запираемого подъезда, мы оказались дома, и отец достал из вместительной самодельной матерчатой сумки специфическую посуду для транспортировки еды. «Ланч-боксов» тогда не было, потому ёмкости представляли собой глубокие металлические контейнеры изогнутой овальной формы, по всей видимости, игравшие роль ещё и термосов. Запах горячих котлет и наваристого рассольника вызвал во мне огромный аппетит. Еда оказалась просто исключительно вкусной. Возможно, из-за новизны рецепта или того, что котлеты у нас в семье жарились редко (скорее, из-за кропотливости процесса, нежели из-за нехватки средств), но даже и по сей день мне кажется, что я не ел котлет вкуснее тех.

    Пока я сосредоточенно поглощал обед, отец рассказал, что ухитрился найти дополнительный заработок, помимо извоза. И дело это оказалось действительно необычным.

    Наш район пересекала оживлённая магистраль, на которой и располагалась точка извозчиков. На другой стороне дорожного полотна, прямо напротив автобусной остановки и таксующих автолюбителей, развернулся старый рынок, существовавший здесь ещё с советских времен. В тот период малый бизнес был поставлен на широкую ногу, и рынок, который местные именовали не иначе как «базар», чрезвычайно разросся. В его рядах можно было встретить различные диковинки несвойственные провинциальной удалённости. Как же интересно было передвигаться между лавками! При этом рыночная площадь была очень чётко сегментирована. Вдоль тротуара, ведущего в булочную, за пределами огороженной территории рынка, бабушки, казалось со всего района, на импровизированных прилавках из брезентовых сумок и обшарпанных ящиков летом торговали зеленью и доморощенными овощами, а зимой вязаными вещами и сигаретами. Отдельную категорию составляли старушки, продававшие жареные семечки – большой стаканчик по 100 рублей, маленький по 50. Далее уже на территории базара шли ряды с одеждой, продавцы в основном были русскими, они флегматично взирали на проходящего мимо ребёнка, понимая, что толку от него всё равно не будет. В крайнем ряду самая дальняя от прохода лавка была занята отделом игрушек – самой посещаемой точкой среди детворы, а самым продаваемым товаром были, естественно, разноцветные шарики-пульки для нашего воздушного арсенала. Лавки одежды сменялись стеллажами с фруктами, отборными овощами, арбузами и дынями, продавцы здесь были сплошь кавказских народностей, они очень экспрессивно зазывали народ и частенько могли из щедрости угостить юного зеваку персиком или яблоком. Самый дальний и тёмный сегмент рынка находился под навесом. Здесь продавали крупы, чай и кофе, другие продукты с заводской упаковкой и бытовую химию. Народ здесь был мрачный, разношерстный, позже я узнал, что купить там можно было не только то, что выставлялось на прилавки. Теперь я понимаю, что, будучи ребёнком, видел лишь внешнюю, ярмарочную сторону базара и не мог видеть его подноготной, но портить детские впечатления ужасно не хочется.

    Так или иначе, история начинается именно на этом базаре, куда посреди рабочего дня забрёл отец, проголодавшись и намереваясь купить какой-либо выпечки. Проходя вглубь рынка, он отчётливо ощутил манящий запах домашней еды. И действительно, в левом крыле отец заметил полненькую старушку с двумя большими чемоданами на колёсиках. Один чемодан был открыт, а из него вместительным половником бабуля, закутанная в цветной платок, накладывала в пластиковую тарелочку картофельное пюре, затем котлетку и добавляла подлив. Порция «второго» отправлялась довольной продавщице халатов и носков, а старушка уже спешила к следующему подзывавшему её клиенту.

    Отец быстро разговорился с предприимчивой старушкой, которую звали Степанида. (На самом деле я не помню, как её звали в действительности, просто её образ ассоциируется в моей памяти с именем баба Стеша). История её оказалась вполне обыденной для тех лет. В 80-х годах она вышла на пенсию, затем умер муж, дети разъехались по разным городам, и вот, на склоне лет, баба Стеша осталась одна. После развала СССР грянул кризис 90-х, пенсию порой не платили вовсе, а порой её хватало только на вечно возрастающие счета за жилищно-коммунальные услуги. Не имея своего огорода, Степанида перебивалась как могла, изредка получая денежные переводы от детей, которые однажды прекратились вовсе. Тогда-то она и придумала себе модель малого предпринимательства. Будучи профессиональной поварихой, она решила готовить комплексные обеды и продавать их работникам местного рынка. На этом деле неплохо зарабатывали торговки беляшами и прочей выпечкой, однако вкусные горячие блюда – супы, котлеты и тефтели, голубцы, гуляш, пюре, гречка и отварной рис – практически весь спектр классического советского меню, гораздо больше привлекали потенциальных потребителей. Первая же партия обедов разошлась моментально, однако из-за слишком скромно установленных цен почти себя не окупила. Следующая партия продавалась дороже, но, несмотря на это, распродалась не менее успешно. Конкурентки-«беляшницы» попытались вмешаться и прогнать преуспевающую конкурентку, в которой на первых порах угрозы бизнесу не увидели. Однако к тому времени половина рынка была прикормлена домашними обедами бабы Стеши, поэтому «смотрящий» за рынком, который и сам, бывало, лакомился её стряпней, пресёк такие попытки на корню. Спрос рос, а возможности старенькой женщины по транспортировке товара были весьма ограниченны. При этом, как жаловалась отцу баба Стеша, с учётом доходов, она могла бы наготовить гораздо больше еды, поскольку посвящала этому всё свободное время. Однако после двух рейсов из дома к рынку и обратно старушка полностью выбивалась из сил, а наготовленное порой пропадало. Тут-то и предложил отец бабе Стеше выгодную кооперацию – у него машина и крепкие руки, у неё продукты и талант поварихи. Решено было, что ближе к обеду отец заезжает за Степанидой и помогает ей погрузить в машину всё, что она сумела наготовить с утра. Позже, распродав дневную партию, они ехали на базу и закупали по сходной цене мясо, картофель, крупы и прочее, затем везли сырьё домой к старушке. Всё оставшееся время баба Стеша тратила на приготовление обедов. Когда отец уезжал на смену, старушка кормила рынок по старой схеме, принося с собой столько товара, сколько смогла дотащить. Так и питался наш базар: три дня плотно, а три дня нужно было успевать, ведь опоздавшим приходилось обходиться беляшами. Я неоднократно участвовал в этом предприятии в качестве подручного, нередко бывал в типичной старушечьей квартире бабы Стеши, в которой она прожила без малого 30 лет. Квартира была однокомнатной, красный узорчатый ковёр накрывал почти весь пол комнаты, в уголке старенькая кровать, на которой лежали прикрытые кружевом подушки, портреты на стенах и покрытый лаком, тёмно-коричневый шкаф. Могу засвидетельствовать, что оба партнёра были довольны положением дел, сотрудничество было явно обоюдовыгодное. В какой пропорции они делили доходы, мне узнать так и не довелось.

    Какое-то время спустя, ранней зимой, произошёл с бабой Стешей странный случай, о котором она рассказала отцу после его возвращения с трёхдневной вахты. Пришедши по своему обыкновению на базар, старушка принялась ходить по рядам и реализовывать продукцию. Поворачивая в очередное крыло нехитрого лабиринта, баба Стеша увидела, что её знакомая продавщица обуви и шапок покупает выпечку у странной «беляшницы». Жирную выпечку продавала жутковатая женщина неопределённого возраста, ужасно грязная, со среднеазиатскими чертами лица и бельмом в полуприкрытом глазу. Клиентка «беляшницы» ещё не успела расплатиться и получить товар, а завидев бабу Стешу и вовсе отказалась от сделки и стала подзывать старушку к себе. Подойдя к знакомой продавщице, Степанида уже была готова объявить сегодняшние блюда, как вдруг грязная «беляшница» ухватила её за руку.

    – Ну всё, мерзавка, жди гостей! – с ненавистью прошипела одноглазая конкурентка на ломанном русском.

    Однако с подобными угрозами баба Стеша встречалась уже неоднократно, поэтому особого внимания этому эпизоду не придала.
    На следующий день старушка как ни в чём не бывало принесла горячий обед замерзающим торговцам. Провозилась она дольше обычного, затем здесь же закупила продукты для следующего дня. Предчувствуя недоброе, баба Стеша поспешила домой. У подъезда уже ждал милицейский «бобик». Оказалась, что посреди белого дня её квартиру обворовали.

    Взять в квартире бабушки особо было нечего. Пропали телевизор, бижутерия, настенные часы, что-то ещё по мелочи и большой тёплый красный ковёр, купленный Степанидой в 70-е годы в Москве. Соседи всё видели, но думали, что кто-то просто переезжает. Пол в многоэтажке был жутко холодный, поэтому пропажа ковра сильнее всего огорчила хозяйку. С облегчением баба Стеша обнаружила, что торопившиеся воры не смогли отыскать большую сумму денег, которая хранилась в потайном ящике шкафа. Тем не менее разгром сильно удручал старушку, о приготовлении обедов не могло быть и речи. На следующий день Степанида затеяла генеральную уборку, наняла сантехника, чтобы врезать в дверь новый замок, а сама принялась ликвидировать следы «обыска». Накопив большую кучу мусора и испорченных вещей, старушка упаковала всё в мешок и понесла на ближайшую помойку. Контейнеры располагались далеко, в нескольких сотнях метров от подъезда, около пустыря, за которым начинался цыганский посёлок. Около помойки баба Стеша встретила назойливую цыганку, которая очень плохо говорила по-русски, однако оказалась весьма настырной. И, к удивлению потерпевшей, цыганка с ходу предложила купить у неё отличный ковёр! Степанида тут же насторожилась. Ещё бы, такое совпадение! Сомнений в том, что ей пытаются продать её собственный ковёр, не было. Она решила прикинуться наивной, проявила большой интерес к предложению, однако идти за покупкой в посёлок отказалась, сославшись на старушечью немощь. Бабушка попросила принести ковёр к подъезду своего дома, а за транспортировку пообещала доплатить. Цыганка охотно согласилась.

    Баба Стеша с предельной для себя скоростью поспешила домой, чтобы вызвать милицию и взять похитителей либо перекупщиков с поличным, прямо перед подъездом.

    Милиция приехала, но каково же было разочарование следователей и самой старушки, когда они увидели, что цыганка с помощницей, не обращая внимания на стражей порядка, пыхтя, тащат совсем другой невзрачный коричневый ковёр. Милиция обругала бабу Стешу и спешно уехала, оставив растерянную бабушку наедине в цыганками, которые сразу принялись требовать расчёта. Степанида озлобилась и в негодовании стала отказываться от покупки. Однако назойливая цыганка, будто не воспринимала слов отказа и продолжала спешно нахваливать уникальные качества ковра и убеждать старушку обязательно его купить.

    – Нет! – уже кричала баба Стеша во весь голос. – Не куплю я это страшилище! Не нужен мне такой! Ушлёпывайте отсюда!
    – Бабушка! Ты гляди-ка какой он тэплый! Ещё сто годков тэбе прослужит! – твердила цыганка, теребя край ковра пальцами.
    – Да пошла ты отсюда! – гневно выругалась Степанида и развернулась, чтобы уйти, но цыганка схватила её за рукав куртки.
    – Куда же ты, сахарная?! Бери ковэр, вот же отличный! Обязатэльно пригодится!

    Баба Стеша уже было полезла в карман за очередной порцией непечатных выражений, как вдруг из подъезда вышел окончивший свою работу сантехник.
    – Ну и холодина у тебя в доме, Степанида, – сказал он участливо и передал старушке новые ключи.
    «Ладно! – подумала баба Стеша. – Видать, судьба, всё равно ковёр-то нужен».

    В итоге, после долгих препираний по поводу цены, Степанида купила-таки ковёр у цыганок и заставила сантехника поднять его в квартиру и помочь расстелить в комнате. Сантехник стребовал с зажиточной старушки ещё и на закуску.

    Был уже поздний вечер, когда баба Стеша привела квартиру в относительный порядок. Поужинала и видит, время уже за 12 ночи перевалило. Стало быть пора и спать ложится. Умылась, переоделась, разобрала постель и улеглась поскорей, да только сон не идёт что-то. Тревожно остаться одной в ограбленной квартире, обидно за добро нажитое, за жизнь свою страшно и одиноко, конечно.

    Только вдруг слышит: громкий шорох в коридоре. Всполошилась баба Стеша да только чувствует, что пошевелиться-то она не может! И тут видит, что заходят в комнату двое. По виду это были мужчина и женщина, только прямые какие-то, такое ощущение, будто у них конечности в суставах не гнутся. Оба неестественно высокого роста, когда в комнату входили, едва в дверной проём поместились, причудливо согнувшись. Тут их Степанида лучше рассмотрела. Лица у визитёров были прямые, даже угловатые, руки и ноги неестественно длинные и прямые, как палки какие-то, пальцы на руках тоже длинны неимоверной. Одеты странно – мужик в костюме тёмном, на ногах штаны мешковатые, на плечах что-то вроде пиджака. Женщина в платье или халате примерно тех же тонов, длиной почти до пола, а воротник подступает к самому горлу. Но самым страшным в явившихся были глаза и зубы. Глаза горели, постоянно меняя цвет, то жёлтые, то зелёные, то голубые, белков и зрачков баба Стеша разглядеть не смогла. А вот зубы поистине ужасали. Они были чудовищно длинными и отвратительно торчали изо рта не только сверху и снизу, но и казалось, что из-за щёк. И не по два, как клыки, а будто бы целым пучком. Эти мерзкие острые, белые отростки исходили изо рта неким подобием щупалец, сантиметров на пять или даже семь, сильно искривляясь по все длине. Отдалённо рот ночных пришельцев напоминал увеличенную пасть миноги, полную острых зубов по всей окружности и готовую, словно адская мясорубка, измельчить всё, что окажется в непосредственной доступности.

    Вковыляв в комнату, жуткая парочка пристально уставилась на Степаниду и, протянув непропорциональные руки вперёд, стала приближаться. Старушка обмерла, дикий страх и предчувствие гибели захлестнули её сознание, она хотела молиться, но не могла даже мысленно произнести ни одного слова, хотела схватиться за висящий на шее крестик, но руки недвижно лежали вдоль тела, паника нарастала, Степанида была уверена, что сейчас потеряет сознание и более не очнётся.

    Но что-то было не так. Визитёры словно бы упёрлись в невидимую стену перед кроватью и тыкались в неё, не имея возможности приблизится. Тут баба Стеша обратила внимание, что незваные гости стоят на самом краю нового ковра и не могут ступить на него. Гнева на их лицах не было, оно вообще выглядело неестественно, словно резиновая маска, но по судорожным движениям было понятно, что они в замешательстве. Моментально к хозяйке квартиры вернулись силы. Она дёрнула рукой и схватилась за крестик на груди, отчаянно вскричав: «Господи!»

    И тут же видение исчезло…

    – Я не спала всю ночь! – нервно рассказывала свою историю баба Стеша отцу.
    – На кухне так до утра и просидела, несколько рюмок выпила... (пузырёк для растирания был надёжно укрыт за банками с солениями), хотя спиртное на дух не переношу, только тогда маленько в себя пришла, дрожь колотить перестала. У психиатра я никогда на учёте не состояла, никаких галлюцинаций у меня никогда не было. Но это… Клянусь, это не сон был! Я большую часть жизни убеждённой коммунисткой была, ну, к старости, конечно, пришла к вере, крестик надела, молитовки кое-какие знать стала, но всё это так, без усердия. А тут такое, что и думать страшно, что же это было!

    Наутро осмотрела баба Стеша ковёр. С виду обыкновенный, коричневый с серыми вставками, достаточно тёплый. Отогнула краешек, а с внутренней стороны, той, что к полу прилегает, по краю тонкой чёрной ниткой как письмена какие-то вышиты, на языке неизвестном, и так по всему периметру.

    Ходила Степанида в посёлок цыганский, искала ту цыганку, что ковёр продавала, да только без толку. Никто такую женщину в посёлке не видел, и ковров в том посёлке не продают, в основном платки, платья.

    На базаре ту одноглазую «беляшницу» тоже никто вспомнить не смог. Мало ли пришлого народу на территории.

    Когда отец рассказал мне эту историю, она впечатлила моё детское воображение так сильно, что я даже криво нарисовал таинственных визитёров. Рисунок тот, конечно, не сохранился, помню только, что отец его бабе Стеше показывал, а та иронично сказала: «Что-то есть…» Впоследствии я ещё много раз эту историю друзьям пересказывал, теперь вот и вам рассказал.

    В скорости отец перешёл на другую работу, и совместное с бабой Стешей дело оставил. С тех пор я о ней ничего не слышал. Как она теперь? Жива ли? В принципе, может быть, и жива, а если нет, то кто проводил её в последний путь?..

    Прошло много лет. Рынок тот разогнали, а торговые ряды снесли. В канун каких-то выборов местный депутат закатал это место в свежий асфальт. По его программе разбили там клумбы, сделали дорожки, поставили низенькую изгородь и лавочки. Иногда я прогуливаюсь в том маленьком парке, где теперь мирно отдыхают мамы с колясками. Я со щемящей тоской вспоминаю расположение торговых рядов, ноги словно бы сами несут меня к знакомым прилавкам, что призраками стоят на своих местах в моей памяти, и тогда я думаю, какие же страшные тайны этого места навсегда утонули в глубинах прошлого.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Первое свидание

    Деда с бабой прожили душа в душу без малого 63 года. Всё было в жизни - и хорошее, и плохое. Смерть первенца Вовы, который родился глубоким инвалидом, следом, за год, похоронили своих родителей, которые ушли один за другим. Потом пошли детки - папа мой, следом - тётя и мои дядьки-близнецы. Пережили страшный пожар, оставшись чудом живыми, но в прямом смысле на улице с четырьмя маленькими детьми. Все невзгоды стойко переносили рука об руку, хоть судьба-злодейка нет-нет, да и подкидывала время от времени.
    Сколько помню дедушку с бабушкой, была у них традиция - периодически дед звал бабулю на свидание. Незадолго до знаменательного дня говорил бабушке:
    - Надька, хочу вот тебя на свидание пригласить, не откажешь?
    Бабушка, смеясь, отвечала:
    - Не откажусь, старый ты дурак.
    И так ласково всегда этот диалог происходил, что сейчас пишу и невольно улыбаюсь, вспоминая. В назначенный день бабуля одевала своё самое красивое парадно-выходное платье, красила губы, в общем, делала все свои девочковые дела, чтобы быть на свидании красивой и сразить своего мужчину наповал.
    Дед ждал её с гармонью наперевес у калитки, летом ещё и обязательно с ромашками. Ходили не спеша, держа друг друга за руки. А уж как песни дед пел под баян для бабушки - слышал весь посёлок.
    Деда не стало в 2010.Сильно не болел, так - стандартный набор стариковых болячек, ушёл тихо, ночью, утром просто не проснулся. После смерти деда и бабуля сдавать начала, первый год ещё держала хвост пистолетом - хозяйство и любимый сад держали бойкую старушку в тонусе. Но вот случилось неудачное падение, перелом шейки бедра, и операция, после которой бабуля больше не вставала.
    Начались бесконечные разговоры о том, что стала она для нас обузой, и лучше уж умереть, чем так жить. Нас от этих разговоров передёргивало, мы каждый кто во что горазд не только словами, но и действиями бабулю старались переубедить. Уход за лежачим больным тяжкий труд, я думаю, многие об этом знают, да ещё и характер бабулин портился не по дням, а по часам. Но мы старались, нас не тяготили совершенно каждодневные заботы по уходу за человеком, которому мы желали только одного - пожить ещё. Читали вслух, гуляли с коляской часами, только что с бубном не прыгали, пытаясь хоть как-то бабушкино эмоциональное состояние поправить. Но с каждым днём становилось ей всё хуже: перестала разговаривать с нами, кушать отказывалась, просто лежала и смотрела в одну точку.
    И вот, в один день приехали к бабушке "на дежурство" мои мама с сестрой, а там весь дом на ушах - бабуля болтает без умолку, улыбается, говорит, что чувствует себя замечательно, очень голодна и погуляла бы с удовольствием. В общем, "глаз горит", и активность такая, что вот-вот встанет и побежит. У нас радости было - словами не передать. День выдался поистине насыщенным. День подошёл к концу, сестра уехала, мама осталась ночевать. Зайдя к бабуле в комнату, чтобы спросить, не нужно ли чего перед сном, услышала необычную просьбу: бабуля просила одеть то самое платье, в котором лет пять подряд к деду на свидания ходила, и губы накрасить, да причесать поприличней. Мама, конечно, удивлена была, ну, мало ли что пожилому человеку в голову пришло. Сделала всё, как бабушка попросила. Уже на кухню уйти собралась, как бабуля говорит:
    - Вася приходил, на свидание звал, молодой и красивый, как тогда, когда мы только познакомились, с мальчиком приходил. Вовочка, наверное, с ним. Пойду я, Таня, на свидание.
    Думаю, конец этой истории вам уже ясен, уважаемые читатели. Так и мама моя поняла сразу, что в скором времени случится. Той ночью бабуля умерла, так же тихо, без мук, утром просто не проснулась. Ушла на своё первое свидание, но уже в другой жизни.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    История на железной дороге

    Случилось это в 1978 году. А я помню, как будто это было вчера. Вели мы поезд Соликамск-Свердловск, остановились на станции Вижай. Дежурная сообщила, что будет встречный. Прошёл встречный (он тоже был пассажирский). Потом отправились мы. Заехали на участок, где скорость установлена до 40 км/час. Я повернул голову на скоростеметр, но в это время услышал, вернее, не услышал, а осознал, что в моём мозге родились четыре слова – впереди что-то должно быть. Я так был удивлён, что встал с кресла.

    Что это? Откуда это? Что значит «что-то должно быть»? У меня же за спиной в 16 вагонах 550 человеческих жизней. Что делать? Тормозить? Зачем? Путь свободен и исправен. И я решил снижать скорость. Когда выехали на прямой участок пути, луч прожектора осветил на правом рельсе тёмный предмет. Я в ту же секунду произвёл экстренное торможение поезда, включил подачу песка под колёса. Стало видно, что на рельсе лежит человек, когда прожектор осветил его, он повернул голову в нашу сторону, и мы поняли, что он жив. Помощник вышел на площадку к лестнице, с надеждой, что если поезд не успеет остановиться, то он подбежит и стащит его за ноги с рельса. Остановились в 10-15 метрах от человека.

    Помощник подошёл, помог ему подняться. Я вышел и, ухватив его за воротник пиджака, втащил в кабину электровоза. Вид пострадавшего был ужасен - вся одежда изорвана, голова и лицо в запёкшейся крови, глаза заплыли и не открывались. Когда набрали скорость, помощник стал расспрашивать его, как тот оказался на рельсах? Он рассказал, что ехал на поезде, вышел в тамбур покурить. Следом зашли ещё двое мужчин, попросили закурить. А потом начали обшаривать его карманы. Он стал сопротивляться, тогда они открыли дверь и вытолкали бедолагу под откос. «Когда я очнулся, - говорит потерпевший, - встать не мог… Заполз на рельсы и всё молил Бога, чтобы машинист меня увидел и подобрал…»

    Мы позвонили по рации дежурной по станции Бисер, чтобы вызвали милиционера и скорую к электровозу. Счастье спасённого в том, что я получил предупреждение из четырёх слов, начал тормозить, и поезд успел остановиться, не перерезав несчастного пополам.

    1
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Илюшкин пруд

    Гостила у меня на днях подруга детства.
    В деревеньке, близ г. Шахтёрск (Украина), наши бабушки были соседками. Оставляемые родителями на попечении у старшего поколения, мы проводили вместе лето и разъезжались по разным городам, с тем чтобы ровно через год встретиться снова. Много воды утекло с тех пор - давно не стало бабушек, их дома, опустев, скучают по временам, когда половицы скрипели под тяжестью шагов, а комнаты то и дело наполнялись голосами гостей. Украина уже совсем не та страна, какой я её помню. Единственное звено, связующее моё настоящее с тем прошлым, не канувшее в Лету – Нина.

    Живёт она в Питере, видеться нам удаётся нечасто, перерывы в общении бывают вполне себе продолжительные, но затем, так или иначе, мы возобновляем связь. Вот и в этот раз, будучи в Москве по делам фирмы, Нина исхитрилась выкроить пару дней, дабы меня повидать.
    Ну, естественно, рты у нас в эти два дня практически не закрывались. И, как это обычно бывает, обсудив дела нынешние, так сказать, текущие, мы плавно переместились в разговорах к темам прошлого. Про то, как в старших классах куролесили – лягут наши старушки почивать, а мы прошмыгнём потихоньку в окно и бежим к знакомым "колхозным панкам" на свиданку, вкушать прелести первой любви. Про более ранние годы, когда в списке излюбленных забав числилось: дразнить козу Симу, чтобы потом удирать от раззадоренной скотинки, рискуя быть насаженными на острые рога, воровать подсолнухи на никем не охраняемом поле, бегать с ровесниками в «казаки-разбойники», строить в палисаднике халабуду из старых пледов и покрывал на манер индейского типи и обносить бескрайний дедов малинник. Короче говоря, «ностальжи» и тому подобный бабский трёп, в процессе которого я припомнила, как мне показалось, один забавный эпизод.
    После третьего года в школе, перескочив через класс, я прибыла на заслуженный отдых почтенной пятиклашкой. Встретила боевую подругу, и каникулы пошли своим чередом. А ближе к завершению лета Нинка, поцапавшись со мной из-за какой-то очередной ерунды - несостыковки во мнениях - стала вероломно гулять с Иркой - ябедой, плаксой и, на минуточку, нашей общей врагиней. Это был удар ниже пояса! Оскорблённая в лучших чувствах, я решила никогда и ни за что не прощать предательницу. Сквозь щель в заборе мне было видно, как новоиспечённые подружки курсируют взад-вперёд по нашей улице, держась за ручки. Ревновала ужасно, но гордость не позволяла первой сделать шаг к примирению. И поэтому всё, что мне оставалось – провожать парочку взором, полным страдальческой муки. С неделю длились мои терзания, а потом Нина перестала выходить. Окольными путями (через бабулю) мне удалось разузнать, что та якобы заболела. Затем, неожиданно для меня, приехала Нинина мама и увезла дочь в город. Ну, и всё, собственно. За год, понятное дело, все обиды выветрились из памяти, и следующим летом мы встретились как ни в чём не бывало.
    И вот я, шутя и похохатывая, напомнила Нинке о её тогдашнем коварстве и о своих страданиях по этому поводу, но, заметив, как помрачнело и напряглось её лицо, осеклась на полуслове. Подруга вскочила, схватив со стола сигареты, сделала пару шагов в направлении балкона, нервно срывая с запечатанной пачки обёртку. Первую сигарету сломала, вторую закурила прямо в кухне. Всё это время я ошарашено наблюдала за её действиями, силясь понять, какая муха её укусила, и что, из мною сказанного, могло спровоцировать такую реакцию. Нина была похожа на человека, пытавшегося совладать с внезапным приступом паники. Прикончив сигарету в несколько мощных затяжек, тут же прикурила новую и, сгорбившись на пуфике у балконной двери, начала говорить, отвернув лицо в сторону. Далее со слов Нины от первого лица:
    «Тем летом у меня был нервный срыв. По крайней мере, об этом в один голос твердили абсолютно все врачи, к которым меня водили на протяжении шести месяцев после отъезда из деревни. Я просыпалась ночами от собственных криков. Когда это случилось в первый раз, бабушку чуть инфаркт не хватил. Я слышала, как она потом рассказывала маме, что никак не могла меня унять. На слова я не реагировала, визжала, выгибаясь на постели дугой. Отчаявшись меня угомонить, бабушка достала из-за домашнего иконостаса баночку, из которой плеснула мне в лицо святой водой, тогда я мало-помалу стала успокаиваться и вскоре пришла в себя. А утром я была настолько слаба, что без посторонней помощи и ложку супа до рта бы не донесла, впрочем, есть и не хотелось. Не хотелось вообще ничего. Бабушка вызвала маму срочной телеграммой, и было решено возвращать меня в Питер. В городе симптомы пошли по нарастающей - вздрагивала от каждого шороха, не могла сосредоточиться на учёбе, позже появились проблемы с речью - стала заикаться, "глотать" слова. Когда ни одно лечение из всевозможно представленных не помогло, мама раздобыла через каких-то знакомых адрес женщины, про которую говорили, что у неё "лечение нетрадиционными методами". И они с отцом возили меня к ней куда-то в Ленобласть, я смутно помню... Но знаешь - помогло. Испуг она мне выливала, вроде бы так это называется. После этого моё самочувствие быстро пошло на поправку - сон наладился, аппетит вернулся. Позже всё происходившее на протяжении этих месяцев стало казаться мне не более чем дурным сном, который оставляет после себя неприятное послевкусие, исчезающее из памяти в течение дня. О том, что послужило причиной моему заболеванию, я не вспоминала. До сегодняшнего дня. Хотя странно… Неужели такое в принципе можно забыть?
    Старый ставок помнишь, его ещё местные за три версты обходили?

    Помню. Дрейфующие по поверхности островки изумрудно-зелёной ряски да пара деревянных мостков у воды. Небольшой такой "пятачок", который можно было обойти кругом минут за десять. Некогда на дне водоёма бил подземный ключ, потом он или иссяк, или ушёл куда-то вглубь земных недр. Пруд начал потихоньку цвести, мельчать и попахивать. На моей памяти там никогда не купались, не рыбачили, не полоскали бельё. Потом его и вовсе осушили во избежание заболачивания территории.

    В тот день взбрело мне до воды прогуляться и Ирку с собой прихватить. Она, хоть и трусила, что от тётки попадёт за такую самоволку, всё же пошла, поддавшись на мой шантаж, мол, водиться с тобой перестану и всё такое.
    Пришли. Сели на мостки, а ноги в воду. И бултыхаем ими, у кого буруны больше подымутся. Увлечённые этим занятием, упустили момент, когда к нам подкралась баб Зина. Помнишь её?

    Баб Зина была вроде как местной сумасшедшей. В начале 80-х, в том самом пруду, утонул её единственный сын, десять лет ему было. Утром ушёл с ребятами купаться и уж больше не вернулся. На следующий день нашли тело. Зина, на тот момент довольно молодая ещё женщина, так и не смогла оправиться от своей потери. Ни мужа, ни родных у неё не было, некому было о ней позаботиться, не о ком стало заботиться ей. Запив с горя, она по пьяному делу спалила свой дом. Хорошо, соседи вовремя спохватились, прибежали, залили пожар, не позволив огню перекинуться на соседние дома. Отстраивать жильё заново Зина не стала, а просто перебралась в сарайчик, расположенный на участке недалеко от сгоревшего дома, но чудом не тронутый пламенем. После того случая выпивать прекратила, но, увы, от помрачения рассудка это её не спасло. Я помню, как бродила она по деревне и окрестным посадкам – босая, в криво застёгнутой кофте и юбке набекрень, бурча что-то неразборчивое себе под нос. Детвора её боялась, баб Зина могла, например, неожиданно вклиниться в самый разгар какой-нибудь нашей игры, схватить первого попавшегося ребёнка в охапку и, причитая, голоском плаксивым и тоненьким вопрошать:
    - А Илюшка где? С вами Илюшка мой? Где он? А? А? Где? Илюшенька мой, где? С вами он?
    И так далее, до тех пор, пока жертве, наконец, не удавалось вырваться. Поэтому, едва завидев на горизонте её щуплую, какую-то несуразную фигурку, каждый из нас старался на максимально возможной скорости ретироваться за пределы баб Зининой досягаемости.

    Мы обернулись, лишь услышав её всегдашнее бормотание у себя за спинами. В один миг Ирку как ветром сдуло, только пятки замелькали. Ну, а я же боевая всегда была, хоть и перепугалась до жути, виду не подала, сижу себе дальше. Только позу изменила, чтобы иметь возможность на баб Зину посматривать, что она там поделывает - села вполоборота, закинув одну ногу на мостки. Та - ничего, попыток приблизиться вроде как не предпринимает, стоит чуть поодаль да в кулачок прыскает. Мне это дело надоедать стало, я её и спрашиваю:
    - Баб Зин, что вам так весело? Расскажите и мне, что ли, вместе посмеёмся!
    Отвечает, давясь смешками:
    - А то я, деточка, радуюсь. За Илюшку своего - не скучно ему теперь будет. В до-о-о-мике! Хвать! И в до-о-омике! Ихихихи! Посмеёшься тогда, потешишься.
    Ну, думаю, ясно, обычный баб Зинин репертуар. А буквально в следующий момент я почувствовала, что щиколотку мою под водой обхватила чья-то рука. Пальцы. Очень, ну, просто невыносимо холодные пальцы и твёрдые, словно камень. Пытаюсь ногу тащить из воды - не даёт. Я её и так и эдак, тяну к себе обеими руками - ноль эффекта, будто в тиски зажата. Беру секундную паузу, собраться с силами, и тут - рывок, ещё один, вниз, несколько раз и достаточно сильно для того, чтобы я, забыв про всё на свете, заревела в голос. Баб Зина, всё время наблюдавшая за тщетностью попыток высвободить конечность, поддержала мой ор доброй порцией радостного визга. Мелькнула мысль, что ещё секунда, и, окончательно лишившись рассудка, я сама спрыгну в воду, прямиком в объятия этих ледяных ладоней. Ужас от понимания бесповоротности такого поступка захлестнул меня с головой. И тогда, как квашня из кадки, попёр из меня весь ассортимент слов и выражений, которые раньше я произносила исключительно шёпотом, краснея от осознания собственной порочности и опасаясь быть уличённой кем-то из взрослых. Я выплёвывала одно матерное слово за другим, и это слегка притупляло чувство страха. А представив, как со стороны выглядит десятилетняя девочка, гнущая трёхэтажные матерные конструкции, подобно заправскому боцману, я неожиданно разразилась истеричным хохотом, больше напоминающим лошадиное ржание, нежели звуки, издаваемые человеческим существом. Смех выходил из меня вперемешку с матом, икотой и ещё чем-то нечленораздельным. Я смеялась навзрыд, всхлипывая и утирая слёзы, градом катившиеся по щекам. В какой-то из моментов вспышка этого безумия миновала самую яркую из своих стадий, но затем возобновилась с новой силой. В приступе дикого хохота я повалилась спиной на доски мостков.
    До меня не сразу дошло, что мёртвая хватка, сжимавшая щиколотку, отступила, и ногу больше ничто не держит. Не веря в собственное счастье, будучи не в силах встать на ноги, я поползла туда, где, соприкасаясь с берегом, проклятый настил заканчивался, думая при этом, что ноги непременно откажутся мне служить, и весь путь до дому мне придётся преодолевать на четвереньках. Но всё это было пустое - ей-богу - так быстро я в жизни ни до, ни после не бегала, ноги едва касались земли. Опомнилась уже дома. Оказалось, сижу в прихожей на сундуке и трясусь как осиновый лист. А бабушка щупает мне лоб и пытается что-то спрашивать. Я с трудом понимаю, что она говорит. Сандалии? Где мои сандалии? "Нет, - говорю, - сандалий, у Илюши остались". Дальнейшие расспросы игнорирую, ибо валюсь на кровать и вырубаюсь. Ну, а дальше ты уже в курсе.
    Самое неприятное - едва ли не каждую ночь снилось - будто меня заковали в цепи, я рвусь из них, стараясь освободиться, и вдруг понимаю, это не цепи, а холодные твёрдые пальцы…»

    Нина замолчала, глядя в одну точку прямо перед собой. А я не понимала, что мне следует сказать ей сейчас, каких слов она от меня ждёт, да и ждёт ли? Достав из глубин кухонного шкафчика так называемую резервную бутылку водки, я нерешительно обратилась к подруге:
    - Нин, для снятия напряжения, может, тяпнем, а? По чуть-чуть?

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Сынок мой Филиппушка

    Три года назад, будучи беременной вторым сыном и уже на приличном сроке, с большим животом, поехала я по адресу к девочке, которая занималась интернет-продажей детских вещичек. Жила она в обычной кирпичной девятиэтажке, которые в народе называют свечки, на девятом этаже. Зашла я в подъезд, возле лифта стояла бабулька, обычная такая бабулечка, в платочке и в плащике, вещи старенькие, но опрятные. Стоит, улыбается. Я поздоровалась с ней, улыбнулась и вызвала лифт. Захожу в него, она за мной и так же молча улыбается и смотрит на меня, как будто прям в душу заглядывает. Спрашиваю: "Вам на какой этаж?" Она в ответ: "С тобой, Танюшка!" Стало жутковато, думаю: "У бабуси, видать, с головой не порядок, быстрей бы доехать!" Приезжаем на девятый этаж, я выхожу из лифта - она выходит за мной, я иду к квартире - она остается возле него. Тут я уже точно решила для себя, что бабуля с диагнозом, и более-менее успокоилась. Спросила у девочки про нее, она сказала, что никакой такой бабули не знает.
    Пока мы с ней с покупками разобрались, прошло не меньше часа, и я довольная вышла от нее. Смотрю - бабулечка так и стоит у лифта, я девочке показываю взглядом, она смотрит на меня не понимая, а спросить в открытую неудобно было, все-таки бабуся безобидная стоит, улыбается такой доброй улыбкой. Зашла я в лифт - бабуля за мной. Я спрашиваю с улыбкой (хотя саму потряхивает): " Вы со мной?" Она в ответ: "С тобой, Танюшка. У тебя ведь теперь сынок мой - Филиппушка".
    Очнулась я уже на улице, на лавочке. Незнакомый мужчина, махая перед моим лицом газетой, рассказал, что стоял и ждал лифт на первом этаже, и когда открылись двери, увидел меня без сознания. Одну! И куда, спрашивается, делась та добродушная бабуля?! И кто это вообще?! Видать эта ситуация так сильно отпечаталась в моем сознании, что бабуля эта до самых родов снилась мне не раз и требовала назвать сына Филиппом.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Кунг

    Дядька моего товарища в начале восьмидесятых годов служил в Хабаровском крае, в одном лётном полку. Назовём его Николай. Он и рассказал.
    Сами, правда, на самолётах служивые не летали, лишь обеспечивали какие-то наземные функции радиотехнической связи. Но погоны, как и положено в ВВС - голубые. Аппаратура была достаточно наворченная: передатчики, антенны, усилители и т.п. Основной солдатский состав был закреплён экипажами на передвижных авторадиостанциях. Которые - на базе ГАЗ-66, которые - на Уралах. Периодически солдат гоняли на учения. Забросят то железнодорожным эшелоном, то своим ходом в какую-нибудь глухомань, и оттуда касатики стерегут рубежи Советского Союза.
    Не знаю, как сейчас, а тогда в учебке всех радистов поголовно заставляли зубрить азбуку Морзе. Будь ты хоть продвинутый москвач - радиотехник-любитель на гражданке или, как говорил капитан-комвзвода (переиначивая по-своему название столицы Кампучии) - «пнём-пень» из туркменского кишлака, все должны были выдавать за минуту нормативное количество точек-тире, выбивая их ключом радиста. А народ в части был со всех краёв необъятной тогда советской Родины. Пятнадцать национальностей из союзных республик, не считая автономий. Даже чукча один служил… А может, два, однако.
    Некоторые особо неодарённые русский язык только в армии услыхали, да и то в основном непечатный. А тут надо его ещё на азбуку Морзе перевести! Были с ними проблемы у капитана. Но ничего, в положенный срок все экзамен сдали, и всем применение нашлось. Страна родная, можешь спать спокойно – в небе воробей не проскочит, мышь по суше не проползёт.
    У Николая среди близких друзей-сослуживцев всех мастей нашёлся и узбек Абдурасулов. По поводу национальности никто никого не гнобил, все жили одной солдатской семьёй. Вместе ели, вместе спали, вместе общую Родину стерегли от блока НАТО. Подшучивали, конечно, порой над плохо изъяснявшимися по-русски соратниками, но без злобы. Говоря по-нынешнему, толерантно общались. И вот с этим доблестным сыном узбекского народа Абдурасулом Никола крепко сдружился. Правда, экипажи у них были разные. И воинские специальности тоже. Если Коля выполнял в своей небольшой команде из четырёх человек основную функцию, то Абдурасулов был водитель-связист. Причём водитель – в первую очередь, а связист – уже на подхвате.
    Однажды в конце зимы полк снова подняли на очередные учения. Раскидали экипажи по всему Хабаровскому краю, по точкам. А точка могла быть просто в чистом поле. Заезжает авторадиостанция, напичканная электроникой, в ту степь, поднимает антенну, включает лампочки и передаёт-принимает радиосигналы. Да, не сказал, вот этот кузов-домик с аппаратурой, установленный на шасси, и есть кунг. При желании там и жить можно, только недолго и не в лютый холод. А в Хабаровском крае, при тамошней сырости и ветре, даже минус 20 казались всеми сорока.
    Закинули на такую вот удалённую от цивилизации точку и ГАЗ-66 с водилой Абдурасулом. Причём деды и сержант-командир экипажа куковать в холодном кунге не захотели и свалили по-тихому в тёплый центральный пункт связи за несколько километров от точки к другим армейским льготникам. Ответственным за станцию оставили Абдурасулова (он к тому времени уже больше года отслужил, черпак т.е.) и молодого Ниязова (стаж - несколько месяцев после учебки). Пусть испытывают тяготы и лишения армейской жизни, как клялись в присяге. А дедушки уже до того свой долг отдали честно.
    Холод тогда стоял лютый. Минус тридцать, а то и круче. Да ещё с ураганным ветрищем. А у этих двух бедолаг из тёплой одежды – только шинельки да шапки серые уставные. Правда, когда мотор «газика» молотит, в кабине тепло. Двигатель в ГАЗ-66 как раз между сиденьями стоит, хорошо греет.
    В общем, оставили их посреди снегов с небольшим запасом сухого пайка и отрапортовали, где надо. А то, что оба бойца в связном деле ни в зуб ногой – никого не волнует. Кому нужны их «пи-пи-пипи-пи» в эфире. Учения обычные, проверяющих нет.
    Сидели горемыки уже вторые сутки, а что там у них происходило, неведомо. На связь не шибко подкованные в радиоделе они так и не вышли ни разу. А ехать их проверять по завьюженной степи, где колотун и ветер гуляет, никто не хотел. Но вдруг, к концу вторых суток, связной центрального пункта получает-таки радиограмму со станции того кунга. Всё честь по чести, азбукой Морзе, но текст примерно такой: «Ми замирзат сос сос сос помоч…»
    Ну, а дедам с сержантами, конечно, только смех! Стучат им в ответ: «Ни панимай павтари пажялюста…» Так развлекались всю ночь. Скучно ведь на точке торчать, хоть и в тепле. Потом сигналы прекратились. Но, как только посветлело, всё же отправили КАМАЗ с одним водилой проверить солдатиков.
    Да только было поздно. Водила потом рассказывал – подъезжаю, снегу не особенно много. В кабине ГАЗ-66 нет никого. Машина заглохшая стоит. Стучу в дверь кунга – тишина, а изнутри заперта. Ну, там замочек чисто символический, монтировкой подцепил и готово. Зрелище открылось, конечно, не для слабонервных. Все стены, аппаратура чёрные от копоти, Ниязов сидит у стенки, сжавшись в комок, Абдурасул рядом за столом радиста, правая рука радиоключ намертво сжимает. Тоже оба чёрные как негры. На полу паяльная лампа погасшая стоит. Угорели солдаты.
    Как потом выяснилось, мотор заглох, потому что весь бензин в баке выжгли. Что-то, видимо, успели слить в паяльную лампу, запалили её, закрылись в кунге и пытались таким образом согреться. Ну, а вентиляции никакой. Она ещё горела после того, как оба окоченели, поэтому и было всё закопчённое.
    Про новость узнали сразу, но Николай до конца не верил, что самое страшное произошло с другом. Ждал КАМАЗ в надежде, что или пошутили так неудачно, или что-то напутали. Когда увидел возвращавшийся КАМАЗ, отправленный на проверку, сначала даже от сердца отлегло – видит, сидят в кабине трое, значит, живы! А двери как распахнул, так чуть не поседел. Водила их просто усадил на сиденья, они как раз в удобной для такой перевозки позе закоченели…
    Ну, такова жизнь суровая солдатская. Не они первые в мирное время в армии буйны головы сложили, не они, к сожалению, последние. Разбирательств никаких не учиняли. Несчастный случай, виноватых нет. Про развлечение дедов никто не проговорился.
    Когда вызывали добровольцев собирать в морге покойничков домой, Коля вызвался первым, чтобы хоть как-то другу пособить напоследок. Вымыли оба от подбородка до паха грубо заштопанных мальчишечьих тела, нарядили в парадную форму, заколотили каждого в гроб, потом в цинковый ящик, затем в деревянный. И погрузили в самолёт. Сопровождали павших в обратный путь капитан и двое самых здоровых сержантов. Когда вернулись обратно через несколько дней – были мрачнее тучи, но зато по отпуску все получили. Как потом один из них проговорился, родственники покойников в Узбекистане их чуть самих там не порешили.
    Но всё идёт, всё забывается. Закопчённый кунг вместе с ГАЗ-66 заткнули в самый дальний угол стоянки техники в расположении части. Даже аппаратуру не стали снимать. Смысл? В Советской Армии и так этого добра навалом. Постепенно всё забылось.
    И только уже летом, однажды утром, разлетелась новость, что так же за полночь, на центральный диспетчерский узел несколько минут шла странная радиограмма: «Битонамишанка битонамишанка битонамишанка…» Азбукой Морзе. Из того, всеми забытого, кунга! Дежуривший ночью на пульте радист передал, естественно, сообщение дежурному по части, но офицеру не хотелось прерывать сон, поэтому проверять кунг отправились уже наутро. Но там было спокойно, никаких следов посторонних. Всё в копоти, как и зимой. Плюнули и дальше разбираться не стали.
    А в первой половине того же дня случилось следующее. В расположении части трудились на строительных работах несколько командированных из другого полка, наказанных за какую-то провинность, сержантов. Один из них, ивано-франковский хлопец (не будем употреблять слово «бандеровец»), шёл на своё рабочее место и, проходя мимо одиноко стоящей бетономешалки, ткнул её тыльной стороной ладони. Ладонь, как однополюсным магнитом, отбросило в сторону. Изумлённый сержант на этом не успокоился и совершил роковую ошибку – схватился за рукоятку бетономешалки. Пальцы в судороге вцепились в железо, и бедолага уже не смог их самостоятельно разжать. То ли заземление на оборудовании было неважным, то ли где-то что-то перемкнуло неудачно, но корпус мешалки оказался под напряжением 380 В. Рядом, конечно, были другие бойцы, пытались несколько минут деревянными палками отодрать безумно орущего воина от рокового механизма, но бесполезно. Вскоре сержант затих, а потом отправился на досрочный печальный дембель.
    Сразу свели два события в одно – и ночную радиограмму с того света, и внезапную жуткую смерть хлопчика с незалежной. Разговоров много было в полку. Солдаты, что бабки на завалинке, тоже суеверные, аж жуть! Это понятная закономерность – чем ближе смерть ходит, тем суевернее человек. Но постепенно стало забываться и это происшествие. Да только до поры до времени.
    Не прошло и месяца, как снова радиограмма. Снова в полночь, и снова из чёрного кунга! На этот раз совсем короткая: «Бакы бакы бакы…» Тут уж подняли караульных по тревоге, погнали в дальний конец стоянки. Но опять ничего подозрительного не обнаружили. Ходили, правда, слухи, что кто-то увидел свечение, кто-то услышал какие-то звуки, ещё всякую ересь несли, но этому особо никто не верил. Но все встревожились. Что за «бакы» такое? Азербайджанцы сказали, может, то про нашу столицу тема? Но где Бакы, и где Хабаровский край. В общем, так никто ничего дельного и не предположил. А вечером на поверке не досчитались одного солдатика. Обыскались везде – нетути! Решили, что в самоволку подался. Он был с подмоченной репутацией, бывший наркоша на гражданке. Только, ребята, не надо терзаться смутными сомнениями, что таких в армию не брали, да ещё в ответственную радиосвязистскую часть. Ой как брали! Да ещё и не таких…
    Искали «дезертира» с неделю, а потом нашли. В полупустой цистерне с бензином. Как он там оказался? То ли решил бензинчика нюхнуть и «мультики» посмотреть, то ли по какой другой причине, так никто и не узнает. Вот тебе и «бакы» - бак, по-русски, значит.
    Третий случай по той же схеме произошёл уже в начале осени. В полночной радиограмме всё было ясно и без ошибок: «Пожар пожар пожар…» Командование уже относилось к этим мистическим предупреждениям не так наплевательски, как раньше. Всех мобилизовали на проверку пожарной безопасности. Гоняли целый день. Вроде проверили каждую щель. Но к самому вечеру огонь всё же разбушевался в одном из складских одноэтажных помещений. Причину возгорания рассказчик Николай не упомнил, но говорил, что запылало моментально и очень сильно. Тушили, кто чем мог - водой, песком, и без особого успеха. Один москвич, практически дембель – через месяц-другой домой, влез на крышу и оттуда из подаваемых снизу вёдер заливал гудящие огнём внутренности помещения. Николай вспоминал, что парень был очень здоровый, качок, красивый и лысый. Тогда у дембелей была фишка – в день приказа министра обороны о демобилизации стричься налысо. И смотрелся он очень героически – полуголый, с мускулистым торсом, как Геракл бился с огненной гидрой. Но в какой-то момент прогоревшие стропила не выдержали, крыша склада провалилась, и герой сгинул в пучине огня.
    Лучшие всегда уходят первыми. Вообще-то, москвичей не особо жаловали на срочной, но этот парнишка был исключением – здоровенный, весёлый, на гитаре в полковом ВИА весь репертуар группы «Альфа» выдавал, как солист. Сейчас эти песни уже забылись, тогда же гремели на весь Советский Союз. А после своего героического подвига парень вообще чуть не легендой стал. Правда, увы, посмертно.
    Через три месяца, в декабре, Никола дембельнулся. До самого дембеля ни ночных радиограмм, ни трагических происшествий больше не случалось. Позже, на следующее лето, только говорили, что была якобы ещё одна радиограмма со словами: «Кирыш кирыш кирыш…», после которой во время празднования дня ВВС с крыши четырёхэтажной казармы упал и разбился солдат-молдаванин. Оттуда он с другими бойцами наблюдал за соревнованиями между взводами на плацу. Но так оно или нет, доподлинно неизвестно.

    2
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Страшная смерть

    Была у меня одна родственница, ныне покойная, баба Ириша. На тот момент ей было уже глубоко за 90. Жила она одна в старом, еще довоенном, доме и, как все люди ее возраста, была очень верующей и богомольной. И случилась в деревне однажды история, объяснить которую никто не может до сих пор. Я на тот момент уже взрослая была и помню происходившее тогда очень хорошо.

    В то лето собралась наша баба Ириша копать новый колодец. Уж не знаю, по какой причине, видимо, нужда такая приключилась. А поскольку процесс этот очень трудоемкий, никто из своих деревенских браться за эту работу не хотел. Но земля слухами полнится, и к бабе Ирише стали наведываться работники со стороны. Кое-кто из них быстро "срисовал", что у бабки в доме полно старинных икон. Тут уж грех не поживиться...

    И вот однажды, в конце августа, поздним вечером в дом бабы Ириши постучал мужчина. Он представился землекопом и сказал, что согласен взяться за рытье колодца, только бабушка прямо сейчас должна пойти с ним на улицу и показать точное место, где завтра с рассветом он должен начать работу.

    Баба Ириша не поняла подвоха. Она обрадовалась, что наконец то нашелся так нужный ей человек... На улице была страшная темень, завывал порывистый ветер и шел проливной дождь, но она накинула на себя старый брезентовый плащ и покорно поплелась вглубь огорода...

    В это время подельник "работника" быстро забежал в дом, сорвал со стены драгоценные иконы, завернул их в непромокаемую клеенку и быстро смылся в ночь...

    Когда баба Ириша пришла домой, она не сразу поняла, что произошло. Понимание пришло только тогда, когда в одной из комнат на полу она нашла старинный вышитый рушник, которым еще ее бабушка любовно украшала лики своих святых. Баба Ириша посмотрела в "красный угол". Икон на месте не было... Что могла в тот момент сделать старая женщина? Да ничего. Только плакать и молиться Богу... И, похоже, он услышал ее.

    Грабителей нашли рано утром недалеко от железнодорожной станции. Люди, которые спешили на первую электричку, увидели в траве за канавой двоих мужчин. Они лежали без признаков жизни. Вызванная милиция никаких признаков насильственной смерти не обнаружила, только вот на лицах покойных застыла маска ужаса. Что произошло ночью на том месте, никто не знает до сих пор. Экспертиза установила, что смерть обоих мужчин наступила в результате сердечного приступа. А ведь им еще не было и тридцати... Как объяснил потом деревенским людям следователь - смерть произошла от сильного испуга. Эти товарищи, вероятно, спешили на последнюю электричку, но что-то или кто-то им помешал...

    А иконы бабе Ирише вернули после проведенного следствия. Их нашли там же, в траве, они лежали в нескольких метрах от мертвых грабителей. Местные бабки до сих пор называют это происшествие карой Божьей и рассказывают этот случай своим внукам. Нельзя так поступать со святынями, ибо последствия таких "шуток" непредсказуемы...

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Баба Тоня

    Всплыла перед глазами картинка с моего детства. Баба Тоня, идущая, опустивши взгляд в землю. Сколько её помню, она редко поднимала голову. Небольшого роста, худая, молчаливая и постоянно в черном платке на голове. Поделюсь я с вами историей о ее жизни и смерти.

    Умирала Баба Тоня плохо. Долго и мучительно на протяжении недели.

    И даже те старушки и женщины, которые при жизни ее не переваривали и кроме как ведьмой промеж себя не называли, после посещения ее дома и видя ее мучения, выходя, плакали и молили Бога о прощении Тони и прекращении ее мук.

    Баба Тоня действительно была ведьмой. Вредить она никому не вредила, но и хорошего ее ворожба, гадания и прочие ритуалы тоже не приносили. В поселке её не то чтобы не любили, но сторонились и старались не попадаться ей на глаза. Особенно оберегали от нее детей.

    На момент ее смерти мне было 14, и я не понимал такого к ней отношения, и мне всегда было ее жаль, видно было, что она несчастна. Когда в детстве я спрашивал у бабушки, почему ее называют ведьмой и запрещают детям приближаться к ее дому, бабушка всегда уводила разговор в сторону. И только в этот год (95, если не ошибаюсь), в год смерти Бабы Тони, я сумел разговорить свою бабушку и наконец узнал, в чем была причина такого отношения к Тоне. Дальше рассказ со слов бабушки.

    Началось всё у Тони с врачевания. Дар у неё, видимо, был, а вот кто его помог развить, неизвестно. Начала она в свои 19-20 помогать людям. Заговорами и травами лечила зубную и ушную боль, сбивала жар, помогла пару раз кому-то из соседей, а дальше слух о ее даре пошел по поселку, ну и потянулась людская цепочка к ее дому.

    Сначала местные, а потом и из соседних поселков, и с города. С тяжелыми, а порой и безнадежными болезнями. Очереди у двери ее дома не прекращались, и принимала она каждого, кто нуждался в ее помощи.

    Сказать, что она смогла вылечить всех тяжелобольных, было бы неправдой, но вот облегчение многим ее сеансы приносили.

    Естественно, что очереди у ее дома не остались без внимания соответствующих органов, и в один из вечеров к ее дому подъехала милицейская машина, из которой вышли двое гражданских в сопровождении капитана милиции, и, зайдя в дом, вышли через пару часов, сели в машину и уехали. Без Тони. Кстати, денег за прием она не брала, и, скорее всего, это и явилось причиной того, что ей не приписали (не смогли приписать) никакого преступления против трудового народа.

    А вскоре к ее дому стали практически ежедневно подъезжать "Волги" с номерами разных ведомств и регионов, которые увозили Тоню неизвестно куда, порой даже на несколько дней. Тоня никому практически не рассказывала о том, куда и зачем она уезжала, может, только своей матери, которая тоже не отличалась особой говорливостью. Но люди в очередях у ее дома шепотом передавали друг другу информацию и догадки о том, какому из больших начальников понадобилась помощь "нашей Тони". Но даже в дни ее отъездов очереди у ее дома не становились меньше, и люди с надеждой ждали, когда ее привезут обратно. И так бы, наверное, и продолжалось, но в одну ночь в начале 70-х годов за ней приехали и увезли в очередной "Волге".

    Отсутствовала она практически целую неделю, и пошли слухи, что она где-то в застенках КГБ. Но через неделю ее вернули, заплаканную и молчаливую. Высадили у дома, развернулись и уехали. А Тоня, опустив голову, стараясь не столкнуться взглядом с кем-либо, прошла в дом. И, наверное, впервые на долгой памяти она перестала выходить из дома, ни с кем не хотела разговаривать и никого не принимала целых три дня.

    А после этого будто кто-то отнял у неё светлый дар. Она больше никого не принимала, говоря, что больше не может лечить.

    Уже после развала Союза открылась ужасная правда.

    Один из сынков местного партийного бонзы совратил девчонку, а когда выяснилось, что без последствий это не прошло, отец, чтобы замять скандал, нашел выход: умаслить и уговорить будущую мать его внука без обращения в медицинские учреждения избавиться от плода "народным способом". И решив, что Тоня подойдет лучше всего для роли палача (ведьма, значит, и плод вытравит легко), а еще молодая, в пределах досягаемости, и запуганная, без поддержки, значит, легко сделать, чтобы молчала. В то время подобный скандал грозил лишением теплого места в партии и вместе с ним благ, получаемых с этого места. Про последствия для отпрыска можно и не говорить.

    Видимо, уломать будущую мать удалось.

    В общем, в ту самую ночь за Тоней приехали и под предлогом того, что человеку очень нужна ее помощь, привезли в загородный дом (дачу), где, хорошенько обработав и запугав, вынудили вытравить нежеланный плод любыми возможными способами...

    Последствия этого поступка для Тони были тяжелыми. Она лишилась дара, сильно изменилась, занялась приворотами, отворотами, гаданием, и впереди ее ждали еще 8 сделанных абортов, 6 из которых она произвела осознано, за деньги.

    Люди стали шептаться, что она "продала душу дьяволу". Но в ее оправдание можно сказать одно - порчей и проклятиями она никогда не занималась и вреда людям не приносила. Но распространяемая за ее спиной слава детоубийцы и ведьмы (в плохом значении этого слова) за Тоней закрепилась прочно. Помимо этого, по рассказам тех, кто ее хорошо помнил, она стала очень быстро стареть.

    Той весной (весна 1995-го) она внезапно слегла. Врачи не нашли у неё явных болезней, опухолей, метастаз, но она стала усыхать, как от рака тяжелой формы. За пару недель до ее смерти ей стали являться дети. По словам Бабы Тони, они сначала просто стояли и смотрели на нее из дальнего угла комнаты. И с каждым днем они подходили всё ближе к ее кровати.

    - Это те самые дети, и они пришли за мной!

    Находящиеся рядом прекрасно понимали, о каких детях она говорит, но подтверждать или опровергать догадки Бабы Тони не спешили.

    В последнюю неделю ее жизни она сказала, что дети хватают ее за ноги и руки и тянут в землю. Это была последняя осознанная ее фраза, после этого она только стонала и кричала всего три слова:
    - Уйдите! Отпустите! Простите!

    А в остальное время молча лежала, с ужасом уставившись на что-то, что видела только она, порою выгибаясь всем телом в дугу.

    Ее руки и ноги начали покрываться синяками, которые были похожи на следы от пальцев рук. Но всё списали на последствия болезни. Только очевидцы шептали, что в моменты спазмов ее выгибало так, будто действительно кто-то или что-то невидимое тянуло ее за руки и ноги к полу. Не знаю, насколько это правда.

    Я точно знаю одно. На момент её смерти Бабе Тоне было 43 года.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Друг

    Приближается день памяти моего лучшего друга, и я решил почтить ее написав про мой сон, который приснился вскоре после его похорон.

    Этим летом будет пять лет, как произошла настоящая трагедия для всех нас. Из жизни в возрасте двадцати четырех лет ушел замечательный человек, лучший друг детства и всей моей жизни Лёха. Он был в буквальном смысле слова человек. Про таких людей говорят, что в разведку бы пошел с ним. До этого полгода назад отыграл он свадьбу в кафе, и за месяц до смерти родился ребенок. В общем, успел все сделать, кроме того, чтобы пожить, хотя все так, казалось бы, хорошо шло, и парень только начинал свою жизнь, которая так нелепо оборвалась. И вот мы сидели уже в этом же кафе на его поминках, где совсем недавно проходила его свадьба. Горе было не описать словами, даже сейчас пишу, и слезы наворачиваются от воспоминаний. Даже перед тем, как умереть, он попрощался с нами со всеми. Так получилось, что мы, трое его лучших друзей, видели его за два часа до смерти.

    Был летний день, мы собирались пойти на озеро, искупаться и пожарить там шашлык. Собрались мы все и выходим из подъезда дома, и Лёха идет нам навстречу и курит.

    - Это куда это вы собрались всей компанией? - спросил он.
    - Да вот, собрались на озеро искупаться, пойдешь с нами?
    - Нет, я со своей семьей поеду сейчас на речку, вот иду за машиной в гараж.

    Мы все пожали ему руку и отправились на озеро, а он продолжил свой путь за машиной, чтобы отправиться на речку. Вот это было, как оказалось, прощальное с ним рукопожатие. После, на следующий день, мне звонят с утра и сообщают, что он утонул. Запутались ноги в речной траве. Ужасная смерть, которую страшно представить и что он испытывал тогда - тоже. Судьба несправедлива к замечательным людям.

    Через два месяца, после его похорон снится мне вот такой сон. Замечу, что сны мне снятся очень редко, и, как правило, я их потом не помню. А этот сон был настолько реальным, что, казалось, я не спал и это все происходило наяву. Иду я, значит, по знакомой улице и вдруг вижу, что Лёшка идет мне навстречу. Идет веселый, довольный и улыбка до ушей. Мы даже с ним обнялись, так как радости моей не было предела увидеть его снова живым. И тут понимаю, что он умер, но так же понимаю, что вижу четко живым перед собой. Это был он, в полном здравии, это был он, мой лучший и дорогой друг! Я спросил его: "Ты что, жив? Мы же тебя похоронили два месяца как!" Его улыбка стала еще шире, и, громко засмеявшись, он сказал, что живой и не умер. Я достаю свой телефон и тут же начинаю звонить всем своим друзьям, чтоб сообщить радостную новость, что наш друг жив. Звоню одному, второму, третьему и никому не могу дозвониться, все тщетно. Лёшка стоит и смотрит на меня с той же своей улыбкой и говорит: " Я потом все объясню, но я не умер".

    После этих его слов я проснулся, поняв одно, - что душа его жива и он не умер. Больше порадовало, что ему там хорошо. А не дозвонился я никому из друзей, потому что время еще не пришло.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Карвачот

    Вышла замуж в начале девяностых по большой любви. Потом мы развелись, и я с дочерью уехала в Россию, а он остался в Индии, женился второй раз на девушке-индианке, у них родилось двое сыновей. Но мы продолжали встречаться: то я с дочерью в Индию, то он к нам в Россию. И всё это время оба понимали, что несмотря на время, расстояние продолжаем друг друга ЛЮБИТЬ. Просто старались не говорить об этом. Я не хотела портить ему брак, а он понимал это. Правда в 2014 он всё же развёлся со своей второй женой. Видимо, несладко с нелюбимой жить.
    Наша свадьба, пусть и без участия его родственников, прошла в Индии по всем ведическим обрядам и канонам, и брахман, поженивший нас, сказал, что теперь мы связаны аж на целых семь жизней. И я, как новоиспечённая индийская жена, старалась следовать той культуре, в которой жила. Отмечала и карвачот (карва-чаутх). Это праздник мужа и жены, любимой и любимого. Отмечается он по лунному календарю в ноябре.
    И даже после развода, уже в России, я продолжала отмечать его. Я ведь любила, а значит, это мой праздник. В день карвачота жена должна поститься с захода луны предыдущего дня до восхода следующей ночью (вечером). Нельзя пить даже воды. Весь день следует молиться богам за здоровье и долгую жизнь любимого. А вечером нужно посмотреть сквозь сито сначала на луну в небе, затем перевести сито на лицо любимого. Потом мужчина должен дать тебе воды, а после - совместный ужин.
    С учётом того,что между нами обычно во время карвачота в последние годы были тысячи километров, я проделывала все эти манипуляции с ситом, но без его личного присутствия, с фотографией.
    Да и сито лежало у меня дома только для этих целей. Не то чтобы я была никудышной хозяйкой, просто времени на просеивание муки у меня не было никогда по причине загруженности на работе и кучи интересных событий вокруг. О том, что я продолжаю праздновать карвачот, не знал ни он, ни наша дочь, ни кто-либо другой. Я всё это проводила втихую на балконе вечером, когда дочь либо спала, когда была маленькой, либо гуляла с друзьями, когда уже выросла. А последние 2 года и вовсе живёт отдельно, ибо замуж вышла.
    На работе всем говорила, что у меня разгрузочный день. Вот и в ноябре прошлого года я тоже с вечера поела и попила и легла спать. Утром на работе постилась, делала всю необходимую работу, молила знакомых и не очень богов о здоровье любимого. Вечером приехала домой, схватила сито, его фотографию и встала на балконе, ожидая, когда ж Луна соизволит из-за облаков выползти. Третий неизбежный участник ритуала, мой котяра, сидел на балконе на моих ногах, обутых в тёплые тапки, и жалобно подвывал: "Давааууууййй дооомууууоооййй. Хууууооолодноооо". Я цыцкала на кота и ждала луну. Наконец, она появилась. Я поймала её в телескоп сита, перевела сито на фото любимого, произнесла соответствующую мантру. И собиралась было пойти на кухню попить и съесть хотя бы фруктов, ибо поздно уже, но тут сито в моей руке дрогнуло, и я услышала короткий щелчок. Кот завыл, а фото упало с подоконника, на который я его водрузила для удобства.
    Я посмотрела на сито, оно... лопнуло. Железное сито со стальной решёткой лопнуло по шву. Оно просто разошлось, разорвалась и часть сетки. Посмотрела на упавшее фото Раджеша. Фото в рамке, ветра на улице не было. И тут моё сердце камнем ухнуло вниз. Я рванула в комнату к телефону, по дороге чуть не лишила жизни котейку, грохнувшись на пол. Схватила телефон, судорожно набрала номер Раджа... Длинные гудки, он не отвечает. Ещё звоню. Боже, он ответил! Голос растерянный. Я кричу, уже не стесняясь: "Любимый, что случилось?!" Он растерянно и медленно отвечает, что сейчас всё в порядке. Говорю: "А ну не ври мне, а то убью, зараза", - а сама уже плачу от счастья, что он жив.
    Надавила на него, и ему пришлось признаться, что ехал он по Бомбею, помнит, как заехал на мост. "А потом, - говорит, - ты в машине как-то оказалась. Кричишь на меня, мешая индийскую, английскую и русскую речь: "А ну просыпайся, просыпайся, а то убью!" И лупишь меня что есть дури по голове ситом для просеивания муки. А когда проснулся, затормозил, увидел, что стою у самого не ограждённого съезда с моста, а подо мной вода".
    И вот тогда я, плача от счастья и перемежая рассказ нашими, только нам одним известными ласковыми словами, созналась в том, что я все эти годы проводила Карвачот. Рассказала про кота и про сито, и закончила тем, что если он ещё раз сядет за руль в таком состоянии, я его прикончу.
    Он слушал и только шептал: "Мери рани (моя принцесса)".
    Не слушайте, если вам говорят, что любовь длится 3 года, не слушайте никого, кто говорит: "С глаз долой - из сердца вон". Врут они. Она поддерживает и спасает сквозь время и расстояние. Ведь с момента нашего развода прошло уже долгих 17 лет. У него был брак, женщины. Да и я монахиней не жила, что уж тут скрывать. И я слышала в ночи много ласковых слов на ушко, но именно его "мери рани" до сих пор вызывает дрожь и потерю рассудка. И именно моё сито, перелетевшее через океан, спасло ему жизнь. Любите. Несмотря ни на что. И не важно, любят ли вас в ответ. Любите и будьте счастливы.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Пророчество

    В институте у мамы была подруга Ира. В 20 лет Ира вышла замуж по большой любви за 30-летнего Владимира, и они стали ждать детей. Прошел год, второй, третий, а беременности так и не наступало. Врачи разводили руками - здорова полностью, ждите. Вот уже и мама моя родила меня, через два года забеременела моим братом, а Ира так и бегала по врачам.
    В 1987 году, летом, мама как-то пригласила погулять Ирину по городу в выходной день: поесть мороженое, прогуляться в парке. Конечно Ира выглядела печальной, жаловалась, что уже 7 лет ей не удается забеременеть и что они с Володей уже ездили даже по бабкам, но ничего. Ближе к вечеру Ира решила проводить маму к остановке. Когда они уже стояли на остановке и ждали автобус, Ира вдруг схватила маму за руку:
    - Смотри, цыганка стоит. Пойдем, пусть она мне погадает.
    Мама обернулась и увидела немолодую цыганку в длинной цветастой юбке и с платком на голове, которая стояла в десяти метрах от остановки возле забора частного дома. Она просто стояла, не обращая ни на кого внимания.
    - Ты что? Она же обмануть может или обворует нас, цыгане же гипнозом владеют. Зачем тебе это? – возмутилась мама.
    - Ну, пожалуйста, Танечка, я очень прошу. Ну давай подойдем. Ты встанешь к ней спиной и, если услышишь, что она меня просит снять сережки или кольцо или достать все деньги, сразу меня оттащишь или милицией пригрозишь. Ну, пожалуйста, – стала уговаривать Ира.
    Мама, вздохнув, поддалась на уговоры, и они подошли к цыганке. Как и было уговорено, мама встала спиной, а Ирина сказала:
    - Здравствуйте. Вы не погадаете мне? Я могу заплатить, если надо.
    - Хочешь узнать, когда дети у тебя будут? – хрипло спросила цыганка. От этого вопроса маму бросила в жар.
    - Да, - пискнула Ирина.
    - Через 21 год у тебя будет ребенок, предназначенный тебе судьбой.
    Тут уже мама повернула голову и уставилась на женщину.
    - Как через 21 год. Мне же уже 27? В 48 лет? – удивленно лепетала Ира.
    - Я сказала - через 21 год у тебя появится ребенок, предназначенный тебе судьбой, – устало повторила цыганка.
    - Я деньги заплачу, только не пугайте меня. Пожалуйста. Я не хочу ждать так долго, - почти плакала мамина подруга.
    - Через 21 год у тебя появится ребенок, предназначенный тебе судьбой, - как мантру, еще раз повторила цыганка.
    В тот момент мама схватила за руку Иру и потащила к остановке. Ира расплакалась, она говорила, что зря подошла погадать. И винила в этом мою маму, что та не отговорила ее. Расстались они в тот вечер чуть ли не врагами. Но мама не винила подругу, а жалела скорее.
    Прошло полтора года. Как-то неожиданно к нам домой позвонили, и когда мама открыла дверь, она обалдела. На пороге стояла Ира, но не одна, а с ребенком. Как рассказала Ирина маме, через месяц после той их последней встречи, Ирина поняла, что беременная. Они с Владимиром были счастливы как никогда. Но из-за суеверий никому ничего говорить не стали, пока, как говорится, «живот на нос не полез». Ирина в срок родила прекрасного здорового мальчика. Назвали они его Константином. Ирина извинилась за свою истерику из-за цыганки и напоследок сказала:
    - Обманула она меня все-таки. А я поверила тогда!
    Мои родители иногда ходили в гости к Ире и Владимиру. Как-то, помню, ездили на рыбалку семьями. Помню Костю, тогда ему было лет 10, и это был высокий и худощавый мальчишка - вылитый дядя Вова.
    Шли годы, я вышла замуж, и как-то мама меня огорошила новостью об Ирине. Оказывается, у Кости обнаружили рак. Тогда ему было 17 лет. Рак толстой кишки. Родители созванивались раз в неделю с Ирой или Владимиром. Спрашивали, может, чем помочь, но они отказывались, говорили, что уже ничего не помогает и шансов нет. А потом вдруг Костя стал себя чувствовать лучше, врачи удивлялись и даже в какой-то момент отпустили его домой – отдохнуть. У него стояла какая-то трубка в животе, но он ходил, сам за собой ухаживал и даже злился на родителей, когда они пытались ему чем-то помочь. А потом он умер. Просто не проснулся. Ему было 18 лет. Горе и ужас родителей Кости не описать словами. Они после похорон замкнулись в себе и не хотели с кем-то бы то ни было общаться. Но мама все же иногда звонила Ирине. Более менее их общение восстанавливалось, и мама стала говорить, что Ирина по чуть-чуть отходит от горя. Потом на три года я уехала с мужем жить в другой город. А когда вернулась и как-то спросила маму про Ирину, она мне и рассказала всю эту историю от начала и до конца. А окончание этой истории удивительное.
    После того, как умер Костя, Ирина и Владимир потеряли всякий смысл в жизни. У них была квартира и машина, и свой небольшой бизнес. Но зачем это им все, если не кому оставить? И тогда они приняли решение взять под опеку ребенка. Не совсем маленького, лет 7-10. Муж с женой посчитали, что уже немолодые и растить ребенка с пеленок не смогут. Не потому что трудно, а потому что боялись не успеть вырастить. А так 10 лет в запасе еще было, и если что потом случись с ними, их подопечный сможет по праву распоряжаться имуществом. И вот они пошли, так сказать, выбирать себе ребенка. Девочку или мальчика – им было все равно. Когда они подходили уже к детскому дому, то Ира полезла в сумочку за платком, и у нее выпал кошелек. И тут же подбежал какой-то мальчишка, поднял его и протянул Ирине. Ира с мужем так и остолбенели. Ведь этот мальчик был просто копией их Кости.
    - Костя, - ахнула Ира.
    Мальчишка, который уже отходил от них, вдруг обернулся.
    - Откуда вы меня знаете? – удивился он.
    Короче говоря, смотреть они никого не захотели, а стали спрашивать про этого паренька. И услышали удивительную историю.
    Оказалось, этому мальчику Косте 15 лет. И нашли его в каком-то поле возле одной из деревень нашей области. Он просто там ходил-бродил. Он был здоровым, хорошо одетым малышом. Он мог сказать свое имя и показать, что ему 2 годика. Больше ничего. Вообще ничего. Приехавшая милиция стала искать родителей, ребенка поместили в больницу. Он не проявлял признаков беспокойства. Если его спрашивали про маму и папу, он совершенно не реагировал. Хорошо ел и спал. Милиция так никого и не нашла. Психолог того детдома, в который отправили Костю, тоже удивилась. Она сказала, что у него нет психологической травмы по поводу потери родителей. Ну, как-то так. Как будто их ни когда и не было, вернее, он не считал себя брошенным или потерянным. Прям загадка какая-то. Конечно, познакомившись с Костей, они решили взять его под опеку. Сначала он к ним приходил по выходным и праздникам, они помогали ему деньгами и в учебе. Ну а после 18 лет он переехал жить к ним. Сейчас это молодой врач хирургического отделения городской больницы. Вот так. Ирина сказала, что в день, когда Костя первый раз назвал ее мамой, она вспомнила и цыганку, и пророчество, услышанное ровно 21 год назад.

    1
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Иди сюда, мальчик, не бойся

    Хотелось бы рассказать историю из своего детства. В принципе, жути как таковой в ней нет, но неясна она мне до сих пор.

    История эта произошла в начале 90-х. Я тогда еще мелким был, начальные классы школы. Время было тяжелое, но веселое. Сейчас малышня все по домам сидит, в компьютеры вглядывается, у каждого телефон мобильный имеется, чтобы родители отыскать свое чадо могли в случае чего. А вот у нас, ребят из того времени, забавы совсем другие были. Слонялись по улице в поисках развлечений, сами придумывали себе занятия и игры, в общем, занимали свое время, как могли.

    История, которую я хочу Вам рассказать, произошла как раз в период вот такого рода времяпрепровождения. Наш дом стоял боком к самовольно поставленным скоплениям гаражей жильцов окрестных домов. Лицом дом выходил на полузаброшенную военную часть. В общем, местность была с изюминкой. Именно это и способствовало играм на подобии пряток и казаков-разбойников, потому что для того, чтобы спрятаться, мест было вдоволь. Даже приходилось ограничивать область игры, потому что в ином случае была вероятность затянуть игру до глубокой ночи, потому что отыскать участников на такой площади было невозможно.

    Играли мы в тот момент в прятки, был день, дообеденное время. Помню, что прятался тогда за своим домом в высокой траве за деревьями. Мной было принято хитрое решение встать и тихонько обойти вокруг дома и «застукаться» с другой, неожиданной, стороны для водящего. Так вот, реализуя свой хитроумный план, я медленно двигался в заданном направлении. Продвинуться я далеко не сумел, метров 7-10 прошел и внезапно услышал за своей спиной писклявый с хрипотцой шепот, который звал меня по имени и, как мне показалось в тот момент, через расплывшуюся улыбку говорил: «Иди сюда, иди». Я медленно обернулся, стараясь быстро не двигаться, потому что думал, что меня зовет кто-то из товарищей, но голос уж больно был странным. Так вот, оборачиваюсь я и стою как вкопанный, вроде и не испугался от увиденного, а просто сковало от непонимания и неожиданности. Из-за угла дома, слегка выглядывая, стоит карлик ростом 1-1,2 метра, с длинным мясистым носом, морщинистым лицом, с улыбкой во все зубы, и манит меня рукой : «Иди сюда, Андрей, иди, не бойся!» А я с места сойти не могу, стою и смотрю на него, а все от неестественности его внешности и от того, что он знает мое имя, МОЕ ИМЯ! Успеваю заметить еще пару нюансов - одет в черный костюм 18 века (уже в юношестве в интернете искал похожий, чтобы век примерно узнать), из-под костюма белая рубашка с рюшками и кружевами, рука мощная, большая, широкая кость чувствуется, на голове шляпа, вроде бы треуголка. В общем, длилось это разглядывание секунд 8-10, память сфотографировала, страх отпустил тело, и я, не оборачиваясь, дал деру. Остановился, когда выбежал на другую сторону дома, к подъездам, ближе к людям. Там отдышался. Холодный пот катился по телу. Я дрожал, хотя было жаркое лето. Потом, придя в себя, пошел к ребятам, меня благополучно застукали, потому что я и не пытался уже играть, а просто шел в компанию, ближе к друзьям и ощущению какой-никакой защищенности и общности. Не рассказывал никому из ребят в тот день, боялся, что буду поднят на смех.

    Память уже стирает мне границы этого воспоминания, все уже не такое яркое. Написал это, скорее, чтобы поделиться инцидентом, он для меня неясен – зачем звал меня неведомый карлик (выражение лица было хоть и с улыбкой, но с хитрой и недоброй, поэтому хорошо, что не узнал тогда), откуда он знал мое имя, почему такая странная внешность и одежда? В общем, много неясного. Потом, с появлением компьютера во время учебы в техникуме и сейчас, периодически гуглил похожие ситуации, но ничего найти не получалось. Ищу упоминания таких существ, но, опять же, пока чего-то определенного найти не удалось. Публикую здесь для всеобщего обозрения, может, кто-то сталкивался с чем-то подобным, тогда отписывайтесь мне, рад буду услышать опыт других встреч с похожим существом.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Хочу умереть, но боюсь ее

    Все свое детство я любила приезжать в деревню. Чистый воздух, бесконечные просторы, свобода от городской суеты...
    Сейчас у меня подрастает сынишка, я пока не работаю, и мы с удовольствием вот уже три года подряд проводим лето в деревне. Мне знаком каждый дом, каждый закоулок, каждая тропинка. Идешь по улице и вспоминаешь, кто здесь жил, вспоминаешь имена, лица улыбчивых бабушек - в общем, ностальгия. Два года назад, вернувшись в город, узнала, что в нашей деревне пропала бабка. Пьяный дед, допившись до чертей, избил ее и вытолкал за дверь ночью. Проспался и только утром все вспомнил. Позвонил детям, те приехали, начали искать, вызвали полицию. Короче, поиски продолжались 5 дней и благополучно закончились, когда бабульку обнаружили под дорожным мостом в нескольких сотнях метров от деревни. Она сидела скорчившись в тонкой сорочке и калошках на босу ногу.
    Естественно, была уж как несколько дней мертвой - замерзла, наверное, еще в первую ночь. Этих людей я знала всю свою жизнь. Знала, что дед этот, дед Петя, был злее самого, наверное, черта, гонял свою бабу всю жизнь. Кстати, бабку звали Катериной. Ходила она все время со смиренной улыбкой на лице, никогда нас не гоняла, в отличии от деда Пети - тот даже ко двору никого не подпускал. Но хорошо ли, плохо ли прожили они вместе долгую жизнь, вырастили детей, внуков, а под конец такое вот.
    Ну, в общем, узнала я все это тогда по телефону от подруги, погрустила, конечно, и забыла. Год назад, в 2015 году, мы с сыном снова переехали на все лето в деревню. Приехала туда и моя подруга с детьми. В деревне развлечений немного. Одним из них был поход на речку купаться, вторым - поход в магазин за мороженым. И вот идем мы с подругой однажды в магазин с детьми, проходим мимо дома деда Петра, смотрим, а он на лавке сидит. Поздоровались. И вдруг он попросил подойти к нему.
    Это было так странно - слышать от него что-то, кроме ругани. Ну, подходим, ноги-то не отвалятся. А он нас за руки хватает, рядом пытается посадить, в глазах слезы, голос срывается. Сначала улыбался деткам, все твердил, как скучно ему одному в доме, дети приезжают редко, только продуктов привезут, разворачиваются и уезжают. А потом, глядя в одну точку, стал говорить, не останавливаясь, как будто боясь, что не успеет выговориться. Напишу от его лица...

    Проснулся в одну ночь, через пару месяцев после похорон жены, вышел по нужде (удобства все во дворе), холодно, поторопился в дом. Дверь толкаю, а она как будто с другой стороны закрыта. Долго пытался открыть - ничего не получилось. Чувствую, ноги неметь стали от холода. Пошел к соседям, разбудил. Пришли, толкнули, а дверь и не заперта. Странно, но значения не придал. Через какое-то время стал просыпаться ночью от того, что очень холодно, хотя отопление работает, газу не жалею. И очень сильно мерзнут ноги... Ну, думаю, застудил тогда, в баньку похожу, отойду. Но не тут-то было: ноги мерзли, ломили и стали понемногу отказывать. Передвигаюсь теперь только по дому с палочкой и вот на лавку выползаю. И это, девки, не самое страшное.
    Однажды только задремал, слышу - скребется в дверь кто-то. Подковылял, спрашиваю: "Кто? Что ночью шляетесь?" Сначала тихо за дверью было, а потом кто-то стонать начал. Стонет и скребется опять в дверь. Я обматерил озорников и пошел спать. Пару ночей все спокойно было. Потом только хуже. Сплю и сквозь сон слышу в кухне какую-то возню. Встал, вышел, включил свет - никого. Только хотел уходить, как опять шорохи. И понимаю, что они из подпола (подпол в деревне, наверное, у всех есть). Включил фонарик, кое-как наклонился, свечу в темноту, надеясь рассмотреть что-то. И тут на меня таким холодом стало дуть, что чуть дыхание не прервалось. А перед тем, как фонарик выпал из онемевших рук, успел увидеть какое-то движение в углу, как будто кто-то копошится размером с ребенка.
    В первый раз в жизни, наверное, девчат, страшно стало. Никогда не боялся ни Бога, ни черта, а тут прям оцепенел от ужаса... Очнулся на полу, замерз сильно, уже светало. Стал немного бояться дома оставаться, а куда далеко с палочкой уковыляешь? Да еще и зимой. Включу телевизор на всю, так дни и проходят. А ночью приходит страх. Первый раз увидел ее еще по зиме. Постучали в окно. Поднялся, думал - сосед. Выглядываю, свет от фонаря хорошо освещает, смотрю, стоит Катька моя. Стоит лицом к окну, но смотрит не на меня, а в глубь комнаты. А потом как грохнет чего-то по крыше, я на секунду глаза отвел, а когда в окно снова посмотрел, ее уже не было.
    Следующей ночью опять пришла, я не спал, лежал, чувствовал, что придет. Катька постучала в окно, я выглянул. Теперь, девчат, на меня смотрела, так страшно было, как будто душу мою наизнанку выворачивала своими глазищами. Потом стуки начались по всем окнам, а она просто стояла и смотрела, смотрела. Я и отвернуться боюсь, и продолжать смотреть на нее боюсь, и молитвы за всю жизнь ни одной не выучил. Наверное, от сильного напряжения сознание мое помутнело, только почувствовал, что падаю, и боль в виске. Ударился головой сильно, утром кое-как позвонил сыну, тот, правда, приехал, отвез в больницу. Там меня продержали десять дней с легким сотрясением мозга. Я выспался там, было так хорошо, так не страшно. Когда пришли выписывать, я им руки целовал, просил оставить, даже деньги предлагал. Но приехал сын и отвез меня домой. К нему я проситься даже не стал, знаю - не простят они меня никогда. Этой же ночью и явилась. Злющая, выла под окном, колотила в дверь. Я не вставал, лежал и слушал. И до сих пор слушаю почти каждую ночь. Только теперь еще сниться начала. Говорит, что ждет меня, что не скроюсь я от нее там нигде, и как кровь мою она высосет до последней капли. Вот мне, девчат, умереть бы сейчас, устал я сильно, но и умереть боюсь. Ее боюсь...

    Короче, говорил он долго, а мы не смели даже пошевелиться, и когда он вроде задремал, встали тихонько и ушли. Всю дорогу мы с подругой не проронили ни слова. После этого видели его почти каждый день на той же лавке, но он не обращал больше на нас никакого внимания. Я знаю, что он до сих пор живой. Скоро опять собираемся в деревню, надеюсь, увидеть его, а может, и поговорить.

    1
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Похититель душ

    Перед тем, как начать рассказ этой истории, хочу прояснить один момент.

    То, что Вы сегодня прочтёте, вымыслом не является, и я долго думала о том, стоит ли писать эту историю. Тема для меня не то чтобы болезненная, всё-таки двадцать с лишним лет прошло, но вызывающая внутренний страх. Такое непонятное чувство чего-то кошмарного, о чём даже и в мыслях лучше не вспоминать. Опасность, которая видит и слышит тебя, а ты её - нет.

    Мой первый брак начался с обмана. Весной 1994-го года я выходила замуж за удалого грузинского парня, который впоследствии оказался вовсе не "генацвали". Артур оказался Омаром (имена не изменены, бояться мне нечего). Национальность - кистинец, вероисповедание - мусульманин. На последних месяцах беременности я всё это и узнала. В нашем городе родни у него не было. После армии пошел работать в милицию, так и остался в нашем городке.

    До этого Артур-Омар носил крестик на шее, справлял с нашей семьёй Пасху и в машине имел две иконки.

    Естественно, такие крутые изменения привели меня в полный шок. Ещё хуже стало, когда муж начал требовать от меня снять крестик, или он даже дотрагиваться рукой до меня не будет. Я отвечала отказом. Муж сверлил своим взглядом мой крестик, цепочка обрывалась, распятие скатывалось вниз и падало. Так было два раза.

    Совсем страшно стало, когда родилась моя дочь. Периодически она начинала подёргиваться, а потом окаменевала, вытянувшись "по струнке" с открытыми глазами и без признаков дыхания. Прямо как кукла становилась. У меня в такие моменты начиналась истерика, я орала так, что весь подъезд сбегался.

    В больнице несколько раз делали обследование, но каждый раз получалось, что ребёнок здоров. Мне становилось всё страшнее, и я стала просить мужа разрешить совершить обряд крещения, либо пусть посвятят ребёнка в мусульманство. Лишь бы был защищён верой.

    Муж мой тогда учился в областной Высшей Школе Милиции и домой приезжал на субботу-воскресенье. На мои просьбы он отмахивался и говорил, что у мусульман таких обрядов для девочек не предусмотрено.

    Не знаю, сколько бы продолжалась моя нерешительность доехать до церкви, но случились события, которые в корне перевернули мою жизнь.

    Дочери на тот момент было около четырёх месяцев. Завернув её в тёплое одеяло конвертом, мы с мамой пошли погулять. Коляски у нас не было, и ребёнка мы носили на руках по очереди.

    Так мы догуляли до городской библиотеки на площади и встретили там мамину начальницу Любу. Разговорились.

    Потом я смутно помню, но ощущение было, как будто мы все вместе оказались как бы под куполом: уличные звуки пропали, и люди вокруг словно нас не замечали. Вдруг рядом оказался странный мужик. Он медленно к нам приближался со словами:
    - Ребёночка покажи. Покажи ребёночка!

    Мама, державшая в этот момент ребёнка, стала пятиться назад, крепче прижимая к себе конверт:

    - Не будем мы ничего показывать, уйди отсюда.

    Но странного мужика это не остановило. Он продолжал приближаться, криво ухмыляясь:
    - Не покажешь, так ведь я сам посмотрю.

    Мама стала звать на помощь, но нас не то чтобы никто не слышал, было ощущение, что нас и не видят другие прохожие.

    В этот момент у маминой начальницы началась истерика. Люба, сотрясаясь всем телом, закатывалась каким-то сумасшедшим смехом без остановок.

    Я, как парализованная, стояла и смотрела, как Он приближается. По его лицу разлилась злость и нетерпение. В какой-то момент я увидела его страшный оскал и бездну чёрных глаз без белков и зрачков - просто чернота.

    В последний момент у меня в голове пронеслось: "Если посмотрит - это конец", и какой-то силой меня швырнуло между мамой с ребёнком и Им. Ему оставался только шаг...

    Зависла короткая пауза. В глаза я Ему не смотрела, мой взгляд упёрся в Его переносицу. Злобно усмехнувшись, Он прошипел:
    - Тогда сегодня - ты. Но я ещё вернусь.

    Тут же появились звуки, и на нас стали оглядываться все прохожие, потому как Люба продолжала истерично хохотать сквозь рыдания. Пришлось надавать ей пощёчин, чтоб прекратить истерику. Придя в себя, Люба первым делом спросила, где этот мужик, вернее, она назвала его Мэфистофилем.

    А где Он? Так мы и не знали, пропал и всё, шёл и пропал.

    Дома у меня началась ужасная слабость, я не то что стоять не могла, я глаза еле открывала. Легла на диван. Чувство было какой-то невесомости, как зависла в воздухе между потолком и полом, и мысли в голове все помутились.

    И тут началось "кино". Я видела всю свою жизнь, снятую покадрово на плёнку, как от диафильма. Сначала кадры шли медленно, как слайды переключают, а потом всё быстрее и быстрее. Жизнь я свою смотрела в обратном порядке, двигаясь к нулю, к своему рождению. Я чувствовала, что с каждым кадром у меня сил становится меньше и меньше. Наконец я увидела своё раннее детство, где-то около года мне... В этот момент я чётко осознала, что сейчас "кино" дойдёт до нулевой точки и я умру. Жить хотелось, как никогда, и, чисто интуитивно, я как бы мысленно ухватилась руками за эту плёнку и стала тянуть назад, кадр за кадром с невероятным трудом.

    Я выбралась.

    Потом мама побежала к нашей знакомой, раньше она была практикующим, как бы это точнее сказать? Магом-экстрасенсом. Пока не влезла в одну ужасную ситуацию и перестала даже разговаривать о магии. Так вот эта знакомая, Таисья, велела срочно крестить ребёнка, так как метка особая имеется на теле, даже сказала, в каком месте и в виде чего. А про меня сказала:
    - Чудом спаслась, если б простой человек без определённых способностей был, то к заходу солнца умер бы уже.

    Плюнув на мужа, пока его не было, я с мамой, дочерью и подругой поехала в церковь.

    Март месяц, холод жуткий. Доехали на автобусе до середины моста, и тут у автобуса лопается колесо. Все пассажиры вышли на улицу. Стоим мы с грудным ребёнком посреди степи на ветру и ревём. Водитель пытается что-то там чинить.

    Вдруг перед нами машина остановилась, знакомый проезжал. Повёз нас до церкви, она одна в городе была. По дороге голова у Ванечки (знакомого) кружиться начала. Несколько раз останавливались. Потом мы заблудились, дорогу до церкви найти не могли, всё кругами ездили. Смешно сказать, в нашем-то городке, где всего-то пятнадцать остановок было.

    В церкви, при крещении, моя дочь орала так, что посинела вся и выгибалась колесом назад. Поп уже коситься на нас начал, но дело своё завершил. Как обряд был закончен, ребёнок уснул моментально и до вечера не просыпался.

    На следующее утро звонит телефон. Мой муж каким-то злым голосом стал на меня орать:
    - Ты чего наделала? Отвечай! Что ты сделала?
    - Ничего я не сделала, чего ты орёшь-то?
    - Ты зачем в церковь ездила? Покрестила, да?
    - Да, покрестила. А ты откуда знаешь?

    Короткие гудки, бросил трубку.

    Я не стала разбираться в тайнах Артура-Омара. Просто подала на развод и на суде отказалась от алиментов, чтоб за мной следом исполнительный лист не путешествовал. Уехала за три тысячи километров и сменила фамилию.

    В следующий раз я его увидела по скайпу аж через 15 лет. Но это уже другая история.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Нехорошая квартира

    История эта произошла в одном из райцентров Беларуси. И начиналась она довольно банально, как ни прискорбно это говорить, для наших реалий.

    В одном из многоквартирных домов на его первом этаже жила женщина, ставшая головной болью всех жильцов подъезда. Вела она, как пишут газеты и говорят трибуны, асоциальный образ жизни. Народ называет такое явление не столь выспренно, а проще – синячила и водила мужиков. Ну мужики - дело сугубо личное и, можно сказать, интимное, если они интеллигентного вида и с цветами - все поймут. Но к злополучной соседке ходили личности мятые и небритые со стойким запахом перегара и лежалости, а в руках имели не цветы, но пластиковые пакеты, звенящие отнюдь не коллекционным фарфором. Бурные рауты проходили часто с криками и пением не «Если долго по дорожке» под караоке, а завыванием самого, что ни есть шансона и голосами отнюдь не самыми приятными для уха. Часто эти фольклорные концерты заканчивались вызовом милиции, выбитыми окнами и кровью на лестничной площадке. Что не добавляло остальным жильцам оптимизма и веры в обретение покоя по ночам.

    Несмотря на столь вызывающий образ жизни и отсутствие видимых источников доходов, коммунальные платежи платились исправно, а потому выселить буйную соседку пока не удавалось. И приходилось отключать всем подъездом домофоны на ночь, дабы соседкины гости не будили всех по очереди, пытаясь проникнуть в заветный подъезд.

    Женщина потихоньку опускалась всё заметнее, она почти не покидала квартиру, а если соседи и видели её, то старались отвести взгляд. Она вызывала одновременно и омерзение, и сострадание своим измождённым видом и опухшим лицом. Задушевных подруг, естественно, у неё среди жильцов не было. Да никто и не знал её толком, она просто однажды въехала в эту квартиру, незнамо откуда появившись и быстро обзаведясь «полезными» знакомствами среди местных борцов за права зелёного змия.

    Но вдруг бедовая соседка обнаружила ещё одну неприятную склонность. Она стала по ночам звонить в квартиры и просить у кого спички, у кого сигарету. Никто из жильцов дверь ей не открыл, справедливо опасаясь, что она не одна, либо не в своём уме от вечного употребления ханки. Так продолжалось какое-то время, пока жильцы подъезда вдруг не ощутили возле себя какую-то тишину и пустоту. Соседка выходит из квартиры лишь ночами. И что уже длительное время никто не домогается в домофон, не кричит о тяжкой доле сидельца под звон гитары. И весьма давно их подъезд не посещали стекольщики и милиция. Ни на стук в дверь, ни на постукивание в окно первого этажа никто не отзывался, и было решено поставить в известность участкового, ведь, как ни крути, но народ у нас сердобольный. А может, и не сердобольный, а просто мечтающий сплавить хоть куда-то источник неприятностей.

    Участковый, опросив жильцов, убедился, что уже довольно длительное время никто не видел и не слышал хозяйку квартиры в дневное время, лишь звонки по ночам, которые всем изрядно надоели.

    Дверь была заперта, и служитель закона принял решение вызывать специалистов для вскрытия нехорошей квартиры. Посетив её первым, он вышел с не слегка побелевшим лицом, прикрыл дверь и стал вызывать следственную группу.

    Историю эту рассказала мне дочь одной из женщин, получивших сомнительную привилегию понятой. Вот что она увидела и услышала при осмотре квартиры…

    Уже почти полностью мумифицированное тело хозяйки жилья находилось на полу ванной комнаты. В квартире относительный порядок, что тоже немало удивило, зная её образ жизни. Видимых причин смерти не было, лишь заметное истощение, но ещё прижизненное, не от усыхания после смерти. Из просмотра бумаг покойной узнали, что прибыла она из соседней области и приобрела эту квартиру сама через местных риэлторов. А из других документов хоть немного стало понятно, почему она жила столь … «торопливо». Энное количество лет назад женщине был поставлен диагноз «ВИЧ», и каким-то образом ей удалось сохранить это в тайне, возможно, из-за переезда. Видимо, вирус прогрессировал, и она попросту доживала, по каким-то причинам не принимая лекарств.

    Но для сердобольных жильцов вовсе не это стало самым шокирующим в этой истории. Участковый настойчиво выспрашивал у них, действительно ли именно она звонила в двери квартир. Все были уверены, что видели в глазок её. Сложно было спутать и фигуру, и это опухшее лицо, ясно видимое в светодиодном освещении лестничных клеток. Но судмедэксперт на месте определил давность смерти не менее месяца. Вот тут, как говорится, соседи и призадумались о верности учения материалистов.

    Шокирующий финал этой истории произошёл в конце прошлой недели. Рассказано мне это было вчера по телефону. Вот, как смог, оформил эту историю для вас.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Случай на ночной дороге

    Опять, скорее всего, никакой мистики, просто неизведанные возможности человеческого организма.
    Довелось как-то поехать по делам служебным из Ярославля в Нижний Новгород. Зима 2003 года, январь, число не помню, но помню, что мороз градусов этак минус 25 был (днём). Весь день до поездки дел было по горло, вымотался ужасно, устал, как бобик, даже перекусить толком времени не было, а ехать надо.
    Выехал из Ярика часов в 10 вечера, навигатора не было, но по карте прикинул, где да как сократить можно, чтоб побыстрее добраться.
    До Иванова нормально доехал, от главной дороги не отклоняясь, а дальше стал короткие маршруты угадывать (искать приключения на свою Ж....). По карте как бы нормально получалось, но в реале заехал хрен знает куда, деревни на атласе есть,а на самом деле одни заброшки вокруг... и поля.
    Кстати, до этого летом ехал так же, и реально сократить получилось, думал, что и в этот раз повезёт. Километров 70-80 так проехал, как-то стрёмненько стало: ни встречки, ни кафешек, ни заправок... Хотя дорога чистая (видать, ветер с полей не давал снегу на дороге ложится, ну, и зима малоснежная, но морозная в тот год была).
    В общем, решил развернуться и на главную дорогу вернуться, хватит, думаю, экспериментировать. Проехав километров 10, загорелась лампочка - "бензина кончается, однако" - и вскоре машина глохнет (поздно срабатывал датчик, всё-таки "ВАЗ 9 модели").
    Вот тут после не долгих размышлений понимаю, что как-то ситуация из-под контроля выходит, и до кучи допотопная "нокия" связь не ловит (классика жанра). Машин проезжающих так и не было. Время около часа ночи.
    Перспектива замерзнуть отличная (кстати, машину жечь, чтобы согреться, даже в мыслях не было, и леса тоже нет, чтобы дров набрать).
    Залез в машинку, аварийку включил, покурил, музычку тихонько врубил, печечку на обдув, пока движок до конца не остыл, и так, по всей видимости, закемарил.
    Проснулся (или во сне), ощущение, что еду. Смотрю вперёд - тянет меня за собой трактор, типа "Беларус", ещё даже номера рассмотрел в мигании авариек, запомнил и до сих пор помню: "20-38 ИВ тр-р".
    И главное - воспринял, как должное, и дальше спать.
    Очнулся от того, что теребит меня кто-то, глаза открываю, а пошевелиться не могу, замерз. Смотрю, тётка какая-то меня трясёт и причитает: "Сынок, как же ты тут окозалси?"
    В общем, с её рассказа, работает она на заправке (основная трасса), ночь, сидит книжку почитывает да на площадку заправочную посматривает.Тишина , никого. Бросила взгляд в очередной раз, а там моя машинёнка стоит. Минут пять, говорит, смотрела, никто не выходит, решила сама проверить, что за фигня (да здравствуют женщины в русских селениях!). Подходит к машине, а там за рулём полузамерзший "обморок" сидит, практически ни на что не реагируя... (то бишь я). Перетащила она меня как-то в свою каморку, обогрела, чаем горячим отпоила...
    Самое интересное - трактора она ни какого не видела и не слышала. Да и если меня какой-нибудь доброволец тянул, а кто тогда рулил в моей машине?
    Ну, в общем, что вспомнил, то и написал.
    P.S.: Пальцы всё-таки обморозил тогда, как небольшой морозец - так неметь начинают.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Старый зонт

    Каждый из нас имеет свои любимые и нелюбимые вещи. Футболку, часы, туфли... Надевая любимую вещь, на подсознательном уровне считаешь, что будет удачный день. И наоборот, есть вещи, с которыми связаны неприятные воспоминания. И уже не надеваешь, но выкинуть жалко. Вот и у нас в доме был старый зонт. Откуда он был у нас, никто уже и не помнит. Родители говорили, что он все их переезды пережил, да и, скорее всего, с самой женитьбы был. А чей - никто не задумывался.

    До рождения меня и сестры наш молодой папочка возвращаясь вечером с института домой под этим самым зонтом. В полумраке осеннего вечера на улице, где не было фонарей, а лишь свет, падающий из окон домов он спотыкается, падает в грязь, при этом зонт отлетел в другую сторону. Он встает поднимает раскрытый зонт и чувствует, как за его спицу что-то зацепилось. Это была авоська, а в ней три тысячи рублей. Для 1970-х это приличная сумма, половина стоимости новеньких Жигулей.

    Спустя какое-то время мама была беременна моей старшей сестрой. В очередной погоне за дефицитными товарами приспичило ей срочно бежать за люстрой, схватила зонт и на всех парусах понеслась в магазин. На улице была безветренная погода, дождь накрапывал, но мама бежала под открытым зонтом. Стоит на перекрестке, загорелся зеленый, и в этот момент под зонтом поднялся ветер, и маму резко отдёрнуло в сторону, да так сильно, что она упала на колено. В эти же доли секунд на перекрестке сталкиваются два автомобиля, осколки разбитого стекла летят на маму, зонт, прокатившись на 180 градусов, закрывает маму. Ни единого осколка не попало на нее. Мужчина, что всего на один шаг, тот самый шаг, на который маму отнес в сторону зонт, серьезно пострадал. Мама же отделалась ссадиной на коленке.

    Время 90-х гг., распад Союза, каждый зарабатывал как мог. Ночью наша семья тихо-мирно спала. Во встроенном шкафу коридора раздался хлопок. Он разбудил отца. Он, не включая света, прошел в коридор, открыл шкаф. Зонт открылся сам по себе. Во дворе дома поскуливала наша собака, на крыльце был слышен шепот. Отец взял ружье и посмотрел в окно коридорчика, что выходило на крыльцо. Там стояли трое вооруженных мужчин. Сигнал на пульт охраны. Успели задержать одного, это был член одной из группировок, что грабили дома предпринимателей, убивали членов семей и сжигали все за собой. Мы же все живы и немного напуганы. К слову, главаря так и не нашел наш доблестный сыск.

    Моя сестра закончила институт. И во время учебы заметила совпадение: как возьмет с собой этот старый зонт - зачет автоматом, экзамен на пять. С этого времени в нашей семье перед важным делом обязательно кто-нибудь скажет:
    - Возьми с собой зонт!

    Это и заметила моя подруга, когда в солнечную погоду, собираясь сдавать госы, мама мне это сказала. С зонтом было еще много разных случаев и событий, важных для нашей семьи. Без всякого сомнения этот зонт - оберег или талисман. Но на днях я его потеряла, сильно расстроилась, переживала. Мне даже на этой почве снились неприятные, ужасные сны. А буквально вчера иду утром на работу, как обычно, поздоровалась с дворником, он в ответ:
    - Ты зонт свой не потеряла?
    - Потеряла, - с выдохом ответила я.
    - Он у меня, я вечером объявления с подъездов срывал, смотрю: на лавке зонт лежит. Да и вспомнил, что ваш зонт, вечно с ним таскаешься.

    Пишу этот рассказ, смотрю на зонт. И такое странное чувство, что он не может покинуть теперь уже мою семью.

    1
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Асим

    Не так давно бабуля моя по маминой линии рассказала мне одну историю из семьи нашего покойного деда. История пойдет от Варвары, сводной сестры моего дедушки.

    Летом 41 мы попали в Ленинград, эвакуироваться уже не смогли. Остальная семья, как позже узнали, осталась где-то под Саратовом. Отец мой и брат старший были на фронте, адрес они наш новый знали, так что по мере возможности писали.

    Жили мы у дальней-дальней родственницы бабушки Зины, у нее была хорошая квартира, задолго до войны она ушла на пенсию, а была врачом, не помню я уже каким. Знаю, что операции она делала, помогать старалась всем, а люди ей часто едой платили в знак благодарности за спасение. Редко она брала еду, только если у нас совсем туго было, могла отщепить хлеба или крупу какую взять. Да и вообще, по сравнению со многими соседями, жили мы неплохо, хотя громко говорить "жили" в блокаду да и во всю войну, существовали мы, скорее. Голодно было почти всегда.

    Вернемся к теме. В 1942 прямо перед самым новым годом уже вечером я пошла снега набрать, чтобы растопить его. Прямо недалеко от подъезда набрала я ведро и медленно по протоптанной дорожке домой бреду, слышу писк какой-то впереди, голову поднимаю, а там котенок с кулачок, черный-черный весь, ко мне бежит, трясется. Я его под мышку - и домой. Пока шла, думала, как домашние отреагируют, выбросят, наверное: лишний рот кормить особо нечем. Войдя в дом, все были в слезах, похоронки пришли на брата нашего и на имя Алиева Асима, из ранних писем брата мы знали, что это его друг, познакомились они на фронте, помогали друг другу. Про котенка все и думать забыли, остался он жить у нас, я обещала делиться своей едой с ним, чтобы другим не в тягость было.

    Но маленький котенок пришелся всем по душе, братец мой маленький только говорить учился и назвал его Асимкой, понравилось ему больно имя это.

    Ведь говорят же, что коты боль забрать могут на себя, вот так Асимка и делал: приходил, ложился тебе на больное место, громко мурчал, и все проходило. Может, самовнушение, а может, и вправду так. Ближе к лету наш кормилец Асим воробьев домой таскал, никогда сам не ел, хотя худенький весь был, все приносил и покорно ждал, когда его долю дадут. А однажды карточку у мамы украли на еду, кушать совсем нечего было, так этот хитрюга крысу больше себя размером приволок. Берегли мы его, как бы кто не забрал.

    А однажды случай был, когда братишка с котом дома оставались, а мы с мамой и Зинаидой Львовной ушли за продуктами в очередь стоять. В квартиру двое ребят залезло, поживиться, видимо, хотели чем-то, и из рассказа брата моего кот еще до их прихода странно себя вел: ходил все из угла в угол, то к двери подойдет - шерсть дыбом, то сразу к брату на ухо мурки играет, а, когда эти горе-воришки залезли, Асим бросился на них, словно тигр, когтями впился одному в лицо так, что кровь у входа на полу осталась.

    Был у нас мешок, мама сшила его, туда мы кота прятали, когда к Зинаиде Львовне кто-то приходил или когда в бомбоубежище бегали под вой сирены. Асимка лежал недвижимо, ожидая, когда выпустят, как будто все понимал.

    Еще много случаев было, когда Асим нас защищал, не давал голодать. Зинаида Львовна хоть и не верила ни в Бога, ни в Черта, а обмолвилась однажды, что не случайно все это, что такой храбрец смышленый к нам попал. Так и пережили мы эти страшные 872 дня впятером: мама, Зинаида Львовна, братишка, Асим и я.

    После снятия блокады решено было уехать к своим, под Саратов. По началу очень тяжело было привыкнуть то, что еду можно всю съедать, что на тарелке у тебя. Ведь у моей бабушки было, хоть и маленькое, да хозяйство. Асима все считали полноправным членом семьи после наших рассказов о нем, ближе к теплу кот окреп, оброс густой черной шерстью, и, видимо, по привычке таскал все, что поймает во дворе домой, около печи складывал.

    До конца войны я на заводе работала с мамой, так Асим нас на смену провожал и встречал всегда у ворот. Здороваться уже все с ним стали.

    И вот он, долгожданный конец войны, отца мы так и не дождались, писем от него давно не приходило. А в июле 1945 случилось чудо - брат вернулся, целый-невредимый. Из Берлина прямиком домой, радости нашей не было предела, а кот наш вился около него, как будто сто лет знакомы. Мама брату и похоронку показала, не ждали мы уже никого, думали, всех мужчин война проклятая забрала, и взахлеб о Ленинграде обо всем говорили, а, когда зашла речь о спасителе Асиме, брат разревелся, я больше никогда в жизни не видела его слез, успокаивала его мама долго. А затем маме он наедине рассказал:
    - Пошли они в разведку зимой: Асим, он и еще двое сослуживцев, но попали в плен. Двое ребят те хотели убежать, и их расстреляли, а мы с другом лишь ждали своей участи. Закрыли нас в каком-то амбаре, а под утро пришел парень и что-то кричал громко, мы не понимали, и он начал меня бить, Асим вступился, дурак. Тут вбежали еще трое и избили нас обоих, хотя меня не так сильно, но встать я уже не мог. Потом они день не появлялись, лишь голоса мы их слышали, я пытался помочь Асиму, грели друг друга, зарывались в сено. Нам принесли еды, какой-то жижи противно воняющей, которая замерзла через пару часов. И снова 3 дня никто не заходил к нам, за это время я пролез по всем стенкам, пытаясь разглядеть территорию. Заметил, что мы от забора недалеко, а дальше - лес. Ночью поднялась тревога, все бегали и суетились, я подумал, что это явный шанс на бегство. Выйдя из амбара, я на себе тащил Асима, когда мы дошли до забора, нас увидел караульный и начал стрелять, я думал, что он не попал. Добежав до леса из последних сил, я решил сделать привал, Асим хрипел все это время над ухом, я знал, что он жив. На привале я обнаружил, что у него прострелена нога. Он крепко обнял меня, прижавшись, говорил он тихо, хрипел, больно ему было:
    - У меня война всех забрала, всю семью, ты мне братом стал, родным, твоя семья - моя семья, твоих я в обиду не дам, так и знай, а ты только обещай, что в Берлин придешь и сволочуге этой гитлеровской по роже и за меня надаешь, а сейчас иди.

    Я тащил его на себе еще долго, на середине пути я перестал слышать хрипы. Придя к своим, я его похоронил.

    Я сдержал свое обещание, дошел до Берлина, оставив на стене надпись: "Пашка и Асим", и, как вижу, свой долг он тоже выполнил.

    1
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    После смены

    Здравствуйте, хотел бы поделиться с вами моей историей. Сколько в ней мистики, каждый сможет решить для себя сам. Я же после всего произошедшего обрел стойкий интерес к подобного рода событиям.

    Чтобы вы могли лучше меня понять, придётся рассказать кое-что обо мне. Была у меня девушка Света. Познакомились мы практически сразу после моего переезда. Она жила в той же парадной, ну и завертелось. Встречи, кафе-рестораны, прогулки под луной – знаете, как это бывает. Как-то незаметно она переехала ко мне. А вскоре я узнал, что она балуется наркотиками.

    Не буду утомлять вас подробностями нашей жизни, скажу лишь, что её увлечение запрещёнными препаратами стало заходить всё дальше и дальше. Разговоры и скандалы не помогали. А когда я заметил, что из квартиры стали пропадать деньги, я решил поставить точку в наших отношениях. После этого два года мы не общались, даже не здоровались. Но от общих знакомых я знал, что Света совсем пошла по наклонной. Как-то даже решил зайти к ней, поговорить. Она встретила меня в дверях бледная, осунувшаяся и сказала, что не хочет иметь со мной ничего общего. Я и не настаивал.

    А ещё у меня есть кот, отношения с которым сложились не в пример лучше. Кота зовут Тимофей. Белый с чёрными пятнами, бандитской мордой и огромными лапами. Встретились мы с ним около моей парадной лет 5 назад. Я сидел и курил, а он, будучи котёнком, залез ко мне на колени. Так и началась наша долгая дружба.

    В то утро вернулся я уставший после смены, Тимофей, как всегда, встречает на пороге. Глажу его, убираюсь, даю корм, меняю воду. В это время в ванной набирается вода, а на кухне чайник кипятится. Есть у меня такая слабость – люблю ванну принимать, с детства. Налью, возьму книгу, чай или кофе и могу не вылезать оттуда несколько часов. Даже бывает сплю там. Ванна в новой квартире у меня соответствует моим вкусам – настоящий бассейн. Даже квартиру покупал с оглядкой на габариты ванной комнаты.

    Завариваю литровую кружку чая, беру печенье, книгу и направляюсь в ванную. Тимофей по традиции устраивается на стиральной машинке, умывается и отходит ко сну. Через какое-то время чувствую, что глаза начинают закрываться. Откладываю книгу, подливаю тёплой воды и тоже собираюсь подремать.

    Поднимаю глаза, смотрю – стоит Света, моя бывшая. Без белья. Мы с ней раньше в ванной любили вместе время провести. Не говоря ни слова, залезает ко мне, а я не сказать, что сильно был против.

    Села сверху, уж извините за подробности. Не знаю, сколько времени прошло, но чем дальше, тем мне странней всё казалось. И тут чёрт меня дёрнул отвлечься от Светиной груди и взглянуть ей в лицо. Всё какое-то бледное, зрачки по 5 копеек и перекошенное гримасой такой злости, которую я у людей ни до, ни после не видел. Тут-то я и струхнул, понял, что творится какая-то фигня. Ведь ключей от моей квартиры у Светы уже как года два нет. Попытался скинуть её с себя, но не тут-то было. Вместо того чтобы слезть, Светка вцепилась мне в горло и начала топить. Знаете, я мужчина достаточно крупный, да и тренируюсь регулярно, она же весила от силы килограмм пятьдесят, но как я не пытался скинуть её с себя или разжать хватку на моей шее, ничего не получалось.

    Руки и ноги скользили по акриловой ванне, с каждой секундой сопротивляться было всё труднее. Пытался что-то кричать, но рот и нос заливало водой.

    Резкая боль в руке выдернула из темноты. Рывком выскочил из воды, закашлялся, пару раз меня вывернуло прямо в ванну. Всё это время мокрый Тимофей с окровавленной мордой орал не своим голосом, сидя на стиральной машине. Посмотрел на руку – вся разодрана и в крови. Как потом выяснилось, кот умудрился прокусить предплечье до кости.

    Получается, я заснул в ванной и начал тонуть, а кот, почувствовав неладное, решил меня разбудить, за что ему огромное спасибо. Света мне приснилась, поэтому я не придавал значения разным странностям.

    Выпив коньяка, я списал всё на переутомление и какой-нибудь сонный паралич. Или чем там сейчас принято объяснять такие ситуации? Так бы и забыл об этом.

    Но то, что произошло через два дня, очень сильно повлияло на мою жизнь. Можно сказать, перевернуло с ног на голову.

    Через два дня в дверь позвонили. Полиция искала понятых для вскрытия квартиры, а поскольку были будни, то в поисках они дошли до моего этажа. Вскрывали дверь в Светину квартиру.

    Её нашли в ванной, умерла от передозировки. Два дня назад.

    С котом, если кому интересно, всё хорошо, а шрамов на руке уже почти не видно.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    История одного пациента

    Поистине, человеческий мозг — одна из самых уникальных и непознанных природных систем. И подтверждением тому служит не столько гениальность выдающихся представителей цивилизации — известных всему миру ученых, философов, творцов — сколько, напротив, феноменальная сила безумия. Сила абсолютная и всепоглощающая, способная принимать любую форму, не имеющая границ и не знающая компромиссов. Какие только метаморфозы не происходят порой с сознанием человека, случайно запутавшегося в лабиринте собственного разума.

    Наблюдать и убедиться в этом лично я имел возможность во время прохождения годичной интернатуры в областной психиатрической больнице им. Бареева, куда был направлен по окончании медицинского университета.

    Сама больница, как и большинство подобных казенных учреждений, скорее напоминала следственный изолятор и ничего кроме тоски и отвращения не вызывала: серое кирпичное строение дореволюционных времен высотой в четыре этажа, разделенное лестничными пролетами на корпуса, высокий бетонный забор по периметру территории, зарешеченные окна, стойкий запах мочи и хлорки в коридорах. Как правило, сюда поступали несостоявшиеся самоубийцы, бывшие наркоманы, алкоголики в горячечном бреду, старики с синдромом Альцгеймера. Был еще специальный закрытый блок, находившийся в удалении от главного здания, где содержались заключенные, и практиканты туда не допускались. Словом, ничего интересного и необычного. Как оказалось, пациенты психиатрической больницы, за исключением обитателей наблюдательной палаты, народ достаточно спокойный и, за вычетом некоторых личных особенностей, относительно вменяемый. Правда, и среди них встречались порой весьма интересные и колоритные персонажи.

    Например, Вячеслав Николаевич Воронцов по прозвищу «Самогонщик» — алкоголик с тридцатилетним стажем и острым абстинентным синдромом. В беседах с врачами он часто рассказывал о необычных свойствах своего организма, якобы приобретенных в результате многолетних возлияний. По словам Вячеслава Николаевича, любая безалкогольная жидкость, потребляемая им, на выходе превращалась в чистый этиловый спирт. Любопытно, что после каждого импровизированного сеанса уринотерапии — которые Воронцов устраивал себе втайне от врачей и медперсонала — у него имелись все внешние признаки алкогольного опьянения, вплоть до расширенных зрачков, учащенного сердцебиения, покраснения кожи, дезориентации и даже последующей частичной амнезии.

    Или Алексей Исаев — молодой человек, студент политехнического университета, повредившийся рассудком в результате полученной в ДТП черепно-мозговой травмы. Называл себя великим императором — предводителем рода человеческого, призванным вести его к вечному миру и процветанию. Мания величия при параноидальной психопатии — довольно распространенный вид помешательства. Однако, что поразительно, его взгляды на мировую политику и дипломатию, рассуждения о международном праве и экономике оказались настолько логичными и убедительными, что многие доктора после нескольких часов общения с Алексеем совершенно искренне поддерживали его точку зрения по многим неоднозначным вопросам. А заместитель главного врача Виктор Анатольевич Драгунов даже представил Исаева своему приятелю — авторитетному журналисту-политологу, который, согласившись побеседовать с необычным пациентом, признал его настоящим экспертом в политико-экономических сферах.

    Другая пациентка — Градова Ирина Владимировна, тридцати двух лет, страдала диссоциативным расстройством, более известным как «синдром множественной личности». В ней одновременно уживались целых четыре альтер-эго: пражская балерина, подросток-лесбиянка, католическая монахиня и маленькая девочка. Личности попеременно сменяли друг друга, каждую из них можно было различить по мимике лица, тембру голоса и манере поведения. Балерина говорила с ярко выраженным чешским акцентом и обладала грациозной пластичностью. Лесбиянка отличалась импульсивным характером и развязными манерами, испытывала тягу к легким наркотикам. Монашка, наоборот, была скромна и набожна, знала латынь. Девочка вела себя, как и подобает ребенку. Это не было позерством, личности действительно жили собственной жизнью и, кроме того, умели контактировать между собой.

    В психиатрии подобных историй существует великое множество, одни забавные и трогательные, другие печальные и трагические. Но есть и по-настоящему пугающие. Одну из таких историй я и хочу вам рассказать, во всяком случае, на меня она произвела довольно жуткое впечатление. Нет, здесь вы не найдете ни мистики, ни будоражащих тайн. Это реальность. Реальность обреченного разума, реальность, которая может настигнуть каждого — в этом-то и заключается самое страшное.

    Сергей Анатольевич Вьюгин поступил в самый разгар нашей учебной практики, в середине февраля. Тот редкий случай, когда больной сам обратился за помощью. Это был мужчина средних лет, худощавого телосложения, с мертвенно-бледным лицом и запавшими глазами. Эмоциональное состояние Вьюгина было крайне тревожным, наблюдалось учащенное сердцебиение, взгляд лихорадочно бегал, голос дрожал.

    В беседе с заведующим отделением (а по совместительству моим наставником) доктором Потаповым Олегом Яковлевичем, больной признался, что страдает от слуховых и зрительных галлюцинаций — по ночам его преследовали образы человекообразных существ, крайне жутких и отвратительных созданий. Они угрожали ему, издевались. По словам Вьюгина, все началось около двух месяцев назад.

    — Поначалу это был невнятный, едва различимый шепот, раздававшийся из-под кровати, — рассказывал он, — Затем шепот постепенно превратился в бормотание, голос был не один, а несколько — все мужские и крайне омерзительные. Но разобрать, о чем переговариваются неизвестные, я не мог, сколько не прислушивался. Однако со временем речь становилась все более внятной, и вскоре я с ужасом осознал, что ночные гости сговариваются меня убить. «Убьем его! Загрызем!» — злобно шипел один, «Загрызем, загрызем!» — вторили ему остальные…

    Все симптомы указывали на параноидную шизофрению. Потапов назначил больному ряд стандартных диагностических процедур, которые, впрочем, никаких конкретных результатов не дали. Магнитно-резонансная томография не выявила повреждений головного мозга, дифференциальная диагностика исключала возможность явных неврологических нарушений, анализы крови на содержание психотропных и наркотических веществ оказались отрицательными. Генетической предрасположенности к возникновению заболевания в роду Вьюгина также не наблюдалось.

    Таким образом, Олег Яковлевич не спешил с постановкой диагноза. Прописав пациенту лечение нейролептиками в комплексе с групповыми и индивидуальными сеансами психотерапии, он продолжал наблюдать его, стараясь выявить клиническую картину заболевания в ходе ежедневных бесед.

    Сергей Анатольевич имел ученую степень кандидата филологических наук и состоял в должности декана гуманитарного факультета ГПУ. Вел довольно уединенный образ жизни, но никаких переживаний по этому поводу не испытывал, скорее наоборот. Холост, детей не имел. На память не жаловался, сильным психологическим стрессам не подвергался, ранее на учете в психоневрологических учреждениях, соответственно, не состоял.

    — Вы делились с кем-нибудь своей... проблемой? Обращались за помощью к родственникам, друзьям, товарищам по работе? — спрашивал Потапов.

    — Никогда. Поймите, я всегда был на хорошем счету в университете и по понятным причинам не рассказывал коллегам о преследовавших меня кошмарных галлюцинациях, в противном случае я рисковал не только заработать репутацию сумасшедшего, но и лишиться должности. Что касается особенно близких людей…, у меня их нет. Мой отец умер в преклонном возрасте, когда мне исполнилось шестнадцать, спустя год вслед за ним ушла и мать; собственной же семьей я, к сожалению, до сих пор не обзавелся; а все свои немногочисленные дружеские связи растерял за давностью лет.

    — Что ж, вернемся непосредственно к голосам. Когда и как часто вы слышали их?

    — Каждую ночь. Они раздавались с наступлением темноты и затихали на рассвете. Я слушал их с замиранием сердца, парализованный страхом, лежал, обливаясь холодным потом, и дрожал. В основном они перешептывались между собой, временами обращались ко мне: «Ты ничтожество, — говорили они, — Мразь, ***! Убьем, ***! Живьем загрызем!». Иногда их появление сопровождалось резким тошнотворным запахом, так воняет протухшее мясо или сдохшая под половицами мышь. Я, конечно, понимал, что голоса звучат только в моей голове, и никого, разумеется, под кроватью нет и быть не может. Тем не менее, ни за что не решался туда заглянуть, опасаясь увидеть то… что в последствии и увидел.

    — Увидели что?

    — Признаться, мне жутко даже вспоминать об этом, — Сергей Анатольевич понизил голос, — Но я расскажу. После месяца бессонных ночей я все же нашел для себя выход — снотворное, которое я употреблял в изрядных дозах, позволяло полностью забываться сном и не замечать навязчивых голосов. Однако в скором времени препараты меня подвели. В тот раз я проснулся глубокой ночью. Знакомый мерзкий запах сразу ударил в нос, я открыл глаза и обнаружил, что за мной наблюдают — из-под кровати торчала голова. Я отпрянул, замерев в оцепенении! В тусклом свете уличного фонаря, пробивавшимся в окно моей спальни, мне удалось разглядеть визитера. Огромные широко раскрытые глаза прожигали меня крошечными красными зрачками, лицо было серым как пепел, а синие губы растягивались в злобной ехидной улыбке, обнажая два торчащих длинных резца, какие бывают у мышей или крыс. «Заа-грыы-зууу» — просипела тварь медленно растягивая гласные, и ухмыльнувшись скрылась из вида. «Не спишь? — услышал я, спустя несколько мгновений, — Только усни ***, только усни…».
    Стоит ли описывать мое состояние. Остаток ночи я провел в той же позе, не смея пошевелиться, тревожно вслушиваясь в пустоту и изредка вздрагивая. Я больше не отдавал себе отчет в том, что реально, а что нет. Я отказался от снотворного, опасаясь, что одурманенный транквилизаторами, в следующий раз не смогу почувствовать приближение своих преследователей, а они, в свою очередь, не преминут этим воспользоваться. Спать в ближайшие дни в мои планы не входило. Теперь я чувствовал их присутствие круглосуточно, ощущал на себе недобрые взгляды. Мне стало по-настоящему страшно, страшно находиться в одиночестве, страшно возвращаться в собственную квартиру. Заметив мое угнетенное состояние, ректор предложил мне отпуск, принимая это за обычное недомогание. Я и сам понимал, что долго так продолжаться не может и, наконец, решил обратиться к вам.

    Больного определили в общую палату дневного стационара. В первые дни пребывания здесь Вьюгин вел себя крайне настороженно, прислушивался к каждому шороху, избегал находиться в темных и слабо освещенных помещениях, плохо спал, временами страдая от ночных кошмаров, впрочем, на голоса и образы, преследовавшие его наяву, больше не жаловался. Как бы то ни было, после нескольких недель комплексной терапии состояние пациента заметно улучшилось, напряжение спало, нормализовался сон, восстановилась жизненная активность. Он с удовольствием общался с окружающими, учил соседей по палате игре в шахматы, часто помогал медсестрам в процедурной. Теперь Сергей Анатольевич и сам недоумевал, как ему могло такое мерещиться. В свете положительных изменений отпала необходимость в медикаментозном лечении, его заменили на реабилитационные курсы. Острая фаза болезни сменилась ремиссией. Но, как оказалось, ненадолго.

    Это случилось в первых числах марта. В ту ночь я как раз заступал на дежурство вместе с доктором Станиславом Сергеевичем Ерохиным. Часы отмерили четверть первого, когда в ординаторской раздался звонок — взволнованная медсестра сообщила, что с одним из пациентов случилась истерика и просила поскорее прибыть в общее отделение. Не вдаваясь в подробности, Станислав Сергеевич немедленно направился на вызов, я поспешил вслед за ним. Когда мы примчались, возле палаты, на которую указала нам дежурная, уже толпились перепуганные ночными криками пациенты. Там шла отчаянная борьба — двое подоспевших к тому времени санитаров пытались связать полотенцами рвущегося изо всех сил Вьюгина.

    — Они здесь! Они пришли за мной! — орал он, рыдая и задыхаясь. Узнать причину неожиданно захлестнувшей его паники не представлялось возможным — он был абсолютно невменяем, стонал, ревел, отбивался, на расспросы не реагировал. В конце концов несчастного пришлось привязать к койке и вколоть двойную дозу диазипама. После того, как он отключился, Ерохин приказал перенести его в наблюдательную палату и распорядился держать под особым надзором.

    На следующий день, как только Сергей Анатольевич пришел в себя, его попросил к себе доктор Потапов. Больной выглядел мрачным и изможденным, взгляд помутнел, лицо снова сделалось бледным, руки дрожали, голос то и дело срывался.

    — Вы помните, что с вами произошло прошлой ночью? — осведомился Потапов.

    — Лучше бы не помнил, — отчаянно вертел головой Вьюгин, — Это было ужасно... Ужасно!

    — Значит, вас снова преследуют ночные кошмары? Постарайтесь успокоиться и расскажите все по порядку.

    Вьюгин тяжело вздохнул, спросил разрешения закурить и, получив его «в виде исключения», подошел к приоткрытому окну кабинета. Он молчал, очевидно, собираясь с мыслями, глубоко вдыхая пахучий сигаретный дым.

    — Этой ночью мне, по какой-то непонятной причине, совершенно не спалось, — начал он наконец, — Не знаю, сколько прошло времени, после того как в палатах отключили свет — два часа, может быть, три — когда я, ворочаясь с боку на бок в безуспешных попытках заснуть, услышал странный шелестящий шум, доносившийся откуда-то сверху. Я поднял голову и застыл в оцепенении — по потолку полз человек! Вернее, существо очень похожее на человека. На нем не было одежды, невероятно худое бледно-синюшное тело покрывали редкие волосы, торчащие клоками, оно двигалось на четвереньках, часто перебирая тонкими конечностями с длинными когтистыми пальцами. Совершив несколько коротких перебежек, тварь замерла у меня над головой и повернулась лицом, вывернув шею на сто восемьдесят градусов. Знакомые черты исказила лютая, ядовитая злоба, выпученные глаза пылали враждебной ненавистью маленьких красных зрачков, синий рот с торчащими крысиными резцами презрительно кривился. «Загрызу! Загрызу! Загрызу!» — яростно выкрикнула гадина рычащим отрывистым голосом. Затем из темных углов палаты зазвучали еще голоса: «Уничтожим! Сожрем! Загрызем!..» — повторяли они, перебивая друг друга, с каждым разом все громче и пронзительнее. На стенах заплясали уродливые тени человекоподобных существ… И тут мои нервы не выдержали… я дал волю своему страху!

    — Возможно, это обычный дурной сон? — предположил Потапов, обдумав услышанное, — Видите ли, галлюцинаторные образы, не так давно вызвавшие у вас сильнейшие эмоциональные переживания и, безусловно, отложившиеся в подсознании, просто всплывают из недр вашей памяти. Длительные стрессы часто вызывают реалистичные ночные кошмары.

    — Это был не сон, — горько ухмыльнулся Вьюгин, — Я видел их так же отчетливо, как вижу вас.

    Олег Яковлевич покачал головой, было досадно. Пациент вроде бы шел на поправку, но увы, болезнь оказалась сильнее, непродолжительное затишье быстро сменилось новым обострением. Он снова решил вернуться к лечению психотропными препаратами и повторить всю процедуру сначала. Однако на этот раз добиться значительных улучшений в состоянии больного, к сожалению, не удалось. Несмотря на то, что Сергей Анатольевич больше не жаловался на кошмарные видения, от пережитого шока он так и не оправился.

    Вьюгин исправно принимал назначенные ему лекарства, регулярно общался с врачами и посещал занятия по групповой психотерапии и вместе с тем все больше впадал в состояние меланхолии, уходил в себя, сделался совершенно хмурым и неразговорчивым, на любые вопросы отвечал однозначно, как на допросе. Теперь он отказывался от ежедневных прогулок, перестал смотреть телевизор в холле и играть в шахматы с соседями по палате, нехотя общался с врачами.

    Так прошел месяц. А потом в правом крыле общего отделения случился пожар. Как выяснили впоследствии дознаватели из МЧС, возгорание произошло из-за короткого замыкания в неисправной электросети. Огонь не успел обширно распространиться по этажу, тем не менее, большинство помещений заволокло густым удушающим дымом, всех постояльцев пришлось в срочном порядке эвакуировать в соседние корпуса, была дикая суматоха. После того как силами прибывшей пожарной команды пламя удалось потушить, паника понемногу улеглась, благо, пострадавших не оказалось. Когда же пациентов стали размещать по пустующим палатам, выяснилось, что один из них пропал. Сверившись со списками выяснили — пропавшим оказался Сергей Анатольевич Вьюгин.

    Группа санитаров во главе с доктором Ерохиным отправилась на поиски. Сначала прошлись по всем этажам здания, тщательно осматривая каждый угол, затем прочесали прилегающую к больнице территорию, а также окружавший ее лесной массив. Но ни самого беглеца, ни его следов найти не удалось. Оставалось только обратиться с заявлением о пропаже в местную дежурную часть.

    Тем временем администрация психбольницы, подсчитав убытки после косметического ремонта обгоревших помещений, по настоянию пожарной инспекции приняла решение заменить старую алюминиевую проводку на медную. За помощью обратились в ближайшую электромонтажную службу, и вскоре по больничным коридорам и палатам засновали люди в сине-оранжевых спецовках с белой надписью «ГорЭнерго». Они штробили стены, тянули и прокладывали кабели, устанавливали оборудование, попеременно обесточивая разные части здания.

    В один из таких шумных рабочих дней двое электриков прибежали на главный пост и потребовали вызвать полицию. Они рассказали, что, спустившись в подвал правого корпуса в поисках распределительных щитов, обнаружили труп в одном из дальних подвальных закутков. Сначала молодые люди почувствовали удушливый сладковатый смрад, доносившийся вместе со сквозняком из глубины темного коридора. По мере их продвижения вперед неприятный запах усиливался и скоро стал совсем нестерпимым. Рабочие справедливо решили поставить в известность администрацию и, остановившись, пошарили вокруг лучами фонарей, пытаясь отыскать зловонный источник, заглянули в ближайшие помещения заброшенных бытовок и давно нефункционирующих ГВС. Они рассчитывали обнаружить кучу гнилых отходов или разложившуюся тушу бродячего животного, а в итоге наткнулись на мертвое человеческое тело.

    Через четверть часа прибыли сотрудники из местного УВД и в компании главврача и также обнаруживших тело электриков спустились в подвал. Покойный лежал, прислонившись плечом к стене, в самом углу темной сырой комнаты — бывшей бойлерной. Само собой, им оказался не кто иной, как исчезнувший три с лишним недели назад Вьюгин. Как позже рассказывали любопытствующим врачам и практикантам полицейские, проводившие осмотр места происшествия — даже их, видавших виды за годы службы, пробирала мелкая неприятная дрожь при виде его опавшего ссохшегося лица, которое исказила гримаса предсмертного ужаса, застывшего в помутневших зрачках широко раскрытых глаз. Его черты заострились, мышцы скривило агональной судорогой, нижняя челюсть отвисла. Поистине шокирующее зрелище. Кроме того, тело мертвого Вьюгина сплошь покрывали крупные укусы, заметно проступающие сквозь тонкую больничную одежду, конечности были частично изъедены, горло будто перегрызли. Это последнее обстоятельство виделось особенно жутким для тех, кто знал о предмете кошмарных галлюцинаций покойного. Определить природу укусов на месте оказалось достаточно сложно. Криминалисты посчитали, что останки погибшего стали добычей голодных подвальных крыс; хотя подсобники хозяйственной службы, хранившие в подвале часть инструмента и уборочный инвентарь, уверяли, будто никаких крыс там никогда не видели.

    Осмотрев место и опросив нескольких врачей и медсестер, дежуривших в ночь, когда случился пожар, а также отдельно побеседовав с доктором Потаповым, следователь заключил: во время суматохи Вьюгин, пребывавший, судя по всему, в состоянии помутненного сознания, а так же гонимый преследовавшими его страхами, потеряв ориентацию в пространстве, спустился в подвал и, окончательно заблудившись, забился в ближайший укромный угол, где в итоге и скончался от сердечного приступа. Такой была предварительная версия. Покончив со всеми формальностями, сотрудники правоохранительных органов погрузили тело в «труповозку» и, пообещав связаться, если возникнут дополнительные вопросы, уехали.

    Эта история произвела сильное впечатление на больничный персонал и здешних постояльцев и на несколько последующих дней стала предметом живейших обсуждений. Представить только, бедный Сергей Анатольевич, нечаянно загнавший себя в ловушку, один в темноте, окруженный образами зловещих чудовищ, созданных его воображением, бьющийся в истерике и отчаянно зовущий на помощь. Какая ужасная смерть!

    Позже мой бывший однокурсник, подрабатывающий по ночам санитаром в морге судебно-медицинского экспертного бюро, рассказал, что установить, кому именно принадлежали укусы, оставленные на теле «того самого Вьюгина», так и не удалось. По характеру зубных отпечатки действительно очень напоминали крысиные, но при этом даже самый огромный в мире пасюк не мог обладать настолько длинными и толстыми резцами. В отчете так и записали: «…раны от укусов неизвестного происхождения…».

    Между тем жизнь в лечебнице им. Бареева шла своим чередом и о произошедшем довольно скоро забыли. В конце концов, чего здесь только не случалось, и странного, и шокирующего, и трагического. История пациента Сергея Анатольевича Вьюгина пополнила коллекцию местных сплетен и обросла всевозможными суевериями и фантастическими домыслами, которые, в свою очередь, подогревались рассказами некоторых пациентов, жаловавшихся на странный шум, якобы доносившийся по ночам из подвала — звуки похожие на бормотание, смех и острый металлический скрежет.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Завязка на язык

    Здравствуйте, уважаемые форумчане! История достаточно длинная, пишу обстоятельно. Я буду вести повествование от первого лица.
    «Я заканчивала последний курс института, когда родители купили мне квартиру. Какое это счастье – не описать словами! Свое собственное жилище! Переехала я сразу, как только документы оформили. И вот, собираю я свои вещи, упаковываю все, и слышу из прихожей голос соседки тети Нины, которая разговаривала с мамой. А эта соседка… Это про таких сложена пословица «глаза завидущие, руки загребущие». Её соседи даже старались в дом не пускать по мере возможности. Ну, думаю, все, сейчас начнет ахать и охать, и говорить про то, какая она бедная, и какие мы богатые. Хотела незаметно улизнуть, но где же! Тетя Нина вцепилась в меня и стала допрашивать: какая квартира, где находится, сколько комнат и т.д. После получасового «допроса», который я поддерживала только из-за мамы (она всегда старалась сохранить со всеми добрые отношения), у меня не осталось сил, и я буквально свалилась на диван. Следующий визит соседки совпал с тем, когда я прилетела радостная к родителям. Новости было две: защита диплома на «отлично» и удачное место работы. Эйфория била через край, и от радости пригласили мы тетю Нину за праздничный стол. Она, конечно, не отказалась, посидев какое-то время, соседка ударилась в рассуждения о том, что «кто-то трудится не покладая рук, а кто-то получает все на халяву, потому что родители богатенькие» и все в таком духе. И чем больше она говорила, тем больше это все выглядело как упрек в нашу сторону. Папа сразу курить ушел, а мама покраснела и начала лепетать, что ведь не всегда так бывает и т.д. А меня такое зло взяло! Аж руки затряслись! Да, купили квартиру, и что? Училась я день и ночь, и красный диплом мне с неба не упал, а с работой повезло, так это потому что подрабатывала я в этой компании и начинала с самых низов. И вообще, какое ей дело, как я устроилась в этой жизни?! В общем, обозлилась я и, выпив рюмку коньяка, высказала все, что думала. Соседка покраснела, стала пунцовая, как вареный рак. Мама давай меня успокаивать, извиняться перед тетей Ниной. А у меня как фишку сорвало, встала из-за стола и говорю: «Уходите из нашего дома и не вздумайте сюда заявиться еще раз! И вообще, хорош людям завидовать, а то вас скоро вообще все пускать к себе перестанут!» Тетя Нина встала и говорит: «Я-то уйду, да только ты, выскочка, не сильно радуйся, ещё поплачешь!» и, поджав губы, ушла. Мама пыталась ее остановить и извиниться, но тут вернулся отец и сказал, что я все правильно сделала. Вечер, конечно, был испорчен, и домой я приехала в отвратительном настроении. Через некоторое время ситуация стала забываться, зато у меня начали появляться неприятности. Сначала то рабочее место, которое мне предложили, отдали другой сотруднице, потом у отца возникли неприятности на работе, затем у мамы. Естественно, из-за этих проблем у всех резко пошатнулось здоровье. Я никак не могла понять в чем дело и почему мне не дали должность. Потом одна из сотрудниц рассказала, что до начальника дошли слухи якобы о том, что я очень сильно пью, короче, в запой ухожу! Вот это новость! Нет, я, конечно, выпиваю по праздникам или там по каким-то случаям, но в запои не уходила и не ухожу!!! Приехала к родителям, сижу, возмущаюсь, тут отец приходит , садится на стул и говорит: «Все, девчонки, сейчас будем отмечать мое понижение! Начальник сказал, что про меня слухи ходят разные, нехорошие, мол, выпивать сильно стал, так что, извини!» Мы вообще в ступор впали! Да что же это такое! Тут мама расплакалась и говорит: «Вот, Майка, если бы ты Нину не выгнала, все было бы хорошо! Это же она языком мелет направо и налево, она, если кого невзлюбит, то все, держись!» Вот тебе раз! Я уж и думать про нее забыла, а здесь такое! Тут отец начал кричать, что «Майка все правильно сделала, и что Нинка эта всем плешь проела, и вообще начальник сам не знает, что хочет!» Короче, опять ругань. Кстати, пообщавшись с соседями нашего и соседнего дома, я убедилась в том, что слухи действительно распространяет тетя Нина, которая при встрече со мной презрительно поджимала губы и демонстративно отворачивала лицо. Не знаю, чем бы закончилась наша история (если честно, я и не думала обращаться к бабкам-дедкам и всяким там колдунам), если бы не приезд моей бабушки Лизы, которая приехала в город в поликлинику. Она сразу обратила внимание на наш хмурый вид и стала спрашивать, что случилось. Естественно, все отмахивались, говорили, что все в порядке, но бабушка, человек старой закалки, своего добилась. Внимательно выслушав наш рассказ, она, помолчав, сказала: «Позовите эту соседку в гости, я с ней поговорю». Мы руками замахали, мол, как её приглашать, из-за неё все случилось, а бабушка настаивает. Короче, сдались мы, и мама пошла звать тетю Нину. Сели все за стол, соседка сидит, на бабушку посматривает и молчит. Тут бабушка и говорит: «Вот что я хочу сказать тебе, Нина, прекрати молоть языком направо и налево, ничего в этом хорошего нет, только себе хуже сделаешь!» Соседка чуть в обморок не упала, и как давай орать на всю квартиру! Что только и не говорила! Я уж хотела осадить ее, но тут бабушка резко встала, быстро достала из кармана халата какую-то длинную нитку и как будто петлю на тетю Нину кинула. Да так ловко! Петля практически возле лица ее мелькнула, а не задела. Бабушка быстро что-то проговорила и замысловато завязала нитку. Все оторопели. Соседка стоит, глазами хлопает. Баба Лиза и говорит: «Значит так, Нина, завязала я твой язык поганый, теперь как захочешь какую-нибудь гадость сказать, так ты подумай хорошо. А если и дальше будешь продолжать болтать, то язык у тебя засохнет, вообще говорить перестанешь». Тетя Нина от злости чуть на бабушку не кинулась, да сдержалась, ушла от нас, изрыгая проклятья. После ее ухода мы к бабе Лизе кинулись: что она сделала-то? Она вроде отнекивалась, а потом все-таки рассказала. Оказывается, это так называемая «завязка на язык». Берется нить, лучше всего из овечьей шерсти, спряденная, и из неё делается петля, которую нужно кинуть на человека в момент его разговора. И вот тут начинается самое интересное! Петлю сворачивают определенным образом, так, чтобы потом быстро завязать узлом, и к тому же надо кидать очень аккуратно – если задеть тело или одежду, то ничего не сработает. А дальше быстро говорится фраза, которая «завязывает» язык человека. Фразу бабушка сказала, но дело в том, что слова вроде бы и понятные, но сказать все вместе – сноровка нужна. Причем, тут тоже особенность – хоть слово или букву скажешь неправильно, все, «развязать» обратно не получится и, что еще хуже, человек вообще онемеет, причем навсегда. Вот, допустим, слово «рот» произносится как «рОта», и вот все слова искажены. Я, если честно, не особо в это поверила, тем более, бабушку Лизу знаю, как говорится, всю жизнь, и ничего подобного за ней не замечала. Ладно, поговорили, поудивлялись и дальше стали жить. Только через неделю заскочила я к родителям, а там тетя Нина сидит на кухне и плачет во весь голос. Оказывается, козни свои она не прекратила и слухам не попускалась. И вот, через три дня после бабушкиного «обряда», заболел у нее язык, сначала как иголочками покалывало, а на следующий день вообще караул начался. Язык покрылся каким-то налетом, во рту страшно сохло и все болело. Врач, к которому обращалась, выписал какое-то полоскание, но оно не помогло. И теперь тетя Нина сидела у нас на кухне и, заливаясь слезами, умоляла бабу Лизу «снять проклятие». Бабушка улыбнулась, достала нитку и развязала ее. «Иди, - говорит, - Нина, домой, завтра встанешь утром, и все пройдет! Теперь, я надеюсь, ты все поняла, и больше язык распускать не будешь». Тетя Нина закивала, и, еле внятно извиняясь, уплелась домой. Я тут же к бабушке. Научи, говорю, этому меня! Это же просто здорово так уметь языки завязывать, никто и слова не посмеет сказать! А бабушка так глянула на меня, что я съежилась, и говорит: «Знаешь что, ты свой язык тоже укороти, а то я тебе такую завязку сделаю, что мало не покажется! Ты, Майя, я смотрю, любишь порассказывать что у тебя есть, чего добилась и что еще хочешь, так вот запомни, чем похвалишься, без того и останешься! А слова я тебе не скажу, ты вспыльчивая очень, а в гневе можно таких дел натворить, что за всю жизнь не отмолить. А Нина не только себе урок преподнесла, но и тебе тоже. Хвастайся поменьше, вот тебе мой совет». Бабушка развернулась и ушла в комнату, а сидеть осталась с открытым ртом. И вот вроде бы мне обидно должно быть, а я сижу и думаю, а ведь и правда, люблю я похвастать. Когда квартиру купили, я всем позвонила, всем рассказала, только что встречным не говорила. И про работу тоже. Даже как-то стыдно стало… Ведь на квартиру я не заработала, а на практику в компанию меня папина знакомая устроила, это уж я потом там пробиваться начала. Может, эта ситуация мне как предупреждение дана? Будешь много хвастать, всего лишишься? Не знаю…. А в общем, все извлекли урок: и тетя Нина больше сплетни не распространяет, да и как-то добрее стала, а я держу язык за зубами, и даже когда я нашла другое место работы, еще лучше, то просто сказала родителям и все. Хотя, не скрою, иногда мне хотелось позвонить бабушке и еще раз спросить про завязку, но что-то меня удерживало, а потом и спрашивать было не у кого – умерла бабушка». Спасибо, что дочитали до конца.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Братская помощь с того света

    История произошла в 1985 году, но прежде расскажу, с чего все начиналось. В нашем подъезде жила баба Маша с мужем - дядей Толей. Так их все называли. У них было два сына, но один погиб в Афганистане, а другой чудом выбрался. Именно чудом. Этих двух братьев звали Сергей и Саша. И вот, в 82 году в армию забрали Сергея. Поначалу все шло хорошо настолько, насколько это было возможно на войне. Он должен был даже через месяц ехать домой, но его отряд попал в окружение и был уничтожен. И вот, в 84 году забрали у родителей и младшего сына Сашка и забросили в тот же проклятый Афганистан. И в 85 году приходит родителям вторая похоронка с именем Александра, посмертно удостоенного Орденом Красной Звезды. Так же, как и Сергей. Конечно, слезы у родителей, все соседи успокаивали. Можно сказать, не отходили от тети Маши и дяди Толи. Но каким бы большим горе ни было, время идет. Наступил 9-ый день после смерти Александра. Все сели за столом, не чокаясь, выпили - и тут звонок в дверь. Хозяйка пошла открывать, и пришлось вызывать несколько машин скорой помощи. На пороге стоял не кто иной, как сам Александр. А все еще гадали, почему гроб так и не привезли. Когда наконец все волнение улеглось, вот что рассказал Александр (далее с его слов):
    Нам нужно было перейти перевал в горах и выйти в тыл отряду боевиков. Все получилось, наши зачистили высоту, но последнее, что я помню, это как капитан нам закричал: "Ложись!! Пулемет!!!". И потом что-то в грудь попало. Где я очухался, я даже до сих пор не понимаю. Какая-то полянка, солнышко светит, ручеек рядом бежит, и тень от деревьев дает прохладу. Птички на деревьях поют, даже стрекозы летают вокруг. Тишь, гладь, да Божья благодать. Но рядом же только что бой кипел. И откуда полянка, ручеек, деревья и все остальное? Мы ведь по перевалу шли, где из растительности кусты максимум до колена достают. Тут меня кто-то сзади по плечу похлопал, я обернулся и увидел Серегу. Честно, сказать, что я дар речи потерял - это не сказать ничего. А Серега улыбается, довольный такой.
    - Чего на земле расселся? - спрашивает он. - Пошли на лавку.
    Я, ничего не понимая, поднялся, отряхнулся и пошел за Серегой.
    - А где мы? - спрашиваю у него.
    - Время придет, узнаешь, - говорит. Достает пачку сигарет, закуривает и спрашивает. - Куришь?
    Я киваю, он мне протягивает пачку, я тоже беру сигарету, закуриваю. Мы посидели, помолчали. Потом я говорю:
    - Серег, мы умерли?
    - Почему умерли? Ты же живой. Расскажи лучше, как там мама с папой, как жизнь у вас течет, чем дышите.
    И мы так сидели и разговаривали какое-то время. Я вообще уже и забыл, где я, и что Серега умер.
    Разговаривали мы, разговаривали, и тут Серега встает и говорит:
    - Ладно, засиделись мы с тобой, пора тебя возвращать. И я вас навещать буду.
    - Куда возвращать? - спрашиваю.
    - Домой, Сашка, домой. Значит, так, сейчас берешь и открываешь глаза, давай, я за тебя кулаки держу.
    Ну, я взял, моргнул, и действительно, как глаза открыл. Что я тогда увидел! Меня, живого человека, в гроб цинковый кладут! Я как давай орать, но тут же осекся и закашлял. Рана от пули в груди заболела. Все стоят, смотрят на меня. И заорали: "Врача сюда, врача!" Мне лейтенант рану рукой зажимает, а оттуда кровища хлыщет, и приговаривает еще: "Ты держись, сержант, держись". Понабежали медики, меня в реанимацию быстро отвезли на своей каталке. Потом просыпаюсь я от наркоза, и мне врач говорит:
    - Повезло тебе, пацан, ох как повезло. Ток уже похоронку на тебя успели отправить с Орденом посмертным. Но ты лежи, лежи. Скоро вас всех таких заберут и на гражданку отправят. Там долечиваться будете.
    Через пару дней всех раненых вывезли из зоны боевых действий, а потом и вообще отправили домой. Меня как врач в госпитале увидел, так спросил:
    - Когда у тебя, говоришь, ранение было?
    А я ему:
    - Пару-тройку дней назад.
    - Что ты мне рассказываешь? Не могла такая рана так быстро затянуться. После таких ранений вообще не выживают.
    А потом, когда я уснул, мне Серега приснился. Он сказал еще:
    - Я же сказал, что буду еще навещать вас.
    А потом, когда меня на гражданку привезли, я еще в больницу лег на день. И вот, сегодня выписали.
    Вот такая история. Повторюсь: я слышал ее от деда с бабушкой, которые были на тех поминках через 9 дней после, так называемой, смерти главного героя.
    Правда или нет, решать вам. Лично я верю. А вы?

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Продолжение рода

    Эту историю я услышала, когда была подростком. Жила у нас в подъезде соседка тетя Софико, мы ее называли тетя Софи. Она была чистокровной грузинкой, очень доброй и верной подругой моей мамы, знаете таких подруг мам, что часами на кухне могут сидеть и болтать? Или: "Дочь, я к соседке на десять минут, только не забудь мясо отключить через сорок минут". Тетя Софи была женщиной старых взглядов, набожная и верила в колдовство, наговоры, подклады. Все свое детство до самого замужества прожила в грузинской деревне.

    История эта случилась где-то на Кавказе еще до ВОВ. Жила в деревне красавица Лейла. Красавица, аж глаз отвести от нее невозможно: и лицо, и волосы, и фигура - все было настолько сложено, словно дочь богов. Конечно, у такой красавицы не было отбоя от женихов, но, как водилось у грузин, супруг был ей назначен еще до ее рождения.

    Красивей свадьбы Лейлы и Дато не было в деревне давно, гуляло несколько поколений двух древних семейств, друзья и соседи, в общем, вся деревня была на свадьбе. Невеста, как и положено, сделала торжественный "осмотр" дома жениха, где ей предстояло стать хозяйкой. В сопровождении свидетелей и гостей жених и невеста на счастье разбили красивую тарелку перед входом в дом. Чтобы дом был богатым, а семья радовалась потомству, в углах дома бросали зерна злаков, а молодым подарили деревянные украшения – "чирагдани", олицетворяющие "древо жизни". Во время обхода дома Лейла должна была прикоснуться к котлу, который является символом домашнего очага, и трижды обойти вокруг горшка с маслом. Но бабушка Дато по необъяснимым причинам не дала этого сделать. Гости, жених и невеста отправились гулять во двор.

    Бабушка же Лейлы была сильно недовольна, что посвящение в хозяйки дома не было проведено до конца. По этой или какой другой причине началась вражда среди женщин в семьях.

    Несмотря на все межсемейные пересуды, родила Лейла первенца. Мальчик, крепкий малыш от рождения, умер, не прожив и года. После родила Лейла двенадцать детей. И каждый ее ребенок умирал, не дожив до года, как первенец. Из красавицы Лейла превратилась в старуху, а ей на тот момент чуть за тридцать было. Дато же гулял, и Лейла от стыда не выходила на улицу. От горя и печали Лейла начала сходить с ума, мать и сестры заметили, как она часто говорит сама с собой. Лейла же говорила со своими умершими детьми. Она утверждала, что они просят ее не спать на кровати. Просят пить, плачут, беспрестанно повторяя: "Мама, я пить хочу".

    Недалеко от деревни в горах было озеро, глубокое и холодное. На это озеро бабушка и отправила Лейлу испить воды и самой искупаться в одиночестве, без подвяз, в одной рубашке с распущенными волосами. А после купания вернуться домой и три дня никому хлеб, спички не занимать. Все эти три дня Лейла не вставала с кровати: сильный жар мучил ее тело. Вскрикивала она, время от времени несла бред:
    - В перине черти хороводы водят и шепчут, шепчут, кружат меня. Дато! Дато! Вскрой перину кинжалом, спаси меня!

    В гостевой собралась родня, сестры и мать Лейлы плакали. Старая же, как сухая карга, бабушка Дато не пускала мужа к постели жены. Все твердила:
    - Исходит девка, пришел ее час, женские дела. Тебе нечего на умирающую смотреть.

    На исходе третьего дня Дато пришел изрядно подвыпивший. Несмотря на указания бабушки, вошел в спальню, взял Лейлу на руки, прижал к себе. Она тихо по-прежнему просила вскрыть ее перину. Не выдержав ее просьбы, он распорол всю перину вдоль и поперек. Перья и пух летели по всему дому, а в ноги Дато упал сверток, напоминающий кровяную тряпку. Когда развернули этот сверток, там была крестильная рубашка и пелена для младенцев, исколотая иглами. От этой находки Дато перекрошил всю мебель в спальне.

    Это был подклад, его сожгли в горах, зарезали барана, как бы отдавая его в жертву тому, кто подклад сделал. Дато с Лейлой прожили вместе до глубокой старости, как водится на Кавказе. Но продолжения рода в их семье так и не было.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Эффект Лазаря

    Девочка лет пяти найдена под водой, время отсутствия родителей пятнадцать-двадцать минут, отец девочки стал проводить сердечно-легочную реанимацию, не помогло, вызвали "скорую", погрузили тело ребенка в машину и отправились навстречу карете. Встретились со "скорой" на дороге, перегрузили тело ребенка, фельдшера стали проводить реанимацию, дыхания нет, пульс отсутствует, с воями сирен доставили тело в Уваровскую городскую больницу. В больнице все, как тараканы, забегали, поставили мешок амбур для насыщения легких кислородом, вкололи пять кубиков адреналина, дали разряд дифиблирятором, дали разряд в сердце, эффекта нет! Пульса нет, дыхания нет, температура тела окружающей среды. Врачи констатируют смерть, отец и мать не верят, насильно забирают уже холодное тело и везут в Можайскую больницу, это 50 км. Тело почти коченеет, оно синее, отец сворачивает на можайское водохранилище, опускает тело дочери в воду и начинает кричать о том, что ребенок утонул! Вызывают реанимацию. Врачи "скорой", видя синее тело, спрашивают, сколько прошло времени. Отец врет, что дочка утонула 10 минут назад, по закону оказывают реанимацию на протяжении 30 минут. Опять адреналин, опять разряды, поставили гармошку, качают воздух, с сиренами везут в Можайскую больницу, врачи "скорой" пишут реанимацию 30 минут. Но отец кричит, что врут и прошло менее 10 минут с момента реанимации можайских фельдшеров, в больнице снова суета АД - 0, ТМ - 0, ЧД – отсутствует. Вкалывают еще адреналин, настоящее время со дня смерти «три часа, двадцать три минуты».

    Наступает первый этап трупного окоченения, появляются первые подкожные сгустки крови от трижды проведенной реанимации, у ребенка сломаны 7 из 24 рёбер. Прибежала реаниматолог, последняя надежда, вкололи адреналина 20 кубиков, дали три разряда на прямую в сердце, увеличили подачу кислорода в легкие. На подключённом аппарате ровная полоса, ровный шум, в третий раз констатируют смерть, родители убиты горем, и только собрались девочку отключить, как аппарат показал всполох ритма, сначала один, потом второй... Есть пульс на яремной вене, растет АД - 20/40, 50/90, 120/70, появилась ТМ, сначала 35.1, 35.4, 35.7, 36.2. Пульс – 59 ударов и растет. Реаниматолог в шоке, в палате реанимации стоит отец, пытаются вывести при помощи охраны, не выходит, здоров, кабан, охранник худощав и щупловат, отец его за шкирку выкинул с палаты реанимации. Врач-реаниматолог говорит:
    - Мозг умер, физически мы сможем поддерживать жизнь, но …

    Девочка открывает глаза, и смотрит на отца:
    - Папа…

    По своей сути, это уникальный случай, но не единственный в своем роде. Что касается данной истории, то ребенок выжил, и у нее все хорошо, хотя история и похожа на страшилку, но она имеет место быть. И это самое настоящее чудо.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Кодировка от курения

    Довелось мне сразу после окончания института поработать в одной из больниц города Комсомольск-на-Амуре. Отношение к молодым специалистам в медицине у нас везде оставляет желать лучшего, ну а там и подавно: коллектив, сложившийся более 20 лет назад, новеньких допускал к себе с большой неохотой, что и спровоцировало мою привычку курить, дабы хоть как-то спокойней пережить этот нелегкий период.

    Курилка для сотрудников находилась в одном крыле подвала и представляла собой помещение типа туалета: предбанник и две кабинки с дверями без замков. В другом крыле подвала находился гардероб для сотрудников (там всегда дежурила гардеробщица - пожилая женщина), между крыльями посередине был лифт (дверь которого громыхала так, что слышно на всех трех этажах больницы), на котором и можно было спуститься туда. Лестница размещена в конце крыла с гардеробом и всегда была закрыта на ключ, если ей кто и пользовался, то, думаю, очень редко, так как необходимости в ней просто не было. Другая особенность этой больницы в том, что наряду с педиатрическим отделением в этом же корпусе находилась и взрослая реанимация (может, это было временно в связи с ремонтом, точно не знаю, так как проработала там меньше 2 месяцев). Здание трехэтажное, все мелкое, размещено компактно, и если в реанимации кто-то умирал, то труп, накрытый простынёй, на каталке спускали в этот подвал и оставляли возле лифта перед отправкой в морг.

    Так и в тот день я, дождавшись, когда все отправятся на обед, спустилась в подвал, возле лифта стояла очередная каталка. Было жутко, в подвале тишина, никого нет, при мысли о том, что гардеробщица тоже, скорее всего, ушла на обед, стало еще страшней, но курить хотелось сильно, и, добежав до курилки, я скрылась в одной из кабинок. С наслаждением закурив, задумалась в очередной раз об увольнении, страх куда-то отступил, сильно захотелось домой. И тут дверь кабинки кто-то толкнул снаружи, плотно прикрыв (замков нет ни снаружи, ни изнутри, закрывалась неплотно), я толкнула дверь - не поддается, как будто кто-то держит. Я, сказать честно, не обратила внимания, думаю: "Подержат и отпустят, как надоест. Кто-то из сотрудников шутит, тем более снаружи слышен такой ехидненький тихий смешок: Хи-хи-хи!"

    Подкурила еще одну сигарету, стою думаю: "Вот идиоты, заняться нечем". А дверь ходит туда-сюда, как будто кто-то отпускает и опять надавливает. И тут меня резко осеняет, что лифт-то не гремел (да и не мог никто им воспользоваться, я дверь специально открытой оставила), и в подвале никого не было, когда я зашла!!! Мамочки, как я заорала, волосы шевелятся, сердце бьется где-то на затылке, по двери долблю, она не поддается, в голове мысль одна на одну наскакивает, но дверь так и ходит ходуном, смешочки эти дебильные, я на нее напираю, она на меня. Я в истерике прижимаюсь к стене и подкуриваю еще сигарету. Тут дверь резко открывается и... Там никого... Шагов нет... Кто знает больничные подвалы, понимает, что уйти бесшумно не получится. Страх сковал, выйти боюсь, что делать, не знаю! Понимаю, что спуститься в подвал никто не мог, но и что это было, понять не могу.

    Кое-как набравшись смелости, не помня себя, пулей проскочила мимо каталки в лифт, захлопнула дверь и поехала на свой этаж. Прихожу в отделение, смотрю: медсестры с санитарочками в буфете сидят и гардеробщица наша тоже, а у меня истерика, слезы градом, они переполошились, понять ничего не могут. Я, еле успокоившись, рассказала им, и тут гардеробщица спокойненько выдает: "А там мальчишка молодой совсем лежит, поди и не понял, что умер, вот и шалит немножечко. Я сколько там сижу, что только не творят они, что только не творят за два часа-то!"

    В общем, кодировка от курения прошла успешно! Больше ни ногой туда и в гардеробе верхнюю одежду оставляла теперь только на первом этаже, для посетителей.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Кирюша

    Кирюша - это скворец. Подобрали мы его весной, вытащили из грязной лужицы. Птенца-желторотика, по ходу дела, родители выкинули из гнезда, как неперспективного.

    Скворчонок остался у нас. Мы его выкормили. Выросла красивая и умная птичка, но вот летать Кирюша так и не научился. Он ходил пешком и возмущался каждой новой попытке научить его летать. В итоге мой папа сказал:
    - Хватит над птицей издеваться, пусть будет пешеходом.

    Скворцы своего голоса не имеют, они копируют звуки, которые слышат вокруг. А слышал Кирюша целыми днями нашу речь, поэтому и начал разговаривать, как говорящий попугай. Мама моя воодушевилась таким поворотом дел и начала учить животинку детским стихам. Любимое произведение Кирюши было "Краденое солнце" Чуковского. В том самом месте, где строчки гласили:
    "Нам без солнышка обидно,
    В поле зёрнышка не видно...", Кирюша говорил:
    "Нам без солнышка обидно
    И Кирюлика не видно".

    Естественно, эта концовка была делом рук моей мамы.

    На дачу мы ездили вместе со скворцом. В коробке из-под заварочного чайника с каждой стороны сделали по круглому отверстию, чтоб Кирюша мог голову высовывать. В дачном автобусе все умирали от хохота: Кирюша высовывал голову поочерёдно из каждой дырки и спрашивал рядом стоящего:
    - Ты хто?

    А потом заводил своё любимое "Наступила темнота, не ходи за ворота..."

    На даче Кирюша был незаменим: посадишь его в капусту, дашь наказ всех гусениц слопать, так он так расстарается, что ни одного вредителя не найдёшь. Соседи брали нашу птичку напрокат на свою капусту.

    Зимой Кирюша мёрз и больше лежал на своей тряпочке возле обогревателя, рядом стояла его любимая коробка для поездок на дачу, в которую он часто залазил в надежде, что, может, сейчас поедем.

    Настала весна. Первая поездка на дачу закончилась для нас большой трагедией.

    Не знаю, как моя мама могла забыть, что насекомые красного цвета ядовиты для птиц. Но от радости, что появились первые жучки, она накормила Кирюшу клопами-"солдатиками". Кирюша доверял нам бесконечно, я даже подозреваю, что он считал себя человеком, не понимая, что на самом деле-то он - птица.

    Кирюша отравился, мы пытались ему давать слабенький раствор марганцовки, но не помогло.

    Он умирал у отца на ладони, просто лежал и смотрел на нас. Это было ужасно!

    Вот последний вздох, лёгкое вздрагивание, и от тельца отделилось маленькое белое облачко, устремившись вверх, под потолок. Буквально 2-3 секунды, а потом пропало.

    Первым пришёл в себя отец:
    - Вы это тоже видели, или у меня галлюцинации?
    - Ты про белое облачко? - спросила мама.

    Мы втроём видели это облачко, вернее, улетающую душу нашего Кирюшеньки.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Бабушка рассказывала

    Бабулька моя родилась в 1937 году, до сих пор жива, дай Бог ей здоровья. Рассказывала она мне, когда я к ней приезжал, много историй. И страшных, и мистических. Жили они тогда в семидесяти километрах от города Горький (ныне Нижний Новгород) в Кировском направлении (д. Осинки Семёновского р-на). Там раньше староверов много жило.
    Вот несколько её историй.
    Первая. Было это в 45-м, только война закончилась. Переселили их в дом бывшего зажиточного крестьянина, так как семья большая была, все в колхозе работали. Все взрослые и подростки старше 10-и лет уходили работать. Дома только бабушка моя и малыши оставались. Тогда ещё бабуля девчушка восьмилетняя была, но самая старшая из ребятни. Всё по дому сделать надо да ещё за младшими братьями и сёстрами (и двоюродными тоже) - накормить, присмотреть, спать уложить... И вот переделала она все дела по дому: кто постарше во дворе играет, малых спать уложила, сама на лавочку возле печки присела. Отдыхает. И тут видит, от входной двери пятнышко по полу ползёт, на солнечный зайчик похожее, только как бы объём имеет. Через всю избу прокатилось и в угол, где "Красный уголок" был, юркнуло в подпол. И пропало.
    Уже потом, когда дом тот разбирали, чтобы новый поставить (году в 70-м), как раз под этим самым углом, куда пятнышко пропало, горшочек нашли с медяками и немножко с серебряками царскими. Тут бабушка и вспомнила тот "солнечный зайчик".
    Может, он на клад показать хотел?
    Другой случай. Пошла она полоскать бельё на речку, которая недалеко от деревни протекала. Даже не речку, а ручей быстрый большой, двух метров шириной и глубины по пояс. Кувычихой речка называется. Полощет и видит на дне что-то странное. Достала, отнесла домой, положила куда-то, да и забыла про это. Только потом вспомнила, когда уже телевизоры были. Из передачи «В мире животных» узнала - морская звезда это была, нашли её потом за печкой, в засушенном виде (сам видел, маленьким был когда). Потом пропала она куда-то.
    Вопрос: откуда в среднерусских лесах этот обитатель южных морей и океанов?
    К слову, дочь бабушки (моя мама) за офицера замуж вышла, батю моего (погиб в 1989-м), майором был. Я сам майор запаса, а брат младший мой во Владивостоке служит, капитан 3-го ранга. У всех звёзды на плечах.
    И ещё одна, в наше время уже произошло.
    Живёт бабушка уже в Нижнем Новгороде, в квартире (дед на стройке работал и получил в 80-х годах). В деревне уж и половины жителей не осталось, большинство только на лето и приезжали, но старожилы кое-где ещё оставались. Вот и бабушка, чтобы от города отдохнуть (а кто знает Автозаводский р-н в Нижнем, тот поймет), приезжала в деревню и жила там с апреля по октябрь.
    Брала она молоко у соседки, которая в паре домов от бабушкиного была. Соседку тётей Нюрой звали, год назад она овдовела.
    Вот как-то вечером, в июне, не спится бабушке - то телик поглядит, то в окошко посмотрит. Ночи светлые. И тут видит, со стороны кладбища над деревней столп огненный в виде восьмёрки плывёт. И то над одной избой зависнет, то над другой. А потом над тёть Нюриной избой зависло «это» и в трубу печную опустилось.
    Наутро пошла бабуля за молоком, а тётя Нюра ей и рассказала, что, мол, Артемий, муж покойный, ночью приходил, ругался: «Что тебе тут! Корову продавай!»
    Через два месяца тётя Нюра умерла от инфаркта. Корову, кстати, успела продать.

    Вот я и думаю, может, на самом деле что-то есть интересное и загадочное в старинных русских глубинках?

    Спасибо, что прочитали.

    0
  • pechorin555
    pechorin555
    Николай
    12 января 2017
     

    Сила слова

    Пишу со слов моей замечательной подруги, а потому не удивляйтесь, что рассказ веду от лица дамы.
    В моей жизни случилось так, что лучшая подруга поставила торгово-денежные отношения выше дружбы. От расставания осталась горечь и обида, ходила сама не своя, и бабушка, конечно, заметила перемену, от бабушек ничего не скроешь. Случилось это как раз в крещенские праздники.
    Надо сказать, что бабуля моя была уже в преклонных годах, пережила войну, вырастила детей и внуков, коими была горячо любима. Жаль, что её с нами уже нет, и я больше никогда не смогу прийти к ней за советом.
    В общем, слово за словом бабушка вытянула из меня рассказ о постигших обидах и разочарованиях вместе с неосторожными пожеланиями в адрес бывшей подруги. И после небольшого раздумья сказала:
    - Сейчас ты злишься, обижаешься. Потом всё это уляжется и сгладится, покажется суетой и глупостью, тем более подруги ещё будут. Но не говори сгоряча необдуманных слов. Чтобы не жалеть о них всю оставшуюся жизнь, как я.
    Настал мой черёд уговаривать бабулю рассказать, что же такого могло произойти, о чём можно жалеть всю жизнь?
    Далее пишу от имени бабушки.
    Ты ведь знаешь, что война по нам прошла, как каток, всех примяла и покорёжила. Сколько людей полегло, сколько деревень сожгли, людей без крова оставили. Вот и я не стала исключением. Пришёл твой дед с войны, а я не на пороге хаты его встретила, а в землянке, где с детишками ютилась. От родной деревни мало что уцелело, одни трубы печные стояли.
    Дед твой с войны пришёл, слава Богу, не искалеченным. Как стали поднимать колхоз, сразу окунулся в работу. В колхозе пахал как вол, за трудодни, да ещё в лесу работал и на пилораме, чтобы лес для новой хаты заработать. А лес ведь летом не готовят, и зимы тогда были намного суровее, чем сейчас. Всю зиму послевоенную так и промаялся, но перед самыми крещенскими праздниками сруб был готов. Договорился он с мужиками, что после праздников соберутся они толокой, перевезут его на участок, где хата стоять будет. А метели тогда стояли сильные.
    Прошло крещение, собрались мужики на пилораму за брёвнами, но вернулся дед один, аж чёрный с лица. Не побоялся кто-то в праздники грех совершить, вывезли лес, а метель все следы замела. Как я тогда рыдала, уже и не передать, самому испытать надо. Дед ходил темнее тучи, молчаливый стал совсем. Прошёл слух, что за речкой, уже в соседнем районе, мужик лес привёз для хаты. Подхватился дед, взял участкового и, выпросив колхозного коня, отправился туда. Узнал он свой лес, ведь каждое брёвнышко своими руками не раз трогал, но у хуторянина того бумаги были на покупку леса и даже делянку готов был показать, где якобы вырубил его. Участковый не дал деду взять грех на душу, остановил. А по закону и не сделаешь ничего.
    Тем временем дали нам новую делянку для вырубки, пожалели. Дед на неделю в лес подался, заготавливать, пока пора позволяет, а я дома с детишками осталась. Но не выдержала, уж очень велика была обида и, оставив детей соседке, отправилась на тот хутор сама, пешком, по морозу. Но там меня и слушать никто не стал, не усовестила, чуть собак на бабу не спустили. И накатил на меня такой гнев сильный от двойной обиды, аж в глазах потемнело. Сказала я им, что Бог всем судья, но если лес этот краденый, то не будет в доме счастья, сгорят со всеми блохами.
    Деду я про то не рассказала, уж очень он радостный был, когда новый лес на пилораме оказался.
    К следующей зиме, благодаря помощи односельчан, переехали мы в новый дом. Не мы одни тогда новоселье справляли, все строились, все друг дружке помогали, да артели мужиков ходили по деревням.
    А на крещение, на тот хутор заречный, пришла беда. Сгорел новый дом со всеми постройками и скотиной. Остались они, в чём из дома выскочить успели. Приходили потом ко мне, умоляли проклятье снять. Да как? Ведь просто в сердцах я те слова сказала, но, видимо, услышал их кто-то.
    Вот и вынесла я с тех пор урок, что нельзя людям желать плохого, хоть и заслуживают они того, по нашему разумению. Есть те, кто видят всё и решают по справедливости. А я вот грех на себя взяла и несу теперь его всю жизнь.
    Обнялись мы с бабушкой. У меня слёзы давно прошли, просто погрелась от неё теплом уютным, родным и добрым.
    А сама теперь, когда хочется пронести кого словом окаянным, сто раз подумаю и успокоюсь. Не стоит оно того, всё в жизни идёт своим чередом.

    0
  • мик
    14 января 2017
     

    давайте местные байки! Печорин, местные двай

    0
  • пан_вотруба_счетовод
    15 января 2017
     

    Раньше байки претендовали на эксклюзив, на переиздание. А тут уже не разберешь, не отсортируешь, много сторонних баек. Местные байки исчерпались. Там в основном - "охотились или шли куда-то, в лесу нашли домик, стемнело, задержались, заплутали или заночевали и т д. (далее идет вариации встречи с необъяснимым)". Или про общагу со всеми вытекающими.

    0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      Стопочка с утопленником

      Эта моя последняя история перед отпуском. Сейчас я сижу на чемоданах, слушаю тиканье часов и слежу за двигающейся стрелкой, чтобы в определенный миг сорваться на вокзал. Но пока есть время, расскажу вам еще одну историю.
      Это случилось с моим дедом много лет назад. В то время наша деревня активно застраивалась многоэтажными домами, и дед участвовал в стройке, работая, не покладая рук. Тогда вот дед и познакомился с одним мужиком, с которым они стали друзьями. Вместе работали, вместе отдыхали, а после окончания стройки им выдали по квартире. Дед на этом не успокоился, в квартиру не заехал, а начал строить дом, и за время стройки они с бабушкой жили в уже построенной бане. Потом потихоньку завезли всю необходимую мебель в квартиру и в дом. Дед рассказывал, что ночами не спал, бывало. Работал на нескольких работах, а в это время его друг начал пить из-за неудавшихся отношений. Он очень глубоко все это переживал и никак не мог выйти из длительного запоя. Дед стал редко с ним пересекаться. На уговоры перестать друг не реагировал.
      С того времени прошло много лет, дед стал ездить по командировкам в город на завод лесопилки. Друга он уже перестал видеть совсем. Но однажды рано утром, садясь в нашу любимую семьей "Жигули", он заметил друга, шатающегося возле подъезда.
      - А ты чего это здесь с такого раннего утра? - спросил его дед.
      - Так я тебя жду, давай чуть выпьем на дорожку!
      - Нет, не могу, Толя. Я на работу еду, поздно ночью буду только!
      - Ну хоть завтра давай, - заныл друг, - а то у тебя все работа да работа! Совсем про меня ты, Саня, забыл...
      Дед немного потупил взгляд. Неловко стало. Он и говорит Толе:
      - Ну, давай завтра!
      С этими словами дед помахал другу, сел в машину и поехал в город.
      К вечеру дед совсем подустал. Собираясь домой, сел в машину и сидел, сидел да и уснул. Снится ему, что сидит он в помещении, в котором полным-полно воды. Дед все ноги промочил. Сидит на табуреточке, а рядом еще одна свободная и стол, на котором водка со стопками стоит.
      - Саня, привет! А я переехал! - появился из ниоткуда Толя. - Завтра мы с тобой уж и не выпьем. Давай сейчас, а то я тороплюсь!
      - Куда торопишься? - не понял дед. - Так приедешь, поди, ко мне в гости. Смотри, тут сыро как, давай у тебя дома.
      Друг наклонился к столу, разлил по стопкам водки и ответил:
      - Ко мне, - говорит, - потом придешь. Хлеба ржаного с собой возьми. Завтра адрес узнаешь. А сейчас стопочку-то бери, да выпьем!
      Дед тихонько взял наполненную стопку и протянул руку к другу. А Толя и говорит:
      - Ты вот, Саня, молодец! Семья у тебя хорошая, а я вот что-то рано переехал...
      - Так зачем переехал, у тебя же квартира есть?
      - Эх...
      Дед опустил глаза, пытаясь сообразить, но друг снова прервал его мысли.
      - Давай, Саня! За нашу дружбу!
      Чокнулись стопочками, выпили, посидели чуть, и тут дед снова поелозил мокрыми ногами по полу. Потом глаза-то поднял, а Толи и след простыл. Дед головой вертит, понять не может, ведь ни окон, ни дверей...
      - Ты за меня не переживай! Я на тебя зла не держу! Про хлебушек не забудь! - послышалось где-то уже вдалеке.

      Дед проснулся уже поздно ночью. Спохватился, машину завел и поехал домой.
      Уже где-то днем дед узнал, что Толя допился до белой горячки и в приступе вылетел на мост, перевернулся через перила и упал в воду. Там в легкие воды набрал и погиб. Утром его тело к берегу прибило, где рыбаки сидели.
      После похорон дед просьбу Толи выполнил. Принес ему хлеба на могилку.
      - Так вот ты куда переехал, - вздохнул дед. - Ну что ж ты так? Спи спокойно.

      Когда мне дед это рассказывал, я не особо прочувствовала. Не сильно поняла того, что хотел сказать мне дед. А после того, как мы пять дней назад сами потеряли друга по той же почти причине, я все поняла. Наш друг тоже допился. Ему уже было почти тридцать лет, а никого не было рядом. Ни друзей, ни семьи... Белая горячка. Повесился сидя. Так грустно, так тоскливо терять друзей, когда тебя рядом с ними нет.
      Деду было стыдно, что он друга бросил в самый трудный момент. Он еще долго грыз себя за это, не мог себе простить. Как обычно в таких ситуациях говорят - "а вот если бы я тогда...", или "вот был бы я рядом..." Дед потом долго еще на могилку ходил, не мог поверить в то, что произошло. А Толя с ним как хотел выпить, так и сделал. Пришел во сне. Попрощался. Вот так вот бывает.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      Письма в мир иной

      Обычный вечер, разговор, можно сказать, ни о чем о социальных сетях, sms, что сейчас люди почти совсем перестали писать письма на бумаге, за исключением бухгалтерских, исковых бумаг и тому подобных. Во времена молодости моей мамы письма ждали, писали друг другу по всему Союзу. Многие ее друзья и подруги разъехались после института по распределению работать молодыми специалистами во все концы нашей необъятной Родины. Мама рассказала мне историю про тетю Тоню, подругу моей мамы со времен школы.
      У моей мамы были близкие подружки. Учились они в выпускном классе, сестры близняшки Тоня и Поля. Веселушки, хохотушки, не разлей вода, как водится у близнецов. И похожи, как две капли воды, все их путали, даже собственный отец. По окончании школы поехали поступать в институт, Поля поступила, а Тоня нет. Конечно расстроились, ведь не представляли жизни друг без друга. Поля осталась учится в городе, а Тоня вернулась в деревню готовиться поступать на следующий год. Разлука далась сестрам очень тяжело, письма писали друг другу два, а то и три раза неделю. Спустя полгода Полину на пешеходном переходе сбил мотоцикл с коляской. От полученных травм она впала в кому. Надежда на выздоровление была равна нулю. Времена советские, в палату реанимации родственников не пускали, и Тоня дежурила у дверей палаты две недели.
      Полина умерла, так и не приходя в сознание. Тоня не находила себе место без сестры, горе и тоска съедали ее сердце. Вскоре после похорон приснился ее сон, Поля говорит ей:
      - Почему ты мне письма перестала писать?
      Проснувшись, Тоня написала письмо. Она написала, как ей тяжело без нее, что она сильно скучает. Мать и отец сильно постарели от горя. Их любимая собака ощенилась. И все в таком духе словно писала так, как обычно она писала при ее жизни. Достала конверт, запечатала письмо, и тут ее остановило одно: она не знала куда писать, адрес.
      Спустя какое-то время отнесла неподписанный конверт на кладбище, подкопала к могилке сестры. В эту же ночь ей приснилась Поля. Благодарила за письмо и просила:
      - Не забывай меня, пищи мне почаще.
      С этого дня Тоня писала письма и уносила их на могилку к сестре. Поля же в свою очередь отвечала Тоне в ее снах.
      Шло время, и сестренки "переписывались". Это была их тайна. Тоня долго об этом никому не рассказывала. В деревне многие замечали, что она на кладбище бегает, считали - скучает.
      Тоня учиться так и не поехала, вышла замуж, осталась жить в деревне у родителей мужа. Еще достаточно долгое время переписка длилась, но в ответ на очередное письмо Поля приснилась и сказала:
      - Мне надо уходить, и тебе скоро будет не до нашей переписки. Не пиши мне больше, мы еще увидимся.
      Тоня стала переживать, думая, почему? Может, чем обидела Полинку. Прошло немного времени с последней "переписки", Тоня узнала, что беременна. Конечно, как у всех женщин, радости не было предела. Она не переставала думать о Полине, продолжала писать ей письма, но ответа так и не было. Ни одного сна на протяжении всей беременности Тоне не приснилось. Пришло время родов. Роды дались очень тяжело, Тоня несколько раз от боли теряла сознание, и в какой-то их таких моментов она увидела возле себя сидящую Полину, она наклонилась к Тоне и тихо шепотом сказала:
      - Я твоя дочь...
      Ее голосок был тонким, живым, успокаивающим боль. Спокойствие и умиротворение почувствовала Тоня, сквозь сон или бессознательное состояние услышала плач ребенка. Родилась девочка. Несмотря на тяжелые роды ребенок вполне был здоров. Тоня назвала дочь Аполлинария.
      Аполлинарии (Пелагее) сейчас уже лет за тридцать, у нее тесная связь с матерью. Как говорят в народе, "мамина дочка". Чувствуют они друг друга на расстоянии, самочувствие, беду, радость, как близнецы.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      История Варвары

      Случилось это с самой Варварой в войну, а было ей в ту пору всего-то 12 лет! Отец ушел на фронт, мать вскоре померла, и осталась Варвара за хозяйку, а на руках - ещё трое детей. Варвара кое- как справлялась, а по матери сильно скучала и плакала.

      ...Вскоре после похорон девочка сидела в избе, ткала. Малые уж спали. Вдруг слышит Варвара, в сени будто мать вошла, как всегда, с шумом зачерпнула кружкой воды из ведра, напилась. Варвара замерла от страха. Тут дверь открывается, и мать входит в избу, садится на лавку и расспрашивает Варвару, как она с детьми справляется. Варвара всё рассказывает матери, а сама боится. Время позднее, мать и говорит: "Ложись спать, Варя, я за тебя потку". Варвара легла. А утром смотрит: все нитки перепутаны, а матери нет нигде. Девочка кое-как все распутала, распустила и заново ткать стала.

      Мать с тех пор стала захаживать часто. Всегда сначала в сенях воды выпьет, потом в комнату заходит. Однажды днем пришла, дети на улице были, а Варя полы мыла. Мать говорит: "Сходи принеси воды, а я за тебя пока полы помою". Варвара ушла, а когда вернулась, матери уж не было, а все полы в саже. Другой раз уж спала Варвара, вдруг мать трясёт её за плечо: "Варя, не поемши спать легла, детей покормила, а сама голодная! На вот, я тебе мяса принесла". И даёт Варе большой кусок. Варвара с аппетитом это мясо съела, а мать с ней на печи легла, и заснули обе, обнявшись. Наутро Варвара проснулась, матери нет, а рядом обглоданная собачья лапа от их собаки лежит! А собака во дворе без лапы, мертвая.

      Соседки стали примечать неладное. Говорят Варваре: "Видели бабы у твоего дома летуна (летунами в деревне называли нечистых духов, которые якобы принимали вид полупрозрачных шаров, залетавших через окна или трубы в дома, где недавно был покойник, а потом принимавших их облик), не мать ли к тебе ходит?" Дескать, если мать придёт, знай, что это в её образе нечистая сила является. Девочка сначала отнекивалась, но потом призналась. Страшно ей было. Соседки научили: как мать в другой раз придет, нужно её в сенях встретить, воды поднести, но не в кружке, а из березового ковша дать напиться, а потом плеснуть ей из березового ковша воды на ноги. Варвара так и сделала. Ночью, едва заслышав шаги, вышла в сени и подала матери воды из берёзового ковша. Мать пить стала. А когда напилась, Варвара ей на ноги остатки воды плеснула, а потом глянула, а из-под подола не ноги, а копыта чёртовы торчат! Мать взвыла страшным голосом, потом повернулась и ушла в дверь.

      А как ушла она, соседки явились, молитвами очистили избу. Нечисть с тех пор и не являлась.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      Опасный путь осенней ночью

      Сразу после окончания школы устроилась я на работу доставщиком телеграмм и открыток на телеграф. Работа хорошая, на свежем воздухе; униформу дали и сумку крепкую на работе. Так хорошо она мне пришлась, и говорить нечего - сама я молода, стройна, бегаю, стучу маленькими каблучками. Приношу людям весточки, любуюсь на свою внешность в витринах магазинов. А подруга моя, на 4 года старше, уже работала там почтальоном давненько, приносила пенсии на дом старикам да инвалидам. Жила она в селе, на работу приезжала на автобусе. Ходила в точно такой же форме, и знакомые старички из нашего маленького городка, только завидев её издали, уже говорили: "А вот и наша Любочка пенсию несёт".
      Так прошло лето, наступила осень. Очень мне хотелось поступить учиться на медсестру, но, к горькому сожалению, не прошла вступительные испытания. Решила этот год поработать ещё доставщиком телеграмм, а на будущий попробовать снова поступить. Вот и прошла очередная рабочая неделя. Осень вступила в свои полные права: уже холодный ветер почти оголил деревья от листьев, и они шуршали под ногами. По утрам и вечерам уже стояли заморозки, лёгкий иней покрывал окна, но снег ещё не выпал. Днём бывало тепло, солнце светило ярко.
      Сегодня после работы я поехала в гости к Любочке, мы хорошо провели несколько часов: говорили о жизни, пили чай, играли с её малышом (ребёнку 3 годика). Скоро вернётся Любин муж с работы, да и у меня дела дома, пора возвращаться. Брр... ну и холод! А я до сих пор в летней форме поверх неплотной кофточки. Словно поняв мои мысли, Люба сказала:
      - Вот, возьми-ка мою рабочую зимнюю курточку, тебе до остановки холодно так идти, а потом отдашь как-нибудь. А не то, может, останешься на ночь? Уже скоро стемнеет.
      - Нет, я лучше пойду, ещё должны автобусы ходить, не так уж и поздно.
      - Ну смотри, если что - возвращайся.
      По пути на остановку я думала: "Нет, зачем оставаться?" У них и так дом однокомнатный, ребёнок маленький, муж скоро придёт со смены. Зачем их притеснять? Простояла на остановке минут 20. Автобуса до города не было. Решила идти пешком - тут всего ничего, по трассе около часа ходьбы, а если немного сократить путь лесом - и того меньше. Хотя нет, лучше лесом не ходить, мало ли что? Безопаснее вдоль трассы.
      Наглухо застегнув воротник, поудобнее закинув почтальонскую сумку на плечо, я пошла к трассе. Она идёт прямиком сквозь лес, обочина очень узкая, а внизу, под крутой насыпью, хорошо протоптанная широкая тропинка. Как же лучше пойти, по трассе, или по этой тропинке? А если какая фура поедет? Нет, понизу удобнее идти.
      Прошла я уже с полкилометра, вокруг никого. И странно то, что обычно так долго не пустовавшая проезжая часть на этот раз абсолютно пуста, ни единой машины. Слева от тропинки лес, справа - трасса. И без того крутая насыпь здесь была ещё выше, а между насыпью и тропинкой - ямки, канавки пошли с водой. Жуть пробрала меня - и зачем я пошла понизу? Тут темно и страшно. И вдруг я словно спиной почуяла опасность. Оглянулась. Чуть позади меня, метрах в 10, шли двое высоких мужчин, оба в тёмной одежде. Сомнений не было: они вышли из леса, иначе бы я раньше ещё их заметила, потому что оглядывалась. Ещё недавно никого не было, а дорога прямая. В считанные секунды они молча нагнали меня своими семимильными шагами, стали идти один слева, другой справа - почти вплотную.
      "Всё, живой мне отсюда не выбраться", - промелькнуло в голове. Возможно, они думают, что я почтальон, а в сумке у меня деньги. Или что ещё надо двум бугаям от хрупкой девушки? Молча мы прошли ещё немного, мысли бешено проносились в голове. Так, соберись. Они идут по бокам, но руки-то у тебя свободны, так? Пока свободны руки, у тебя есть шанс! Но как взобраться на эту насыпь, как пересечь канавы с водой?.. Можно легко упасть, а они такие высокие, догонят в один прыжок. А если и выберусь, то они легко затащат назад, ведь проезжая часть пуста, никого нет. Никто не поможет. Господи, помоги! Ангел-Хранитель, спаси меня! Я молилась... быстро, горячо, мысленно. И тут в голове возник голос: "Пора, беги! Не оглядывайся!" Я рванулась со всех сил, но земли под ногами не чувствовала, ноги словно были в воздухе, всё произошло мгновенно. Приземление, яркий свет фар, звук тормозов.
      Что это? Из милицейской машины выходит человек в форме:
      - Девушка, что с вами? Садитесь в машину.
      Кое-как успокоив дыхание, поняв, что в машине, я проговорила:
      - Езжайте, быстрее, пожалуйста.
      Милиционер довёз до ближайшего поста ДПС. Там я всё рассказала. Покачав головой, сотрудники правоохранительных органов сказали: - Что же вы, девушка, так поздно одна ходите? Времена, сами знаете, какие.
      Милиционер, который подвёз меня, сказал:
      - Вам повезло ещё, что так всё получилось. Ох, как странно. Это не мой участок, я до этого ни разу здесь не ездил. А тут вдруг решил поехать по этой трассе. Понимаю, что незачем по логике, а поехал. И тут вы прямо на обочине образуетесь. Словно с воздуха спустились.
      Сотруднику милиции, который подвёз меня, надо было срочно ехать на свой участок, а сотрудники ДПС подвезли меня почти до дома.
      С тех пор прошло больше 20 лет. А я до сих пор думаю - как я смогла буквально за мгновение преодолеть канаву с водой и крутую насыпь? И ноги остались сухими. И отчётливо помню чувство полёта, того, что земли под ногами не было. И как так совпало, что никого не было на трассе, а тут вдруг раз - и машина, да не какая-нибудь, а милицейская? Одному Богу известно.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      Ногти

      Живут они вчетвером в двухкомнатной квартире: подруга (зовут её Оля), муж Денис и свёкор со свекровью. Последняя – классическая такая «свекруха»: вечно невестку учит жизни, отпускает ехидные комментарии по делу и без, обожает своего единственного сынулю и считает, что ему не повезло с женой. Обстановочка в доме, прямо скажем, напряжённая. Плюс к этому на работе у Ольги начальство сменилось, - сплошная нервотрёпка; денег, как кот наплакал, зима достала… в общем, всё в кучу. Ну и муж её придумал уехать за город на выходные, пожить на даче, отдохнуть от старшего поколения.

      Собственной дачи у их семейства нет, и Денис обратился к своей тётке, у которой простаивал в деревне домишко. Тётка почему-то согласилась не сразу: мол, в доме холодно, печка дымит, воды нет… Много разных отговорок у неё нашлось, и Денису даже как-то обидно стало. Поинтересовался он у тётки, за что же он у неё вдруг в немилость впал; та не нашлась, что ответить, и таки разрешила племяннику воспользоваться её дачей.

      Трудности быта Ольгу с Денисом не пугали; Ольга - та вообще была готова хоть в тайгу уехать, лишь бы отдохнуть от свекрови. Закупились продуктами, сели в машину и укатили.

      В деревне было тихо, безлюдно и вполне романтично. Домишко был старый, неказистый, но вполне пригодный для жилья. Печка, кстати, не дымила совершенно, и супруги удивились, с чего это тётя Наташа на неё наговаривала. В доме слегка попахивало сыростью и плесенью, но к вечеру, когда его хорошенько протопили, стало уютно и тепло. Ольга с Денисом пожарили шашлыки во дворе, накрыли стол, достали бутылочку вина, поставили киношку в ноуте - в общем, кайфовали вовсю.
      Дальше – со слов подруги.

      Улеглись спать мы поздно. Долго болтали в темноте, такое состояние было умиротворённое… А когда затихли, как-то стало не по себе. Иногда потрескивал старый дом, да муж посапывал рядом, а больше никаких звуков не было слышно. Непривычная после города тишина. Я уже слегка задремала, как вдруг услышала какой-то шорох, и будто стукнуло что-то у стола. Первая мысль была: «Мыши!» Я к мышам отношусь спокойно, и поэтому почувствовала скорее досаду, нежели страх. Но тут к этим звукам добавились другие: скрипнули половицы, будто по ним кто-то шагнул, и послышалось что-то, очень напоминающее тихое бормотанье. Тут уж я испугалась не на шутку! Вцепилась в мужа мёртвой хваткой, - тот аж подскочил спросонья, - а сама нашариваю на стене выключатель. Включила свет – никого нет в комнате, кроме нас. Денис ворчит, я рассказываю, а он в ответ: «Померещилось или приснилось». Погасили свет; я лежу – вся напряглась, нервы, как струна. Муж тоже лежит тихо, вроде не спит. Минут пять прошло, и вдруг снова какой-то шорох: будто бы кто-то идёт вдоль стены и рукой по ней ведёт: не видит в темноте. И бормотание, сначала тихое, - не разобрать, - а потом всё громче и отчётливей: «Ногти? Ногти, ногти, ногти… Ногти! Нооогти… Ногти!» Голос вроде бы женский, и бормочет одно и то же, но разным выражением и интонацией. Я вцепилась в мужа и скулю: «Денис, что это?» А он лихорадочно ищет выключатель и матерится, - значит, тоже слышал. При свете – опять пустая комната. Тут уж мы вылезли из кровати, обшарили весь дом; убедились, что дверь заперта изнутри, переглянулись и без разговоров начали собирать манатки. До утра просидели в машине, чтобы среди ночи домой не вваливаться. Обсудили происшествие, подремали немного. Хорош отдых, нечего сказать!

      Денис, конечно, рассказал всё тётке, какая у неё в доме чертовщина творится. Но та не удивилась нисколько, а только поворчала, что она-то, дескать, говорила, что не стоит туда ездить. И рассказала грустную историю.

      В течение нескольких лет приезжала она в деревню вместе с сестрой своего покойного мужа, и очень им там хорошо жилось. Всё лето, а также часть весны и осени проводили они в деревенском доме. Банька была у них, огородик; по грибы-ягоды ходили, с соседями общались… Но в какой-то момент тётка стала замечать, что золовка её начала вести себя странно: из дома выходить отказывалась, от людей шарахалась, рассказывала всякие небылицы, что все хотят её со свету сжить. Днём всё больше молчала и пристально смотрела в окно, а ночами бродила по дому, разговаривала сама с собой, бормотала какую-то бессмыслицу, не давала тётке спокойно спать. Та уж не знала, что и делать, - ну явно же не в себе человек. Уговаривала золовку ехать в город, но та ни в какую не соглашалась. Устав от такой жизни, тётка позвонила родственникам; те приехали и кое-как, практически силком, увезли золовку. С ней случился припадок: она билась в истерике, голосила на всю деревню, вырывалась из рук родственников и кричала, что никуда не уйдёт из этого дома.

      «Вот, похоже, и не хочет уходить», - сказала тётка. - «Недолго потом прожила она. Положили её в больницу, лечили, но всё напрасно. Словно зачахла. А я уже после её смерти приехала разок в деревню, да так мне стало тошно в нашем доме, что и оставаться там не хотелось. А всё же ночь переночевала и такого страха натерпелась, вот как вы. Как и прежде, не давала она мне спать: ходила, бормотала, даже дотрагивалась как будто… так и просидела я всю ночь со светом. И после больше не ездила туда. Думала, может, вас она не побеспокоит, ведь вы и не знали её… Вот хочу дом продать, да кто ж его купит, если всё рассказать… А не сказать – совестно».

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      Странный гаишник

      История произошла в июне 2007 года. Она не страшная, скорее странноватая.
      Выдалось мне и моим сослуживцам поехать в Нижний Новгород в командировку. На месте надо было быть в 8 часов утра, так что планировали выехать из Москвы в 2 часа ночи, но по некоторым обстоятельствам выехали в начале 4-го. Бывает...
      Я за рулём гордости нашего автопрома ВАЗа 9-ой модели. Друзья через некоторое время благополучно дрыхнут. Едем по трассе М-7 "Волга", тороплюсь, скорость, с которой позволяет ехать ВАЗ - 120-140 км/ч. Раннее утро, машин мало, гаишники только на стационарных постах, местоположение которых мне известно, камер по дорогам в то время ещё не было в столь массовом количестве, как сейчас.
      И вот где-то пятый час утра, солнышко встаёт, в глаза светит, въезжаем в город Петушки. Сбавляю до 100 (всё-таки населённый пункт, мало ли что), дорога практически пустая, решил закурить, на секунду оторвал взгляд от дороги, чтобы взять зажигалку, смотрю - гаишник палкой машет, мол, тормози родной.
      Откуда он взялся, я не понял. Поста нет, машины гаишной нет, спрятаться негде (до ближайших домов метров 50, деревья и кусты тоже далеко от обочины). Ну не в канаве же он ныкался, в самом деле.
      Обыкновенный гаишник, только почему-то без головного убора (странно, что именно это запомнилось). Оттормаживаюсь, проехав метров тридцать, беру документы, собираюсь выходить из машины и офигеваю: со встречки, метров 300-350 впереди, на нашу полосу выносит фуру с прицепом юзом. Метров 50 его протащило поперёк дороги, потом водила с управлением справился и потихоньку припарковался на нашей обочине. Хорошо, что в это время по нашей полосе машин не было, а то бы размазал в кашу по асфальту.
      Ну, думаю, теперь у гайца после этого не до меня будет. Выхожу из машины, а мента нет. Нигде нет. Я на всякий случай в канаву даже глянул… Нет его нигде. Постоял, сигарету докурил, сел и дальше поехал. А потом у меня челюсть вниз: если бы этот странный гаишник меня не тормознул, то размазанными по асфальту были бы мы.
      Жалко, что регистратора не было, а сослуживцы так и дрыхли до самого Владимира.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      Рассказы и байки уральской деревни

      В каждой деревне, поселке, городке есть свои истории. Некоторые из них передаются веками, их рассказывают нам бабушки и прабабушки. Некоторые не такие старые, но тоже цепляют людей. Есть и такие, которые можно подслушать у бабушек, сидящих вечерами на лавочке. Так вот делала и я, когда мне было скучно. Расскажу и вам несколько историй - подслушанных и не подслушанных, случившихся со мной и рассказанных мне друзьями.

      ***
      Первая история была подслушана у моих бабушек.
      Жила в нашем доме соседка. Был у нее муж, жуткий любитель налево ходить. Соседка всю жизнь терпела, скандалов не закатывала, но когда была уже на пороге смерти, мужу тут такой наказ дала:
      - Ты хоть меня потом не позорь. Как помру, так вспоминай меня, не гуляй по бабам, а то я там стыда не оберусь.
      Как сказала, так на следующий день Бог ее к себе и прибрал. Мужик женин наказ не исполнил. Месяца не прошло, притащился домой с другой женщиной.
      А через несколько дней родственники, придя к соседке на кладбище, так и присели от шока. На памятнике с фотографии на них смотрела соседка, густо обросшая… бородой. Интересно, почему не рогами.
      Свежая фотография потемнела так, словно провисела на памятнике много лет. Но борода напугала всех. Дошел слух о странной бороде покойной жены и до самого мужа. Пришел он на кладбище и давай там над могилой разоряться:
      - Пугай, пугай, да не напугаешь! Не любил я тебя и как изменял, так и буду изменять! Понятно?!
      Сплюнул он со злобы и пошел восвояси. В этот же вечер над деревней прошлась страшная гроза и мужика того молнией и убило. Нерадивого мужа схоронили, а как схоронили, так у соседки фотография-то и посветлела, а бороды как и не было вовсе.

      ***
      Еще одну историю рассказывала нам пожилая соседка, когда мы были подростками.
      Жила в деревне нашей тетка. Может, и по сей день живет. Рассказывали про нее наши бабули, что мертвых она могла видеть. И в Радоницу она всегда готовила полный стол, а потом залезала на крышу и смотрела, как со стороны кладбища поднимаются умершие и идут к домам своих родных, Пасху праздновать.
      Сидит, бывало, на крыше долго, а потом как вскрикнет:
      - Идут! Идут! Открывайте двери!
      Тут у соседей под сердцем-то и ёкает. Тихо к столу-то и шли. Причем тетку они не сторонились, да и сумасшедшей не считали. Боялись того количества невидимой толпы, которая спускалась с холма. Даже не то что боялись, просто жутко было от того неведомого.

      ***
      Следующая история произошла лично с моей семьей. Такой, как бы сказать, казус на кладбище.
      Шли мы, значит, к могилкам родственников. Дошли до родителей деда, положили цветы и конфетки. Постояли немного и пошли дальше, к родителям моей бабушки. Тут я боковым зрением замечаю, что дед притормозил. Оговорюсь, что он у меня тихий и спокойный, но вот временами накатывает на него похулиганить не в то время и не в том месте. Смотрю, на развилке двух тропок копыто лежит, и дед уже ногой замахивается. Не знаю, что со мной случилось, но как подменили меня. В голове перемкнуло и что-то сработало. Как заору на деда, у него аж нога в воздухе зависла и никак не опускалась.
      - А ну не трогай! - глаза у меня стали больше пяти копеек. Мой дикий крик прогремел на всю округу так, что вороны шуганулись в разные стороны. Бабушка с тетей озлобленно оглянулись на меня.
      - Ты чего творишь?! Нельзя шуметь! Головой-то думай хоть немного!
      Я виновато нахмурила лоб, готовая провалиться сквозь землю. Само вырвалось, честное слово. Дед тоже укоризненно глянул на меня и пошел вслед за бабушкой, минуя злополучное копыто.
      Я еще постояла какое-то время, разглядывая его. Копыто лежало на развилке рядом с могилами девушки и парня, которые сильно поросли кустами. Конечно, могла и собака притащить, но там вообще не было следов зубов, и оно даже обглодано не было. Не оторвано от ноги, а отрезано ровно и аккуратно. У меня прямо изнутри вырывалось предчувствие опасности и потуги к тому, что нужно отсюда уходить.
      А этой же ночью приснился мне сон, как я нахожусь на холме, где расположено кладбище, и бегаю от темноволосой женщины. Лицо у нее было красивое, сама она примерно лет тридцати. Женщина гонялась за мной, замахивалась руками, намереваясь убить. Когда я уже почти выбилась из сил, то начала кричать молитвы ей в лицо. Буквально на моих глазах эта женщина стала рычать и страшно изменяться. Руки и ноги стали вытягиваться в длину, кожа стала сухой и приобрела рыже-коричневый цвет. Лицо сморщилось, обнажая лошадиные зубы, а рот вместо рычания стал издавать скрипящие звуки, словно кто-то медленно открывал несмазанную дверь. Мне было так страшно, но я не переставала молиться, пока чудовище не сдалось и не удалилось восвояси.
      Потом дед рассказал мне, что тоже видел кошмарный сон с каким-то монстром, но подробности я спрашивать уже не стала. Такие вот дела.

      ***
      Был у меня одноклассник Санька. После школы мы с ним долго еще общались. Любили мы всякие истории про кладбища, про призраков да про домовых рассказывать. Вот о них сейчас речь и пойдет.
      Когда-то Сашка жил у бабушки. А дом у ней старенький, с большой и теплой печью. Как ляжешь туда, так и заснешь крепко. Уютно и тепло, да еще и пахнет на весь дом свежим бабушкиным хлебом.
      Все бы и хорошо, но вот только не любил Санек стричься. Отрастит вечно космы как у девки и ходит лохматый, хуже бомжа уличного. Как бабушка ему ни говорила, как ни ругалась, все без толку.
      - Вот доходишь срамным-то таким, домовой тебе все волосы попутает, будешь знать! - сетовала она. - Ни одна девка не посмотрит на тебя!
      - Ой, да ладно тебе, ба! - отмахнулся Санька и забрался на печку спать.
      Утром дом огласился истошным визгом. Сашка орал, как резаный, пытаясь отодрать волосы от гвоздей. В бревенчатой стене торчали их шляпки, и волосы непонятным образом накрепко были к ним привязаны, образуя скомканную волосяную паутину. Мало того, от лохматой шевелюры Саньки остались только мелкие косички, свалянные во что-то грязное и непонятное. В Африке бы, наверное, позавидовали.
      - Говорила я тебе! Говорила, - мурлыкала себе под нос бабушка, состригая култыши с Санькиной головы. Он только смиренно сидел и тихо хныкал. - В следующий раз не косички заплетет он тебе, а вообще лысый останешься!
      С тех пор Сашка волосы не отращивает, так с ежиком и ходит. Все боится, что домовой ему потом грязных моднявых дредов наделает.

      ***
      Эта история тоже поведана мне Санькой. Та самая бабушка его умерла, и он перебрался обратно к маме в квартиру.
      Как-то пошел он к бабушке на могилку. Идет по тропинке и вдруг слышит знакомый голос:
      - Саша… Санечка…
      Он головой-то завертел, а понять не может, откуда звук идет. Чуть вперед продвинулся и увидел перед собой кусты. Заросли были такие густые, что в их темени было ничего и не разглядеть.
      - Санечка! - вскрикнули из кустов.
      Сашка аж подпрыгнул на месте, но к зарослям не подошел. Через мгновение оттуда из глубины появилась фигура. Саня даже и дышать забыл от страха. В кустах стояла его покойная бабушка. Она протянула к нему руку и позвала:
      - Пойдем. У меня семечки есть. Ты же их любишь. Пойдем погрызем.
      Тут из ее руки что-то посыпалось, но на семечки похоже не было. Какой-то сор, пыль и горсть мелких веточек.
      Санька схватила мелкая дрожь, он развернулся и не оборачиваясь побежал к выходу. До дома он тоже летел, не сбавляя хода. Так весь вечер в комнате и просидел, и на кладбище он так больше и не ходит.

      ***
      Есть в наших краях такая история. Даже не история, а байка, которой уже достаточно много лет. Вот сколько живу, а слышу уже не один раз. Её в самую пору под вечер в компаниях рассказывать.
      Как и у каждой компании, было у нас раньше место для посиделок излюбленное. Находилось оно возле железнодорожной линии, по обеим сторонам которой возвышались высокие обрывистые холмы, поросшие кустами. Вот на одном из таких холмов любили сидеть и мы. Ножками болтать, пивка попить да проезжающим поездам помахать.
      И вот как-то сидим мы, музыку слушаем и на поезда пялимся. Внезапно один друг вспомнил эту историю и стал нам рассказывать.
      Раньше тут другая компания гуляла, и была в этой компании пара влюбленных. Сильно они друг друга любили, но вот парень шибко уж ревнивый был. В один вечер приревновал он ее к другу. Пошли они на этот холм поговорить да в запале ссоры махать руками стали. Девчонка его толкнула, парень споткнулся и на рельсы полетел. Поезд был уже близко и остановиться не успел. Так паренька и не стало, а спустя год та девчонка пропала. Искали все кто мог. Потом в тех кустах на холме её мертвой нашли, а причину смерти так и не установили. Мол, насильственных следов нет, отпечатков тоже. Дело закрыли.
      С того времени на другой стороне холма время от времени стали трупы девушек находить. Поговаривали о маньяке, которого так и не нашли. Ведь, как и у первой девушки, никаких следов… А среди молодых слух пошел, что это дух того парня не успокоился и мстит за свою смерть, и по тем кустам лучше одному не ходить.
      Пока друг рассказывал, на холме уж темнеть начало. Внизу пронесся поезд, издавая длинный громкий гудок. И вот сидишь после истории, как из реальности выпал, а от гула поезда и сердце вниз падает. На душе тоскливо так и жутко. Все молчат и в кусты напротив вглядываются. Не по себе становится, и приходить сюда уже не хочется.

      Вот такие истории. Их, конечно, много и всех, к сожалению, не упомнишь. Ведь сейчас я в своем родном краю бываю редко, многое стирается из памяти. Надеюсь, вспомню что-то еще и обязательно напишу.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      Прошлая жизнь?

      Меня растили бабушка и дедушка. Ребёнком я оказалась не нужна родителям. Родители развелись. Мать забрала брата и уехала, написав отказ. Отец женился 2 раз, благополучно оставив меня на своих родителей. Так вот росла я в другом доме под надзором бабушки и дедушки. К чему я это пишу.
      Когда я была маленькая, у моей бабушки были наручные часы, самые обыкновенные. Ребёнком я любила их примерять и часто просила бабушку их мне застегнуть, так как с застёжкой я не справлялась. Потом, когда я подросла, мой дедушка подарил мне похожие часики с такой же застёжкой. Они сохранились и сейчас, только я их больше не ношу. Давно нет бабушки с дедушкой, я выросла. Обзавелась детками. Моей младшей дочери 3 года.
      Как-то я нашла мои часики в коробке: и бабушкины, и мои. Моя дочь, конечно же, забрала их поиграть. Плохого я в этом не видела. Пока.
      Она подбежала ко мне на кухне и попросила застегнуть застёжку, с которой она не справлялась. Причём выбрала не мои часики, а бабушкины.
      Когда я застёгивала ей их на ручке, она вдруг подняла головку, пристально посмотрела мне в глаза и спросила:
      - А помнишь, как я тебе их застёгивала, когда ты маленькая была?
      Я, потеряв дар речи, просто спросила:
      - Что?
      На что она, засмущавшись, не ответила. Я попросила повторить её, что она сказала. Она с некоторым раздражением сказала:
      - Я тебе их надевала, когда ты была маленькая!
      Я начала подробно её расспрашивать, но она вырвалась и убежала играть.
      Друзья, я не знаю, как и что. После этого я сидела и думала.
      Мой муж, присутствующий при разговоре, спросил:
      - А через сколько времени после смерти бабушки она родилась?
      Я опешила и подумала. И вот что надумала.
      Умер дедушка - родился мой сын. Умерла бабушка - родилась моя дочь. Даже внешне они похожи на них.
      Мой сын - светлый блондин с серыми глазами, уже сейчас он догоняет меня в росте. А ему 10 лет.
      Таким был мой дедушка, единственный в семье он был высоким. Сын и копается во всём, как мой дедушка. А он был мастер на все руки.
      Моя дочь - тёмненькая с карими глазами, она - копия меня. А когда я была маленькой, то все говорили, что я копия моей бабушки.
      Детей я своих люблю несмотря ни на что! Просто теперь подтачивает мысль о реинкарнации, что ли. Как думаете вы?
      Я новенькая на вашем сайте, буду рада услышать ответы.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      Роженица

      Три года назад моя хорошая подруга Вика родила первенца и, как водится, лежала в послеродовой палате. Роды у нее были тяжелые, ребенок наглотался околоплодной жидкости, и его держали в реанимации. Матери на кормление его, естественно, не приносили, и что с ним, тоже толком не говорили. Подруга страшно переживала, и самое плохое - ей не с кем было разделить тревогу. Остальные мамочки тоже рожали в первый раз, и все у них было благополучно. Так она и терзалась, пока не положили к ней в палату женщину, которая ждала уже третьего ребенка. Галина (так звали новую соседку) Вику поняла и старалась утешать и поддерживать. Ее первая дочка тоже была тяжелым ребенком. Женщины подружились, и в один из вечеров Галка рассказала свою странную историю.

      Сама Галина замуж вышла рано и почти сразу забеременела. Так что дочку под сердцем она носила уже в 19 лет. Несмотря на молодость, мамой она была ответственной, на осмотры ходила регулярно, анализы сдавала вовремя, не отлынивала и соблюдала все рекомендации. Жили они с мужем тогда в однокомнатной квартире на 7 этаже, под самой крышей старой многоэтажки. Лифт часто ломался, и Гале приходилось ходить с огромным животом вверх и вниз. Но в те времена она была молодой и здоровой и особо не жаловалась.

      Срок уже был приличным, когда она собралась на очередной осмотр (прим. автора: по мужской, своей, природе я не скажу точно, какой был срок - просто знаю, что примерно 7-8 месяцев). Стала она, как обычно, спускаться по лестнице. Идет, думает о своем. В какой-то момент очнулась, ей показалось, что идет она уже довольно давно и вроде бы должна была дойти к этому времени до первого этажа. Посмотрела вокруг - третий. Пожала плечами и дальше пошла. Спускается, а конца лестницы и не видно. По Галкиным словам, "ее как туманом накрыло": понимает, что что-то ненормальное происходит, что такого просто быть не может, и не понимает, что же ей делать. Только одно отчетливое желание - поскорее спуститься вниз и выбраться наружу. Спускается, уже и идти тяжело, но все равно старается двигаться быстрей. А лестница тем временем начала меняться. Сначала она была самой обычной стандартной узкой лестницей, как в любом старом доме - кособокие перила, двери квартир. Постепенно стены раздвигались, лестничная клетка становилась все шире, а двери исчезли вовсе. В конце концов она шла по какому-то очень темному, серому месту, лестница стала широкой, раза в три шире, чем та, по которой она шла, выйдя из квартиры. На Галину уже начал накатывать приступ дикой паники - шутка ли, начать спускаться в подъезде родного дома, а оказаться в совершенно незнакомом месте? Ей хотелось сбежать, спасти ребенка, вывернуться, скрыться. А лестнице как не было конца, так и не предвиделось. Этаж все так же тянулся за этажом. Женщина уже задыхалась, держась за живот, и шла очень медленно, когда услышала на несколько этажей выше себя шаги. Они были уверенными и звонкими, словно какая-то женщина бодро шагает на каблуках. Галя остановилась, решила перевести дух, отдышаться и подождать того, кто идет. Ее не пугала перспектива столкнуться с чем-то страшным и неведомым. Тогда, по ее словам, она просто обрадовалась, что кто-то еще живой есть в этом жутком месте. Что можно спросить дорогу или просто пристроиться "в хвост" и выбраться.

      Спускавшимся человеком действительно оказалась женщина на каблуках. Вернее, молодая девушка лет на пять старше самой Гали в строгом пиджаке и юбке до колен. Лицо Галине показалось смутно знакомым. Еще ей запомнилась странная полоска белой кожи на горле девушки. Когда она поравнялась с Галей, то просто окинула ее долгим взглядом и молча продолжила спускаться. Галина, как и хотела, увязалась за ней. Попыталась заговорить с незнакомкой, узнать у нее, куда идти, но та ее проигнорировала. Правда, идти стала чуть медленнее, словно давала возможность глубоко беременной спутнице следовать за собой, не торопясь.

      Буквально через несколько лестничных пролетов они, наконец-то, добрались до первого этажа. Заканчивалась лестница очень темным коридором и массивной двустворчатой железной дверью. Девушка подошла к самой двери, взялась за ручку и, оглянувшись на уже обрадованную и измотанную Галку, сказала: "А с девочкой тебе не сюда. Вернись на три этажа выше и пройди по коридору. Тебе туда" - и вышла.

      Галя, не понимая почему, но понимая, что речь шла о ее дочке, безропотно поднялась на три этажа вверх, хотя ее и грыз страх, что двери не будет или она окажется закрытой, а начни она снова спускаться вниз - и опять "застрянет" на бесконечной лестнице. Она действительно нашла дверь там, где ей сказали, и вышла.

      Очнулась Галка в больнице. Оказалось, что она долго была без сознания. Сначала у девушки чуть не случилась истерика, так как живот ее был плоским - она потеряла ребенка. Но ее успокоили - ребенок жив, хотя и в реанимации. Они обе - и она, и ее дочка - выжили и поправились. Было много больниц, капельниц, уколов, слез, проблем, и нервов, и осложнений, но с обеими в итоге было все в порядке.

      Никто точно так и не знает, от чего это случилось - то ли от того, что она споткнулась и упала, и у нее начались преждевременные роды; то ли, наоборот, от того, что у нее начались роды, она потеряла сознание и упала. Но факт остался фактом - на третьем этаже в подъезде своего дома она потеряла сознание, соседка-пенсионерка, услышав звук падения и узнав Галку, вызвала скорую помощь. Девушку увезли, спасти успели обеих: и мать, и младенца.

      Но самое странное в этой истории выяснилось позднее. Прошло какое-то время, Галка уже была с ребенком дома, и к ней потянулась вереница подруг. Пришла и Маша, одна из самых близких, и Галка в числе прочего из пережитого ужаса рассказала ей историю с лестницей и девушкой в костюме. Маша сначала удивилась, потом насторожилась и попросила уточнить, как незнакомка выглядела.
      Услышав более точное описание, Машка начала рыдать. Оказалось, в тот же день, когда упала Галя, только на несколько часов раньше у подруги умерла двоюродная сестра Ира. Тоже в подъезде своего дома. Ее задушил отец ее будущего ребенка, не желавший брать на себя ответственность. Он уже был женат на весьма обеспеченной мадам, старше себя на десять лет, и знал, что ребенок на стороне - конец его обеспеченной легкой жизни. Мужик хотел аборта (срок еще был маленьким), но Ирина была полна решимости родить и воспитать, даже без его поддержки. Ира всегда выходила из дома очень рано, в пять утра, и он просто подкараулил ее этажом выше, подбежал сзади и, набросив веревку на шею, удушил. Естественно, его быстро нашли и посадили.

      О смерти Иры Галке никто не рассказывал - не хотели волновать молодую мать после недавних потрясений. Да и с Галиной Ирина встречалась всего несколько раз на праздниках Маши - пару раз на днях рождения, один раз в Новый год. Они нашли фото Иры в альбомах с праздничными фото - это действительно была она, женщина в сером костюме. Поэтому-то Галке и показалось знакомым ее лицо...

      Галина до сих пор ставит свечки при случае за упокой Ириной души в храме и молится, хотя и не особенно набожна. Просто она искренне верит, что не посоветуй Ира ей выйти в другую дверь - и Галка бы вышла в дверь мертвых... Вряд ли тогда они бы с дочкой выжили. Или до сих пор бы скитались по той жуткой лестнице.

      P.S. Так как я принадлежу к сильной половине человечества, и своих детей у меня пока нет, то некоторые детали, касающиеся беременности, возможно, искажены. Прошу простить меня за эти неточности, я пытался уточнить везде, где мог, но что-то так и осталась недоступным для моего понимания.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      Страшные воспоминания

      Дочку одной моей знакомой с раннего детства мучили кошмары, но рассказать предмет своих страхов она толком не могла из-за малого возраста. Часто в игре или в разговоре она могла заявить родителям: «Я была мальчиком» или спросить: «А почему я больше не мальчик?». Когда девочке было около 9 лет, она смогла в подробностях описать мучивший её кошмар. Он был каждый раз один и тот же.

      Большая семья маленького Димы жила в скромном семейном поместье, расположенном недалеко от старой деревушки и густого леса. Точнее будет сказать, что семья там не жила, а собиралась на лето. Помимо Диминых родителей, с его годовалой сестрёнкой, в поместье приезжали дядя и тётя со своими детьми, друзья семьи, в доме жили няня, кухарка, дворник. Почти каждый день дети ходили в сопровождении няни в лес, собирали ягоды и грибы, иногда, но очень редко, ходили купаться на местную речку, хотя и не положено было «барским детям купаться вместе с деревенскими». Обычно это была счастливейшая пора в их жизни, но только не этим летом.

      Вокруг царили тревога и напряжение, взрослые постоянно сохраняли серьёзность, о чём-то переговаривались, не обращая внимания на детей. Дима помнит, как однажды утром в дом пришли вооружённые люди и увели всех мужчин «на разговор» в лес. Все, кто остался в доме, молчали и старались убедить детей, что так и надо, что всё хорошо, но Дима знал, что ни его папа, ни его дядя больше из леса не вернутся. Так и произошло. А вот вооружённые люди вернулись. Дима помнит, как ходил по комнатам и «чего-то ждал», он видел, как в проходе висела «удавленная тётя», люди с оружием ходили в их доме, как в своём, «они курили в комнатах, тушили окурки об мебель и складывали их обратно в карманы или бросали на пол», «знакомых людей становилось всё меньше». Дима хотел, чтобы это всё скорее закончилось. Одно волновало мальчика: он очень любил свою маленькую сестрёнку и хотел её уберечь от «злых людей». Он помнит, как просил «чужого дядю» оставить её, но в усмешку над Димой её не стало первой…

      Вот такой сон рассказала девочка своим родителям. Сон обычно начинался с момента, когда мужчин уводили в лес, а они делали вид, что сейчас всё решат и вернутся. Про большую семью, поместье, летние забавы - всё это она как будто знала и помнила, а точнее, знал и помнил Дима. После того как содержание сна было раскрыто, начались хождения по врачам, психологам. Все пытались разгадать причину таких странных фантазий. Причину так и не нашли, по крайней мере такую, которая смогла бы хоть что-то внятно объяснить и успокоить родителей. Тем не менее, после работы с психологом кошмары полностью ушли. Все подробности того сна девочка помнит и продолжает воспринимать так, как будто это произошло с ней на самом деле, просто относится к этому, как к «позавчерашнему падению с велосипеда».

      Все фразы в кавычках не случайны, это цитаты самой девочки, которая в детстве часто в своей речи использовала необычные фигуры речи и устаревшие слова, например «чаять», «научать», «негоже». На данный момент эти словечки почти полностью ушли из её оборота.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      А вот и денежки нашлись

      Моя подруга Наташка часто мне говорила:
      - Да по сравнению с твоей жизнью мексиканские сериалы просто отдыхают!
      Может и отдыхают, кто ж спорит, только мне от этого веселее не становится.

      Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что в 1998 году, прямо в день своего рождения, угораздило меня выйти замуж. Вот тут-то и начался очередной "мексиканский сериал".
      Муж мой, Олежек, был мужчина приятный во всех отношениях: недурён собою, песни весёлые пел, в походы всё меня таскал, кофе в постель, с работы домой едет - обязательно продукты купит и кассету с новым фильмом для меня и моей дочери. И работа у Олежека была замечательная, на таможне в Москве. Я ещё всё удивлялась, как это мне так повезло? За какие такие заслуги? Как говорит моя тётка:
      - Что ни куплю, так обязательно с браком. Диван, вон, купила, так он с отломанной ножкой оказался.
      Вот я и думаю, а может это наследственное, всё бракованное в нашу семью тащить?
      После свадьбы надо было где-то жить: моя квартирка маленькая и не подходила, у Олежека большая, но с его мамой. Вот тогда-то двоюродный брат мужа Сергей и предложил пожить в его квартире, которая осталась ему после смерти матери.

      Я не люблю копаться во всяких подробностях, но из отрывочных высказываний мужа и Сергея я сложила примерно такую картинку: отец Сергея был конкретный алкоголик и нещадно издевался и бил жену с сыном. Мать же Сергея страдала патологической жадностью, она варила пятилитровую кастрюлю перловки, которую ели всю неделю. Даже когда муж-алкоголик умер. Сергей знал, что мать все деньги прячет, но куда? Не узнал он этого и после её смерти - на книжке было пусто и в доме тоже.

      Тем временем мы потихоньку обживались в квартире. В этот раз я решила заняться кухней и начала со стен, решила их помыть. Кто помнит, раньше стены до середины красили краской, а вторую половину и потолок белили. Процесс был в разгаре, когда я дошла до того места, где висели настенные часы. Надо отметить, что часы эти были огромные, почти в метр высотой, и сделаны были из дерева. Я на тот момент весила 50 кг, и рост у меня 1.60. Поэтому я засомневалась, что смогу снять часы со стенки, и решила аккуратненько нижнюю часть приподнять, проверить, сильно ли они тяжёлые. В следующий момент часы полетели вниз, ударились о стол, и дверка на задней стенке открылась. На пол полетели деньги, вернее куча денег образца 1961 года. В основном это были купюры в 100 и 50 рублей, немного купюр по 25 и 10 рублей.
      - Вот и денежки нашлись, - сказала я, а потом сзади раздался такой сильный хлопок, что я присела от неожиданности.
      Я поняла, что бабушке совсем не понравилось то, что её запасы обнаружили, поэтому я запихала все деньги обратно в часы, кое-как повесила их обратно. Бабке я пообещала, что никогда и никому не скажу о находке и часы трогать не позволю. Я надеялась, что она успокоится, но, как оказалось, зря.

      Вечерами в коридоре были слышны шаги, она передвигалась строго от кухни и до входной двери, периодически вздыхая. Что-то всё время громыхало на кухне. Муж мой приходил с работы поздно, уставший, быстро ел и засыпал. Меня это тоже не сильно беспокоило, пока моя четырёхлетняя дочь мне не сказала, что её щипает "злая бабка", когда она засыпает в своей комнате. После этого ребёнок отказался спать без мамы, то есть меня. А тут ещё и соседка Ирка, что жила под нами, как-то поймала меня в подъезде и спросила:
      - Ты делать-то что-нибудь собираешься?
      - В каком смысле?
      - В таком. Вот ты разве дома ничего не слышишь? Я и то слышу. Вот вас дома днем никого нет, а по квартире вашей как слон бегает. Ты что? Ничего не знаешь?
      - Ну знаю, что мать Сергея там жила, умерла потом...
      - Умерла?! Да она повесилась в дверном проёме, который в кухню. А Серёга ваш скрыл от батюшки, что самоубийцу хоронит, отпевали её и на кладбище похоронили как положено. Только вот бабушка чудить начала, попа Серёга два или три раза приводил. Вроде затихнет на время, а потом опять. Думаешь почему квартира-то пустая стояла? Просто так, что ли?

      Вот этот-то разговор и стал последней каплей. Так я разозлилась на всех... Взяла я церковную свечу и пошла по углам по часовой стрелке. В одном углу я ЭТО и поймала. Свечка так трещала и коптила, что стала напоминать бенгальские огни. Я продолжала гнать ЭТО к входной двери, при этом почему-то представляя жизнь этой несчастной женщины с мужем-алкашом, который её мутузил каждый божий день. Мне стало её жалко.
      В прихожей у входной двери была маленькая кладовка, вот туда я и решила бабку поселить. А ей я сказала следующее:
      - Сама видишь, сил у меня хватит, могу тебя так законопатить, что сама не обрадуешься, и попа даже звать не буду. Поэтому сиди тихо в этой кладовке, и не дай бог тебя кто-то из домашних учует. Пока дома никого нет, делай что хочешь, деньги свои считай, дом охраняй. Но как только кто-то домой зашёл, чтоб в чулане сидела и звуков не подавала. В следующий раз даже разговаривать с тобой не буду.
      И всё, больше я её не слышала пока...

      Пока у моего мужа Олежека не спала кодировка.
      Иду я со школы домой, тетрадки несу, вся такая красивая. А люди встречные смотрят на меня как-то странно и один и тот же вопрос задают:
      - Вы домой идёте?
      - Да, а что?
      - Ничего-ничего, идите.
      Я уже себя всю осмотрела, думала, извините заранее, что плащ в колготки ненароком заправила. Да нет, всё в норме. А тут опять знакомая навстречу (меня многие знали, я в начальных классах и в старших с 5-го по 8-ой работала, плюс временно исполняла обязанности музыкального руководителя в школе), так вот и эта меня спрашивает:
      - Домой идёте?
      - Да что вы все заладили? Начали говорить, так договаривайте!
      - Да муж ваш со своим дядей прямо перед подъездом в "собачек" играют.
      - В "собачек"?
      Перед подъездом во дворе на четвереньках бегали мой муж и его дядька. Они весело гавкали, задирали ногу около дерева и говорили "пись-пись".

      Так я узнала, что мой муж был закодирован, а теперь кодировка спала. Медленно он начал превращаться в животное, один раз мы даже подрались.
      В тот раз я только закончила готовить, в кастрюле были макароны, а в сковороде - мясо в красном соусе. Я ещё от плиты не отошла, как в квартиру ввалился пьяный Олежек и с порога ринулся в кухню. Муженёк успел сделать в мою сторону резкое движение и промычать что-то вроде "ууу, с*ка", как произошло следующее. С плиты в воздух поднялась кастрюля с макаронами, зависла на секунду, а потом полетела в голову Олежека. Он успел увернуться, кастрюля ударилась о стенку и рухнула на пол вместе с куском штукатурки. Следом полетела сковородка с мясом, только она летела с плиты без зависаний в воздухе, как диск кидают в дискоболе. И опять в голову Олежека, слава Богу, он опять успел увернуться.
      С криком "ведьма!" муж умчался в нашу комнату, а я стояла и смотрела на месиво из макарон и мяса, я пребывала в неком шоке, такое увидеть не каждому "посчастливится".
      Мужа я нашла на кровати, он спрятался с головой под одеялом и выходить оттуда не хотел. Пришлось рассказать ему про бабушку, что она опять активизировалась. Короче, кончилось тем, что Олежек стал обвинять меня во всех грехах и начал впадать в агрессию. Бабуля не заставила себя долго ждать. Тут же раздался грохот в кухне, а потом шаги по коридору и тяжкие вздохи. Олежек струхнул окончательно:
      - Чего это она? А? Она же в комнату не придёт? Правда?
      - Ещё как придёт. Если пить и буянить будешь, так вообще скажу ей, чтоб тебя придушила ночью. И придушит, ещё как придушит.
      Он поверил. Шум в коридоре стоял всю ночь. Проснулась я от того, что меня тряс Олежек:
      - Принеси мне баночку, пожалуйста.
      - Какую баночку? - не поняла я.
      - Ну, писать я хочу.
      - А банка-то причём? И чего в туалет не идёшь?
      - Я туда боюсь идти, там бабка ходит всю ночь, принеси баночку, а?

      Стоит ли говорить, что с алкоголем Олежек завязал довольно быстро? Каждый раз, когда он приходил поддатый, бабушка начинала сердиться, и мой муж в очередной раз просил баночку. В нашем районе пошли слухи о чудесном избавлении Олежека от алкогольной зависимости. Мне буквально проходу не давали, расскажи куда ходили, что делали. На что я отвечала:
      - Это любовь. Посмотрел муж на себя со стороны, и стыдно стало.
      Конечно мне не верили, но лучше так сказать, чем правду.

      Скоро от мужа я ушла и подала на развод. Ведь неизвестно, как бы он повел себя дальше? Не всю же жизнь мы жили бы в квартире, где есть такая бабушка, которая, по сути, просто несчастная женщина, которая пожалелa и заступилась за меня, девчонку. Пусть даже и таким способом. Ответила добром на добро.

      Но может я в чём-то ошибаюсь?

      1
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      История одной русалки

      В детстве нас с братом часто на летние каникулы отвозили к родителям отца. Бабушка и дедушка эти жили в селе, которое было расположено в излучине реки Слободянка. Сразу за околицей русло реки расходилось: правый рукав (старица) изгибался и шел окраиной колхозных полей, а левый уходил прямо в лес. Старица была широкой, но со спокойным течением, были в ней и глубокие омуты, и совсем мелкие броды, а новый рукав — наоборот, был узким и быстрым, к тому же со дна его били студёные ключи.

      За тем местом, где река раздваивалась, на старом русле был небольшой песчаный пляж, очень любимый детьми. Назывался он «танины» или «русалочьи пески». По преданию, в старице жила русалка по имени Таня. Историю этой русалки мы не раз слышали от старших.

      Давным-давно, когда русло было глубокое, на этом месте стояли мостки. И как-то раз пришла туда девушка по имени Таня бельё стирать. А с ней был маленький брат. И, пока она стирала, он то ли сам зашел в воду, то ли с мостков упал. Когда Таня заметила, его течением уже вынесло на стремнину. Таня бросилась в воду и попыталась до него доплыть, но как ни старалась, а его всё уносило, и ясно было, что он сейчас утонет. Тогда Таня взмолилась водяному. Попросила ее забрать, а брата — отпустить. И только она это прокричала, как ушла под воду камнем, даже не всплеснув руками напоследок. А мальчика почти сразу же к берегу притянуло. Там его другие бабы, которые всё это видели, достали.

      И с тех пор, говорят, живет Таня в реке. Она стала водяному женой, а реке — хозяйкой. Пошаливала по-русалочьему обычаю. Но была у нее одна особенность — детей русалка Таня никогда не трогала и даже оберегала. Ни разу с тех пор в старице не утонул ни один ребенок. И все селянки поголовно, даже самые что ни на есть атеистки и коммунистки, своих детей пускали купаться только на «русалочьи пески».

      Мальчишки звали ее «Тань-подкинь-плотвы». Они туда, где вода глубже и чище, закидывали свои удочки и обязательно кричали: «Тань, подкинь плотвы!». Вроде бы с шуткой, но возвращались наши рыбаки всегда с уловом, хоть улов тот был порой — кота не накормишь!

      А мы, девчонки, звали ее ласково «Танечка». Накупавшись, мы садились в корнях ветлы, расчесывались и вели девчоночьи беседы, в которых часто фигурировала Таня. Нам она представлялась красавицей с длинными русо-зелеными волосами и в рубашке, расшитой чешуёй. Разумеется, нашей любимой игрой была игра «в русалку». Ей в подарок мы плели венки и бросали в воду. Еще у нас бытовало поверье, что если подарить Тане зеркальце, то будешь везучая в любви.

      Помню, как-то раз (мне и моим подругам было уже лет по десять) мы играли вечером у крыльца одного дома. Не столько играли, сколько «грели уши» - на крыльце собрались поболтать бабушки. Говорили о том о сём и помянули Таню. Мол, не та уже Таня, стара стала. Вот раньше она озоровала! И пошли вспоминать: раз тракториста утянула в реку, другой - пастуха (молоденький совсем, только из армии вернулся), а то какого-то активиста-комсомольца приезжего... Но в тот момент меня поразило не это, а тот факт, что русалка, оказывается, тоже может постареть!

      Когда бабушки расходились, я прицепилась к одной из них (со смешным, как мне тогда казалось, именем Груша) и спросила:
      - Разве русалки стареют?
      - Все стареют: и деревья, и горы, и русалки с водяными, и лешаки - все.
      - Что же, Таня и умереть может?
      - Непременно, умрет. Вот старица пересохнет — она и умрет. Русалка без реки не может.

      Я поделилась своим открытием с подругами. Это нас так заворожило, что до конца лета у нас появилась новая игра «похороны русалки». Мы забирались повыше на косогор, выбирали промеж себя русалку, надевали ей на голову венок, а в руки давали букет цветов, клали ее на край косогора и скатывали вниз, «в реку».

      Шли годы: я росла, старица мелела... Последний раз, помню, я приезжала в село на похороны своей бабушки (дед умер еще раньше). Поминки шли своим чередом, а я, устав от старческих разговоров, тихонько вышла из дома. Шла-шла и пришла на берег старицы. Бывший берег — от самой реки осталось лишь болотистое русло, заросшее осокой, да несколько бочажков там, где раньше были омуты. Я решила сплести венок, но почему-то, едва начав, устыдилась. И бросила недоплетенный — туда, где раньше текла вода. Было пусто, уныло...

      Прошло еще несколько лет и совершенно случайно в соцсети я наткнулась на смутно знакомое лицо. Это оказалась Валя, одна из самых близких моих сельских подруг, с которой мы в детстве играли в русалку, а позже — бегали на танцы в клуб. Оказалось, Валя недавно перебралась в город, где я жила. Мы встретились, обрадовались друг другу. Разговорились. Я с интересом слушала «новости» о тех, кого помнила еще девчонками. И вот среди этих бесконечных «а помнишь?» мелькнуло сочетание «русалочьи пески».

      - Что, старица, наверное, уже совсем высохла? - спросила я.
      - Там целая история, - помрачнев, ответила Валя. - Объявился у нас «фермер» - сынок бывшего председателя, оттяпал знатный кус бывших колхозных полей. И понадобилось ему для орошения это русло. Договорился с кем надо, нагнал бульдозеров, экскаваторов, что-то углубил, где-то подсыпал — и снова пустил воду в старицу.
      - Ничего себе! - удивилась я. - А Таня?
      - А... ты в нее веришь? - осторожно спросила моя собеседница.

      Я пожала плечами. Не то чтобы я верила — скажем так, я не отрицала ее существования.

      - Ты меня только за сумасшедшую не считай, - попросила Валя, - но бабки говорили, что Таня, как бы это сказать... переродилась, что ли. Ну в смысле — умерла еще раз, и ее снова заставили ожить. А то, что ожило — уже не было Таней, оно было злом. В общем, через год по старой памяти кое-кто еще приходил на бывшее место «русалочьих песков». Но однажды там буквально на мелководье затянуло девочку. Ее неделю искали. А через неделю пришли — лежит. Прямо на берегу. Как нарочно кто подложил! После этого детей уже поостерегли туда пускать. А без толку! То, что в реке жило — точно с цепи сорвалось. Животные, люди стали тонуть. Один раз трактор перевернулся в воду прямо. У кумы моей дочка — уже большая, в восьмой класс шла — погибла. А у фермера этого — сын. Зимой на снегоходе по льду катался и ушел прямо вместе со снегоходом под лёд. А лёд был толстый, полметра, наверное!

      Журка — фермер этот, Журавлёв его фамилия — словно ополоумел. Решил воду спускать, сына искать, чтобы похоронить. Едва дождался весны, опять нагнал техники. Местные, конечно, ходили, смотрели, как эти бульдозеры в грязи да в иле копаются. Долго искали. А потом откуда-то с верховьев вода пошла — прямо вал, промыла всё русло, тут его и нашли. Говорят (но я не верю), что он лежал рядом со своим снегоходом, а вокруг — зеркальца, зеркальца. Маленькие. Много. Ну мы же — помнишь? - дарили. Всё мечтали счастье в любви добыть.

      0
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      До третьего этажа

      Именно благодаря моей маме мы оказались в Северном Казахстане, на бывшей территории КАРЛАГа (Карагандинский исправительно-трудовой лагерь) — один из крупнейших исправительно-трудовых лагерей в 1930-1959 годах, подчинявшийся ГУЛАГу НКВД СССР.

      Шёл 1978 год. Мой отец был сотрудником милиции, после армии он решил пополнить ряды наших доблестных стражей порядка, хотя до неё шалил и ох, как шалил. Мама же моя окончила Волгоградский политехнический институт. На тот момент у них уже имелась я, а жить, по сути, было негде. Единственное, что предложили отцу от милиции - квартиру на Лосином острове. Остров-то в городе находится, но идти надо сначала по понтонному мосту, а потом через лесок. Вот когда мама увидела, где ей придётся ходить каждый день, сразу версию выдала:
      - Или маньяк, или зэки прирежут - и к гадалке не ходи. Жить тут не буду, ни за что.

      Маме, как молодому специалисту, в родном Волгограде жильё не предоставили, зато предложили немного подальше замечательную "хрущёвку", всего-то 3500 километров.

      Квартиру маме дали на третьем этаже, двухкомнатную "хрущёвку-трамвай". До сих пор она мне снится в ночных кошмарах: поднимаюсь я до третьего этажа и на последних ступеньках начинаю испытывать какой-то животный страх, и когда я всё-таки дохожу до двери, то сама нажимается ручка, и дверь медленно-медленно открывается, а за ней НИКОГО нет. И вот именно в тот момент, когда я задыхаюсь от страха, с меня спадают чары Морфея, и я просыпаюсь. Этот сон, один и тот же, я вижу уже на протяжении более двадцати лет. Всему виной одна жуткая история.

      Была у меня подруга Маринка. Она и сейчас есть, но далеко. Дружим мы ещё с детсадовского горшка в прямом смысле этого слова, сидели рядом. Жила Маринка на первом этаже, а выше по стояку на третьем - я. По раздельности мы только спали каждая у себя дома и то не всегда. У подруги была бабушка Дуся, КАРЛАГ или что-то ещё так её надломили, но вела она себя как мышка, все чувства были в глубокой заморозке. Подруг у неё не было, и всё время она просиживала дома, потихоньку потягивая алкоголь. Однажды мы с Маринкой решили проведать бабу Дусю и заодно понаблюдать в замочную скважину, чем она занимается. А занималась она тем, что прямо из горла пила одеколон "Саша".

      Когда нам исполнилось по 14 лет, Маринкин папа как-то изловчился и выбил для бабушки, своей матери, однокомнатную квартиру прямо рядом с моей. Дверь в дверь. А потом переехала Маринка в другой дом, и осталась бабушка у меня на поруках. К этому времени она почти оглохла, плохо видела и приобрела астму. Ко мне она приходила по 10 раз в день: то нитку в иголку вставить, то укропчик на балконе подрезать, короче, ближе меня на тот момент у неё никого не было.

      Мне 17 лет. Август месяц. Жара - 40 градусов в тени. Время приближалось к полудню, и я торопилась с обедом, так как папа приходил кушать домой. Вдруг слышу, как ручка на входной двери медленно опускается вниз и так удерживается какое-то время. Я ещё подумала, почему папа так рано и чем его кормить, ведь ещё ничего не готово, и ещё я подумала, что он, открывая дверь, нажал дверную ручку вниз и удерживает её, видно, разговаривает с кем-то из соседей. Я прямо с картошкой и ножом в руках побежала к входной двери, да так и застыла: дверь открыта настежь, ручка смотрит вниз, как будто на неё нажали, и никого нет. В голове только одно, как дверь может быть открытой? Если её не держать специально, то она сама закрывается и срабатывает "английский замок". И в этот момент я почувствовала ужасный холод, это было как волна, которая от входной двери дошла до меня, прошла через меня насквозь и остановилась у входа в комнату. Минуту я смотрела на холод, если так можно выразиться, а он на меня. Мгновенная вспышка в моей голове, теперь я знаю.

      - Я всё поняла, я сейчас же позвоню и сообщу. Как только я произнесла это, холод вновь прошел через меня, но теперь в обратную сторону, к выходу, и дверь захлопнулась. Сама. Страха совершенно не было, для меня это нехарактерно, по-хорошему, я связки голосовые сорвать должна была. Потом я набрала номер домашнего телефона Маринки и сказала:
      - Бабушка умерла, она только что ко мне приходила. Срочно приезжайте.

      Маринка долго молчала, а потом нехорошим голосом спросила:
      - Какая ещё бабушка?
      - Твоя, баба Дуся.

      Разговор закончился разнесением меня "в пух и прах" Маринкиной мамой. Тётя Валя долго кричала, как я смею наговаривать на живого человека такое.

      Я решила, что сделала всё, что могла, и что бабушка слышала весь мой телефонный разговор, а значит, согласно моей логике, будет теперь являться тёте Вале. Но, как я узнала позже, баба Дуся на этот счёт имела другое мнение.

      На следующий день ко мне домой заявилась Маринка. Интересно получается, но я опять возилась с обедом. На кухне-то подруга и высказывала мне за моё поведение:
      - Вот как тебе не стыдно, совсем с "катушек" слетела со своей магией и приведениями? Ку-Ку? Да? Мы сейчас из-за тебя перед всеми соседями опозорились, ходим, спрашиваем:
      - Не видели ли вы сегодня нашу бабушку?
      А её все видели и бабки на улице говорят, что сначала Дуся в магазин ходила, потом на почту. Живая она, ЖИ-ВА-Я!

      Я не успела ничего сказать, потому что услышала, как ручка нажимается и открывается дверь... Маринка аж подпрыгнула от радости (она думала, что это мой папа пришёл, и теперь они вместе будут меня стыдить) и с криком "Дядь Саша" она пулей вылетела в коридор, страшно ойкнула и влетела обратно ко мне на кухню. У Маринки и так глаза были огромные, она даже, когда на паспорт фоткалась, специально их прищуривала, так вот теперь подругины глаза уместней было бы назвать тарелками.

      - Короче, ну тебя с твоей страшной квартирой, вечно всякие "барабашки", я больше сюда не зайду, приходи ты ко мне.

      И с этими словами она от меня сбежала.

      Дядя Слава, Маринкин папа, вскрыл квартиру на третий день, потому что соседи стали жаловаться на запах. Баба Дуся, Царствие ей Небесное, умерла на диванчике, около которого валялся аэрозоль для астматиков, она не успела им восползоваться. Дверь она заперла изнутри на простую щеколду, не хотела чтоб её портили и ломали, если что. Но самое ужасное было не это. Напротив диванчика стоял трельяж, и его зеркала 3 дня жадно впитывали в себя энергетику смерти, сделав несчастную бабушку своей заложницей.

      Сразу после поминок вижу я сон: поднимаюсь я до третьего этажа и вижу дверной проём бабы Дусиной квартиры, а за порогом, на стульчике, сидит она, только лицо полотенцем закрыто. Я начинаю её крестить, а она:
      - Не бойся, я это, баба Дуся, и пальцем мне на трельяж этот и диван показывает.

      А справа от неё, в прихожей, вместо встроенного шкафа вижу я коридор полутёмный, в котором какие-то белые фигуры передвигаются. Потом она, наверное, решила, что мне пора и попросила принести листья от марганцовки. Полный бред, но во сне я пошла поискать у себя на кухне, так и проснулась.

      Утром я позвонила Маринке и сообщила, что срочно надо выкинуть трельяж и диван, что бабушка снова приходила ко мне и чётко объяснила, что ей мешает. Подружка сказала, что передаст мои слова маме, а уж она пусть делает, что хочет. Тётя Валя мне перезвонила, отругала хорошенько и заявила, что она не собирается разбрасываться вещами и что, когда я сама на что-нибудь заработаю, тогда и пойму.

      Ночью я смотрела очередной сон, где бабушка тыкала пальцем в эти злосчастные трельяж и диван. Так продолжалось несколько ночей, причём бабуля уже начинала во сне злиться. Мне самой жутко надоела эта ситуация, да, в конце концов, я шибко разозлилась на Маринкину маму: почему из-за её тупости и жадности я спать не могу по ночам? И в следующую нашу встречу я бабушке выдала:
      - Что ты ко мне всё ходишь, к снохе своей иди, она и слушать меня не хочет, вещи эти ей, видите ли, нужны.

      Утром мы проснулись в 6 утра от грохота и возни в подъезде, папа пошёл посмотреть, что происходит, я поскакала следом за ним. На площадке Маринкины отец и брат спускали по лестнице трельяж, а тётя Валя, завидев меня, нервно завизжала, что это я во всём виновата, злыдня такая. Видок у неё был ещё тот: волосы дыбом, под глазами синяки. Я попыталась спросить, что она видела, но меня только послали подальше.

      История на этом не заканчивается. Беспокойный призрак в подъезде мы всё-таки заимели. Особенно пугались те, кто работал в смену рано утром. Только представьте на секунду: бежишь ты вниз по лестнице, на улице ещё ночь, а в подъезде вечно полумрак, освещение через лестницу (то лампа перегорела, то выкрутили), а навстречу баба Дуся прямо в тебя врезается. В обморок все по очереди падали. Кстати, призрак ходил только с первого и до третьего этажа, этажами выше его не встречали. А за её дверью в квартире слышались шаркающие шаги, покашливания, и всё время то включался, то выключался свет. Все стеклянные предметы, имеющиеся в квартире, разлетелись на мелкие кусочки. Кончилось тем, что жильцы нашего подъезда потребовали от дяди Славы привести священника. Его приводили и не один раз. На время всё успокаивалось, но потом возобновлялось с новой силой. Маринка после свадьбы пыталась там жить с мужем, но хватило её ненадолго. В итоге квартиру закрыли и больше в неё не ходили.

      Когда открыли границы, то наши немцы устремились на Родину предков. Когда распался СССР, потихоньку начали разъезжаться и все остальные. Жить в нашем посёлке городского типа становилось невозможно - газа нет, отопление отключили (а зимой -30, -40 градусов), начали размораживаться трубы. Сейчас - это мёртвая зона, где никто не живёт. Дома пустыми глазницами окон смотрят в небо, потому что и смотреть-то больше не на что. И где-то, с первого по третий этаж, ходит призрак старой женщины, бестолково щёлкая выключателем в надежде, что может кто-нибудь, да услышит.

      1
    • pechorin555
      pechorin555
      Николай
      19 января 2017
       

      Иди сюда!

      Эту историю мне рассказали еще до Нового Года, но записать было некогда, да и лень. Сейчас, прочитав рассказ «Двойник» и некоторые другие, поняла, что она как раз будет в тему, и решила опубликовать. Об этом случае рассказала мне знакомая, но произошел он не лично с ней. Ее старшая сестра дружит с дочерью главной героини, отсюда и стало известно об этих событиях. Надеюсь, я запомнила и изложила все правильно…

      Случилось это в начале 2000-х. В то время жить в селе было совсем уж немодным, и деревенские жители, кто мог, перебирались в город. Надежда Леонидовна оказалась в меньшинстве: несмотря на настойчивые уговоры детей, коих у нее было трое, наотрез отказывалась покидать любимую деревеньку, в которой родилась и прожила почти до шестидесяти лет.
      Последним из отчего дома упорхнул Денис – младший сын Надежды, которого она, положа руку на сердце, любила чуточку больше остальных. Уехал, отучился, устроился на работу, женился, в браке родил двойняшек, Олежку и Аленку. Однако, несмотря на занятость на службе и с детьми, Денька навещал мать значительно чаще, чем старшие брат с сестрой.
      Был летний пятничный вечер. Надежда ожидала очередного приезда своего младшенького, так как они еще две недели назад договорились, что он рванет к ней сразу после работы. Уже начало темнеть, а Денис все не ехал. Мобильные телефоны тогда еще только начинали приобретать популярность, поэтому 60-летняя деревенская женщина о таком чуде техники, понятное дело, даже не слышала.
      Когда Надежда Леонидовна уже начала всерьез беспокоиться, на крыльце вдруг послышались громкие шаги, затем хлопнула входная дверь (женщина, ожидая сына, не спешила ее запирать), и началось какое-то шевеление в сенях.
      - Денис! – позвала Надежда. – Денис, это ты?
      Странно… Почему-то она не услышала шума машины, на которой по обыкновению приезжал ее сын. Сломалась, видимо. Но как же он, в таком случае, добрался, ведь поздно, автобусы уже не ходят? Должно быть, подвез кто-то… Все сомнения Надежды развеял родной голос, доносящийся уже из прихожей:
      - Да, мам, я.

      На этом хочу немного отвлечься и описать в двух словах, что представлял собой дом нашей героини. Надо сказать, что покойный супруг Надежды Леонидовны детей своих очень любил, а потому позаботился, чтобы у каждого из них была своя комната. Помещения в доме располагались следующим образом: небольшая прихожая, от нее – длинный, довольно узкий коридор, первая по коридору – кухня, из которой можно было попасть в небольшую родительскую спаленку, далее – комнаты детей. Даже оставшись одна, Надежда ничего в них не меняла, поскольку сыновья и дочь, приезжая, жили там уже со своими семьями. Комната Дениса была последней и располагалась в самом конце коридора.

      Женщина сидела на кухне и радостно всматривалась в дверной проем, ожидая, что в нем вот-вот появится Денис. Мужская фигура действительно появилась, но лишь на мгновение. Вместо того, чтоб зайти на кухню и поздороваться с матерью, молодой человек почему-то прошел мимо, по коридору – видимо, в свою комнату.
      - Сынок! – Надежда встала со своего стула, и уже было хотела пойти следом за своим мальчиком. – Деня, что случилось? Ты куда пропал-то?
      - Я у себя, мам. – снова раздался голос Дениса. – Очень устал, полежу немного. Потом поговорим, дай отдохнуть!
      Надежда решительным шагом направилась в коридор, но почему-то вдруг остановилась. Денис ведь ясно сказал, что хочет отдохнуть, так в чем же дело? Ее и так обвиняют в том, что она как клуша кудахчет над своим Денечкой… Нет-нет, надо подождать, сын ведь вернулся, все в порядке, сейчас полежит немного, и они обо всем поговорят.
      Женщина уселась за стол и принялась ждать. Но беспокойство все-таки никак не желало оставлять ее, она то и дело выходила в коридор, прислушиваясь, что творится в комнате Дениса. И вот услышала стон – протяжный, громкий, будто бы вызванный сильной болью. За ним – еще один, еще и еще… Неужели это стонет сын? Ну да, больше ведь некому! Ни секунды не сомневаясь, Надежда Леонидовна побежала на звук.
      Каково же было ее изумление, когда открыв дверь в комнату Дениса, парня она там не обнаружила. Кровать, на которой он должен был бы лежать, оказалась пустой, единственное окно было настежь открыто…
      - Денис… - робко позвала мать – Сынок, где ты?
      - Мам, я тут! – неожиданно донеслось из распахнутого окошка. – Иди сюда!
      - Ты зачем через окно-то вылез? – ничегошеньки не понимая, спросила Надежда.
      - Иди сюда, я тебе что-то покажу!
      Голос сына звучал настолько задорно, что женщина поневоле улыбнулась:
      - Да старовата я уже по окнам лазить!
      - Иди-иди, не бойся!
      Все это время, стоя у окошка, Надежда Леонидовна усиленно всматривалась в темноту, пытаясь разглядеть в ней хоть что-нибудь. Но как ни странно, ничего – ни кустов, ни забора, ни, собственно, самого сына – рассмотреть не могла. Может потому, что в комнате горел яркий свет, может оттого, что ночь была слишком темная.
      - Подойди сюда, - попросила она Дениса, - я ж не вижу тебя совсем.
      - Иди сюда! – как будто бы уже более грубо повторил молодой человек.

      И тут откуда-то слева появился свет - сначала в отдалении, затем ближе. По дороге, вдоль забора, ехала машина: должно быть, кто-то из припозднившихся дачников. Автомобили, проезжавшие по деревне, в последнее время старались немного притормаживать возле дома Надежды Леонидовны. Дело в том, что именно в этом месте на дороге образовалась выбоина, которую все никак не могли засыпать, и местные водители старались как можно аккуратнее объезжать ее.

      Так случилось и на сей раз. Машина, притормозив, осветила своими фарами ту часть сада, где предположительно должен был находиться Денис. И только тут Надежда с ужасом поняла, в чем дело! Она высматривала высокого, под метр девяносто ростом, сына, а то, что ей предстояло увидеть, оказалось значительно ниже. В те секунды, которые дал ей так вовремя появившийся свет фар, женщина смогла разглядеть нечто, по очертаниям напоминающее стоящего на четвереньках человека с довольно длинными растрёпанными волосами. Лица или морды – что уж там было, кто знает! – Надежда разглядеть не смогла. Видимо, сообразив, что его рассекретили, существо резко отскочило в сторону огорода. Машина к тому времени уже проехала мимо, и больше испуганная женщина увидеть уже ничего не смогла, только слышала отдаляющийся хруст каких-то веток.
      Бледная, на ватных ногах, она добралась до соседей. К счастью, те не сочли ее сумасшедшей – в деревнях чаще верят во всевозможные мистические истории. Ночью в дом Надежды никто идти не решился, и только утром наша героиня, в сопровождении сына и мужа соседки, направилась туда. Дом был пуст, ничего странного, кроме настежь открытого окна и примятых кустов по всему участку, замечено не было.
      Не успели она закончить обыск, как за забором послышался гул мотора. Это был Денис. Парень долго извинялся перед матерью, что не смог приехать вчера вечером: у Олежки неожиданно поднялась высокая температура, и пришлось везти малыша в больницу…

      После этого случая Надежда Леонидовна как-то резко пересмотрела свое отношение к городской жизни и согласилась на предложение детей о переезде. Теперь она живет в городе. Что произошло той ночью, не знает. Говорит, что, прожив в деревне большую часть своей жизни, слышала много разных жутких историй, но конкретно о таком – не слыхала. До сих пор женщина не может понять, чего хотело от нее то существо и что помешало ему сделать с ней что-то сразу же, как только оно проникло в ее жилище. Предполагает, что причиной, возможно, стали иконы, которые в доме Надежды были расставлены повсюду.

      1