Горшки: археолого-керамический разговор
Керамика  -    800
Археологи в основном добывают обломки керамических сосудов. На этой основе они изучая толщину сосудов, орнамент на этих изделиях определяют какие племена обитали на данной территории? Говорят таким гаданием они могут даже вычислить язык их создателей. Так какие племена могли обитать в Якутии судя по орнаменту местных горшков?
Ответов 6 Написать ответ
  • leonid
    19 ноября 2007  

    Язык, конечно по керамике они не определят... )))

    Но могут проследить преемственность стиля изготовления и узоров, объединяющихся в культуру. Именно по керамике сейчас можно говорить, что есть преемственность "поколений", между кулун-атахцами, усть-мильцами, ымыяхтахцами.

    0
  • Тархан
    20 ноября 2007  

    Как известно появление керамической посуды

    ознаменовало собой качественно новую веху в эволюции человеческого существа - т. н. неолитическую революцию, т. е. возникновение производящего хозяйства. Естественно керамика впервые зародилась в районах с наиболее благоприятным для такого хозяйства, климатом - в субтропиках, но затем стремительно распространилась практически по всей обитаемой ойкумене, например в Якутии, где ещё долгие тысячелетия, безраздельно господствовло присваивающее хозяйство - охота и рыболовство. Интересно что самая дрвняя керамика, причём уже - плоскодонная, возрастом 11 тыщ, обнаружена в Приамурье (ранше чем на Бл. Востоке!). Затем она появляется в Японии и в Ср. Китае. В Якутии керамика появляется где-то 7 тыщ назад, вместе (со сменившей сумнагинскую традицию позднейшего палеолита) сыалахской ранненеолитической куль-рой. Их керамику, по характерному оттиску археологи называют - "сеточка". "Сыалахцев", 5,5 тыщ назад сменяют "белькачинцы" - "шнур". Затем где-то 4800 лет назад появляются - "ымыяхтахцы" - "вафля". Где-то 3 тыщи назад здесь начинается бронзовый век - устьмильская куль-ра, с т. н. "гладкостенной" керамикой имеющей совершенно иной принцип орнаментации, нежели неолитические сосуды. То что древние люди, как впрочем и современные, украшали посуду из эстетических соображений, не вызывает вопросов. Вопрос в том - почему они украшали её не произвольно (в плане творческого самовыражения индивида-изготовителя, например каких-нибудь человечков, зверюшек... как наши современники), а в чётких традиционных рамках? Ответ прост: ещё в глубокой древности, человек заметил что везде где бывали люди остаются обломки посуды. Керамика - есть универсальное послание последующим поколениям, о том что когда-то здесь были МЫ - например "белькачинцы": знайте это и помните о нас! Это своего рода осознанное, культуроидентифицирующее послание и современным археологам. А об этнической и тем более - языковой принадлежности древних гончаров, можно только предполагать. Так например есть призрачные намётки связывать "белькачинцев" с современными кетами, "ымыяхтахцев" с чукчами и т. д.

    0
    • leonid
      20 ноября 2007  

      Ещё один Ориенталист...

      - А об этнической и тем более - языковой принадлежности древних гончаров, можно только предполагать. Так например есть призрачные намётки связывать "белькачинцев" с современными кетами, "ымыяхтахцев" с чукчами и т. д. Не надоело якобы факты за уши притягивать? [quote]Палеоантропологические материалы отчасти подтверждают версию о раннем заселении чукчами современного ареала проживания. Судя по краниологическим сериям Уэленского и Эквенского могильников, формирование антропологического типа чукчей и эскимосов закончи­лось к рубежу новой эры и в дальнейшем он не испытывал сколько-нибудь заметных изменений*. Раннее присутствие чукчей в этом регионе подтверждается также находкой костяного предмета, напоминающего бумеранг, в древнеберингоморской уэленской могиле [Арутюнов, Сергеев, 1961, с. 123, рис. 4]. По наблюдениям этнографов, такие предметы бытовали некогда у чукчей и юкагиров [Гурвич, 1953, с. 47 - 49; Диков, 1989, с. 52]. Но определенные вещественные материалы не дают возможности установить прямую генетическую связь современных чукчей с представителями древних культур Якутии. Пока можно отметить только два случая совпадения элементов этнографической культуры чукчей с археологическими материалами: орнамент и изогнутые железные ножи. Ю.А. Мочанов считает, что некоторые типы орнамента, существовавшие в ымыяхтахской культуре, имеют аналогии в этнографической культуре чукчей и коряков [1969, с. 196]. Этот вывод подтверждается наблюдениями С.А. Федосеевой, которая произвела подробную классификацию художественного орнамента ымыяхтахской керамики [Федосеева, 1980, с. 190 -194, 215]. Проведенный нами анализ распространения "растительного" и "птичьего" орнаментов подтверждает эту точку зрения. Но несмотря на значимость орнамента в этногенетических параллелях, в данном случае совпадение некоторых типов орнамен- Стр. 33 та не играет решающей роли из-за их широкой вариантности. Одни и те же типы ымыяхтахского орнамента наблюдаются не только в культуре чукчей и коряков, но и в культуре эвенков, эвенов, юкагиров, якутов, долган, эскимосов, ненцев и нганасан. Если основываться только на параллелях в орнаменте, то придется признать, что ымыяхтахцы - общие предки всех этих народов. Такое предположение может оказаться верным, но оно представляет только косвенные свидетельства и не позволяет отождествить ымыяхтахский орнамент только с культурой чукчей. Более определенные указания можно извлечь при анализе типологических особенностей железных ножей, изготовленных чукчами и эскимосами. Ведь их прототипами могли быть коленчатые ножи усть-мильской культуры, которые затем, слегка видоизменившись, но сохраняя характерные черты, продолжали применяться в раннем железном веке. Их-то затем и зафиксировали этнографы в культуре чукчей и эскимосов [Богораз, 1991, рис. 132]. Этногенез и этническая история чукчей рассматривается исследователями не однозначно. Одни считают, что областью первоначального формирования чукотского этноса были континентальные районы Чукотского полуострова [Вдовин, 1965]. Другая группа исследователей придерживается той точки зрения, что первоначально чукчи расселялись в северной части Охотского побережья, где проживали в сосед­стве с коряками и ительменами, чем и объясняются некоторые параллели в их культуре [Левин, 1958; Арутюнов, 1983; Кирьяк, 1986, 1987]. Многие исследователи видят в носителях ымыяхтахской культуры предков чукчей, эскимосов, коряков. Мы присоединяемся к этой точке зрения, считая, что ымыяхтахцы приняли участие в генезисе нескольких палеоазиатских этносов северо-востока Сибири. Таким образом, этногенез чукчей происходил с эпохи неолита на территории Чукотского полуострова (История и культура чукчей, 1987, с. 35]. Здесь следует искать археологическое подтверждение начала этнической истории чукчей. Однако, неолит этого района изучен пока недостаточно. Публикации материалов об инвентаре неолитических памятников этого региона Северо-Восточной Азии весьма немно­гочисленны и кратки, что затрудняет сопоставление соответствующих материалов Чукотки и соседних регионов, возможно, имеющих отношение к этногенезу чукчей. В последние годы, как утверждает Н.Н. Диков, в решении проблем этногенеза чукчей и юкагиров наметился сдвиг. Магаданские археологи начали проводить целенаправленные исследования (изучение древнеюкагирских поселений, проводимое М.А. Кирьяк; готовится к печати специальная монография, посвященная Усть-Бельскому могильнику) [Диков, 1977, с. 138; 1989, с. 62]. Будем надеяться, что работы археологов в ойкумене чукотского этноса внесут ясность во многие нерешенные проблемы этногенеза чукотского народа. Стр. 34 Источник: А.Н. Алексеев «Древняя Якутия железный век и эпоха средневековья» Новосибирск, ИИАиЭ СО РАН, 1996 г.[/quote] http://pages.ykt.ru/chronos/index.php?option=com_content&task=view&id=33&Itemid=44

      0
      • leonid
        20 ноября 2007  

        +

        [quote]А.Н.Алексеев "СЕВЕРНЫЙ" ЛОКАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ ЫМЫЯХТАХСКОЙ КУЛЬТУРЫ ПОЗДНЕГО НЕОЛИТА Один из сложных аспектов изучения культур эпохи неолита связан с выделением локальных их вариантов. Во многом эти сложности объясняются обшей теоретической неразработанностью подходов к выделению локальных различий, но в большой мере успешное обоснование этих различий зависит от степени изученности культуры региона. Выделение археологических культур эпохи неолита, а также разработка обоснованной относительной и абсолютной хронологической шкалы для Приленской культурно-исторической области ставит новый уровень исследовательских задач, направленных на уточнение ареала культур и выявления локальных различий. В конце III — начале II тыс. до н.э. на территории Северо-Восточной Азии распространяется ымыяхтахская культура позднего неолита. Она получила название по стоянке, открытой в 1942 г. А.П. Окладниковым у оз. Ымыяхтах на Средней Лене. Тогда, основываясь на прибайкальской периодизации неолита, А.П. Окладников верно датировал эту стоянку и другие тождественные памятники поздним неолитом. Впервые памятники этого круга были выделены в особую культуру Ю.А. Мо-чановым после открытия многослойных стоянок на Алдане. В последующем эта культура специально изучалась С.А. Федосеевой [1980). В настоящее время на территории Якутии известно более 300 разнотипных памятников ымыяхтахской культуры — стоянки, могильники, одиночные погребения и писанины. Более 30 поселений зафиксировано в четких стратиграфических условиях, они содержат комплексы, не смешанные с другими культурными слоями. Изучение их позволяет пересмотреть устоявшуюся точку зрения о неделимости ымыяхтахской культуры на локальные варианты [Мочанов, Федосеева, 1980; Мочанов и др., 1983; Федосеева, 1980]. Нами опубликованы данные о трех территориальных вариантах позднего неолита — якутском, чукотском и таймырском [Алексеев, 1994 а, б; 1996 а, б]. С тех пор исследователями получены новые полевые мате- Стр. 22 риалы, подтверждающие существование особого северного варианта ымыяхтахской поздненеолитической культуры. Кроме того, опубликована статья В.А. Кашина, где изложены основные признаки, обосабливающие арктические памятники Якутии и Чукотки от остальной ымыяхтахской ойкумены. При этом автор частично повторяет аргументы, выдвинутые нами ранее, и приводит собственные, полученные на основании своих исследований памятников позднего неолита региона [Кашин, 1997]. Обратимся еще раз к этому вопросу и попытаемся системно изложить состояние проблемы. Локальный вариант I (северный) получил распространение в заполярных тундровых и лесотундровых зонах Таймыра, Якутии и Чукотки. К ним же относятся и памятники так называемой северо-чукотской культуры, выделенной в свое время Н.Н. Диковым [1977, 1979]. Стоянки и погребения северного варианта позднего неолита содержат в основе своей инвентарь ымыяхтахской культуры II тыс. до н.э. Вместе с тем вещевые коллекции археологических памятников с четкой стратиграфией имеют специфические черты, явно отличающие их от материалов памятников южных, таежных районов распространения ымыяхтахской культуры. Среди них можно выделить следующие индикаторные признаки. 1. Характерно существование только вафельной (шахматно-шашечной) и (или) гладкостенной керамики. Последняя встречается очень редко, впрочем, как и во всем ареале ымыяхтахской культуры. На поздненеолитических стоянках с четкой стратиграфией рубчатая (штрихованная) керамика не зафиксирована. Керамика такого типа отсутствует также на памятниках со смешанными культурными слоями всех эпох неолита. Штрихованная (рубчатая) керамика встречается здесь только на тех стоянках, где вместе с неолитическим инвентарем в смешанном виде залегают культурные остатки эпохи ранних металлов. Исходя из данных многослойных стоянок Алдана штрихованную керамику памятников со смешанными культурными слоями некоторые исследователи ошибочно относят к позднему неолиту, аргументируя этот тезис многослойностью теста некоторых черепков. Однако анализ керамики показывает, что многослойность теста характерна не только для поздненеолитических сосудов, но и для керамики эпохи бронзы и раннего железного века Якутии, особенно для фрагментов керамики, относящихся к придонной части сосудов. Слоистость в этих случаях имеет локальный характер и связана с формовочной операцией — послойным наращиванием пластов глиняного раствора на стенки в придонной части с целью придания прочности сосудам. Вообще двухслойное глиняное тесто для керамики усть-мильской культуры бронзового века и комплексов раннего железного века не редкость. Следует иметь также в виду, что для памятников эпохи палеометаллов некоторых районов Заполярья, например усть-чернинской культуры второй половины I тыс. до н.э., характерна вафельная керамика с примесью шерсти или травы в тесте [Хлобыстин, 1982, с. 237]. Это обстоятельство предполагает более осторожную оценку керамики, обнаруженной в памятниках со смешанными культурными остатками различных эпох[/quote]

        0
        • leonid
          20 ноября 2007  

          +

          [quote]Стр. 23 2. Поздненеолитические глиняные сосуды Заполярной Якутии отличаются от керамики Алдана и других южных районов распространения ымыяхтахской культуры почти полным отсутствием прочерченных орнаментов на тулове сосудов. Исключение составляет лишь черепок со стоянки Кыларса II на Нижней Лене. Но культурные остатки этой стоянки являются смешанными и представляют собой разновременный комплекс [Окладников, 1946, 1955; Аргунов, 1990, с. 70—72], что не исключает принадлежности этого фрагмента керамики эпохе палеометаллов, когда разнообразный линейный художественный орнамент был широко распространен. В любом случае линейный орнамент для Заполярья — редкость. Не случайно Л.П. Хлобыстин предполагал, что отсутствие на Таймыре и в Заполярной Якутии вафельной керамики с прочерченным орнаментом может стать одним из оснований выделения особого варианта ымыяхтахской культуры [Хлобыстин, 1982, с. 321]. 3. Своеобразием северного варианта ымыяхтахской культуры является отсутствие на стоянках позднего неолита сложных орудий рыболовства, которые в таежной части Якутии были распространены в это время довольно широко. Об этом определенно и доказательно пишет СИ. Эверстов, автор монографического исследования "Рыболовство в Сибири" [1988, с. 68, 114]. Специализированные рыболовные снасти не найдены и на стоянках позднего неолита Таймыра и Чукотки, хотя на многих из них обнаружена ихтиофауна [Диков, 1977; Хлобыстин, 1982; Кирьяк, 1993]. Это свидетельствует о том, что в Заполярье, возможно, существовали какие-то специфические способы рыбной ловли. 4. В археологических памятниках северной части Якутии часто встречаются каменные черешковые наконечники стрел. В настоящее время их обнаружено 27, тогда как в южной части Якутии, археологически изученной значительно полнее, за все время исследований найдено только четыре каменных черешковых наконечника стрел — по одному экземпляру в Белькачи 1, Сумнагин I, Усть-Тимптон и Бердигэс. Эти изделия широко представлены и на ымыяхтахских стоянках Таймыра и Чукотки, что еще более укрепляет нас во мнении о их несомненном маркирующем значении. 5. В северном ареале ымыяхтахской культуры обнаружены древнейшие следы бронзолитейного производства. Ранее этот список ограничивался тремя памятниками [Алексеев, 19966, с. 39]: Абылаах I (Таймыр), Старый Сиктях (Нижняя Лена), Бурулгино (р. Индигирка). В настоящее время благодаря исследованиям СИ. Эверстова этот список существенно пополнился. При раскопках однослойных ымыяхтахских стоянок Су-гуннах и Дениска Юрюйэтэ на Индигирке в инситном залегании обнаружены многочисленные обломки льячек, застывшие капли бронзы, обломки бронзовых изделий и фрагмент венчика вафельного сосуда с проникшей и сохранившейся в его бортике каплей бронзы. Косвенные свидетельства существования металлических изделий у поздненеолитического населения Сибирского Заполярья получены на стоянке Раучувы-гытгын I (Чукотка), где часть костяных изделий и графические изображения на плитках камня сделаны, по определению трассологов, с помощью металлических инструментов [Кирьяк, 1993, с. 63, 65].[/quote] Продолжение: http://pages.ykt.ru/chronos/index.php?option=com_content&task=view&id=331&Itemid=42 Как видим однозначно говорить о принадлежности ымыяхтахской культуры только одному типу населения нельзя. Иначе нужно отмечать о каком ореале обитания этих племен идет речь.

          0
  • .....
    20 ноября 2007  

    рад, что наконец-таки на форуме появилась археологическая тематика

    правда, в керамике я мало что смыслю - ну, видел эти кусочки, вот в принципе все. В данной теме хорошо было бы послушать мнение специалиста по керамике, которые у нас вроде есть, но к сожалению, это ни Леонид, ни Тархан (кстати, Тархану привет от собратьев по Вилюю-06,07 :-)). Но я тоже считаю, что определить языковую принадлежность по орнаменту маловероятно, даже вряд ли возможно.

    0
Ответ на тему: Горшки: археолого-керамический разговор
Введите код с картинки*:  Кликните на картинку, чтобы обновить код
grinning face grinning face with smiling eyes face with tears of joy smiling face with open mouth smiling face with open mouth and smiling eyes smiling face with open mouth and cold sweat smiling face with open mouth and tightly-closed eyes smiling face with halo smiling face with horns winking face smiling face with smiling eyes face savouring delicious food relieved face smiling face with heart-shaped eyes smiling face with sunglasses smirking face neutral face expressionless face unamused face face with cold sweat pensive face confused face confounded face kissing face face throwing a kiss kissing face with smiling eyes kissing face with closed eyes face with stuck-out tongue face with stuck-out tongue and winking eye face with stuck-out tongue and tightly-closed eyes disappointed face angry face pouting face crying face persevering face face with look of triumph disappointed but relieved face frowning face with open mouth anguished face fearful face weary face sleepy face tired face grimacing face loudly crying face face with open mouth face with open mouth and cold sweat face screaming in fear astonished face flushed face sleeping face dizzy face face without mouth face with medical mask face with no good gesture face with ok gesture person bowing deeply person with folded hands raised fist raised hand victory hand white up pointing index fisted hand sign waving hand sign ok hand sign thumbs up sign thumbs down sign clapping hands sign open hands sign flexed biceps
  
Обратная связь
Предложения и замечания