Сражающиеся царства. Сахи и тунго в эпоху Чжунго.
Кюн  -    226
В период Чжаньго большие царства покоряли малые, вырастали в размере и формировали вокруг своего правителя (позже — вана) двор наподобие Чжоуского. Если в период Вёсен и Осеней в древнем Китае насчитывалось минимум 148 государств, то в период Сражающихся царств после многолетних захватнических войн их осталось в десять раз меньше. Среди них выделялись «семь сильнейших» (кит. трад. 戰國七雄, упр. 战国七雄, пиньинь: Zhànguó Qīxióng, палл.: Чжаньго цисюн) — семь гегемонов — Чу (楚), Хань (韩), Ци (齐), Цинь (秦), Вэй (魏), Янь (燕), Чжао (赵). Из остальных царств наиболее сильными были Шу, Сун, Юэ. Правители семи царств после 335 до н. э. присвоили себе титулы вана (王, царя) вместо прежнего титула гуна (公, князя), отчего ван царства Чжоу утратил даже номинальную власть и влияние.


Сражающиеся царства в 350 до н. э.
Период Чжаньго характеризуется радикальными изменениями в социальной, политический и экономической сферах, и, как реакцией на это, бурным взрывом мыслительной традиции. Среди коренных изменений следует отметить: повышение уровня урбанизации, появление и внедрение железных орудий труда, и как следствие, повышение производительности труда крестьян и ремесленников, изменения в структуре армии — замена аристократии с их колесницами и небольшой дружиной массовыми армиями, составленными из рекрутов, что в свою очередь привело к более масштабным сражениям и жертвам, развитие товарно-денежных отношений и появление рынков, заселение малоосвоенных регионов и острейшая политическая нестабильность, проявившаяся в большом количестве крупномасштабных войн (например, Битва при Чанпине в 260 году до н. э.).

Среди философских школ данного периода основные следующие: конфуцианство (основные представители — Мэн-цзы и Сюнь-цзы), моизм (Мо-цзы), легизм (Шан Ян, Хань Фэй, Ли Сы), даосизм, инь ян цзя (школа натурфилософов), бин-цзя (школа военных), нун-цзя (школа земледельцев).
Ответов 7 Написать ответ
  • Кюн
    30 октября  

    Сложившаяся ситуация создавала большое напряжение для обоих государств, поскольку и Чжао, и Цинь приходилось держать на фронте и снабжать многие сотни тысяч воинов. Однако положение циньцев было менее выгодным, поскольку им приходилось снабжать войска вдали от своей территории, а циньский ван сурово относился к полководцам, не сумевшим добиться победы.
    Из военного тупика княжество Цинь вышло путём искусных интриг и подкупа чжаоских чиновников. Правитель Цинь по совету своего первого министра Фань Суя заслал в Чжао агентов, которые при помощи подкупленных чиновников и распространения слухов сумели скомпрометировать Лянь По в глазах правителя Чжао, выставив его старым и трусливым, а то и изменником, готовым сдать Шандан врагу.[5] На подкуп людей в стане противника правитель Цинь не жалел средств: согласно Сыма Цяню на это были затрачены тысячи цзиней золота (цзинь эпохи Сражающихся царств составлял 596,886 г
    Интриги достигли своей цели, поскольку правитель Чжао и так был недоволен своим полководцем, не одержавшим в Шандане победу над армией Цинь. Не осознавая того, что сумев остановить наступление превосходящих сил противника, Лянь По уже одержал победу, Сяочен-ван отстранил его от поста главнокомандующего и назначил на его место амбициозного молодого генерала Чжао Ко (англ.), сына покойного полководца Чжао Шэ. Агенты Цинь восхваляли Чжао Ко как компетентного и энергичного командира, способного воодушевить войска и разгромить циньцев. Он действительно теоретически хорошо знал военное дело, но не имел практического опыта командования войском. По преданию, его отец перед смертью завещал своей жене не допускать, чтобы его сын когда-либо командовал войском. «Война — это смерть! — говорил Чжао Шэ. — А Чжао Ко говорит о ней легкомысленно. Надо стараться, чтобы вану (правителю княжества) никогда не пришло в голову назначить нашего сына полководцем, иначе он доведёт армию княжества до полного разгрома» (Сыма Цянь, «Жизнеописание Лянь По и Линь Сян-жу»).
    Вдова Чжао Шэ и государственный министр Линь Сянжу умоляли Сяочэн-вана отменить назначение Чжао Ко командующим, но чжаоский правитель отказал в этой просьбе. Единственное, что смогла добиться от правителя вдова Чжао Шэ, это обещания не наказывать род Чжао, если её сын потерпит поражение.
    В свою очередь княжество Цинь тайно заменило своего прежнего главнокомандующего Вана Хэ генералом Бай Ци. В отличие от кабинетного стратега Чжао Ко тот был выдающимся полководцем, многие годы весьма успешно командовавшим войсками и имевшим на своем счету множество блестящих побед и ни единого поражения. За свои выдающиеся военные заслуги Бай Ци был удостоен циньским ваном высокого звания «уань-цзюнь» (правитель, умиротворяющий оружием), что приблизительно соответствует современному званию фельдмаршала или даже генералиссимуса.
    Помимо репутации «гения войны», Бай Ци был печально известен тем, что сделал одним из главных методов войны истребление живой силы противника и безжалостно казнил всех захваченных им пленных. За это он получил прозвище «Жэньту», что буквально означает «мясник по человечине». Уже одно известие о появлении этого страшного человека на посту командующего циньским войском могло крайне насторожить чжаосцев. Поэтому в приказе по циньской армии было объявлено, что всякий, кто проболтается о назначении Бай Ци, будет казнён.

    0
  • Кюн
    30 октября  

    В битве при Чанпине циньский полководец Бай Ци успешно осуществил «Канны» — окружение и уничтожение целой армии противника — за 44 года до Ганнибала, причём в многократно большем масштабе. Новый главнокомандующий чжаосцев, прибыв в войска, численность которых он подкреплениями довёл до 400 тысяч человек, сразу же приказал перейти в наступление. В ответ циньские войска имитировали поспешное бегство от Чанпина на юг и преднамеренно отступили к своему укрепленному лагерю.

    Войско Чжао, уверенное в том, что противник терпит поражение, энергично преследовало его, но на выходе из ущелья внезапно для себя оказалось перед заранее построенными вражескими укреплениями, образовывавшими полукольцо. Попытка чжаосцев с ходу атаковать и прорвать циньские укрепления оказалась безуспешной и привела лишь к большим потерям среди чжаосцев: «укрепления были столь мощны, что чжаосцы не смогли их захватить» (Сыма Цянь, «Жизнеописание Бай Ци и Ван Цзяня»).

    На втором этапе сражения в тыл силам Чжао ударил оставленный в засаде 25-тысячный отряд циньских войск, а пятитысячная легкая конница Бай Ци ударила во фланг Чжао. После этого легкая пехота циньцев совершила вылазку из укрепленного лагеря и расстроила войско Чжао. Таким образом, армия Чжао была разбита, окружена и лишена продовольствия. Упоминавшийся выше 25-тысячный отряд отрезал чжаосскую армию от Чанпина, замкнув таким образом кольцо окружения. На равнине 25 тысяч циньских воинов не могли бы удерживать атаку 400 тысяч вражеских солдат, идущих на прорыв, но район сражения являлся горным, где имелось всего лишь несколько узких проходов.

    Пропустив всю армию Чжао в долину, циньский засадный отряд захватил все перевалы и немедленно возвел там сильные укрепления, оказавшиеся для чжаосцев неприступными, как с юга, со стороны окруженной армии, так и с севера, со стороны Чанпина, оставшемся в руках чжаосцев. Вылазка легкой пехоты из циньского лагеря на юге не имела иной цели, кроме как отвлечь внимание командования Чжао от перевалов на севере и дать таким образом засадному отряду достаточно времени на их захват и строительство укреплений. Таким образом, Бай Ци для достижения победы мастерски использовал все особенности местного горного ландшафта, заманив и заперев в ущелье всю армию Чжао.

    Тяжёлое положение чжаоского войска, лишённого продовольствия, усугублялось ещё и нехваткой в ущелье воды для такого огромного количества людей, которое там оказалось. А для того, чтобы выйти из окружения, на любом направлении чжаосцы должны были атаковать противника, засевшего в укреплениях, неся тяжелые потери. Впоследствии циньские части, блокирующие горные проходы на севере, были ещё более усилены. Узнав об окружении большой армии Чжао, циньский правитель Чжаосян-ван лично принял все меры к тому, чтобы исключить всякую возможность прорыва чжаоского войска из окружения. Он, прибыв в район Хэнэя (в современной Хэнани), пожаловал старейшинам по одному рангу знатности, мобилизовал всех мужчин старше 15 лет (обычно в циньскую армию брали с 17 лет) и направил их под Чанпин, чтобы усилить блокаду путей, по которому могла подойти помощь и провиант чжаосцам.

    Блокада оказалась эффективной, и войско Чжао не смогло вырваться из окружения. Вполне возможно, Чжао Ко со временем мог бы набраться опыта и стать прекрасным полководцем. Но, к его несчастью и несчастью всего Чжао, как раз времени у него и не оказалось, поскольку первым же его противником оказался беспощадный циньский гений войны Бай Ци. Новый главнокомандующий чжаоской армией не смог найти выхода из того сложного положения, в которое его поставил многоопытный враг. Вместо того, чтобы немедленно начать прорываться, Чжао Ко приказал строить укрепления, в надежде, что оставшиеся в Чанпине войска придут на помощь.

    Однако окружённые не получили никакой помощи извне. Несколько попыток прорвать блокаду изнутри были предприняты слишком поздно, когда силы окружённых чжаосцев уже истощились от голода, а кольцо окружающих циньцев, наоборот, было усилено. Все попытки окруженных атаковать вражеские укрепления, встречаемые градом стрел циньских лучников и арбалетчиков, провалились. В одной из таких отчаянных атак погиб лично участвовавший в атаке командующий Чжао Ко.

    Окруженная армия Чжао проявила большую стойкость, но после 46-дневного окружения, не получая никакого продовольствия, исчерпала все силы. Согласно Сыма Цяню, воины Чжао были доведены голодом до самой крайности, до людоедства — «они начали тайком поедать друг друга». Под угрозой неминуемой голодной смерти, утратив всякую надежду на спасение, армия Чжао решилась сдаться под обещание циньцев сохранить побеждённым жизнь. Победителем из решающего сражения вышло царство Цинь. Успех полководца Бай Ци был оглушительным: он заставил сдаться самое многочисленное войско, которым когда-либо обладало воинственное княжество Чжао.

    0
  • Кюн
    30 октября  

    Бай Ци, вопреки своему обещанию, приказал казнить всю разоружённую армию Чжао, заживо закопав всех пленных воинов в землю. Согласно «Историческим запискам» Сыма Цяня, под Чанпином было убито более четырёхсот тысяч солдат Чжао[8]. В живых циньцы оставили только 240 самых молодых чжаоских солдат, которых Бай Ци велел отпустить на родину. Это было сделано не из жалости к юным солдатам, а лишь для того, чтобы они вернулись домой и сообщили чжаосцам страшную весть о гибели всей молодёжи страны и тем самым навести леденящий ужас на все княжество Чжао.
    Эта цель им была достигнута: Сыма Цянь пишет, что после этого известия «чжаосцы были потрясены». Долина Синъюаньгу, где, как считается, произошло это побоище, впоследствии в народе называлась «Долиной убийств» — Шагу. Через 10 веков император Сюань-цзун династии Тан, потрясённый трагедией убитых при Чанпине военнопленных, повелел воздвигнуть храм, куда были помещены найденные там человеческие останки. Однако кости погибших там людей находят и доныне
    Последствия    
    Согласно летописям «Ши Цзи» Сыма Цяня, общие потери чжаосцев в ходе битвы при Чанпине, включая потери в боях и казненных циньцами пленных воинов, составили колоссальную цифру в 450 тысяч человек. Таким образом, битва при Чанпине для царства Чжао приобрела масштаб не только военной, но и государственной катастрофы, поскольку государство сразу же лишилось всего трудоспособного мужского населения, почти всей молодёжи. Правитель Сяочен-ван выполнил обещание, данное вдове Чжао Шэ и не стал наказывать род Чжао за гибель огромной армии по вине её сына. Но царство Чжао так и не смогло оправиться от сокрушительного удара, тем более оно через несколько лет подверглось агрессии царства Янь, пытавшегося оторвать кусок территории внезапно ослабевшего государства, а циньцы не прекращали своих нападений.
    Все попытки остальных царств Поднебесной остановить экспансию Цинь также были безуспешны; Цинь покорило весь Северный Китай и объединило его под своей властью, завершив таким образом период Сражающихся царств. С другой стороны, армия Цинь при Чанпине также понесла значительные потери, составившие по оценке древнекитайских историков, более половины от чжаоских. Вследствие этих потерь, а также военной помощи, оказанной чжаосцам царствами Вэй и Чу, царство Цинь не смогло взять осаждённый им в 258 г. до н. э. Ханьдань (столицу Чжао). Покорение царства Чжао состоялось в 228 г. до н. э.
    Память в народе
    Несмотря на то, что со времени трагедии при Чанпине прошло более 22 веков, жители бывших княжеств Чжао и Хань никогда не забывали о чудовищном злодеянии, совершенном по приказу Бай Ци. В области, где раньше был Шандан, есть традиционная еда «байци-дуфу», представляющая собой белый бобовый творог, порезанный на части. Это блюдо, название которого переводится как «мясо Бай Ци», символизирует глубокую ненависть местных жителей к Бай Ци вплоть до того, что они готовы порезать его на части и съесть. В этой области также есть храм в память Чжао Ко и его жены. В народе его почитают несмотря на то, что его армия была истреблена из-за того, что он умел воевать лишь на бумаге, поскольку он не сдался, а погиб в бою за свободу. В народе считают, что если бы Чжао Ко не был убит циньской стрелой, он не сдался бы, а заставил бы свою армию сражаться насмерть. Храм в его память назван «храмом князя Чжао». Хотя Чжао Ко не был князем, люди почитают его как князя

    0
  • Джек Начитанный Х
    31 октября  

    "П изди, не п изди" читал? Хрюо?

    0
  • Одно и тоже
    31 октября  

    И пшёл бы ты на х хрюо, что с тобой, что без тебя ты боот. Андестаенд? Возможно якт ру тебе платит, но тЫ уже не интересен. Так же и саксак ауфидерзейн. Одно и тоже...

    0
    • Могул
      Могул
      Ветеран
      31 октября  

      Одно и тоже, Что, Крио спрятал лицо?! Вернись и реанимируй свой топ о краснокожих! Що, боишься?!

      0
      • Антидомпинговый Комитет
        31 октября  

        Могул, хрюо это гавно ни с чем не перепутаешь. Крио это ты, это не вопрос, это утверждение.

        0
Ответ на тему: Сражающиеся царства. Сахи и тунго в эпоху Чжунго.
Введите код с картинки*:  Кликните на картинку, чтобы обновить код
grinning face grinning face with smiling eyes face with tears of joy smiling face with open mouth smiling face with open mouth and smiling eyes smiling face with open mouth and cold sweat smiling face with open mouth and tightly-closed eyes smiling face with halo smiling face with horns winking face smiling face with smiling eyes face savouring delicious food relieved face smiling face with heart-shaped eyes smiling face with sunglasses smirking face neutral face expressionless face unamused face face with cold sweat pensive face confused face confounded face kissing face face throwing a kiss kissing face with smiling eyes kissing face with closed eyes face with stuck-out tongue face with stuck-out tongue and winking eye face with stuck-out tongue and tightly-closed eyes disappointed face angry face pouting face crying face persevering face face with look of triumph disappointed but relieved face frowning face with open mouth anguished face fearful face weary face sleepy face tired face grimacing face loudly crying face face with open mouth face with open mouth and cold sweat face screaming in fear astonished face flushed face sleeping face dizzy face face without mouth face with medical mask face with no good gesture face with ok gesture person bowing deeply person with folded hands raised fist raised hand victory hand white up pointing index fisted hand sign waving hand sign ok hand sign thumbs up sign thumbs down sign clapping hands sign open hands sign flexed biceps
  
Обратная связь
Предложения и замечания