Виктор Агеев был феноменальный боксер?
харизма  -    6770
Боксер уровня Сергея Самойлова говорят
Игровик или темповик
Боец с смертельным нокаутирующим ударом как
Вячеслав Лемешев или Анатолий Филиппов
Открытая стойка, феноменальная скорость
и реакция как у Исраэля Ахопкохяна или
Гоши Балакшина
Ответов 26 Написать ответ
  • билгэhит
    4 ноября 2012  

    Может я ощибаюсь

    В конце 70-х в Москве встретил совершенно спившегося человека,который говорил что он знаменитый боксер Агеев. По внешнему виду похожий на боксера.

    0
    • ок
      5 ноября 2012  

      Он был тренером, в последнее время кажется председатель федерации

      профессионального бокса в России.
      В молодости 2 раза выигрывал Европу, должен был ехать на Олимпиаду в Мехико, но попал в тюрьму за драку в ресторане. Отличался бесшабашным, разгульным характером, о его приключениях ходили легенды в Москве.

      0
  • Tунгус
    5 ноября 2012  

    Агеев

    один из самых одаренных боксеров Союза, но из-за любви к спиртному и скандалам свой талант не реализовал. Он должен был участвовать на Олимпиаде в Мехико 1968 г. в весовой категории 71 кг. Он бы без проблем выиграл бы олимпиаду, так как значительно уступавший ему Борис Лагутин эту Олимпиаду взял легко, в одни ворота выиграв в финале у кубинца Гарбея. Перед Олимпиадой Агеев вместе с бурятским боксеров Борисом Зариктуевым, который тоже был кандидатом в олимпийскую сборную в весовой категории 51 кг., будучи пьяными устроили драку в ресторане, но оба были побиты борцом Петром Наниевым, выступавшим в весовой категории 78 кг, у которого кстати в свое время выигрывали наши Петр Попов и Эдуард Гегеев

    0
    • 11111111
      5 ноября 2012  

      Тунгус тоже Баир

      Какие то факты приводит как будто сам свидетелем был,за такие сказки в других форумах не только бан получишь,короче якуты все Баиры,все сказочники,какие то смешные..

      0
      • Мин
        6 ноября 2012  

        В каком то подростковом фильме 80-е тренера сыграл

        Монументальный мужик

        0
        • ок
          2 января 2013  

          Опальный, но непобеждённый! (Виктор Агеев)

          Знаменитый советский боксёр Виктор Агеев своими выступлениями на ринге заслужил право войти в историю бокса и занять достойное место среди выдающихся отечественных спортсменов. Одни его регалии чего стоят! Он заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР. Двукратный чемпион Европы по боксу в среднем весе (1965 и 1967 г.), четырехкратный чемпион СССР (1963, 1965, 1966 и 1967 г.). Президент Федерации профессионального бокса России, президент боксерского клуба Виктора Агеева, 1-й вице-президент Паназиатской боксерской ассоциации (РАВА), член исполкома Всемирной Боксерской Ассоциации (WBA). Но судьба этого человека складывалась совсем непросто.

          Виктор Агеев родился 7 июля 1941 года в Москве. В детстве он не отличался примерным поведением, более того, был грозой московских дворов. Но в 13 лет он увлёкся боксом под руководством тренера Вадима Фроловича Конькова. Именно Коньков привил юному спортсмену поразившую абсолютно всех невероятную манеру ведения боя, невиданную до сих пор открытую стойку с опущенными, не прикрывавшими голову руками.

          Отчасти благодаря этому Агеев стал сначала чемпионом Москвы, а затем и Союза. Кроме того, он сделался кумиром не только знатоков спорта, но и всей передовой интеллигенции. Некоторые считают, что Агеев стал прототипом героя знаменитой «Песни о сентиментальном боксере» В.Высоцкого. В 1960 году началась уникальная беспроигрышная серия международных встреч Агеева из тридцати четырех боев. В 1965 и 1967 гг. он завоевывает титул чемпиона Европы, а в 1963, 1965, 1966 и 1967 гг. — чемпиона СССР.

          Но спортивная карьера Агеева неожиданно для всех его многочисленных поклонников оборвалась в 1968 году, когда он, как ни парадоксально это звучит, попал в заключение из-за драки в ресторане «Метрополь». Здесь необходимо сделать следующие пояснения политического характера. Эпоха Хрущёва, которая повсюду позиционировалась как демократическая, на самом деле отличалась борьбой против непохожести, независимости, оригинальности. В спорте первой жертвой такой кампании стал выдающийся советский спортсмен Эдуард Стрельцов. Его обвинили в злоупотреблении своими успехами, которое, по мнению советских властей, выразилось в чрезмерной «звёздности». Виктор Агеев стал второй «зарвавшейся звездой». Так что спровоцированная драка стала всего лишь поводом. Проблема усугубилась ещё и тем, что потерпевший оказался милицейским капитаном, заработавшим от мощных кулаков Агеева сломанный нос и сотрясение мозга. Агеева посадили в СИЗО. Во второй раз он попал в следственный изолятор опять-таки из ресторана и также за драку. Далее печальный финал - суд и лагерь. Причём пребывание в лагере могло не раз закончиться для Агеева трагически: его пытались забить монтировками, потом чуть не раздавили в переполненном «воронке». Однажды он практически замерз. Не правда ли, странное и шокирующее обращение с прославленным советским боксёром?

          После выхода на волю Виктор Агеев решил твёрдо изменить свою жизнь, став тренером. Его тренерские способности были очевидны, но весной 75-го, в разгар застоя, прежде чем стать тренером, нужно было получить московскую прописку, что человеку с тюремным прошлым сделать было практически невозможно. Помог небезызвестный Иосиф Кобзон, который в ту пору тоже занимался боксом.

          Агеев-тренер породил о себе не меньше легенд, чем Агеев-боксер. Он отличался философским подходом к делу. В числе его воспитанников такие знаменитые люди, как Рыбаков и Лимасов, Соломин и Галкин, победитель знаменитого кубинца Эрреры легковес Анатолий Петров и первый чемпион России среди профессионалов Виктор Егоров, Николай Токарев, Сергей Кобзев, Виктор Карпухин. Такому послужному списку подопечных позавидовал бы любой наставник. Но принимал Агеев не всех, отбирая людей по определенным критериям. Складывалось ощущение, что он обращал внимание на состояние духа гораздо больше, чем на спортивные задатки. Правильный и вполне понятный подход!

          Воспитанники до сих пор вспоминают об оригинальных педагогических и тренерских приемах Агеева. Как-то на сборах, когда спортсменам хотелось расслабиться, Виктор Агеев самолично налил им шампанского. А когда ученики выпили, начал нещадно их колотить. Это была своего рода проверка на прочность, некое искушение. Должны были отказаться от спиртного, по его мнению!

          Тренерская судьба оказалась нелегкой. Нелепый проигрыш Рыбакова в полуфинале московской Олимпиады похоронил мечту Виктора Агеева об олимпийском золоте. Следующие игры, которые проходили в Лос-Анджелесе, советское руководство вообще решило бойкотировать. Агеева лишили его главного стимула в работе.

          Честолюбие подталкивало воплотить олимпийские грезы хотя бы в учениках. Но и этому не суждено было свершиться. Крутые перемены, обрушившиеся на страну в конце 80-х, подвигли Виктора Петровича на новые, поворотные для своей судьбы решения. Не желая больше мириться с полунищенским существованием, которое влачили большинство его коллег-тренеров, он решил посвятить себя развитию профессионального бокса.

          Он был избран президентом Федерации профессионального бокса России. Всемирная боксерская ассоциация (WBA) сделала В.Агеева членом своего исполкома.

          http://ivsporte.ru/page_370.html

          1
  • вк
    14 сентября 2013  

    Это не совсем так

    Цитата:
    Он бы без проблем выиграл бы олимпиаду, так как значительно уступавший ему Борис Лагутин эту Олимпиаду взял легко, в одни ворота выиграв в финале у кубинца Гарбея.

    В 1962 году Агеев был 3 на чемпионате СССР в весе 67 кг, проиграв в полуфинале Ричардасу Тамулису, который стал чемпионом.
    В 1963 Агеев стал чемпионом СССР в 67 кг.
    В 1964 Агеев перешел в 71 кг, и в чемпионате СССР в полуфинале проиграл Б.Лагутину в тяжелейшем бою. Лагутин поехал на Олимпиаду в Токио и стал чемпионом.
    В 1965-1966-1967 гг. Виктор Агеев чемпион СССР в 71 кг, чемпион Европы 1965 и 1967 гг.
    В эти годы Лагутин уже мало тренировался, занимаясь учебой на биологическом факультете МГУ и пр. На чемпионате СССР 1965 он в предварительном бою неожиданно проиграл малоизвестному боксеру Юрию Мавряшину. Причем сперва объявили победу Лагутина, но потом отменили это решение и сделали победителем Мавряшина. На чемпионате СССР 1966 Лагутин не участвовал. В 1967 году на чемпионате СССР он в первом же бою встретился с Агеевым и проиграл. Затем был бой Агеев - Лагутин на отборочном турнире перед чемпионатом Европы. Снова победил Агеев, хотя бой был довольно равный и многие были недовольны решением судей.
    Затем они снова встретились в полуфинале предолимпийского чемпионата СССР 1968 года. Победил Лагутин и стал чемпионом СССР.
    Но все равно тренеры хотели взять на Олимпиаду в Мехико Агеева, считая Лагутина уже старым. Но Агеев попал в тюрьму... На Олимпиаду поехал Лагутин и стал 2-кратным олимпийским чемпионом.
    Так что счет личных встреч Агеев - Лагутин 2:2.

    На ютубе есть видео боя в отборочном турнире перед чемпионатом Европы Агеев - Лагутин:
    http://www.youtube.com/watch?v=DBS0PBzS8bI

    0
    • Мдп
      14 сентября 2013  

      Хук справа

      В сегодняшней России так называемая «желтая пресса» частенько «наезжает» на некоторых распоясавшихся знаменитостей, пытаясь сбить с них «звездную» спесь. Но это практически не имеет никакого эффекта: с нынешних звезд любые обвинения в аморальности стекают, как с гуся вода. Более того, «звезды» даже обижаются на прессу и пишут коллективные письма… самому президенту страны с тем, чтобы тот защитил их от «наездов» папарацци. В СССР все было совершенно иначе. Там любая газетная статья, в которой «звезде» бросалось обвинение в аморальности, могла привести к самым серьезным последствиям: либо к наказанию «звезды», либо вообще к закату ее карьеры. Вот лишь один из подобных примеров.
      Виктор Агеев был одним из самых популярных боксеров Советского Союза. Отметим, что в спорт этот человек пришел вопреки обстоятельствам. В семь лет он получил тяжелую травму – катался на перилах, сорвался и упал с седьмого этажа на шестой. Десять дней провалялся в больнице с сильнейшим сотрясением мозга. После выписки врачи прописали два года покоя. А он записался в боксерскую секцию. Его первым тренером стал Владимир Коньков. Под его руководством Агеев стал чемпионом Москвы, а затем взял и первое «золото» Союза.
      В 1960 году началась уникальная беспроигрышная – из 34 боев – серия международных встреч Агеева, во время которой он стал дважды чемпионом Европы и даже удостоился личной аудиенции у папы римского. Правда, повел себя там Агеев идеологически неправильно. На вопрос одного из западных журналистов, чем он занимается в свободное время, Агеев брякнул: «Ворую». По приезде на родину его вызвали в Спорткомитет СССР и хорошенько пропесочили. Однако изменить себя Агеев не мог и продолжал жить так, как ему нравилось, не ограничивая себя ни в словах, ни в поступках. Что, собственно, и привело к преждевременному закату его спортивной карьеры.
      В середине июля 1968 года Агеев участвовал в очередном чемпионате СССР, проходившем в Ленинакане. Однако никаких лавров он ему не принес: в полуфинале он встречался со своим извечным противником Борисом Лагутиным и проиграл ему по очкам. Зато друг Агеева тяжеловес Александр Васюшкин стал чемпионом, выиграв бой у И. Чепулиса. Как писал 18 июля «Советский спорт»: «При вспышках надвигающейся грозы проходил бой тяжеловесов А. Васюшкина и И. Чепулиса. Удары, раздававшиеся на ринге, были под стать раскатам грома. Но красоты в этом бою не было. Васюшкин стал чемпионом страны, но, право же, молодому спортсмену следует подумать о своем дальнейшем спортивном пути. Пока что его тактика весьма примитивна, и берет он в основном за счет молодости и упорства».
      Однако этот совет Васюшкин проигнорировал и буквально несколько дней спустя (с момента публикации не прошло и двух недель) угодил в криминальную историю. И тот его «бой» выглядел уже не то чтобы некрасиво, а просто отвратительно. А соучастником молодого чемпиона оказался его старший коллега Виктор Агеев, который вскоре собирался участвовать в летних Олимпийских играх. Именно эта нелицеприятная история стала поводом к выходу 1 августа 1968 года в том же «Советском спорте» статьи Виктора Васильева «Ночной раунд».
      Происшествие случилось 28 июля. В тот вечер Агеев и Васюшкин коротали время в популярном столичном кафе «Лира», находившемся на Пушкинской площади (теперь на месте этого кафе стоит не менее популярное заведение «Макдоналдс»). Как пишет Васильев, Агеев вел себя развязно, наподобие распоясавшегося барина. Например, он брал со стола рюмку, отводил руку в сторону и разжимал пальцы. Рюмка падала вниз и разбивалась, что доставляло боксеру и его приятелям уйму веселья. Не меньше радости им доставляли и действия официантки, которая после каждого падения, вооружившись веником и совком, споро убирала осколки. Денег с Агеева она не просила, поскольку тот… заранее оплатил свой кураж (им было уплачено в кассу 5 рублей).
      Эскапады боксера с посудой продолжались в течение нескольких минут, пока ему не сделали замечание. Смельчаком оказался кто-то из посетителей «Лиры» с соседнего столика (в тот вечер там сидели инженеры Юрий, Владимир и Александр и жены первых двух – Галина и Лидия). Вот кто-то из этих мужчин и попросил Агеева успокоиться. Он просьбе внял, но того, кто его осадил, запомнил. И, едва вся компания с соседнего столика покинула заведение, бросился им вдогонку. Следом отправились и друзья Агеева числом около семи человек.
      Инженеров настигли на улице, прямо напротив входа в кафе. Агеев стал охаживать своего обидчика пудовыми кулаками, а его дружки оттеснили приятелей инженера в сторону, чтобы те не мешали «честному» мордобою. Но друзья, видя, что их товарищ явно проигрывает поединок (что не удивительно, поскольку Агеев на тот момент считался одним из лучших боксеров не только в Советском Союзе, но и в Европе), бросились его выручать. Так, Юрий обратился к Васюшкину: «Ты ведь сильнее всех, уйми их». Васюшкин унял… но не своего друга, а самого Юрия, отправив его мощным хуком справа в нокаут.
      Драка длилась в течение нескольких минут. Этого времени вполне хватило, чтобы кто-то из администрации «Лиры» вызвал по телефону милицию. Та прибыла оперативно, благо 108-е отделение милиции находится в нескольких десятках метров от кафе. Надо отдать должное Васюшкину: когда вдали замаячила милиция, он в отличие от своих друзей не бросился бежать, а добровольно сдался стражам порядка, видимо, уверенный, что ему вряд ли что инкриминируют. Но он ошибся. В отделении на него завели дело по факту хулиганства с рукоприкладством. В качестве свидетелей выступили инженеры Владимир и Александр, которые назвали и главного виновника случившегося – Виктора Агеева, которого они, как спортивные телеманы, хорошо знали в лицо. Что касается их товарища – Юрия – то его доставили в Первую Градскую больницу, где врачи наложили ему на лицо порядка десяти швов.
      Как пишет Васильев, история на этом не закончилась. Агеев, сумевший избежать попадания в милицию, далеко убегать не стал, а спустя какое-то время пришел к отделению. И, когда оттуда вышли Владимир и Александр, пригрозил им: дескать, мы еще с вами посчитаемся. Потом он всю ночь звонил Александру домой (каким образом боксер узнал номер домашнего телефона инженера, в статье не объясняется) и продолжал угрожать ему уже в более грубых формах. По этому поводу в статье приводились слова заместителя начальника 108-го отделения милиции майора Данилина: «Так мы Агеева уже три раза задерживали за пьяные драки. Надоел он нам. Он ведь в „Лире“ завсегдатай. Разложившийся человек».
      Как пишет Васильев, за те драки Агеева уже «песочили» в Федерации бокса СССР и даже условно снимали с него звание заслуженного мастера спорта СССР. Но после того, как он дал слово исправиться, звание ему опять вернули. Однако июль 68-го переполнил чашу терпения спортивного руководства. Как пишет В. Васильев:
      «Не удивительно, что в нем подспудно жила непоколебимая уверенность: медаль все спишет! Агеев знал: до тех пор, пока он сильнейший в своей весовой категории, ему можно устраивать купеческие выходки в „Лире“.
      Говорят, Агееву не хватает характера, его погубили дружки. Возможно, хотя разве не он сам выбирает себе «дружков»? Но если говорить по большому счету, то надо прямо признать, что падение Агеева началось в тот день, когда он уверовал, что ему все дозволено, все простится. Именно эта роковая уверенность позволяла ему куражиться, пьянствовать, хулиганить.
      Агеев предал своих товарищей, предал бокс, опустив его с высоты красивого, мужественного спорта до уличного побоища. Предал он, конечно, и своих многочисленных почитателей, которые верили в него, восхищаясь его стилем, выглядевшим таким тонким и эстетичным, верили – и оказались жестоко обманутыми.
      Разве это не очевидная истина, что выдача индульгенций знаменитостям безнравственна, противоречит нашему мировоззрению и, в конечном итоге, развращает спортсменов?..»
      31 июля на свое внеочередное заседание собралось Бюро ЦС союза спортивных обществ и организаций СССР, где на повестке дня был один вопрос: о безобразном поведении боксеров Виктора Агеева и Александра Васюшкина. Дебатов практически не было, поскольку всем все было ясно. Единогласно было принято постановление: В. Агеева дисквалифицировать и лишить звания «мастер спорта СССР». Исключить из олимпийской сборной СССР и лишить звания «мастер спорта СССР» А. Васюшкина. Тренера Ю. Родоняка вывести из состава тренеров олимпийской сборной команды СССР. Объявить выговор старшему тренеру сборной страны В. Огуренкову.
      Много лет спустя, уже в 90-е годы, Агеев несколько иначе опишет тот инцидент у кафе «Лира». Вот его слова:
      «Сидели вечером в кафе „Лира“. Отдыхали, выпивали. Вокруг народ ухоженный – место по тем временам считалось приличным. А у нас с другом Васюшкиным вид был довольно простой. И некоторым товарищам не понравился. Они сделали Васюшкину замечание, и он решил тут же с товарищем разобраться. На улице, за углом. Не мог же я одного его бросить. Тоже пришлось руками помахать. Да только противники, как назло, работниками МИДа оказались – тут же вызвали милицию. Поймали только Васюшкина, меня догнать не смогли… А толку-то? На следующий день все равно отправился его выручать. Как офицера (Агеев служил в ЦСКА. – Ф. Р.) меня тут же в комендатуру вызывают. Выясняется, что у людей тяжелые травмы и вряд ли они захотят забрать заявления. Стал я ездить по всем пострадавшим в надежде хоть с кем-то поговорить, но народ после драки перепугался. Дверь никто не открывает… В общем, улетел я на сбор, а меня через несколько дней оттуда и отозвали…»
      Этот скандал фактически поставил крест на спортивной судьбе и Агеева, и Васюшкина. Но больнее всего он ударил по первому. Как итог: спустя почти три года Агеев оказался замешан еще в одном криминальном инциденте, который не позволил ему попасть еще на одну Олимпиаду – в Мехико. На этот раз Агеев умудрился избить… милиционера. Поскольку про этот случай советские газеты ничего не сообщали, опишу его со слов самого Агеева. Цитирую:
      «Я в ресторане „Метрополя“ сигареты забыл и хотел вернуться. А в то время в подобные заведения попасть было трудно, пускали не всех. Милиционер увидел, что я сквозь народ ко входу протискиваюсь, вот и решил, что без очереди лезу. И сколько я ему ни втолковывал, в чем дело, он продолжал докапываться… Ну и довел… Я ответил… Тяжелый случай. У него – переломы, сотрясения…»
      Во время отсидки Агеев умудрился заработать еще один срок. И опять – по-глупому. Он тогда трудился на Новолипецком тракторном заводе, когда из Москвы пришло сообщение, что у него умер отец. Однако руководство колонии отпускать Агеева на похороны не захотело. Тогда он уехал самовольно. Потом лег в больницу, чтобы симулировать сотрясение мозга – чтобы снова в тюрьму не попасть. Но следователем, как назло, оказался бывший борец-неудачник. И он раскрутил это дело на всю катушку. Как итог: Агееву дали еще один срок. Он освободился весной 1975 года, но в Москву вернуться не мог – столичную прописку у него аннулировали. Но ему помог Иосиф Кобзон, который и прописку ему восстановил, и на работу устроил – детским тренером.
      В наши дни В. Агеев стал президентом Федерации профессионального бокса России. А Всемирная боксерская ассоциация (WBA) сделала его членом своего исполкома.

      0
      • вк
        14 сентября 2013  

        Это из книги Ф.Раззакова

        Цитата:
        Как итог: спустя почти три года Агеев оказался замешан еще в одном криминальном инциденте, который не позволил ему попасть еще на одну Олимпиаду – в Мехико.

        Тут у Раззакова или ошибка или опечатка. Олимпиада 1968, о которой он писал в начале статьи как раз и была в Мехико. Так что случай этот произошел не "спустя почти три года", а в том же 1968 году. Агеев попал в тюрьму в 1968.

        0
        • 369
          15 сентября 2013  

          Борис Лагутин был лучше.

          0
          • вк
            15 сентября 2013  

            Виктор Агеев про Бориса Лагутина

            Цитата:
            Кстати, Лагутин и до сих пор остается одним из двух-трех его любимых отечественных боксеров. Агеев, правда, оговаривается, что ранний, склонный к фантазиям Лагутин нравился ему больше, чем поздний "академик".

            Агеев говорил, что "Боря в славе был очень уж искушенным бойцом, все изучившим "от" и "до". Челночно двигался: шаг вперед, шаг назад, логикой подавлял... Подчинил себя, словом, рациональному началу. В смысле профессии он был тысячу раз прав. Академическая манера и потребовала от него серьезности в тренировках. В плохой форме боксер такой манеры может и перворазряднику проиграть. Но Лагутин в плохой форме практически не бывал — и редко проигрывал".

            «У него,— вспоминал он,— был весьма своеобразный стиль. Приноровиться к нему было очень не просто из-за неподражаемого «тягучего» удара правой. Вдобавок он умудрялся менять направление удара в момент его нанесения. Добавьте сюда универсальность Лагутина, которая выражалась в его умении менять темп боя по желанию, разнообразный атакующий арсенал, и вы поймете, как тяжело было ему противостоять. При этом Борис отличался удивительной человечностью. Помню случай, когда я, заболев на сборе в Баковке, не мог отправиться на турнир вместе с командой. Перед отъездом ко мне зашел Лагутин и, чтобы я не скучал, оставил радиоприемник. Таким же бескорыстным человеком, совершенно не думающим о личной выгоде, он остается до сегодняшнего дня, и я счастлив, что такая яркая спортивная звезда освещает именно боксерский ринг!»

            0
            • 369
              15 сентября 2013  

              академик бокса Лагутин 2-х кратный олимпийский чемпион

              0
              • 369
                15 сентября 2013  

                2-х кратных олимпийских чемпионов по боксу в россии всего три человека.Лагутин,Саитов и Тимченко

                0
  • оро
    15 сентября 2013  

    владдимир прокопьев из нюрбы дважды бил высоцского

    0
  • лебзяк
    15 сентября 2013  

    рыбак

    Уже Высоцкого?
    Высоцкий же детина был двухметрового
    роста, десять земляков не справились бы.
    Скорее Витю Рыбакова обижал...

    0
  • ТРИСТАН1
    15 июня 2017  

    БОКСЕР, А ПЬЮЩИЙ . ДИСЦИПЛИНЫ НЕБЫЛО. САМ СЕБЯ ПОДВЕЛ , ДА И СТРАНУ(СССР) , КОМАНДУ, ТРЕНЕРА. САМ СЕБЯ НАКАЗАЛ.

    0
  • Харача
    20 июня 2017  

    Агеев был настоящий русский,бесшабашный,драчливый но добрый...в глубине души.

    0
    • ми
      26 июня 2017  

      Ага, добрый... обычных людей, инженеров, бил... над официантами издевался...

      Вот Валерий Попенченко, олимпийский чемпион 1964, обладатель Кубка Вэла Баркера, был действительно добрый.
      Описывал в своей книге случай, когда на них с приятелем, двух чемпионов СССР, наехали на улице ху.лиганы. Они сперва начали отмахиваться, а потом просто убежали: "Ну их на фиг, еще покалечим" :)

      0
      • укт
        20 августа  

        Странная смерть Попенченко

        Цитата:
        Из интервью с режиссером спортивных трансляций Эрнестом СЕРЕБРЕННИКОВЫМ:

        – Вот был у меня друг – Валера Попенченко. На Олимпиаде в Токио стал чемпионом и получил Кубок Вэла Баркера. Гениальный боксер.

        – В чем?

        – Комментирую вместе с Геннадием Шатковым, который сам боксер классный. Правда, проиграл Кассиусу Клею. На ринге Попенченко. Шатков недоумевает: "Так нельзя держать руки! Они внизу!"

        – Это даже мы знаем.

        – А Валера действительно руки держал внизу. Потому что реакция была запредельная, всегда успевал поднять. Общий знакомый мне рассказывал: Попенченко – единственный человек на его памяти, которому не надо было с утра продирать глаза. Он вскакивал, перевозбужденный! Изумительно талантливый человек. Думаю, в любой области был бы великим. Мама жила в Москве – а он в Ташкенте закончил с золотой медалью суворовское училище. В биографии сотни интересных штрихов – от диссертации по регенерации до женитьбы на женщине старше, кандидате химических наук. Потом развелся.

        – Несколько раз ходил слух – Попенченко убили.

        – Дважды такое распускалось – будто убили в драке. Мне звонил: "Эрик, ты слышал?" – "Слышал. Не бери в голову…" – "Так маме названивают. Пригласи меня к себе в передачу, а?" Он приходил и рассказывал, что жив-здоров. Больше для мамы, чем для кого-то. Я все допытывался: может, действительно где-то подрался? Валера отвечал: "Что ты, никогда!"

        Помню, в 1964-м делали передачу накануне Олимпиады. Вот-вот ему уезжать. Рядом с редакцией Кировский проспект, выходим на него. Попенченко говорит: "Зайдем в кафе, выпьем по бокалу?" А он был совершенно непьющий.

        – Шампанского?

        – Там могли смешать – 50 коньяка и 150 шампанского. Для кого-то жуткое сочетание, а для нас – благодать! Валера поднимает бокал, говорит, слегка картавя: "Эрик, я выиграю Олимпийские игры… И брошу этот бокс к чертовой матери!"

        – Бросил?

        – Вскоре после Токио. У Попенченко можно было учиться дружбе. Приезжает из Москвы, протягивает ключи: "Эрик, у меня теперь отдельная квартира. Почти всегда пустая. Можешь останавливаться, не предупреждая…" Да кончай, отвечаю. У меня в Москве родственники, есть, где переночевать. Вы представляете? Отдает ключи от своей квартиры!

        – Поразительный человек.

        – Был у Попенченко секрет, который скрывал, как мог. Время от времени падал в обморок. От перевозбуждения. Многие знакомые считали, что Попенченко убили.

        – Он же упал в лестничный пролет Бауманского института.

        – Да. Говорили – сбросили. Но вот Жора Саркисьянц, тоже человек бокса, не сомневался, что Валера летел с лестницы уже в отключке. У него была привычка – садиться на перила. В этот момент, возможно, потерял сознание.

        https://www.sport-express.ru/fridays/reviews/ernest-serebrennikov-podpisal-sadyrinu-knizhku-za-spasenie-utopayuschih-1446565/

        0
  • хех
    16 апреля  

    Он играль роль тренера в нашумевшем фильме " Плюмбум или опасная игра" в 1986-м года

    0
  • aaanam
    17 апреля  

    Единоборствами занимаются сильные духом и характером люди и на вершину поднимаются сильнейшие из них. Как и в жизни не все выдерживают «бремя славы», не проходят испытания «медными трубами». Человек-хозяин своей судьбы. Вызывают не меньшее уважения и «упавшие», которые смогли подняться.

    0
  • Билэр
    20 августа  

    дебошир и хулиган

    0
Ответ на тему: Виктор Агеев был феноменальный боксер?
Введите код с картинки*:  Кликните на картинку, чтобы обновить код
grinning face grinning face with smiling eyes face with tears of joy smiling face with open mouth smiling face with open mouth and smiling eyes smiling face with open mouth and cold sweat smiling face with open mouth and tightly-closed eyes smiling face with halo smiling face with horns winking face smiling face with smiling eyes face savouring delicious food relieved face smiling face with heart-shaped eyes smiling face with sunglasses smirking face neutral face expressionless face unamused face face with cold sweat pensive face confused face confounded face kissing face face throwing a kiss kissing face with smiling eyes kissing face with closed eyes face with stuck-out tongue face with stuck-out tongue and winking eye face with stuck-out tongue and tightly-closed eyes disappointed face angry face pouting face crying face persevering face face with look of triumph disappointed but relieved face frowning face with open mouth anguished face fearful face weary face sleepy face tired face grimacing face loudly crying face face with open mouth face with open mouth and cold sweat face screaming in fear astonished face flushed face sleeping face dizzy face face without mouth face with medical mask face with no good gesture face with ok gesture person bowing deeply person with folded hands raised fist raised hand victory hand white up pointing index fisted hand sign waving hand sign ok hand sign thumbs up sign thumbs down sign clapping hands sign open hands sign flexed biceps
  
Предложения и замечания