4 года на форуме 1000 просмотров Все
Награды
4 года на форуме
4 года на форуме
1000 просмотров
1000 просмотров
Кто же такой Симеон Бекбулатович?
  1880
"КАК РУСЬ СТАЛА ЦАРСКОЮ
...Даже представить трудно. Был захолустный городиш
ко Москов и скудные землицы, лежащие рядом, подчиня
лись они ордынскому хану, ему платил дань правитель «всея
Руси», у него брал ярлык на правление, и вдруг в XVI ве
ке – царь. На ровномто месте! О том важнейшем событии
почти ничего не известно, оно во мраке российской исто
рии... Судите сами.
5 января 1616 года в Москве умер дряхлый, всеми забы
тый старик в одежде простого монаха. Был тот старик пер
вым русским царем. Похоронили его не в царской усыпаль
нице Кремля, а в старом Симоновом монастыре, скромно и
просто. На отшибе. Безо всякой помпезности. На погре
бальном камне остались такие слова: «Лета 7124 году генва
ря в 5 день преставися раб Божий царь Симеон Бекбулато
вич во иноцех схимник Стефан».
Стараниями московских властей память о царе Симеоне
канула быстро, не отпечатав следа. Ушел, и о нем забыли.
Монастырь потом упразднили, сейчас нет и могилы, на ме
сте Симонова монастыря заводские постройки и Дворец
культуры ЗИЛ. Другая жизнь, размеренная другой меркой,
течет там. Ничто не напоминает о былом.
А канула в небытие личность прегромкая, которая побы
вала и Касимовским ханом Саин Булатом, и русским царем
Симеоном, и монахом по имени Стефан. Трижды менял он
имя! Пережил шесть царей и всю свою семью, включая де
тей! Пожалуй, то был единственный на Руси человек, кото
рого, как святого, щадили, боясь.
Его держали словно заклад перед Господом, но каждый
новый царь упрятывал подальше от Москвы, пока тот не до
шел до Соловецкого монастыря! Кремль не мог принять его.
И убить не мог. Иван Грозный со своими опричниками убо
ялся взять грех на душу. Другие грехи он брал с легкостью,
а этот – нет. Почему?
Судьба, полная парадоксов, выдалась покойнику. Кем
был он на самом деле? Достоверного сохранилось ничтож
но мало: одни считали Саин Булата «астраханским цареви
чем», другие – «татарским царевичем», прямым наследни
ком престола в Золотой Орде, которого переманили русские
в Москву. Для одних он мусульманинмученик, для других –
примерный христианин, хотя на деле не был (не мог быть!)
ни тем и ни другим.
Тишайший человек. Всю жизнь он страдал за то, что ро
дился в царской семье и с младых ногтей носил титул «ца
ревич», – это было большим несчастьем на Руси, где не зна
ли царей. Настоящим горем.
Однако судьба его не покажется странной, если прочи
тать ее тайные символы."
Ответов 18 Написать ответ
  • Чингиз
    17 октября 2011  

    Хотелось бы узнать про тайные символы.

    Саин Булат - Симеон Бекбулатович, потомок Чингиис-хаана, родственник Ивана Грозного по обоим линиям, т.е. по матери Елины Глинской и через жену свою из рода Мстиславовичей, которые были потомками Палеолог. Очень близкие родственники.

    Вот и думайте какую он угрозу представлял для противников рюриковичей. Борис Годунов, потом и Лжедмитрий отнюдь не хотели видеть его близко к трону. Потому у него такая судьба. Судьба детей Симеона вроде неизвестна. Не думаю, что Романовы, Годунов их пощадили.

    0
    • Чингиз
      17 октября 2011  

      Вот на рыл http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/112886/%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BE%D0%BD

      Симеон Бекбулатович

      Симеон Бекбулатович

      (до крещения Саин-Булат Бекбулатович) — татарский царевич. Жизнь С. представляет редкое сочетание случайностей. Это один из тех случайных людей, которые, занимая временами выдающееся политическое положение, ничего прочного не оставляли по себе ни в политической, ни в общественной жизни государства. Особенный интерес имеет лишь личная судьба С.: в продолжение своей долгой жизни он возвышался от роли служилого человека до положения великого князя всея Руси. Жизнь С. распадается на ряд отдельных, иногда очень драматических моментов: Саин-Булат — хан касимовский, Симеон Бекбулатович — царь всея Руси, С. Б. — великий князь тверской, С. Б. — слепой узник.

      Скрытый текст
      По происхождению своему Саин-Булат был прямым потомком ханов Золотой Орды: царевич Бекбулат, отец его, приходился внуком Ахмату, хану Золотой Орды. При московском дворе царевич Бекбулат появился в конце 50-х годов XVI столетия: в 1558 г. Грозный пригласил его к себе на службу. Кратковременной своей службой (в 1566 г. его уже не было в живых) он оставил по себе хорошую память при московском дворе. Когда в 1566 г. в Москву приехала сестра царевича Бекбулата для свидания со своими родственниками, и между прочим с племянником Саин-Булатом, государь указал: "И ту княгиню пригоже государю пожаловати, что братье ее родные государю служили и головы положили." Происхождение, а равно и служба отца обеспечили блестящую служебную карьеру молодому царевичу. В конце 60-х годов (не ранее 1567 г.) — он уже касимовский хан. Новосильцев, посол Грозного в Константинополе, такими чертами характеризует независимое положение С. Б. в Касимове: "Государь наш посадил в Касимове городке царевича Саин-Булата, мизгити и кишени велел устроить, как ведется в бусурманском законе, и ни в чем у него воли государь наш не отнял". Конечно, в речи Новосильцева независимое положение С. Б. в Касимове очерчено слишком смело. На самом деле зависимость С. Б. от московского государя была очень велика. При нем, например, постоянно находился московский боярин. Деятельность С. Б. в период его ханства в Касимове — деятельность московского служилого человека высшего разряда. Касимовское ханство, как территориальный округ, — поместный оклад С. Б. за его службу московскому государю; служба же С. Б. — обыкновенная военная служба служилого человека высшего разряда. Ко времени Грозного ханство касимовское утратило свое первоначальное назначение: выдвинувшиеся на юг, юго-восток и юго-запад пределы московского государства отнимают от касимовского ханства значение передового оплота против татарских набегов; условные наименования: территории городка Касимова — ханством, а служилого татарского царевича — ханом, — единственные почти остатки прежней действительно служебной роли касимовского ханства. В начале 70-х годов С. Б. участвует в войнах русских со шведами и немцами, то как воевода передового полка, то как воевода сторожевого. Военный талант С. Б., как самостоятельного воеводы, оказался вполне ничтожным. При Коловери русские были наголову разбиты главным образом из-за того, что "воеводы шли не вместе и не воинским обычаем". Неудачный поход на немцев содействовал заключению перемирия, которое решено было на общем совещании воевод в Великом Новгороде. На этом совещании присутствовал и С. Б. Около этого времени в личной жизни С. Б. происходят важные перемены. В июле месяце 1573 г. он крестился и принял имя Симеона. В Кушалинской церкви (с. Кушалино, Тверской губернии и уезда), построенной самим С. Б., до настоящего времени хранится икона Смоленской Божьей Матери, которой, по преданию, благословил С. Б. его восприемник-митрополит. Вскоре после крещения С. Б. женился на дочери боярина Ивана Федоровича Мстиславского, Анастасии. Этим кончается первый период в жизни С. Б. и начинается второй, до настоящего времени не поддающийся объяснению.

      С. Б. волею царя Иоанна Васильевича в половине 70-х годов ХVІ столетия становится великим князем всея Руси. Сущность этого странного факта такова: "Произволил царь Иван Васильевич и посадил царем на Москве Симеона Бекбулатовича... а сам назвался Иваном Московским, и вышел из города, жил на Петровке; весь свой чин царский отдал Симеону, а сам ездил просто, как боярин, в оглоблях, и как приедет к царю Симеону, ссаживается от царева места далеко, вместе с боярами". Посажение С. Б. на великокняжеский стол всея Руси подтверждается целым рядом указаний, русских и иностранных, правда, крайне разноречивых в подробностях. Кроме того, факт посажения С. Б. на великокняжеский стол всея Руси подтверждается вполне: 1) челобитною Иванца Васильева от 30 октября 1575 г., 2) пятью грамотами великого князя всея Руси Симеона Бекбулатовича от 1576 г. — января, 9 февраля, 14 марта, 27 марта и 2 апреля, и 3) грамотой князя Ивана Васильевича Московского, великого князя Симеона Бекбулатовича всея Руси дьяку Ондрею Щелкалову от 29 мая 1576 г. Посадив на великокняжеский стол всея Руси С. Б., Грозный вышел из города и жил на Петровке, весь свой чин царский отдав С. Как русские, так и иностранные источники, констатируя факт возведения С. Б. на великокняжеский стол всея Руси и отмечая, что Грозный отказался формально от власти и стал простым боярином, крайне противоречиво рассказывают отдельные подробности этой странной игры Иоанна Васильевича. Когда произошло посажение на великокняжеский стол всея Руси С. Б.? Как долго продолжалось великокняжение С. Б.? Каково по существу, а не формально было великокняжеское достоинство С. Б.? Каковы по существу своему были взаимные отношения Иванца Московского и С. Б. за время великокняжения этого последнего? Наконец, какими мотивами руководился Грозный, начиная игру свою с "божиими людьми"? На все эти вопросы источники, а вслед за ними и исследователи отвечают самым разноречивым образом. По определению начала великокняжения С. Б. все источники распадаются на 2 группы: одни из них (например, Морозовская летопись, хронограф Сергея Кубасова, записки Горсея) сливают момент возведения С. Б. на великокняжеский стол всея Руси с моментом разделения Руси на земщину и опричнину, другие же время посажения С. Б. на великокняжеский стол относят к 70-м годам XVI столетия. Наиболее точно вопросы о начале и продолжительности великого княжения С. Б. могут быть решены на основании сопоставления грамот, дававшихся в половине 70-х годов XVI столетия от имени Иоанна Васильевича Грозного и великого князя всея Руси С. Б. Рассматривая эти грамоты, можно заметить, что с января по апрель 1576 г. все грамоты даны от имени одного великого князя всея Руси С. Б., грамота на имя дьяка Ондрея Щелкалова от 29-го мая 1576 г. дана совместно и от князя Ивана Васильевича Московского, и от великого князя всея Руси С. Б.; в июле 1576 г. в разрядах С. Б. называется тверским великим князем; наконец, в грамоте ростовского архиепископа Ионы от 27-го июня 1576 г. С. Б. титулуется еще великим князем всея Руси. Наиболее ранним указанием на начало великокняжения С. Б. является знаменитая челобитная Иванца Московского от 30-го октября 1575 г. о переборе людишек. Впрочем, в промежутке времени от 30-го октября 1575 г. по январь 1576 г. грамоты давались от имени царя и великого князя всея Руси Ивана Васильевича. Итак, с некоторой вероятностью время великого княжения С. Б. можно относить на период с октября 1575 г. по июнь 1576 г. С таким определением времени великого княжения С. Б. очень близко сходится показание одного частного летописного сборничка, принадлежащего Н. П. Лихачеву. "Лето 7084-е (1576). Государь, царь и великий князь Иван Васильевич посадил на Московское государство на великое княжение Семиона Бекбулатовича, а сам государь пошел на берег на службу и стоял все лето в Калуге. А был на великом княжении Семион Бекбулатович год не полон, и потом пожаловал его государь на великое княжение на Тверь, а сам опять сел на царство Московское". Вопрос о существе власти С. Б. и взаимных отношениях Иванца Московского и великого князя всея Руси также разноречиво трактуется как русскими, так и иностранными источниками. В том лишь все они сходятся, что формально Иоанн Васильевич отказался от царской власти. О венчании царским венцом С. Б. говорят лишь Сокращенный Временник и Маржерет. Все же прочие источники обходят этот вопрос молчанием и, говоря о передаче власти С. Б., употребляют такие выражения: "посадил на великое княжение в Москве великого князя Симеона Бекбулатовича...; царство разделили на две части: едину себе отдели, другую же Симеону... поручи; ...устрои его (Симеона) на Москве царем…" и т. д. Наконец, Даниил Сильвестр свидетельствует, что в беседе с ним 29-го января 1576 г. государь сказал следующее: "...хотя мы и объявили тебе, что, по-видимому, мы возвели другого в царское достоинство и тем обязали себя и других, однако же это дело еще неокончательное и мы не на столько отказались от царства, чтобы нам нельзя было, когда будет угодно, вновь принять сан, и еще поступим в этом деле, как Бог нас наставит, потому что он еще не утвержден обрядом венчания, и назначен не по народному избранию, но лишь по нашему соизволению. Посмотри также: семь венцов еще в нашем владении со скипетром и с остальными царскими украшениями, принадлежащими царству, и со всеми сокровищами, которые принадлежат каждому венцу". Сопоставляя все приведенные указания источников и принимая во внимание, что в случае совершения венчания над С. Б., сам факт венчания на царство непременно был бы отмечен современниками, нельзя не согласиться с тем исследователем эпохи, который говорит: "Так как С. Б. не носил царского титула, то не мог быть и венчан на царство; его просто, по словам одной разрядной книги, государь “посадил на великое княжение на Москве”, может быть и с некоторым обрядом, но, конечно, не с чином царского венчания". Устранив себя формально от царской власти, Грозный за время великого княжения С. Б. деятельно, однако же, продолжал заниматься правительственными делами: давал грамоты, принимал иностранных послов. Великокняжеский авторитет С. Б. был так мал, что дьяки на грамоты его даже не отписывались, а отвечали лишь государю князю Ивану Васильевичу Московскому. Сами грамоты, данные С. Б. в период времени с января по апрель 1576 г., имеют совершенно ничтожное значение. Наконец, 30-го октября 1575 г. Иванец Московский предписал великому князю всея Руси под видом жалобной челобитной произвести пересмотр служилых людей. Челобитная Иванца Московского от 30-го октября 1575 г. есть указ о пересмотре служилых людей при введении опричнины. Указ по содержанию своему не новый. В нем изложены главнейшие начала, вводимые Грозным на землях старых удельных князей и бояр. Итак эпизод великого княжения С. Б., по-видимому, может быть понимаем, согласно меткому определению дьяка Ивана Тимофеева, лишь как "игра над божиими людьми". Сам факт великокняжения С. Б. на столе всея Руси остался, кажется, совершенно не понят современниками. Все объяснения, которые давались по поводу этого факта писателями московскими и иностранными, страдают крайнею натянутостью. Сокращенный Временник до 1691 г. посажение на великокняжеский стол С. Б. ставит в тесную связь с опалою Иоанна Васильевича на Мстиславского и с казнями бояр, происходившими в 1574 г. Другие русские источники (Морозовская летопись и хронограф Сергея Кубасова) отожествляют факты учреждения опричнины и посажения на стол всея Руси С. Б. Наконец, остальные русские источники обходят полным молчанием причины, которыми мог руководствоваться Грозный при посажении С. Б. на великокняжеский стол. Совершенной произвольностью страдают объяснения иностранцами причин рассматриваемого факта. Иоанн Васильевич собирается бежать со своею казною в Англию. На Руси останется сын его Иоанн. Для нового царя нужна будет новая казна. Но как ее добыть? И. B. просто разрешает вопрос: возводит на престол Симеона Казанского, который должен отменить все жалованные грамоты и привилегии, принадлежащие городам и монастырям. По усиленной лишь просьбе духовенства и городов Грозный возвращается к власти и за большие деньги возвращает монастырям и городам отнятые жалованные грамоты. Таковы в общих чертах объяснения Флетчера и Горсея. Еще произвольнее заметка Маржерета о причинах возведения на великокняжеский стол С. Б.: "Иоанн Васильевич, прозванный мучителем, сомневаясь в преданности своих подданных, испытывал их разными средствами; главным же было возведение на престол Царя Симеона..." Все почти исследователи, писавшие об этом эпизоде, не имели возможности объяснить этот эпизод с достаточною убедительностью за отсутствием сколько-нибудь точных данных, и насколько разноречивы известия источников, говорящих об этом эпизоде в жизни С. Б., настолько же разноречивы и объяснения исследователей. Н. М. Карамзин в "Истории Государства Российского" осторожно обходит молчанием эпизод великокняжения С. Б., ограничиваясь лишь общим указанием отдельных русских и иностранных свидетельств, касавшихся разбираемого факта. Ю. Толстой, Н. И. Костомаров и Д. И. Иловайский объясняют возведение С. Б. на великокняжеский стол всея Руси как результат самодурства Грозного и отрицают за этим фактом всякую долю разумности. С. М. Соловьев и К. Н. Бестужев-Рюмин в посажении С. Б. видят лишь замену главы земщины: С. Б. сменяет И. Ф. Мстиславского. Н. В. Лилеев, написавший исторический очерк о С. Б., стремится примирить все известия источников. Находясь в "отчаянном положении" (финансовые затруднения, разлад с боярством, внешние неудачи и т. д.), Грозный единственный для себя выход видит в бегстве за границу. Не желая оставлять государства без правителя, он ищет себе преемника. С. Б. — подходящее для этой цели лицо: по своему происхождению он чужд придворным партиям, по своим способностям он вполне способен править Московским государством. Совершенно новое освещение факту посажения на великокняжеский стол всея Руси С. Б. дают в своих исследованиях С. М. Середонин и С. Ф. Платонов. Они рассматривают его, как один из эпизодов опричнины. "Воцарение Симеона, вероятно, — говорит г-н Середонин, — вызвано было событиями вроде событий 1564 г., т. е. в это время Иоанн имел причины быть особенно недовольным своими подданными. Низложение же Симеона, отправление его в Тверь, было вместе примирением царя с земщиной". С. Ф. Платонов, указывая, что Иоанн Васильевич строил взаимные отношения земщины и опричнины не на принципе взаимной вражды, добавляет: "Один только эпизод с великокняжением в земщине С. Б. мог бы противоречить этому, если бы ему можно было придавать серьезное значение и если бы он ясно указывал на намерение отделить "земщину" в особое "великое княжение". Но, кажется, это была кратковременная и совсем невыдержанная проба разделения власти... Это была какая-то игра или причуда, смысл которой неясен, а политическое значение ничтожно". Итак незначительность, неточность и противоречие источников не позволяют осветить рассмотренный эпизод в жизни С. Б. Смысл его не был понят современниками и остается неразгаданным исследователями. Ближайшие современники вскоре позабыли сам факт: не знали, к какому времени отнести его, утратили даже само имя временного великого князя всея Руси. Многие источники вместо С. Б. называют Симеона Казанского.

      Во второй половине 1576 г. "великий князь Иван Васильевич вновь вступил в правление и отослал временного царя в его торжковские поместья, пожаловав ему также княжество Тверское". С. Б. опять становится служилым московским человеком высшего разряда. Тверь и Торжок изъяты из общегосударственного управления и отданы во владение С. Б. Бывший великий князь всея Руси является крупным землевладельцем. Сохранилась отчасти писцовая книга его земель, составленная около 1580 г. Обширные земли великого князя расположены были в уездах Тверском и Микулинском и заключали в себе одной пахотной земли до 13500 десятин. Правда, при малой доходности земель в рассматриваемую эпоху и при постоянных крестьянских выходах доход с имения был невелик, но уже сам по себе поместный оклад С. Б. давал ему видную роль в государстве. Н. В. Лилееву, удалось путем мелких наблюдений установить, что С. Б. в его земельных владениях принадлежали особые владельческие права, отличавшие великого князя от иных служилых людей Московского государства того времени: С. Б. дает жалованные грамоты, жалует поместьями, собирает в свою казну ямские деньги с сошного письма, собирает в некоторых случаях в свою же казну оброк с пустых поместий и т. д. Вместе с тем двор его, находившийся в селе Кушалине, носит следы административного центра. Штат лиц, окружавших С. Б., очень разнообразен и пестр по своему составу. Словом, С. Б. в иерархии современных ему московских служилых людей занимает весьма видное положение. Как служилый человек Московского государя, С. Б. принимает непосредственное участие в войнах. С конца 1577 г. по 1582 г. С. Б. принимает участие в военных действиях против Польши и бесспорно оказывается совершенно неспособным военачальником.

      Со смертью Грозного жизнь С. Б. вступает в свой последний, драматический период. Его постигает целый ряд больших несчастий. В первое время царствования Феодора Иоанновича С. Б. занимает еще прежнее свое высокое положение. Сохранилась отписка вел. кн. С. Б. от 1585 г. о посылке им по государеву указу детей боярских Тверитян и Новоторжцев на службу в Великий Новгород, с приложением списка их; из отписки видно, что опала постигла С. Б. не непосредственно после смерти Грозного и что объяснение ей следует искать в особых событиях, происходивших в то время в Москве. При государе в особой силе был Борис Годунов. Известны попытки московского боярства устранить влияние на царя этого сильного и умного человека. В одной из интриг против Бориса Феодоровича участвует близкий родственник С. Б., И. Ф. Мстиславский. Интрига была вскрыта, Мстиславский пострижен в Кирилло-Белозерский монастырь. Опала постигла в это время и С. Б., от которого отняты были сан и имение, а сам он оставлен на житье в Кушалине. "По убиении царевича Дмитрия Ивановича царь Симеон Бекбулатович не бяше уже на уделе во Твери, — рассказывает Никоновская летопись, — сведоша его в село Кушалино, двора же его людей в те поры не много было и живяше в скудости; враг же ненавидяй добра роду человеческого и виде царя Симеона крепкое его жительство и веру к Богу велию имяху, не искаше же земного ничего; той же враг вложи Борису в сердце и от него быти ужасу, и посла к нему с волшебною хитростию, и повеле его ослепити, тако же и сотвориша, и живяше в том селе слеп сый". Сам тон приведенного рассказа заставляет усомниться в достоверности повествования об ослеплении С. Б. Годуновым. Не подлежит лишь сомнению, что великий князь тверской лишен был своего прежнего положения и оставлен на житье в Кушалине, где, возможно, в это время и потерял зрение. Попав так неожиданно в заточение, утеряв свое высокое положение, опальный великий князь искал утешения в Боге: строил храмы, делал вклады в монастыри. Но первая беда, выпавшая на его долю, была лишь началом тяжелых несчастий, ожидавших его впереди. События, разыгрывавшиеся в Москве, не миновали С. Б. Источники повествуют, что в мае месяце 1598 г. стали думать на Москве бояре, как бы вместо Бориса Феодоровича избрать им на престол С. Б. Во главе интриги стояли видные бояре — Бельский и Феодор Никитич Романов. Интрига вовремя была расстроена, но ею объясняется вставка в подкрестную запись царю Борису, составленную уже после его венчания на царство, о том, "чтобы не хотеть на царство царя Семиона Бекбулатова, не ссылаться с ним и доносить о всяком движении или разговоре в пользу царя Симеона или его сына". Возможно, что этими словами в подкрестной записи и объясняются слухи, распространившиеся среди москвичей и попавшие затем в записки иностранцев, об ослеплении С. Б. и отравлении царем Борисом сына бывшего великого князя всея Руси. С воцарением Лжедимитрия в судьбе С. Б. произошла снова перемена. По некоторым известиям он сперва был приглашен в Москву и обласкан Лжедимитрием, но затем отправлен в заточение в Кирилло-Белозерский монастырь. От 29-го марта 1606 г. сохранилась грамота Лжедимитрия в Кирилло-Белозерский монастырь к игумену Сильвестру с приказанием, чтобы игумен царя "постриг со всем собором честно и покоити его повелел в монастыре против того, как старца Иону Мстиславского, а как царя Симеона пострижешь, а ты б о том отписал к нам к Москве, чтобы нам про то было ведомо". 3-го апреля С. Б. был пострижен в Кирилло-Белозерском монастыре под именем Стефана. Но и в монастыре он не нашел успокоения: московские события продолжали отражаться на его личной судьбе. С восшествием на престол Василия Шуйского в Москве снова вспомнили о злополучном иноке. В июне месяце 1606 г. в Москве открыта была интрига против В. И. Шуйского в пользу Мстиславских. Среди лиц, пострадавших от последствий интриги, был инок Стефан. "И жил инок Стефан в Кириллове монастыре 2 месяца, и приехал с Москвы дворянин государев и великого князя Василия Ивановича Федор Иванов сын Супонев, и велено ему по грамоте инока Стефана свести на Соловки". 6 лет прожил в Соловках старец Стефан, терпя нужду великую. Кирилло-Белозерский монастырь представлялся ему тихим убежищем; в это убежище и просился бывший великий князь всея Руси; "и по совету вceй земли велели есмя старцу Стефану Бекбулатовичу быти в Кирилловом монастыре". Горькие дни свои С. Б. окончил в Москве в 1616 году и погребен был в Симонове монастыре.

      У С. Б. было трое сыновей — Феодор, Димитрий и Иоанн, и трое дочерей — Евдокия, Мария и Анастасия. Всех детей своих пережил С. Б. Жена его, постригшись в инокини под именем Александры, скончалась 7-го июня 1607 г. и погребена в Симоновом монастыре.

      Все сведения, относящиеся к жизни С. Б. с большою тщательностью собраны в историческом очерке Н. В. Лилеева "Симеон Бекбулатович, хан Касимовский, великий князь всея Руси, впоследствии великий князь Тверской, 1567—1616 г.", Тверь, 1891 г. — "Чтения в Моск. Общ. Истории и Древностей", 1898 г., III, Акты г. Юшкова, № 206. — Акты Исторические, І, №№ 194 и 195. — "Акты Арх. Экспедиции", т. І, №№ 288, 289, 290, 294, 295, 344. — "Акты Моск. Государства", т. І, стр. 46, 52—54, 56. — "Писцовые книги Московского Государства", т. II, ч. І, отд. 2., стр. 291—403, изд. Имп. Русского Геогр. Общ., под ред. Н. В. Калачева, СПб., 1877. — "Древняя Рос. Вивлиофика", ч. X, стр. 30; ч. XIII, стр. 435. — "Продолж. Древней Рос. Вивлиофики", т. XI, стр. 170. — "Никоновская Летопись", т. VIII, стр. 30. — "Русская Истор. Библиотека", III, 255. — "Сказания Горсея", "Отечественные Записки", 1859 г., ч. 126, стр. 116. — Маржерет, "Состояние российской державы в начале ХVII века", СПб., 1830 г., стр. 2, 12, 66. — С. М. Середонин, "Сочинение Джильса Флетчера “Of thе russe common wealth” как исторический источник", СПб., 1891 г., стр. 61, 66, 76—80, 81, 189, 190, 194—197, 198—200, 274, 314, 318, 353. — А. Попов, "Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесенных в хронографы русской редакции", Москва, 1869 г., стр. 284. — Арцыбашев, "Повествование о России", т. II, кн. IV, Москва, 1838 г., стр. 324 и сл. — Н. М. Карамзин, "История Государства Российского" (1 изд. Эйнерлинга), по указателю. — Соловьев, "История России с древнейших времен" (изд. Общественной Пользы), по указателю. — Д. И. Иловайский, "История России", т. III, Москва, 1890 г., стр. 281—282. — К. Н. Бестужев-Рюмин, "Русская История", т. II, СПб., 1885 г., стр. 265 и сл. — С. Ф. Платонов, "Очерки по истории смуты в Московском государстве ХVI—ХVII вв.", СПб. 1899 г., по указателю. — С. Ф. Платонов, "Древнерусские сказания и повести о смутном времени ХVII в. как исторический источник", СПб., 1888 г., стр. 136, 255, 317. — Н. П. Лихачев, "Разрядные дьяки ХVI века", 1888 г., по указателю. — Гамель, "Англичане в России в ХVІ и ХVII ст.", СПб., 1865—1869 гг., стр. 110 и сл. — Е. А. Белов, "Об историческом значении русского боярства", стр. 115—116. — Ю. Толстой, "Первые сорок лет сношений между Россией и Англией", 1553—1593 г., СПб., 1875 г., стр. 174—188. — Н. И. Костомаров, "Начало единодержавия в древней Руси", Вестник Европы, ноябрь 1870 г., стр. 551—552. — С. В. Рождественский, "Служилое землевладение в Московском государстве ХVI века", СПб., 1897 г., стр. 169, 170, 216, 245, 248, 250, 276, 311, 380. — Досифей, "Описание Соловецкого монастыря", ч. І, стр. 108, 117—118. — Вельяминов-Зернов, "Исследование о Касимовских царях и царевичах", СПб., 1864 г., т. II, стр. 7—13, 24—26. — Судаков, "Историческая записка о древней церкви в селе Кушалине и о самом Кушалине", Тверь, 1851 г., стр. 17 и сл. — М. А. Колчин, "Ссыльные и заточенные в остроге Соловецкого монастыря в ХVI—ХVII вв.", Русская Старина, 1887 г., ноябрь.

      А. Николаев.

      0
    • Елена
      9 ноября  

      Чингиз, У Семиона Бекбулатовича выжили сын, внук (один из них умер юношей) и дочь. Дочь была отправлена к родне в Ногайскую орду. Далекий предок Семиона был лишен трона, он Рюрикович. Иван Грозный знал об этом и понимал, что ни ему, ни его потомкам не дадут править. Решил исправить. Тверское княжество дано для приобретения опыта правления. Елена

      0
  • Donat
    17 октября 2011  

    Цари и самозванцы...

    И первое, что бросилось в глаза, имя царевича, вряд ли
    оно было таким.
    «Саин» потюркски значило «увалень», «бездельник»,
    «губошлеп», так, например, дразнили хана Батыя, которого
    отличали фантастическая лень и желание поесть да поне
    житься. (1)* Никчемный человек, или «человек с кушетки»...
    Маловероятно, чтобы царевича назвали при рождении столь
    незвучно**.
    Имя человека тюрки принимали за знак Неба, к его вы
    бору подходили ответственно. Детям давали сразу несколь
    ко имен, одно из них было тайным – родовым. Так дела
    ли, чтобы запутать коварство злых сил, которые преследо
    вали семью и без времени забирали новорожденных детей.
    Помоему, настоящее имя царевича было Булат, оно «бо
    лее царское» – крепкий, железный, закаленный. Но и это
    утверждение не вполне точно.
    В летописи, отрывок из которой приводит Н. М. Карам
    зин, царевича Саин Булата звали Санбулай, что показатель
    но. Приставка «сан» (иногда «сагин») к имени у древних
    тюрков означала «почет», «уважение», ее использовали, что
    бы выделить человека из числа других. А здесь как раз тот
    самый случай – царевич!
    Имя Булай – Санбулай реально, окончание «ай» прида
    ло ему оттенок доброжелательности, получилось вроде Бу
    латик, Булатушка, Булатка. Хакасы (едва ли не самые древ
    ние из тюрков) то имя сохранили поныне, только оно зву
    чит у них чуть иначе – Пулай: в хакасской речи звук «Б»
    редок, его обычно заменяет «П».
    Пулайхан – имя верховного надзирателя веры, отвеча
    ющего за силу духа, за чистоту поступков тюркского наро
    да... Действительно, к выбору имени ребенка относились
    серьезно, имя Саин (или Сагин) Булата тому подтвержде
    ние, особенно если знаешь смысл слова «сагин» – думай,
    размышляй. (2) Пожалуй, то была лучшая рекомендация
    царевичу, вступавшему в жизнь...
    Сразу дам и еще одно уточнение, за которым тоже сто
    ит страница забытой «царской» истории. Считают, что отец
    царевича, Бек Булат, был потомком Чингисхана, внуком
    золотоордынского хана Ахмата, того самого Ахмата, кото
    рый в 1480 году, мол, дрогнул на Угре перед московским
    князем Иваном III... Тут и возразить нечем – нет же доку
    ментов, свидетельствующих сказанное. Это, как выясни
    лось, умозрение В. В. ВельяминоваЗернова, исследовав
    шего в XIX веке родословную касимовских царей. Но оно
    лишь путает логику событий.
    Лучше слов тут возражает факт. Он. И только он.

    По документам известно (их знал и Карамзин), хан Ах
    мат не был «ни царем, ни племени царского». «Злочестивый
    самозванец» звали его современники, а онито разбирались,
    кто царских кровей, кто нет... Выходит, родства Саин Була
    та с золотоордынскими ханами не могло быть по самой при
    роде вещей: от самозванцев царевичи не родятся!
    А вот внуком крымского хана он вполне мог быть. Или –
    родственником сибирского хана, те были царских кровей.
    Мало того, Булат – их родовое имя, что очень важно для
    исследователя, по крайней мере делает понятной биогра
    фию юного царевича.
    Кстати, понятнее становится и российское прошлое.
    К сожалению, современный читатель не знаком с исто
    рией Золотой Орды, не ведает о культуре Великой Степи,
    где все было четко выстроено и прописано. Зовет ее людей
    «дикими кочевниками, погаными татарами» и тем сужает
    свой кругозор и свою родословную. А титул «царь» был ус
    ловием вхождения во власть в тюркском государстве, у не
    го очень богатая история. Она известна.
    Просто так титул нельзя было взять никому! Самозван
    цам рубили голову.
    Люди уже не знают, что тюрки верили в Бога Небесно
    го – в Тенгри. За тем следил Булайхан. Их вера не исчез
    ла, традиции древнего обряда приняли христианство, ислам,
    манихейство, джайнизм, другие религии. В России ее по
    мнят как «старую веру». Именно старую, ту, что была на зем
    лях Золотой Орды и на Руси задолго до хана Батыя и до кре
    щения Руси. Не языческой была она... «Человек с кушетки»
    Батый (1208–1255) первым посягнул на нее.
    Поддавшись лести генуэзских купцов, этот бездельник
    решил сделать Степь христианскою, на латинский манер.
    Построил в Сарае храм, крестил там семью и приближен
    ных, его сын Сартах стал католическим священником. (3)
    Но сам Батый не крестился. Побоялся. Придя на обряд кре
    щения, он увидел отпевание покойника и в ужасе выбежал
    вон. Хан до обморока боялся покойников.
    С ханской блажи на землю Великой Степи пришел ду
    ховный раскол: народ отказался принять христианство и тем
    предать веру отцов. Ответом за отказ ввели казни... И уже
    семимильными шагами Золотая Орда пошла к своей ката
    строфе, когда братья Батыя начали внедрять ислам... Потом
    ки Чингисхана сознательно искали перемен в обществе, они
    ломали старую веру ради собственной выгоды. Не понима
    ли безумцы, что играют в игру со смертью.
    Трагедия разыгралась исподволь, скрываясь от глаз люд
    ских.
    Прежде царем Великой Степи считали правителя, у кото
    рого жил верховный священнослужитель, «Тень Божья». (4)
    Таков закон. В Золотой Орде патриарх (апа тенгричи) жил
    в Сарае, поэтому Батый и его братья имели право на титул
    «царь». Но по причине худой родословной взять титул они
    не могли. Были «великими ханами», а это иной ранг, не
    «царь», перед которым безропотно склоняли голову все дру
    гие ханы и короли, ибо власть царя освящена Небом. Толь
    ко от имел право помиловать преступника.
    Титул «царь» был мандатом Бога на правление. Отсюда
    неприкосновенность правителя, полное ему подчинение.
    В том и состояло главенство Небесной истины, на котором
    строилось тюркское государство. Но правил царь до тех пор,
    пока не совершал роковую ошибку. За нее он расплачивал
    ся жизнью.
    Традиция титула требовала, чтобы царя приносили в
    жертву. И выбирали нового...
    Так могло бы быть и в Золотой Орде до 1479 года. Но в
    тот год Орду подчинило себе Крымское ханство, где уже ис
    поведывали ислам, и привычный ход жизни нарушился.
    Прежние законы (адаты) сменили на новые (шариат). И мно
    гое разом стало не так, как было прежде в вольной степной
    стране.
    О новом устройстве нового государства написано в книге
    «Исторические судьбы крымских татар», ее автор В. Е. Воз
    грин рассказал едва ли не о каждой должности ханского
    аппарата управления. Отсюда видно, «старое» высшее ду
    ховное лицо, связующее светскую власть с Небом, оказа
    лось лишним – в том перечне о нем нет даже слова... Тог
    да патриарх (апа тенгричи) и превратился в скитальца,
    несшего политический хаос. Его проживание, скажем, в

    Казани делало казанского хана в глазах простого люда ца
    рем... Традиции народа устойчивы, они отмирают не сра
    зу, а вместе с поколением людей, впитавших эти традиции
    с детства.
    Кстати. В 1547 году Иван Грозный вдруг объявил себя
    царем, почему? В Москве же не было царя, и город не был
    столицей... Правда, несколькими годами ранее титул брал
    его сводный брат, князь Димитрий, но недолго он царст
    вовал, его отравила бабушка Ивана Грозного, Софья Па
    леолог.
    Так кто первый русский царь? Князь Димитрий? Или
    Иван Грозный?
    Вопрос не исследован, да это и не важно. Не Москву пер
    вую посетила мысль о приюте главы степного духовенства,
    что, собственно, и делало правителя царем и наследником
    Золотой Орды. Раньше к той мысли пришли касимовский,
    казанский, ктото из астраханских ханов, многие тогда на
    звались «царевичами» и «царями», но были они чингизиды,
    потомки Чингисхана, люди не царской крови. Значит, са
    мозванцы, желавшие обмануть Бога.
    В Москве все сложилось иначе, знанием победила она
    конкурентов. Иван Грозный праздновал победу еще до Ка
    занских походов. В чем она выражалась, эта победа? В об
    ретении идеи, в умелом действии, когда для разгрома врага
    армия не требуется.
    Там узнали тайну ордынской политики и подобрали к
    ней ключ... То было переворотом в сознании. Да, на знаме
    ни рода Чингисхана красовалась птица, что говорит о при
    надлежности к аристократии. Но не к царям! Царской пти
    цей считался сокол, а здесь – ворон...
    Вот что узнала Москва. Родовой тотем «покорителя Все
    ленной» без слов сказал все о своем владельце.
    Сила геральдики не в словах. В символах.
    В глазах потомственной знати Чингисхан – «мятежник,
    захвативший власть штурмом». (5) Поэтому его внуки не
    удержали Империю, как не удержали бы они в пригоршне
    воду. Небо не помогало им.
    Тайну Золотой Орды открыл митрополит Макарий, ко
    торый переселился в Москву, он искал выход из тупика, в
    который завела Орду глухая междоусобица самозванцев.
    Громом среди бури прозвучали слова митрополита о насто
    ящем царе, который объявился на Руси.
    Это известие выводило Москву из захолустья на простор
    геополитики. И вот почему.
    Титул «царь» впервые появился на Востоке, о чем писал
    Карамзин, отмечая, что слово это не связано с римским «ке
    сарь». Верно, оно древнее Рима, идет от пророка Гесера, Сы
    на Божьего, которого ниспослал Всевышний три тысячи лет
    назад на Древний Алтай.
    Гесер принес людям веру в Бога Небесного, он – Про
    рок «старой веры»... Как видим, опять история и культура
    тюркского народа, опять непонятые ныне ее символы и зна
    ки. (6)
    ...Явившись миру рыжим безобразным младенцем, Гесер
    вырос в красавца богатыря, собрал племена Алтая в народ,
    научил обрядам почитания Тенгри. И Бог вознес его на Не
    бо, оставив на земле наместника по имени Кесер (Кср). Тог
    да люди и узнали о «голубой крови» царей, «рожденных во
    власти Небесной». Их, как младенцев при рождении, маза
    ли маслом (миром), отсюда обряд миропомазания при ко
    роновании царя.
    То была часть таинства, открывавшего тайны Небесно
    го правления, о них земные люди не ведали. Обряд отправ
    ляло высшее духовное лицо при возведении на трон оче
    редного потомка Гесера. Известен ритуал возведения, те
    сведения содержатся в «Гесериаде» – книгах, которые хра
    нят как святыню северные буддисты, до сих пор почитаю
    щие Тенгри.
    Первым, кто, словно росток от ствола древа, отошел от
    алтайской династии, был царевич Икшваку, с него началась
    Солнечная династия царей в Индии. Тоже известный на
    Востоке факт, отраженный в санскрите: «сар», «ксар». (7)
    В Индии есть музей Солнечной династии. В родослов
    ной индийских царей сказано: основатель династии родил
    ся на Алтае, в долине реки Аксу (Белая вода, отсюда Бело
    водье). На Беловодье, прародину царей, паломники из Ин
    дии ходили веками.
    Другая ветвь рода Пророка Гесера проявилась на Сред
    нем Востоке как персидские цари Ахемениды, потом Куша
    ны и Аршакиды. Родовые корни этих правителей тоже бы
    ли в горной стране скотоводов, на Древнем Алтае, о чем есть
    строки в «Шахнаме» – Книге царей. Кир, алтайский царе
    вич, сел на трон в 558 году до новой эры, основав государ
    ство Персида (Персия). Естественно, Алтай оставался для
    них Родиной, духовным центром.
    Собственно, два эти царевича, Икшваку и Кир, начали
    Великое переселение народов. В IV веке оно коснулось Ев
    ропы. Сюда тоже пришли всадники – наследники Гесера –
    со своими ордами. Царь Аттила (? – 453) вошел в историю
    с именем Бич Божий, многое изменил он в Европе, где гос
    подствовала языческая римская вера... А после его внезап
    ной смерти началась междоусобица – борьба за царскую ко
    рону Алтая. Долго тянулась она. (8)
    Карл Великий (742–814), правитель франков, из числа
    тех победителей. Его имя носит династия Каролингов, оно
    увековечено в титуле «король». Предшественников Карла,
    Меровингов, хоронили в царских курганах и по алтайской
    традиции, с конем. Да и сам Карл со своими женами жил
    по тюркским обычаям. Есть сведения, будто себя он назы
    вал каганом и царем. Иных титулов не признавал. Показа
    тельно, его короновал папа римский, полностью исполнив
    ший обряд возведения во власть потюркски, с миропома
    занием... Но здесь уже своя – другая! – история. (9)
    Нам она интересна упоминанием о Рюрике, родственни
    ке французского монарха. Молодой человек прославился,
    когда собрал ватагу морских разбойников и стал грабить
    прибрежные города Северной Европы. Он – основатель ди
    настии Рюриковичей, что отметил в ХVIII веке английский
    историк Эдуард Гиббон.
    Дада, Рюриковичей, тех самых, предков Ивана Грозно
    го, они были царской крови, хотя и не первого колена. Со
    племенники называли их «русами», было в этом легкое под
    дразнивание – те, кто живет с весла, таков перевод слова
    «рус» с древнетюркского языка.
    ...Очень важная для Москвы информация.

    0
    • Гималайский
      Гималайский
      Пан Гималайский
      17 октября 2011  

      Иван III в XV веке.Имя и длительность правления(Не путать с Иваном IV Грозным)

      Один из самых известных русских государей.Правил 43 года: с 1462 по год 1505.Его тоже звали Иван Васильевич,он был сыном великого князя Василия II Темного.Оказывается его тоже звали Грозным(!)Карамзин пишет,что ему первому дали имя Грозного.
      Считается,что Иван III первый из московских великих князей стал именоваться царем всея Руси.Кроме того,в переписке с Габсбургами Ивану III "давали титул и даже Цезаря,и он сам называл себя"Государем и Царем Всея Руси"(Костомаров Н.И. Господство дома Святого Владимира).
      Как видим плевали руские князья на татарские родословные с большой колокольни.Не одному великому князю и в голову бы не пришло ,вести свой род от татар.Бред какой то.Только Рим и Цезари.

      0
      • Гималайский
        Гималайский
        Пан Гималайский
        17 октября 2011  

        Иван III,задолго до Ивана IV,тоже брал Казань.

        Иван III заваевывает Казань в 1469 году.А Иван IV Грозный только лишь в 1552 году!Эти два события раздвинуты во времени на 83 года.
        Н.М.Карамзин пишет о покорении Казани Иваном III:
        "Многочисленная рать шла сухим путем,другая плыла Волгою; обе подступили к Казани,разбили татар...и принудили Ибрагима заключить мир на всей воле государя московского:то есть исполнить все его требования...Сей подвиг был первым из знаменитых успехов государствования Иоаннова".

        0
      • Donat
        17 октября 2011  

        Папа римский по статусу был ниже царя...

        Маджара – Мишара – Мещера
        Эта новость – что глоток живительной влаги в пустыне
        незнания... Историю Рюрика на Руси не помнили или, по
        крайней мере, не вспоминали, иначе бы сделали вывод
        раньше. Тут тонкое знание существа дела и показал москов
        ский митрополит Макарий, человек большого ума, блестя
        щий знаток не только тюркских, но и западных правил жиз
        ни, он вывел юного Ивана Грозного на дорогу власти.
        Вывел безупречно.
        По тюркской традиции следовало, что только человек
        царской крови имеет право на власть в Золотой Орде, а зна
        чит, и право на ее земли. Таким человеком представили мос
        ковского князя. Чтобы стать законным царем, ему не хва
        тало лишь одного – патриарха (апа тенгричи), который со
        вершил бы обряд миропомазания.
        И тогда Москва назвала свою поместную митрополию
        патриархией – неким прообразом Русской церкви. Неожи
        данное решение. Оно говорит о хаосе, царившем в умира
        ющей Орде, разлагавшейся на глазах, и о той неразберихе,
        которая поселилась в христианской Церкви после подписа
        ния Унии в 1439 году. Митрополит Макарий канонизировал
        малоизвестных русских святых, тех, кого не знали ордын
        ские священнослужители и Западная церковь. (10)
        Нехитрое, на первый взгляд, новшество, но оно вдвое
        увеличивало число церковных праздников в Москве, их хва
        тило, чтобы собрать Церковный собор в 1547 году и повес
        ти речь о самобытности Московской митрополии, об ее ав
        токефалии и, следовательно, о праве на участие в выборе
        царя и миропомазании.
        Так в Москве короновали настоящего царя – в традиции
        титула!
        Показательно «ругательное» письмо Ивана Грозного из
        переписки со шведским королем, где он, может быть впер
        вые в жизни, доказывал древность своей родословной, де
        скать, от Кесаря мы. Не сдерживаясь в выражениях, он –
        Рюрикович! – напоминал, и королю Швеции в том числе,
        что основатель Руси и русской династии был варяг Рюрик.
        А «народ ваш искони служил моим предкам», писал в гне
        ве русский царь, твердо уверенный в своем праве на древ
        ний титул.
        Объявление Москвы о Русской церкви, как видим, име
        ло дальний прицел, царь показывал серьезность своих на
        мерений не только Золотой Орде, но и Руси, то есть Скан
        динавии. Его заявление – начало серии войн со шведами и
        поляками, которые будет вести Россия.
        Для русского царя многое тогда открывалось заново. По
        существу, весь мир. Из переписки видно, шведский король
        опешил, он примирился бы c военными потерями, но пере
        жить появление настоящего царя было выше его сил...
        Царь по рангу выше короля и императора, он ближе к Не
        бу, чем даже сам папа римский. Эту разницу отлично пони
        мали все, ибо на ней строилась монархическая иерархия вла
        сти в Европе.
        Ошеломляющие сведения, пришедшие из Москвы, ста
        ли первой новостью на Западе. В Москву отправились по
        слы и посланники едва ли не всех дворов Европы, в том чис
        ле Рима. (11)
        Конечно, не только любопытство вело их в дорогу. Авст
        рийский посол отметил рыжую бороду, обритую голову и
        царственную осанку Грозного. Настоящий царь! Внешне
        очень похожий на европейских королей, своих родственни
        ков, тех, которые утратили право на царский титул, на ан
        глийского Генриха II, на германского Фридриха Барбароссу
        и других рыжебородых монархов.
        Появление Русского царства озадачило всех, и особенно
        Римскую церковь, которая сразу же увидела опасность для
        своей власти над столицами Европы. Ведь Рим, с его все
        сильным папой, наместником Христа, короновал королей и
        к тому времени считался политической столицей Европы.
        Теперь он это право терял. (12)
        Чтобы сохранить реноме, папа назвал Московскую Русь
        на свой, латинский, манер – Россией. Смена географичес
        кой вывески означала сигнал к атаке. Готовились к ней тща
        тельно: тридцать пять лет прошло с воцарения Ивана IV.
        В Москву поехал легат папы, иезуит Антонио Поссевино,
        в беседах с Иваном Грозным посол открыл намерения папы
        сделать из парализованной Орды христианскую империю
        под именем Россия, а потом продлить ее границы на запад
        и восток. «Государь! Ты возьмешь не только Киев, древнюю
        собственность России, но и всю Империю Византийскую», –
        обещал хитрый иезуит.
        Как видим, Рим желал подчинить русского царя силой
        религии, он уже так поступал с другими царями Западной
        Европы. Назвав их королями, то есть своими слугами, папа
        одновременно лишал их царского титула и духовной свобо
        ды. Прием, проверенный за века. (13)
        Но московский царь отверг предложение принять хрис
        тианство и тем признать над собой власть папы римского...
        Московская Русь не была тогда еще христианскою (это вид
        но даже из бесед русского царя с легатом Антонио Поссе
        вино или из переписки с польским королем Сигизмундом
        Августом II). Да, она почитала Христа как сына Бога Небес
        ного, но не Бога.
        Так что, не будет ошибкой утверждение, только с 1547 го
        да, обретя царя, Москва повела собственную политику. Не
        раньше! Ее поддержала ордынская знать, светская и церков
        ная, которая смотрела с тех пор на Ивана Грозного во все
        глаза. Еще бы – царь! Законный.
        Но, как известно, у любой, даже радужной, надежды из
        начально есть хотя бы один изъян. Так и здесь. Над Моск
        вой висела тяжелая туча, готовая обернуться грозой: русско
        му царю мешал конкурент – касимовский царь, соперник
        на ордынское наследство. Он ограничивал Ивана Грозного.
        Причем соперник тот был с еще бо´льшими правами на
        титул... Чтобы понять глубину зреющего конфликта, важно
        почувствовать место Касимовского ханства в Золотой Орде.
        И я поехал в Касимов смотреть на исторический город, он,
        как мне казалось, будто нищий с благородной внешностью,
        тяготится своим прошлым.
        О предках здесь не вспоминают!
        Когдато те земли звали Маджара, или порусски Миша
        ра, Мещера. Очень глубокий смысл несло в себе это имя...
        Касимовское ханство лежало на левом берегу Оки – не в
        степи, а в лесном краю. Здесь нашли уют десятки монасты
        рей и общин. То была земля обетованная, место уединения,
        сюда пришли люди, когда Орду сотрясли религиозные рас
        при, развязанные Батыем, пришли из степи, как в укрытие,
        под своды леса, спасать веру в Бога Небесного.
        На мещерской земле вдали от глаз людских незаметно,
        будто сами собой, поднялись городки и деревни. Три кре
        пости имелось там и около пятидесяти тысяч человек насе
        ления. Мелкое ханство – юрт, где жили люди, преданные
        «старой вере». В праведности была их сила и одновременно
        слабость. Верность – основа справедливости, считали они.
        История знает подобное. Например, когда в средневеко
        вую Индию проник ислам, тюрки, противники перемен,
        ушли на Тибет, создали там заоблачное государство Гуге, где
        веками хранили старую веру. К слову, ту же «старую веру»
        что и жители Мещеры. В точности! Те же обряды, молитвы,
        тот же язык богослужения.
        Мещера с ее лесами и болотами, с ее чистыми праведни
        ками, в отличие от Московии, была не военной, не поли
        тической, не торговой. Это была духовная обитель. Узы
        братства связывали ее с Алтаем, с заоблачным государством
        Гуге, с Кавказской Албанией. То была часть единого духов
        ного института Востока.
        Особенно дорожила Мещера отношениями с Кавказской
        Албанией, с ее Апостольской Автокефальной церковью –
        Церковью Единобожия, которая в Средневековье была опло
        том «старой веры» в Бога Небесного. Сюда, на Кавказ, из
        давна ходили паломники из Великой Степи. И мещерские
        староверы не забывали те старые тропы.
        К сожалению, со временем тот духовный институт раз
        рушили и сравняли с землей. Российские власти сознатель
        но подвергли его забвению.
        Какая она была, эта «старая вера»? Чем особенная? Уже
        и не скажет никто. Многое забылось, перемешалось или
        просто исчезло. Она собирала людей, родственных по духу,
        единоверцев, но уж никак не была Церковью в нынешнем
        понимании, хотя внешне многое у них и похоже. Различия
        внутри. Церковь – это организация, ведающая религиозной
        жизнью людей, или, иначе говоря, «Духовный приказ» го
        сударства. Церковь – это бюджет, заложенный опять же
        светской властью; это штат сотрудников, говорящих от име
        ни бога. Наконец, Церковь – это огромное имущество, зем
        ли, материальные ценности, из которых извлекают доход,
        на который и существует Церковь.
        Староверы – иные, их духовный институт жил без под
        держки государства, над ним не висел «приказ», меч свет
        ской власти. Всем руководила община – камаджэт (кама
        эт). (14) Прихожане сами складывали бюджет, сами обра
        щались к Всевышнему. Они верили в Бога без посредников.
        Жили вольно, по Божьему правилу. Молиться разрешали
        под открытым небом, даже в седле, лишь бы человеком дви
        гали чистые помыслы...
        Волю и дух ценили дороже денег и золота.
        Весь мир был им храмом, где куполом сияло Вечное
        Синее Небо – Тенгри. Отсюда современное название «ста
        рой веры», этой забытой религии человечества – тенгри
        анство. «Ходай, Алла», – говорили они.
        «Пастырем» там называли Слово и адаты (законы), по
        которым жила община. За исполнением адатов следил ста
        роста. Этого было достаточно для поддержания порядка в
        обществе мирян. В среде же людей «всецело духовных» выс
        шим органом считали Большой Собор (Улуг Кувраг), где ре
        шали текущие задачи веры, там «шлифовали» Слово, вы
        бирали патриарха, устанавливали другие ранги духовности.
        С патриархом считались, но был он, скорее, не главным,
        а первым среди равных: «верховным мудрецом» называли
        наставника.
        Главную роль играли монастыри, опять же независимые
        от власти царя и патриарха, они слагали свой, особый ин
        ститут духа и знаний. Покровительствовать монастырям, со
        здавать новые, оказывать им поддержку и помощь было свя
        щенной обязанностью царей и аристократии. (15) В одних
        монастырях познавали мир, науки, теологию, писали книги
        и иконы, в других – вели просветительство, несли сведения
        о Боге Небесном простому люду...
        Эти пласты культуры Востока и желали сберечь мещер
        ские староверы.
        Смиренные, они прятались, полагая, что остальной мир
        заблудился в грехе. Не догадывались даже, что жизнь стала
        иной. Чистая вера стала не нужна светской власти... Обман
        чива людская молва, полагающая, что победа любит стара
        тельных, нет, пример Касимовского ханства убеждал меня
        как раз в обратном.
        Ордынский хан Ширин Бехмет зачинал в Мещере те
        смиренные дела из самых благих намерений. Он привел из
        степи людей под полог леса строить новые городки и села,
        привел уверенно, заведомо зная, что ордынцы не пойдут в
        леса и болота, они, люди простора, всегда боялись леса. (16)
        О богоугодном хане известно из родословной русских кня
        зей Мещерских, он – основатель их рода.
        В его биографии любопытны детали, напрямую связан
        ные с Крымом, без них история Мещеры не читается.
        Собственно, детали и показались мне в этой истории
        рассыпанными зернами правды, их надо было собрать и
        проанализировать, ничего не добавляя, не убавляя. Тогда я
        и увидел, будто в розовом тумане, страну Мещеру, о кото
        рой веду рассказ.
        Князья Мещерские – единственные в России аристо
        краты, чьи предки имели право вступать в брак с дочерь
        ми крымских ханов. Именно крымских! За что им такие
        почести? Без учета вышесказанного не понять. Царская
        кровь. В ней причина.
        Представитель рода Ширинов, то есть Ширинбей, был
        из потомственных бояр (карачи), имел узаконенную долж
        ность в свите хана, входил в круг высшей аристократии
        Крыма. Кроме того, и это самое главное – он имел право
        на престолонаследие. (17)
        Тогда, подумал я, а не князья ли Мещерские и есть ветвь
        родословия Саин Булата? Ветвь, указующая на их царскую
        кровь? Отсюда и царский титул в Касимовском ханстве,
        других путей у него быть не могло. Лишь через Крым или
        Сибирь.
        Ширинбей обладал узаконенными политическими при
        вилегиями, которые позволяли ему действовать самостоя
        тельно. Вплоть до отделения от власти Крыма. Эта фигура
        вполне сопоставима с крымским ханом.
        В родословной князей Мещерских нашел я ответы и на
        другие вопросы. Фамилия идет от местности, лежащей в ни
        жнем течении реки Оки. Но известно и другое, обитателей
        тех мест в Золотой Орде звали маджары (мишары), что в
        тюркском языке указывает на духовный «промысел» насе
        ления... Так определяет Древнетюркский словарь.
        Сама собой напрашивалась мысль, позволявшая рекон
        струировать иные события, – не в Мещере ли нашел свою
        тихую гавань патриарх Золотой Орды, этот скиталец, полу
        чивший отворот поворот у родственников – мусульман
        Крыма? Подругому и складываться не могло. Лишь в Ме
        щеру, к братьям по духу и крови, был его путь. Там спокой
        нее, чем в Москве, Казани или гдето еще.
        Я точно знал, что традиция тюркской веры определяла,
        патриарх – это человек царской крови, пусть даже второго
        колена. Обязательный потомок Пророка Гесера!
        Судя по фактам, так было на самом деле. После переез
        да патриарха (апа тенгричи) в Мещеру правитель юрта стал
        царем, ордынскую корону положили на голову хана Каси
        ма (? – ок. 1469). Он и наследовал власть в Золотой Орде,
        когда в Крыму приняли мусульманство.
        Так появился царь Касим со своим царством.
        Отмечу, Касим стал царем на сто лет раньше московско
        го князя! Саму Мещеру с тех пор уже звали Касимовским
        царством. Не случайно же там строили храмы с истинно
        царским размахом... Их мне надо было обязательно увидеть.
        В Суздале, Владимире, ГусьЖелезном, Туме, Муроме,
        самом Касимове появлялись они, торжественные, огром
        ные, праздничные. Их впечатляющие размеры были не для
        местного прихода – для приезжих паломников... Как важно
        было увидеть их, эти громады, передающие величие духа то
        го забытого времени.
        Недолго ходили паломники в Касимовское царство.
        К XV веку усиливающийся хаос в Орде обрек на гибель
        уютные городки староверов. Но они не погибли – выжили
        благодаря Москве, принявшей остальное «ненужное» Кры
        му духовенство Золотой Орды. Тем, сугубо политическим,
        актом Москва спасала храмы и всю тюркскую Церковь,
        точнее, ее духовный институт. Даже ту ее часть, что ушла
        в мещерское «подполье». Причем спасала, порой сама того
        не желая.
        Иван Грозный с первых дней царствования делал все,
        чтобы патриарх (апа тенгричи) ордынской Церкви, пусть
        уже и формальный, не имеющий былой власти, жил у него.
        Это показало бы всем, что столицей Золотой Орды стала
        Москва, а сама Орда становилась Россией.
        Вожделенную мечту русский царь внедрял и лестью, и
        подкупом, и силой. В конце концов он, политик твердой ру
        ки, заставил архиереев Орды и Северной Руси признать ми
        трополита Московского. За то признание четверо из них по
        лучили право носить белый клобук патриарха – высший
        знак в церковной иерархии тюрков.
        Сегодня это кажется абсурдом – четыре главных священ
        нослужителя, от которых пятый (патриарх!) отличался лишь
        богослужебными преимуществами. (18) Но таким было ус
        ловие политики, вынужденной считаться с тюркским укла
        дом духовной жизни. Еще одной победой Москвы в слож
        ной теории власти.
        К окончательной победе она пришла через опричнину,
        ссылки и удушения священнослужителей. Было ли то безу
        мием, как трактуют события современные историки? Не
        знаю. Но именно такая жесткая, продуманная до мелочей
        политика помогла добыть царский титул и сделать его у мос
        ковского князя не просто законным, а обязательным. Это
        очень важно отметить.
        Царь, данник Крыма, становился как бы главой Церкви,
        он мог вмешиваться в ее дела.
        Начало согласию русских священнослужителей положил
        Церковный собор (1551), где приняли Стоглав – кодекс
        норм жизни духовенства и его отношений со светской вла
        стью. Документ узаконил передел ордынской Церкви в
        пользу Руси и Ивана Грозного. В ответ благодарная власть
        для каждого из духовных владык выстроила в Москве пала
        ты с храмом, ему принадлежащим, каждому назначила зем
        ли, доходы, милостыню.
        Резиденцией владыки Сарайской епархии стал Крутиц
        кий монастырь, что на берегу Москвыреки, там устроили
        подворье, куда приезжали священнослужители со всех зе
        мель бывшей Орды, те области Москва уже считала своими.
        По царскому праву.
        По царскому же праву затевала она военные походы на
        Касимов, Казань и Астрахань, а также на Кавказ – вотчину
        Албанской церкви... Политика упорно твердила: без царя не
        будет России, а без Церкви не будет царя.
        Стоглав – это важная ступень обретения русскими титу
        ла «царь».
        Царь Иван IV опричниной расколол страну, политикой
        поделил ордынскую Церковь, а весь благочестивый народ
        Орды – на русских, людей Рюриковичей, и на татар, сто
        ронников Чингизидов. Как горячим ножом резанул. Зато
        это позволило государству – законно! – убивать одних, воз
        величивать других.
        Тогда и пришел к нам «поганый татарин», «герой» рос
        сийской истории. Государство и народ навечно стали врага
        ми. Татар, вернее староверов, в Орде было абсолютное боль
        шинство, их начали уничтожать, чтобы укрепить новую
        власть – московскую. Уничтожали масштабно, тысячами,
        отправляя карательные отряды в татарские земли. Строго
        говоря, «староверские» земли начинались к югу от Москвы
        реки, они лежали напротив самого Кремля. На географиче
        ской карте сохранилось немало следов политики тех лет.
        Иные следы сохранились до деталей.
        Мещера – это страна, покрытая шрамами.
        Но в стремлении укрепить свое право на власть царь не
        видел подданных, не слышал эха своей политики, не думал
        об отзвуках своих кровавых дел. Историки отчаялись по
        нять мотивы его поступков. Он и сам не понимал, где вра
        ги, а где друзья. Еще бы, против него были брошены луч
        шие силы ордена иезуитов. (19) Измена таилась повсюду.
        Посланники папы проникали в среду самых доверенных
        людей. Они, исполняя волю «наместника Христа», даже не
        вели, а силой тащили противящуюся Московскую Русь к
        христианству, о чем русский царь, кажется, и не догадывал
        ся. Не ведал, что уничтожал он не татар, а ордынское «ста
        роверие».
        Исподволь, будто бы сама, в русском государстве вызре
        вала Смута, умело посеянная иезуитами. Но врагов видели
        не в Кремле – в Касимове. Или где то еще.

        0
      • Чингиз
        18 октября 2011  

        Плевать не плевали,

        а вели свой род от родовитых татарских и монгольских родов.

        Просто Гималайский мало историю знает. -))

        0
        • кылбар
          18 октября 2011  

          дык, они же не разбираются в сакрале!)))

          Не знают, что за титул каган, просто хан, царь, король, император. Не зная этих корневых понятий как можно рассуждать об истории?

          0
      • Donat
        18 октября 2011  

        Вся история становления и возвышения Московии - иезуитский план Рима...

        Последних Рюриковичей вытравили мышьяком и ртутью во времена смуты, последовавшая дальше династия Романовых (Roman, римские) - самозванцы и марионетки иезуитского Рима, не имеющие никаких прав на царский титул.
        Последним человеком, имеющим право на царствование, имеющим царскую родословную и царьскую кровь, был касимовский царь Симеон, все остальное, тот же языческий Рим вместе с нахально присвоившим себе право (ни много, ни мало) быть наместником самого Бога, папа римский, маскарад и шоу...

        0
  • mosq
    18 октября 2011  

    Он был саха по национальности

    0
    • Чингиз
      18 октября 2011  

      Мозг, опять влезаешь

      в разговор старших со своими пустыми репликами?-))

      Спать, уроки завтра тяжелые.

      0
      • mosq
        18 октября 2011  

        Разве это разговор ?

        Тут пара пациентов с Котенко свой бред изливают, а ты им поддакиваешь. Подозреваю, что ты постепенно в маразм впадаешь, возраст сказывается ?

        0
        • Чингиз
          18 октября 2011  

          Молодой человек, дорогой мозг.

          Маразм (от греч. marasmós — истощение, угасание) психический, обусловленное атрофией коры головного мозга, почти полное прекращение психической деятельности человека, сопровождающееся общим истощением. Встречается при старческом слабоумии, в конечной стадии прогрессивного паралича и при некоторых других заболеваниях мозга. Понятие физический М. — как увядание организма (близкое к кахексии) — в современной медицинской практике применяется редко.
          Для информации.

          К Котенко направляют специалисты на то уполномоченные. Постоянные употребление и постоянные форумные направления оппонентов туда, обозначает, что пустой направитель, скорее сам будущий клиент столь уважаемого учреждения.

          0
  • Donat
    18 октября 2011  

    Из века в век преследует кара Божья государство самозванцев и узурпаторов...

    Почему молчал Карамзин?
    Незримая мера силами Москвы и Касимова шла до 1558
    года, Русь не сразу взяла верх в том состязании, она долго
    и коварно вынуждала принять ее условия. Лишь вконец ра
    зорив и измотав всю Мещеру, Москва заставила касимов
    ского царя перейти к ней на службу.
    Нельзя передать те чувства, что испытывал гордый по
    жилой человек, которого взяли прислуживать самовлюблен
    ному русскому царю. Благо не долго тянулась мука. После
    скорой смерти несчастного службу в Москве понес его сын,
    Саин Булат, о чем известно чуть больше.
    Саин Булат быстро понял, кто «старший брат», и пони
    мание показывал тем, что садился не на трон, а у трона. Сту
    пенькой ниже. Однако выше московских бояр и удельных
    русских князей. Два царя обязаны были мирно ужиться в
    Кремле – оба наследника понимали: решалась судьба на
    следства Золотой Орды, один из них должен пересидеть дру
    гого и остаться на троне в одиночестве.
    Иначе говоря, Кремль жил обстоятельствами, которые
    складываются, когда из безвестного «городишки» рождает
    ся новая страна. Терпя и воздерживаясь.
    А страсти закипали порой неожиданно, там, где никто их
    не ждал.
    Скажем, нынешние «источники» утверждают, что Каси
    мов (бывший Мещерский Городок) основал Юрий Долго
    рукий, или, иначе говоря, Москва старше Касимова. При
    Юрии о том не знали. Вернее, знали совсем иное... Мещер
    ский Городок стоял на дороге, по которой русские князья
    ездили за ярлыками на княжение. Той дорогой ордынские
    баскаки возили дань со всей Руси.
    Но ктото в Кремле старался сохранить чистую память
    об Орде, а ктото – наоборот, быстрее удалить ее, что по
    рой служило причиной конфликтов.
    Носители «старой веры» не умели лгать! Они помнили
    адат, что прошлое изменять нельзя, за этот грех следует ка
    ра Божья. Так, если сказитель чтото неверно говорил о
    предках, ему отрезали язык или голову, таков был обычай.
    Покой предков не тревожили, в этом появлялась едва ли
    не самая глубокая черта морали тюркского мира. «Не
    лги» – заповедь тюрка!.. Но в Москве не все желали по
    мнить об этом.
    Легендой о Долгоруком московские политики устраняли
    «неприятные» им воспоминания, а заодно «усекали» корни
    одному из царей, то есть унижали его: старшинство много
    го стоит у властолюбцев... С глухого шепотка, с нехитрых
    легенд начиналась подмена общественной морали. Власть
    училась обманывать себя и народ настолько, насколько за
    благорассудится правителю.
    Это и есть фальсификация истории, тогда началась она в
    московских землях.
    В Москве, конечно, знали старинное имя Касимова –
    КызыКирман. Города с таким названием известны в Вели
    кой Степи: ВосланКирман, ИнКирман, ИсламКирман.
    КызыКирман – это ворота в Мещеру, однаединственная
    дорога сюда из Орды, вот смысл, что стоял за старинным
    топонимом.
    Второе значение Кирман – «опоясанный». «Опоясан
    ный» лесом, болотом. Для степняка это звучало предупреж
    дающе, он знал: вперед пути нет... Касимов оказался инте
    ресным для географа. (20)
    Город удивил меня, скажем, своими древними, едва
    приметными курганами, что на правом берегу Оки, хотя
    сам Касимов на левом ее берегу... Столь ли важно, где сто
    ит город? Что окружает его? Важно. Наблюдение показы
    вает: курганы не связаны с городом и с Золотой Ордой!
    Они более древние и относятся к периоду Великой Степи,
    граница которой на севере шла как раз здесь – по Оке и
    Москвареке.
    Цепь курганов – это след древней границы. Я знал, что
    в русском языке один из смыслов тюркского слова «курган»
    и есть «граница». Для маркировки территорий порой возво
    дили ложные курганы. Без захоронения.
    Выходит, основать город на левом берегу Оки могли
    лишь те, кто пересек границу, то есть покинувшие Орду...
    Разве нет? Город основали, чтобы наладить и держать пере
    праву! А если так, то история города Касимов и Мещеры на
    чаласьтаки с репрессий Батыя. Не раньше. Юрий Долгору
    кий тут ни при чем, это точно, он бы просто не добрался
    сюда – по болотам и бездорожью.
    ...С падением Орды городок на Оке запустевал, он уже
    стоял в стороне от политики, и Москва взяла правителя Ме
    щеры к себе на службу, чтобы приблизить и нейтрализовать
    конкурента. Не имея выбора, разоренный касимовский царь
    сам пошел в кабалу...
    Служа в Москве, Саин Булат не проявлял себя ни побе
    дой, ни поступком, ничем, хотя участвовал в Ливонской
    войне (1571–1573). Добродушный царь не исполнял «цар
    ское дело» – приказывать, неволить, обещать. Он просто не
    умел властвовать, его никто не научил этому! Насилие, ложь
    были ему чужды. Таков он, этот человек из Мещеры, «ста
    ровер», живущий по правилам своей веры. В сердце он но
    сил то, что ему было дорого... На него не обижались, ему
    прощали. Простили и поражение при Лоде, где ведомое им
    наемное русское войско было разбито наголову.
    Иван Грозный не давал волоску упасть с его бороды, бе
    рег. Почему?
    А в июле 1573 года Саин Булат принял московскую веру
    и через два года стал уже русским царем Симеоном... Здесь
    потребуется новое пояснение.
    Со времен хана Берке (брата Батыя) некоторая часть ор
    дынцев приняла ислам, но среди них касимовских ханов не
    было. Они бы не стали царями: ислам и царь – исключаю
    щие друг друга понятия.
    Да, в Орде был ислам, это бесспорно. Но дореформен
    ный, а не тот арабский, что укоренился ныне в Поволжье.
    Его правильнее бы называть «ранний ислам», «мягкий ис
    лам», он мало отличался от «старой веры» тюрков, о чем со
    общают редкие документы той поры. Так, в ярлыке на прав
    ление, что дал мусульманин ордынский хан Узбек русскому
    митрополиту Петру, говорится: хан следует воле Тенгри (Бо
    га Небесного). Не Аллаха. На документе дата тенгрианско
    го, то есть «староверского» календаря, а не хиджры, как у
    остальных мусульман.
    Этот загадочный хан выдал свою сестру замуж за русско
    го князя. По мнению Карамзина, то было «дело не весьма
    согласное с ревностью сего хана к вере Магометанской».
    Что тоже говорит о многом пытливому исследователю.
    И совсем уж «делом не весьма согласным» с привычным
    представлением об исламе – равносторонние кресты и по
    лумесяцы, знаки Тенгри, их крепили на крыше ордынских
    мечетей, вплетали в узоры. Молились мусульмане рядом, в
    одном общем здании, со «староверами». Такие общие хра
    мы назывались кошени, потюркски «кошан» – соединение.
    Молились лицом на Алтай. Покойников хоронили по обря
    ду «старой веры» – ориентируя лицом на восток.
    Как внимательный читатель я выписал имена «старовер
    ских» епископов и настоятелей: Измаил, Сеид, Салтан и
    другие. (21) Это – крупные церковные деятели Орды!
    Отличие тенгрианства от ордынского мусульманства ед
    ва ли заметно. Иначе быть не могло. Там и там – Единобо
    жие, там и там – те же религиозные символы, те же имена,
    те же обряды, что не удивляет. А скорее убеждает в том, что
    речь шла о единой духовной культуре одного и того же на
    рода – тюрков. Известно, что вера, в отличие от религии,
    меняется медленно. Несогласия среди верующих начинают
    политики, которые ради своих интересов стравливают лю
    дей разных конфессий. По крайней мере Золотая Орда не
    знала таких жестоких религиозных войн, как, скажем, в За
    падной Европе... Стычки бывали, не без них.
    А после Стоглавого собора (1551), когда в религию Ор
    ды грубо вмешалась политика, и на востоке Европы изме
    нился прежний порядок вещей.
    Крещение Саин Булата было лишь актом его вхождения
    в московскую власть, «старой вере» он не изменял. Если бы
    царя крестили как иноверца, обряд крещения занял бы ме
    сяцы, таково правило. А тут была именно воля политики –
    его крестили, потому что Кремль решил женить Саин Була
    та на дочери боярина Мстиславского. Это уже интрига, ис
    токи которой до конца не поняты и сегодня.
    Москва еще не имела своей религиозной идеологии, она
    лишь окружала себя новыми религиозными правилами, что
    бы отделить «своих» от «чужих».
    Конечно, то была политика, в самом естественном ее
    виде...
    Словом, и в крещении, и в женитьбе не был самостояте
    лен царь Симеон, волею Судеб ставший щепкой в водово
    роте новой жизни. Он не знал, что творится, и не хотел по
    нимать, демонстрируя безропотную покорность даже на
    крутых поворотах своей судьбы. К такому поведению его
    обязывали убеждения – пренебречь тем, что принято у «ста
    роверов», он, непротивленец, не мог. Человек другой мора
    ли понимал мир посвоему, не помосковски. Его поступки
    говорят сами за себя. Он не мог взять власть, которая по
    царскому праву принадлежала ему одному. Ждал воли Не
    ба. И дождался.
    Осенью 1575 года в Москве случилось чтото необъясни
    мое: царь Иван IV отрекся от престола и покинул Кремль.
    Зачем? Каждый боярин, каждый извозчик ломали голову в
    поисках причин его ухода, естественно, люди связывали
    уход царя со своею собственной судьбой. Чтото теперь бу
    дет? И историки последующих поколений терялись в догад
    ках. Версий надумано много, но стоят ли что они, если эпо
    ха царя Симеона не сохранила документов? Их нет. Досто
    верны дватри второстепенных текста. «Татарских»
    летописей вообще нет... О чем можно тут рассуждать? Мож
    но лишь фантазировать.
    Лучше всех из щекотливого положения вышел Карамзин,
    обойдя время правления Саин Булата глубоким молчанием,
    «мнимый царь», «так называемый царь Симеон», всуе по
    минает его. Историю царствования он переадресовал зару
    бежным авторам, со слов которых мы и знаем о событиях
    эпохи Ивана Грозного. Карамзин ясно писал, «известно со
    слов иностранцев», «на их совести».
    Великий российский историк абсолютно прав. Без фан
    тазий честнее...
    А Иван IV ловчил. Явно ловчил своим уходом из Крем
    ля. «Татарский» царь на троне понадобился ему, возможно,
    чтобы списать неудачи правления Москвы, Иван Грозный,
    этот царьзлодей, покинул Кремль изза боязни Божьей ка
    ры за опричнину. Заметьте, он не просто уходил, он под
    ставлял суду Божьему своего напарника!
    Все знали, царь жизнью отвечает за беды в стране. А как?
    Не знали. Но ужасно хотели посмотреть.
    Возможно, все было совсем не так. Царь занемог, у него
    начались приступы странной болезни, свидетельствовавшие
    о том, что его медленно травили. Убивали. И он почувство
    вал это. Факт отравления доказан криминалистами!
    Повторяю, в Средневековье отношение к вере, к власти,
    к поступкам было совсем иным, чем сейчас. Люди жили «в
    страхе Божьем». Они возлагали «надежду на Судию Небес
    ного», который воздавал обманщику по его «злой хитрости
    и неправде». Это отличало «старую веру», где первым судь
    ей поступков был сам человек, его совесть, решавшая гре
    шить – не грешить, то есть каким предстать перед Богом...
    Только так понимали свободу в общении с Тенгри наши
    предки.
    Симеон Бекбулатович, Иван Грозный – люди «старой»
    веры, ее времени, ее культуры, их мораль не доступна нам.
    Даже если бы сохранились документы, мы о мотивах их по
    ступков ничего сказать бы не смогли, потому что забыта
    тюркская культура, ее традиции. Казалось – оба царя, оба
    имели право на власть, на силу меча, но... был Высший суд,
    который напоминал – «что насильно, то не навсегда». При
    каждой молитве слышали они эту Небесную мудрость.
    Естественно, все и вышло, как учило Небо.
    В августе 1576 года уже царь Симеон оставил Кремль,
    не потому что был слабее, а потому что другой – из вче
    рашнего дня. Сам понял, что в Кремле душно. Его пове
    дение, как мне показалось, походило на поведение Дон
    Кихота, другого Рыцаря Печального Образа, испанского,
    он тоже своим устаревшим благородством вызывал лишь
    снисходительную улыбку нового общества. Над ним по
    смеивались.
    На Московской Руси пороки становились нравами, а
    честь – помехой. Как на Западе!
    ...Два русских царя опять разошлись мирно, понимая,
    «что для одного пища, то для другого яд». Иван IV дал Си
    меону титул великого князя и княжество Тверское, с дво
    ром, приказами, боярами, дворцом, «людишками». Настоя
    щее государство в государстве, где хозяина попрежнему ве
    личали царем.
    Недолго лилась тихая жизнь, 1584 год подверг Москву
    испытаниям. События неслись стремительно, неслись по
    сценарию иезуитов. После долгой и мучительной смерти
    отравленного царя Ивана Грозного на трон сел его сын, сла
    боумный Федор Иванович. А власть в Кремле захватил Бо
    рис Годунов. И едва ли не первое, что он сделал, – лишил
    царя Симеона титулов и выгнал из дома. Из его маленькой
    Руси.
    Тот разбойный выпад Кремля был зарницей, вестницей
    бури, горе пришло, когда в Угличе загадочно погиб царевич
    Димитрий, последний из династии Рюриковичей. Вскоре
    умер бездетный царь Федор, его смерть поставила перед
    сложной дилеммой: русских царей в Москве больше нет.
    Как быть царству? На осиротевший престол претендовал
    лишь один Годунов, но его, самозванца, не желали духовен
    ство, аристократия и народ.
    Смута, как видим, росла не на ровном месте, ее напиты
    вали событиями. В пылу борьбы за власть и вспомнили о
    царе Симеоне. Но Россия не была бы Россией, если б хоть
    когданибудь считалась с законом.
    Борис Годунов всех обвел вокруг пальца. Он загодя ку
    пил у Греческого патриарха право учредить в Москве новую
    Церковь, вестницу «новой веры», то есть христианство на
    греческий лад. Ее открыли 26 января 1589 года, когда сла
    боумный царь Федор был еще жив! Тогда у Кремля появил
    ся «карманный» духовный владыка, бывший архиерей Иов,
    он и совершил обряд миропомазания над самозванцем Бо
    рисом, назвав его царем.
    Воистину, «пороки становились нравами».
    Кремль публично отвернулся от Бога Небесного, от куль
    туры своего народа и посмотрел на Запад. В тот миг Мос
    ковская Русь стала Россией, христианской страной... При
    сягая царюсамозванцу, двор в один голос заявлял: царя Си
    меона «на Московское государство не хотеть», хотя в душе
    держался иного мнения. Царская свита стала двулика, это
    тоже ее новая черта. Черта Запада.
    Упоенный властью Борис был помосковски милостив,
    он послал своему конкуренту гостинцы и бутылку испан
    ского вина. За мое, мол, здоровье. Тот выпил и ослеп... Но
    даже будучи слепым, царь Симеон пугал Кремль своим за
    конным правом на власть.
    Ему вредили, как могли, каждый желал ущипнуть, уко
    лоть. По приказу Лжедмитрия царя остригли, отправили мо
    нахом в КириллоБелозерский монастырь с именем Стефан.
    Василий Шуйский на девятый день своего царствования,
    велел везти старца Стефана из КириллоБелозерского, мо
    настыря дальше, на Соловки. Под жесточайший надзор.
    Лишь при Михаиле Романове безропотного и дряхлого
    «другого царя» оставили в покое. Наконецто сбылась меч
    та его жизни – о нем забыли. Последние свои годы первый
    русский царь провел в Москве. В нищете и забвении.
    Самозванцы похоронили Закон и царский титул вместе
    с царем Симеоном в монастыре, что стоял на окраине Моск
    вы. Стоял на пути из Мещеры.

    0
  • Donat
    18 октября 2011  

    Письмо поэта...

    Здравствуйте, Мурад Эскендерович!
    Читаю ваши книги, могу сказать, много горечи доставляют они нам, забывшим своих предков. Хочу поддержать их доброй завистью: вы озарены светом Тенгри и потому счастливы, ибо вы – избранный. Это стихотворение родилось тотчас, как начал читать «Дыхание Армагеддона».

    Мифотворчеству вопреки
    Мураду Аджи

    «Я пишу свои книги, страдая»,
    Чем мне горечь души утолить,
    Если правда – давно не святая,
    И во лжи всем приходится жить.

    Археолог вскопает лопатой
    Глянец Лжи, но паркетный лакей
    Все, что вскрыто в курганах горбатых,
    Постарается спрятать в музей.

    И угодливо смолкнет запасник,
    Только я – сумасшедший фанат,
    Нет, – счастливец в Истории страстной,
    Озаренный искомым величием дат.

    Мне не надо придумывать нечто,
    Все, что вызнал, полынной травой
    Глянец Лжи прорывая беспечный,
    В книге каждой, как пламень живой.

    Да, сгорает в огне саламандра,
    И про рукописи зря говорят,
    Не хочу быть безумной Кассандрой,
    Но костры всем правдивым сулят.

    Мы не любим уроки и знанья,
    Мы с рожденья мудры на века,
    Задолбив назубок в свою память:
    «Горе, горе – всегда от ума!»

    Нет, я счастлив, нарушивший вето,
    «Кто есть я?» – вопрошаю себя.
    Прорастает сквозь горечь ответов
    Родославная гордость моя*.

    0
  • Нина Михайловна
    19 марта  

    Спасибо, тенгрианство ! Об этом пишите Вы первый. Напишите еще. Едигарева Н.М.

    0
Ответ на тему: Кто же такой Симеон Бекбулатович?
Введите код с картинки*:  Кликните на картинку, чтобы обновить код
grinning face grinning face with smiling eyes face with tears of joy smiling face with open mouth smiling face with open mouth and smiling eyes smiling face with open mouth and cold sweat smiling face with open mouth and tightly-closed eyes smiling face with halo smiling face with horns winking face smiling face with smiling eyes face savouring delicious food relieved face smiling face with heart-shaped eyes smiling face with sunglasses smirking face neutral face expressionless face unamused face face with cold sweat pensive face confused face confounded face kissing face face throwing a kiss kissing face with smiling eyes kissing face with closed eyes face with stuck-out tongue face with stuck-out tongue and winking eye face with stuck-out tongue and tightly-closed eyes disappointed face angry face pouting face crying face persevering face face with look of triumph disappointed but relieved face frowning face with open mouth anguished face fearful face weary face sleepy face tired face grimacing face loudly crying face face with open mouth face with open mouth and cold sweat face screaming in fear astonished face flushed face sleeping face dizzy face face without mouth face with medical mask face with no good gesture face with ok gesture person bowing deeply person with folded hands raised fist raised hand victory hand white up pointing index fisted hand sign waving hand sign ok hand sign thumbs up sign thumbs down sign clapping hands sign open hands sign flexed biceps
  
Предложения и замечания