Хакасы
Сагай  -    4202
О самоназвании хакасов




И.Л. Кызласов


Этнографическое обозрение. 1992. № 2. С. 52-59




Сегодня коренное население Хакасии в составе Российской Федерации повсеместно использует в качестве самоназвания имя хакас, хакастар — хакасы [1]. Природа возникновения и содержание этого этнонима в изменяющихся исторических условиях до сих пор различно истолковываются учёными. Ряд положений той концепции, которая представляется автору этих строк наиболее историчной, нуждается в особом внимании. Однако, не будучи подробно изложенными в имеющейся литературе, они часто недооцениваются оппонентами, что приводит к непониманию и даже к порождённым им искажениям воззрений исследователей. Цель нашей статьи — способствовать устранению подобных неясностей и ошибок.

1. В бытующей ныне форме этноним хакас возвращён южносибирскому народу Советской властью. В апреле 1918 г., уже через полгода после образования, Минусинский Совет рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов признал социальные и национальные права коренного населения тогдашних Минусинского края и Ачинского уезда вместе с его единым самоназванием хакасы [2]. В дальнейшем, на всех этапах государственного социалистического строительства, это имя народа неизменно официально утверждалось всеми нормативными актами, вплоть до Конституции Союза ССР. Одновременно оно постоянно подтверждалось и самим населением, как в переписях, в паспортной и иной личностной документации, так и, что особенно важно, в повседневном быту.

Общеизвестно, что при царизме слово хакас не было официальным именем коренного населения. Однако совершенно ясно, что если бы оно не было известно задолго до 1917 г., оно не могло бы прозвучать из уст только что родившейся Советской власти. Нам остаётся лишь уяснить, в какой среде этноним хакас употреблялся тогда в этом своём качестве.

Есть две группы фактов, позволяющих понять ситуацию. Первая состоит из зафиксированных в литературе наименований интересующего нас южносибирского населения, существовавших тогда, когда это население рассматривалось как ясашные инородцы, принятые под «высокую руку» Российской империи. Официально хакасы именовались тогда минусинскими (абаканскими), кузнецкими и ачинскими татарами, т.е. вычленялись среди прочего подвластного населения прежде всего согласно национальному и административному делению государства. В результате единый народ был расчленён на три части, включённые в три разных уезда двух губерний. Зафиксированные в литературе, в том числе и в научной, бытовавшие среди хакасов самоназвания (сагайцы, качинцы, койбалы, кызыльцы) до сих пор расцениваются в этнографических и исторических сочинениях как имена былых племенных подразделений. На деле же появление этих этнонимов было искусственным. Их наименования стали столь же официальными, как и перечисленные названия «абаканские», «минусинские» и прочие «татары», потому что имена «племён» были введены царским правительством в связи с созданием административной системы с соответствующими инородческими думами (позднее — управами: Качинской, Койбальской, Кызыльской, Сагайской — первоначально Соединённых разнородных племён). С 1822 г. это «племенное» членение народа почти столетие внедрялось властями в сознание людей
(52/53)
и сегодня сохраняется в их памяти наравне с такими «обобщающими» этнонимами и названиями царского времени, как «татары» и «инородцы». Современные этнические подразделения хакасов и известный среди них этноним тадар («татарин»), таким образом, являются отголосками царской официальной административной системы разделения и «объединения» населения и распространявшихся этой системой этнонимов. Подобные правительственные установления в немалой степени способствовали оживлению и закреплению в памяти расчленяемого администрацией народа былой дробной системы узких этнонимов, восходящих к родовому строю, — имён общин-сеоков.

Итак, литературные источники дооктябрьского периода не дают оснований для утверждения, что этноним хакас бытовал среди народа в качестве общего самоназвания. Однако необходимо помнить, что мы имеем дело с источниками или официальными, или отразившими официальную систему, и, следовательно, сама проблема этнической терминологии той эпохи не должна восприниматься нами упрощенно. Она требует глубокого, еще далеко не завершённого наукой исследования.

Вторая группа данных заключена в научной, прежде всего исторической литературе дооктябрьского периода. С конца XVIII в. в науке производились сбор и анализ письменных и археологических свидетельств о средневековом южносибирском государстве, название которого, как и имя его населения, читалось как хакас [3] или хагас/хягас [4]. Этноним хакасы (в разных фонетических вариантах) утвердился для обозначения двух этих явлений исторического прошлого. Наука конца XVIII — начала XX в. в значительной степени рассматривала аборигенов бассейна Среднего Енисея как потомков древнего государства хакасов. Однако для решения интересующего нас вопроса этот аспект, пожалуй, не самый существенный. Значительно важнее уяснить главное: в дооктябрьский период официально-государственный и научный взгляды на этническую природу «инородцев» Южной Сибири были по существу диаметрально противоположными. Если правительственная система была объективно направлена на расчленение народа, то наука оставалась единственной, внешней по отношению к этносу силой, которая отстаивала его единство. Только наука выявляла и учитывала объединяющие хакасов черты лингвистической, этнокультурной и исторической общности. Несмотря на официальную идеологию и политику и даже вопреки им, в научной литературе коренное население представало как единый этнический организм [5].

Именно такой, глубоко научный взгляд на коренное население был естественно воспринят наиболее передовой частью российского общества — победившим революционным движением. Научная, точнее говоря, научно-историческая основа нового национального размежевания и строительства проявилась уже в самых первых шагах Советской власти в Сибири. Одним из них стало образование в начале 1918 г. Хакасского степного самоуправления во главе с Хакасским степным советом.

Таким образом, первый вывод, к которому мы приходим: сразу после победы революции органами Советской власти было возвращено хакасам не только право существования как самостоятельного и единого народа, но и общее этническое имя, выявленное наукой в отношении их прямых предков [6]. В этой древней и «книжной» форме — хакас — имя было сразу же воспринято всем народом, стало его самоназванием. Последние факты весьма важны и показательны. Они неопровержимо свидетельствуют о том, что решение Советской власти ни в малейшей степени не было искусственным, а сам этноним хакас не был для народа чужеродным. Учитывая дооктябрьскую ситуацию, известную нам по литературе, следует признать, что данное явление ранних лет Советской власти — принятие этнонима самим народом — нуждается в исследовании [7].

Такова природа современного самоназвания хакасов.

2. Европейская и русская наука почерпнула слово хакас из древнекитайской литературы, где оно имело этнополитическое и этногеографическое значение: так
(53/54)
называлось государство, его земли и население [8]. Сравнение дальневосточных свидетельств о государстве Хакас со средневековыми письменными памятниками других народов (греко-, тюрко-, персо- и арабоязычных) привело историков к выводу о том, что в последних оно описывается под названием государства Кыргыз. Многие современные ученые пошли за «средневековым большинством» и именуют южносибирскую державу кыргызской — так, как и все некитайские источники. Если мы учтём, что и в некоторых китайских сочинениях употребляется имя кыргыз, а не хакас, то численное превосходство источников, содержащих этноним кыргыз, над теми, где упоминается наименование хакас, станет очевидным. Логическим завершением влияния на умы учёных этого количественного терминологического преобладания явилось стремление ряда исследователей употреблять в своих работах лишь одно наименование — кыргыз, полностью игнорируя термин хакас, традиционно применявшийся востоковедами недавнего прошлого.

Такое состояние исторической литературы оказало влияние и на синологию, в которой возникло утверждение, что самостоятельного термина хакас/хагас в китайских источниках нет. Его появление в научной литературе с этих позиций объясняется применением ныне устаревшей системы прочтения древних иероглифов. Следовательно, само слово хакас объявляется искаженным воспроизведением термина кыргыз [9]. Однако этот историко-фонетический пересмотр не находит полной поддержки среди китаистов [10].

В то же время наиболее важным в этой историографической ситуации является, пожалуй, следующий парадокс. Введённый в научную литературу синологами древний термин хакас/хагас ныне уже не может быть из неё изъят исследовательскими ревизиями одних лишь китаистов. Следует помнить, что историческая и этнополитическая неоднородность и неоднозначность обозначений хакас и кыргыз в китайских письменных памятниках были показаны историками, получившими качественно новую источниковедческую базу для наполнения конкретным содержанием свидетельств дальневосточных хроник. Основой этого послужило не только надежное вычленение археологических памятников, оставшихся от «государства Хакас». Их осмысление привело во взаимосвязанную систему данные многих исторических дисциплин [11]. Проблема существования в древности самого термина хакас вышла за пределы исторической фонетики китайского языка и письменности и ныне занимает самостоятельное место в аналогичных разделах тюркского и самодийского языкознания.

Такая количественная особенность гласных звуков в тюркских языках, как долгота, бывает первичной и вторичной. Последняя образуется несколькими способами. Но в языках Саяно-Алтая (прежде всего в тувинском, хакасском, шорском и североалтайских диалектах) господствует один путь образования долготы: она формируется при т
Ответов 20 Написать ответ
  • Кысыл
    1 января 2010  

    О статье

    О статье И.Л. Кызласова «О самоназвании хакасов»
    С.Г. Кляшторный
    Этнографическое обозрение. 1992. № 2. С. 59-61.

    Статья И.Л. Кызласова касается не только самоназвания хакасов, но и различных наименований этого народа в разные исторические эпохи. Прежде всего выделим то, в чём И.Л. Кызласов безусловно прав: в XIX-XX вв., когда этнография хакасов не была ещё предметом научных изысканий, хакасы в какой-то степени осознавали своё этническое единство. Вопрос об экзоэтнонимах и эндоэтнонимах этого, по словам И.Л. Кызласова, «единого этнического организма» более сложен, но для краткости может быть сведён к нескольким основным тезисам.
    1. До недавнего времени вопрос сводился к обсуждению места в хакасской этнонимии трёх терминов: кыргыз, хакас, тадар (татар). Исследование известного специалиста в области древнекитайской фонетики С.Е. Яхонтова показало, что заимствованный из китайских источников и введённый в научный оборот Н.Я. Бичуриным термин хагас/хакас, принятый в 1918 г. по желанию национальной интеллигенции в качестве самоназвания, есть неточная транскрипция термина кыргыз. Попытка критики И.Л. Кызласовым выводов С.Е. Яхонтова ссылками на иное мнение «лингвистов-китаистов» Н.Ц. Мункуева и В.М. Моржанова несостоятельна хотя бы потому, что оба почтенных синолога отнюдь не лингвисты и тем более не специалисты в области исторической фонетики китайского языка.
    Практически после исследования С.Е. Яхонтова стало совершенно очевидно, что и в китайских, и в древнетюркских, и в мусульманских, и в византийских, а позднее и в русских источниках название народа и страны фиксируется одинаково — кыргыз, хыргыз, кыргызская землица.

    В недавней статье столь видного специалиста в области древнекитайской фонетики, каким является Э. Пуллиблэнк, тождество известных транскрипций и их соответствий этнониму кыргыз рассматривается как очевидное; обсуждаются только причины замены одного термина другим в свете истории тюркских языков [1].

    2. Другое, бытующее до настоящего времени старое самоназвание хакасов — тадар-татар, вовсе не «отголосок царской официальной административной системы», как считает автор, а явление несравненно более древнее. После монгольского завоевания земля енисейских кыргызов вошла в состав Юаньской империи: «С приходом к власти династии Юань этот народ (цзилицзиси) разделили и создали девять тысяч дворов» [2].

    При распаде Юаньской империи в конце XIV в. земли по Среднему и Верхнему Енисею отошли к ойратам, которых, однако, в 1399 г. возглавила кыргызская династия. Её основатель Угэчи-кашка отменил прежнее название Юань и учредил новое официальное название владения и народа Дадань, т.е. татар [3]. Так параллельно самоназванию кыргыз вошло в употребление иное официальное обозначение, более широкое по политическому и территориальному охвату, но тем не менее достаточно устойчиво локализовавшееся в северной части Ойратского государства.

    3. Наряду с этими двумя самоназваниями, одно из которых (кыргыз) как общенародное обозначение к XIX в. уже было утрачено, действительно существовало ещё одно общее название, которое как эндоэтноним сохранилось в хакасском фольклоре, а кроме того, у соседей хакасов. Этот термин — хоорай. Меня удивляет, что работы выявившего это действительно общее и достаточно древнее самоназвание известного хакасского этнографа, фольклориста и языковеда В.Я. Бутанаева обойдены вниманием И.Л. Кызласова. Хакасский фольклор очень чётко фиксирует этноисторическую преемственность народа хоорай от кыргызов: Хыргыстын тогыс мун толы хоор чоны — «Кыргызский объединенный девятитысячный народ хоорай» [4].

    В сущности тремя приведёнными тезисами исчерпан предмет обсуждения, и, как очевидно, все они совсем не согласуются с концепцией И.Л. Кызласова.




    Примечания


    [1] Pulleyblank Е.G. The Name of the Kirghiz // Central Asiatic Journal. 1990. V. 34. № 1-2. P. 98-107.

    [2] Кычанов Е.И. Сведения из «Юань-ши» о переселениях киргизов в XIII веке. Публикация источников. // Изв. АН КиргССР. Сер. общественных наук. Т. V. Вып. I. 1963. С. 59.

    [3] Ещё Я. Шмидт в своём издании сочинения Санак Сацэна пишет о кыргызах как об одном из племён Ойратского союза и упоминает их главу «ойрата из народа кыргызов» Угэчи Хашагу. См.: Schmidt J. Geschichte der Ost-Mongolen und ihres Fürstenhause verfasst von Ssanang Ssetsen. St.-Petersburg, 1829. S. 56, 142. Позднее Г. Ховорс, правильно отождествивший Угэчи Хашага монгольских источников с Гуйличи из китайской династийной истории «Мин-ши», отметил, что согласно китайским сведениям, Гуйличи отказался от титула «хана монголов», т.е. от династийного имени Юань, так как не принадлежал к Чингизидам, а провозгласил себя «ханом татар», назвав так управляемый им народ. См.: Howorth Н. History of the Mongols. Pt. 1. L., 1876. P. 352. Подробно об истории кыргызской династии у ойратов см.: Петров К.И. К истории движения киргизов на Тянь-Шань и их взаимоотношений с ойратами в XIII-XV вв. Фрунзе, 1961. С. 149-174. Ныне Т. Бейшеналиев восстановил титул Угэчи (монг. хашага передает кыргызский титул кашка) и привёл изложение отрывка из китайского источника о смене названия Юань на Дадань, см.: Бейшеналиев Т.О. Киргизы и Джунгарское ханство. XVII-XVIII вв. Автореф. канд. дис. Л., 1989. С. 9.

    [4] Бутанаев В.Я. Происхождение хакасов по данным этнонимики. // Историческая этнография: традиции и современность. Вып. II. Л., 1983. С. 68-72; его же, К исторической этнонимике хакасов (термин «хоорай»). // Историческая этнография. Вып. III. Л., 1985. С. 25-29, его же. Историческая
    (60/61)
    судьба енисейских киргизов по данным фольклора народов Южной Сибири. // Вопросы этнической истории киргизского народа. Фрунзе, 1989. С. 66-77.

    http://kronk.narod.ru

    0
    • LEONID
      1 января 2010  

      Х_мм

      Цитата:
      действительно существовало ещё одно общее название, которое как эндоэтноним сохранилось в хакасском фольклоре, а кроме того, у соседей хакасов. Этот термин — хоорай.


      Хоорай - что-то знакомое?

      0
  • Сазай
    1 января 2010  

    Слово ХАКАС

    Слово хакас в исторической литературе
    С.Е. Яхонтов
    Этнографическое обозрение. 1992. № 2. С. 69-71.

    Слово хакас употребляется сейчас в двух значениях. Во-первых, это название (самоназвание) одного из народов Советского Союза, введённое в 1918 г. Во-вторых, некоторые историки используют его как возводимое к китайским источникам название государства или народа, известного также как «енисейские кыргызы». Ниже речь пойдет только о втором значении.
    Строго говоря, в китайской литературе слова хакас нет. Иероглифическое написание этнонима, о котором идет речь, транскрибируется сейчас как сяцзясы. В начале прошлого века, в соответствии с существовавшим тогда произношением и правилами транскрипции, оно по-английски писалось hia-ka-sse. Н.Я. Бичурин пользовался формами хягас, хагас [1], это несколько упрощённая транскрипция (ожидалось бы хягасы). Есть и другие варианты. К какому именно из них восходит принятое сейчас написание хакас, не знаю, но буква к (не г), а также два с (хакассы) у некоторых авторов, например у В.М. Моржанова, скорее указывают на западный источник. Когда слово хакас, хагас появилось в русской востоковедческой литературе, оно не ассоциировалось ни с каким современным этнонимом.

    Но уже более 100 лет назад было выяснено, что сяцзясы есть одна из китайских записей этнонима киргиз. Последний в разное время писался по-разному: китайское произношение менялось, и то же самое слово приходилось обозначать другими иероглифами. Наиболее известные транскрипции его — цзянь-кунь, цзегу, сяцзясы (современное чтение). Китайские историки определённо пишут о них как о трёх разных названиях одного и того же народа или государства.

    Обсуждая происхождение этнонимов или других слов, извлечённых из китайских исторических сочинений, мы прежде всего должны ясно понимать, что в то время, когда эти слова были записаны, соответствующие им иероглифы читались совершенно иначе, чем сейчас. Например, название первого из 10 так называемых циклических знаков, которое сейчас звучит как цзя, древние тюрки около 1000 лет назад слышали как qap [2]. Никакие аналогии, отождествления, реконструкции, не учитывающие действительного чтения иероглифов в момент записи иноязычного слова, не имеют научной ценности. В частности, нам очень хорошо известно произношение VI-VII вв. (разногласия между исследователями касаются незначительных деталей); чтобы узнать его, достаточно посмотреть в словарь (так же, как мы определяем по английскому словарю правильное чтение английского слова), и тот, кто этого не делает, доказывает лишь, что не умеет пользоваться справочными пособиями. Правда, для прочтения иноязычного слова в китайском тексте одного лишь знания исторической фонетики может оказаться
    (61/62)
    недостаточно: надо ещё знать, как китайцы обычно передавали звуки, отсутствующие в их языке, например р или ы.

    Иероглифы, которыми пишется слово сяцзясы, около 600 г. читались приблизительно как γat kat sie (для простоты опускаю знаки краткости при а, е). Конечный -t в транскрипциях иноязычных слов очень часто обозначает r, реже l. Однако перед слогом, начинающимся с переднеязычного согласного, -t то ли ассимилируется ему, то ли выпадает. Перед заднеязычным конечный -t сохраняется, вопреки мнению Н.Ц. Мункуева [3]; это подтверждается xopoшo известными транскрипциями ряда этнонимов, имен и названий должностей, в которых -t перед заднеязычным обозначает r или l: тÿрк, таркан, байырку, билгä (в этот список входит и другая, более ранняя транскрипция слова киргиз — цзегу, где оба слога имели конечный -t). Форма сяцзясы появилась около 800 г.; в это время согласный у в китайском оглушился, т.е. перешёл в χ [4], Китайский k обозначал в транскрипциях алтайских слов увулярный q (более передний передавался сочетанием kį- или kj-). Гласные слова, транскрибируемого как сяцзясы, неясны, тем более что параллельно существовала другая, редкая форма — хэгусы, с теми же древними согласными, но другими гласными. Тюрский а после заднеязычных всегда передавался китайским а (звук, сходный с а в английском car), а не более передним а (как в английском cat); это подтверждается транскрипциями таких слов, как kam «шаман», cak ал «борода», mapkaн, kагaн, kарлуk ). Следовательно, гласный в тюркском оригинале слова сяцзясы не был а, но это был звук, довольно близкий к а, вероятнее всего ы. Итак, транскрипция сяцзясы предполагает исходную форму *хыркыс (конечный с передан отдельным слогом).

    Транскрипция сяцзясы просуществовала несколько столетий. Но к XIII в. конечные неносовые согласные в северокитайских диалектах исчезли и появилась новая, менее точная транскрипция этнонима киргиз — цзилицзисы (в современном чтении), где тюркский р передан отдельным слогом ли.
    Ни в одном источнике, китайском или ином, названия цзянькунь, цзегу, сяцзясы не противопоставляются; напротив, обычно подчёркивается их однозначность [5]. Контексты, в которых употребляются слова сяцзясы, с одной стороны, и цзегу или kырkыз (в памятниках алфавитных письменностей) — с другой, тоже не дают оснований для их разного истолкования. Смысловое различие между сяцзясы и кыргыз в статье И.Л. Кызласова только постулируется, но не доказывается.
    В современных китайских исторических и этнографических исследованиях или справочных пособиях слово сяцзясы рассматривается как одно из исторических названий кыргызов или их предков, например: «В эпоху Тан наиболее распространённым названием киргизов было сяцзясы» [6].
    «Археологические памятники государства Хакас» — не более чем терминологическая условность. Если, например, некоторый комплекс памятников Сибири называют «андроновской культурой», никто не станет искать транскрипцию этого слова в древней китайской литературе.
    Подданные мнимого «государства Хакас» в письменных текстах называли себя кыркызами [7], так же именовали их и их соседи (тюрки, и китайцы). В орхонских надписях (памятник Кюль-Тегину) о киргизах говорится как о «киргизском народе» (кыркыз бодун), т.е. используется та же формула, что и для тюрков (тÿрк бодун), китайцев (табгач бодун), согдийцев, токуз-огузов, азов, эдизов и т.д. При перечислении разных народов и государств киргизы входят в один список с Китаем, Тибетом, Римом (?), татарами, киданями... Ясно, что речь там не идёт о «правящем роде державы», как получается у И.Л. Кызласова.
    Проблема «государства Хакас» запутывается многочисленными мелкими ошибками, вплоть до неточного цитирования. Например, Л.Р. Кызласов, ища подтверждения тому, что кыргызы (гяньгунь) были «аристократическим династийным родом» в «древнехакасском государстве», цитирует перевод Н.Я. Бичурина:
    (62/63)
    «... гяньгунь есть небольшой род» [8]. Между тем у Н.Я. Бичурина сказано не «гяньгунь», а «Хагас» [9], то же самое (т.е. сяцзясы) — и в китайском оригинале.
    И.Л. Кызласов сопоставляет со словом хакас (взятым, напомню, не непосредственно из китайских источников, а из европейских работ начала прошлого века), реально существующее самоназвание некоторых групп современных хакасов и соседних народов — хаас, хааш. Форма ха a с — современная хакасская (качинская), переносить её в таком виде в средние века нет оснований. Да, долгие гласные в большинстве тюркских языков действительно возникают при исчезновении согласных ғ/г и ң, (см. [10]). Однако не могут выпадать (в середине корня, т.е. не при словоизменении) k/к. Далее, из двух форм — хакасской хаас и тофаларской хааш — первая более поздняя: в хакасском общетюркский конечный ш (а также ч) закономерно заменился на с [11]. Начальный х в хакасском происходит из общетюркского k [12]; в общетюркском звука х не было, начальный х в древних и современных тюркских языках встречается в заимствованных словах или, как в хакасском, восходят к k (иногда и к к). Таким образом, форма хаас предполагает более раннюю •kafaш или •kаңаш. Этноним, близкий ко второй из этих реконструкций, действительно существует — это гэ'эчжи (•каңач) в «Синь Тан шу» (гл. 2176) и kaнkac в «Сокровенном сказании» (§ 239).
    Итак, ни в китайском, ни в тюркском материале мы не находим этнонима, который в средние века мог бы звучать как хакас или хагас.
    Примечания
    [1] Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т. 1. М.; Л., 1950. С. 350.
    [2] Древнетюркский словарь. Л., 1969. С. 420.
    [3] Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар»). Факсимиле ксилографа / Пер. с китайского, введение, комментарий и приложения Мункуева Н.Ц. М., 1975. С. 128.
    [4] Ло Чанпэй. Тан У дай сибэй фанъинь (Произношение северо-западного диалекта в эпоху Тан и Пяти династий). Шанхай, 1933. С. 165.
    [5] Бичурин. Н.Я. (Иакинф). Указ. раб. С. 350, 351.
    [6] Чжунго шаошу миньцзу чанши (Основные сведения о национальных меньшинствах Китая) / Ред. Ма Инь. 2-е изд. Пекин, 1985. С. 319.
    [7] См., например, Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. М.; Л., 1952. С. 84, 85.
    [8] Кызласов Л.Р. История Южной Сибири в средние века. М., 1984. С. 24.
    [9] Бичурин Н.Я. (Иакинф). Указ. раб. С. 357.
    [10] Щербак А.М. Сравнительная фонетика тюркских языков. Л., 1970. С. 177.
    [11] Там же. С. 162, 163, 169.
    [12] Там же. С. 98, 99.
    http://kronk.narod.ru

    0
  • Протрение
    1 января 2010  

    Автохтонный народ просветли глаза!

    Вопрос о самоназвании хакасов
    В.Я. Бутанаев
    Этнографическое обозрение. 1992. № 2. С. 63-69.

    Преемственная связь современного коренного населения Минусинской котловины с енисейскими кыргызами и хакасами китайских летописей впервые была научно обоснована известным историком Н.Н. Козьминым в книге «Хакасы»,
    (63/64)
    которая в основном была написана перед первой мировой войной [1]. В политический оборот данный термин ввёл его ученик, первый хакасский этнограф С.Д. Мойнагашев, который в 1917-1918 гг. провел несколько национальных съездов, где утвердил решение об образовании союза инородцев Минусинского и Ачинского уездов под названием «Хакас» [2]. В данной ситуации местная интеллигенция обратилась к тем далёким временам, когда, согласно китайским летописям, в долине Среднего Енисея существовало государство Хягас [3]. Для политического возрождения угнетённого народа необходимо было вернуть славное имя предков, даже несмотря на его китайскую форму. В 1939 г. чулымские тюрки, исходя из того, что они до 1835 г. частично входили в состав Кызыльской степной думы, приняли для себя также официальное название хакас [4].

    Однако до сих пор учёные, поднимая жаркие споры вокруг термина «хакас», почему-то не обращали внимания на отношение самого народа к своему этнониму. А это довольно существенный вопрос. Дело в том, что современные хакасы в разговорном языке в качестве своего самоназвания применяют термин тадар [5]. Поэтому утверждать, что коренные жители Хакасской ССР в повседневном быту используют для своего обозначения этноним хакас, может только человек, не знающий хакасского языка. За 70 лет Советской власти «возвращённый этноним» не стал самоназванием народа, несмотря на переписи, давление паспортного режима, влияние литературного языка и т.д. Только русскоязычная часть населения Хакасии приняла его для обозначения аборигенов края. Сами же они в общении между собой его не употребляют. Люди старшего поколения не могут даже произнести чужеродное слово как следует, ибо оно не соответствует фонетическому строю языка [6]. Эти данные, к сожалению, противоречат важным и показательным фактам в концепции И.Л. Кызласова.
    С другой стороны, самоназвание тадар по всем показателям явно недавнего происхождения. Оно действительно является отголоском царской административной системы, когда хакасы и другие тюркские народы в России назывались татарами [7]. Помимо хакасов этноним тадар бытует среди тюркоязычных соседей — шорцев, телеутов и северных алтайцев (тубаларов, челканцев, кумандинцев).
    Большинство советских учёных, учитывая исторические источники, а также фонетические закономерности китайского языка, придерживаются мнения, что в летописях династии Тан формой хягасы передавали звучание этнонима кыргыз [8]. Мы разделяем такую точку зрения, тем более, что она подкрепляется и местными материалами. При этом мы опираемся также на хакасский исторический фольклор, отмечая, что в степях Среднего Енисея в древние времена обитали кыргызы (хыргыс). Они создали в долинах Абакана и Июсов ирригационные сооружения (хыргыс аргылары), оставили памятники чёрной металлургии (хыргыс узанзан чирлер) и т.д. До сих пор хакасы называют средневековые погребения хыргыс сööктер! — кыргызские могилы [9]. В зонах контактного соприкосновения соседних племён с кыргызами возникло соответствующее название хыргыс, т.е. кыргызский. Вдоль таежной периферии Хакасско-Минусинскую котловину окаймляют речки, именуемые хыргыс чул — кыргызский ручей (в русском произношении: киргизка, киргизюль, киргисуль, кургусуль и кургусюл). По указанным топонимам можно приблизительно очертить былые границы Кыргызского государства [10]. Данные хакасского языка, фольклора и топонимики свидетельствуют об аутентичности этнонима кыргыз в степях Среднего Енисея и об отсутствии в этих неофициальных источниках не только термина хакас, но даже тадар. По всем показателям слово кыргыз употребляется не только в политическом, но и в этническом значении.
    Проблема взаимосвязей современного населения Саяно-Алтая с жителями Тянь-Шаня уже более 200 лет привлекает внимание исследователей. В последнее время историки склонны считать, что в этногенезе киргизов приняли участие как племена, переселившиеся из Южной Сибири и Центральной Азии, так и автохтонное население. Этнографические материалы, введенные в научный оборот
    (64/65)
    советскими исследователями, достаточно аргументированно подкрепляют давно высказанное мнение выдающегося тюрколога В.В. Радлова об общих исторических корнях хакасов и киргизов. Кроме того, наличие в родоплеменной структуре общих этнонимов (чилдег, пуға, хырғыс и т. д.) указывает на этногенетические связи двух народов [11].
    В качестве самого важного аргумента в концепции И.Л. Кызласова выступает имя хаас из местной этнонимики. Согласно трактовке учёного, оно якобы является современной производной формой от исторически реального в домонгольскую эпоху этнонима хакас. Насколько серьёзно это утверждение? Одна из групп хакасов — качинцы действительно называют себя хаас или хааш. По данным письменных источников, до начала XVIII в. носители этого имени обитали на северной периферии долины Среднего Енисея в районе Красноярска, где до сих пор протекает р. Кача [12]. Поэтому связывать этноним хааш (хаас) с жителями Минусинской котловины можно только после 1720-1740 гг., когда основная масса населения этой группы передвинулась вверх по Июсам и Енисею [13]. Кроме того, как отметил И.Л. Кызласов, появление большинства названий хакасских племенных групп связано с грубым вмешательством царской административной системы. Согласно свидетельству Г.Ф. Миллера, русское название качи или качинцы появилось в XVII в. и связано оно с названием самого крупного сеока хашха (хасха) [14]. Русская форма качи затем была перенята хакасским населением как хааш (хаас), но уже в значении общего обозначения скотоводов Качинской степной думы. Точно таким же образом по сеоку хызыл получили общее название кызыльцы, по сеоку сагой — сагайцы, по сеоку пилтip — бельтиры и т.д. Хакасия, до присоединения к России состоявшая из четырёх княжеств — Алтысарского, Исарского, Алтырского и Тубинского, в царское время разделялась на переименованные Кызыльскую, Качинскую, Сагайскую и Койбальскую степные думы [15].
    Таким образом, этноним хааш (хаас) в Хакасии довольно позднего происхождения и является искажённой передачей первоначального хашха (хасха), который навряд ли может звучать в китайском произношении как хягас. Утверждение же Л.Р. Кызласова о возможно происшедшей в древности перестановке слогов в этнониме хашха (хасха) на хахаш (хахас), а затем в результате стяжения согласных получении формы хааш (хаас) [16] не выдерживает строгой критики. Если пойти по такому пути, то можно доказать, что термин казак также происходит от слова хакас, где произошла перестановка слогов на ха-сак и т.д.
    Термин хашха (хасха) общетюркский и обозначает белый цвет. С древнетюркского времени звучание его осталось без изменения [17].
    При сравнительном анализе этнонима хааш (хаас) выясняется, что так назывались этнические образования оленеводов Восточных Саян: хааш — один из основных сеоков тофаларов; хааш — тувинское название бурятских сойотов; хааш — дархатское обозначение тувинцев-тоджинцев; хара хааш — тувинское именование тофаларов; хара хаас — хакасское название тофаларов (карагасы) и т.д. Наряду с формой хааш среди их родовых подразделений встречается название хаасут [18]. По всей видимости, термин хааш (хаас) восходит к самодийскому хас — мужчина [19]. Выяснение истинного ареала этого этнонима подтверждает правоту многих учёных, полагающих, что он связан с самодийцами, не имеющими этногенетических связей ни с тюркоязычными качинцами, ни с территорией Хакасии. И.Л. Кызласов, говоря о первоначальной самодийской сущности слова кас в разноязычном и разноликом обществе Древнехакасского государства, противоречит себе, полагая, «что со временем этот изначально политический термин стал этнонимом и обозначал тюркоязычное население». Л.Р. Кызласов заявляет более категорично: «С глубокой древности мы всегда были тюркоязычными» [20]. Исходя из вышеизложенного, мы считаем, что этноним хакас не мог существовать среди коренных жителей степей Минусинской котловины. Его просто не было.
    (65/66)
    Кыргызское государство пало в XIII в. под ударами монгольских полчищ. Однако в эпоху позднего средневековья население долины Среднего Енисея под эгидой кыргызов, частично сохранившихся после монгольских погромов, образовало этносоциальное объединение Хонгор или Хонгорай [21]. В хакасском языке в результате процесса стяжения гласных это слово стало звучать как Хоорай. Оно широко употреблялось в героическом эпосе, исторических преданиях, песнях и других жанрах фольклора. Например: Хоос полған малдын ээз!, хоорай полған чуртын ээз! — «Хозяин многочисленного скота, глава хоорайской страны»; Хоорай чуртаан чир аймағында хомзынмин чуртаан чон чоғыл — «В краю, где живет хоорайский народ, нет людей, которые жили бы без печали» и т.д. [22].
    Роль кыргызской элитарной группы в Хоорае (Хонгорае) была настолько велика, что даже русские служилые люди в XVII в. указанное этносоциальное образование называли Кыргызской землёй. Согласно историческим преданиям, хоорайский (хонгорский) народ происходил от кыргызов. В речи сказителей употребляется устойчивое определение: Хыргыстың тоғыс муң толы Хоорай чоны — «Кыргызский девятитысячный союз Хоорай» [23]. Данные исторического фольклора можно соотнести с указанием летописи Юань-ши: «С приходом к власти династии Юань этот народ (цзили-цзисы) разделили и создали девять тысяч дворов» [24]. Сопоставляя указанные факты, мы констатируем: во-первых, население Хакасии в XIII в. составляло тумен, который мог выставить 9 тыс. воинов; во-вторых, формирование этносоциального объединения Хоорай началось ещё при монгольской административной системе. Количественные определения характерны для названий многих тюрко-монгольских племён: токуз огуз — девять огузов, токуз татар — девять татар, ÿ курыкан — три курыкана, дэрбэн ойрат — четыре ойрата и т.д. Имя последних, по мнению учёных, связано с реальным делением ойратов со времён Чингис-хана на четыре тумена [25].
    Этноним хонгорай > хоорай, вероятно, возник на местной почве, ибо ещё в X в. письменные источники отмечали название народа кури (хори) «также из хырхызов». Рядом с их местом обитания находился город Кемиджкет, где была ставка кыргызского кагана [26].
    В основе многих тюрко-монгольских этнонимов прослеживается корень хор (кор). Например: хор — тибетское название тюрков Средней Азии; хор — подразделение народа юйгу; хоро — обозначение предков якутов; хори — подразделение бурятов, уйгур, курыкан, башкорт, булгар, хонгор и т.д. [27] По всей видимости, и этноним хонгорай также восходит к этой основе. До сих пор в современных алтайском, тувинском, хакасском и киргизском языках есть слово хор (кор), обозначающее народные массы [28]. В таком случае указанные этнонимы имеют тюркскую этимологию. К подобному заключению пришел языковед Б.И. Татаринцев, который в своем исследовании отмечает, что термин хонгорай «восходит к достаточно древнему тюркскому слову» [29]. Но даже если и допустить, что этноним монгольского происхождения (а в составе хакасов имеются и ойратские элементы), то и в таком случае он имеет полное право на существование, ничуть не меньшее, чем самодийское кос.
    Бывшее название хонгорай > хоорай не должно было пройти незамеченным среди исследователей прошлых времён. Действительно, в первой половине XIX в. известный языковед — А. Кастрен сообщал, что именем Хонгорай обозначаются «вообще все татары (т.е. хакасы.— В.Б.), платящие подать в Красноярск» [30]. В 1854 г. в «Статистическом обозрении Сибири» отмечалось реальное существование этого этнонима для обозначения хакасов [31].
    Во время путешествия П. Чихачёва по Туве тувинцам слово «хакас» было совсем неизвестно. Они чётко знали, что, перебравшись через Саяны и продвигаясь на север, попадешь в страну под названием Хонру (т.е. Хонгорай) [32]. Во второй половине XIX в. тувинцы для обозначения Минусинского округа применяли это слово уже в стяжённой форме — «Хоорай» [33]. Все великие шаманы являлись хоорайцами по происхождению.
    (66/67)
    Телеуты и южные алтайцы называли благодатные степи Минусинской котловины Конграй или Конгырай-Сагай. Конграй почитался у них как прародина теленгитов и место происхождения алтайских музыкальных инструментов [34].
    В XVIII в. кетоязычные котты именовали койбалов конграйчиен [35]. А самодийское племя камасинцев для них применяло стяжённую форму хоорой [36]. Таким образом, неофициальные разноязычные источники свидетельствуют о бывшем этнониме хонгорай > хоорай, употреблявшемся для обозначения жителей Хакасии, но ни словом не обмолвились об имени хакас.
    Название Хонгорай применялось и в русском дипломатическом языке. Когда в 1707 г. был построен Абаканский острог, то в письменных документах отмечалось: «На урочищах Хонгороя русские люди поставили город». «И тот Хонгороя ...киргис, уранхай, моторы их кочевия» [37]. На карте Сибири XVIII в., составленной Ф.И. Страленбергом, долина р. Абакан и горный хребет Западных Саян обозначены как территория Honkoroi [38].
    Этносоциальное образование Хоорай (Хонгорай) имело самостоятельное политическое устройство, которое позволяет определить его как государственное с неразвитыми формами общественных институтов [39]. После присоединения Хакасии к России по Кяхтинскому миру 1727 г. название «Хонгорай» исчезает с политической арены Южной Сибири и Центральной Азии. В результате этнополитических процессов термин тадар (т.е. татарин) в начале XIX в. вытеснил предшествовавшее историческое имя, которое ушло в область преданий. Возможно, этноним хоорай (хонгорай) перестал соответствовать общему содержанию формирующейся общности. Однако факт преемственности енисейских кыргызов и хоорайцев (хонгорцев), с одной стороны, и хоорайского (хонгорского) народа с хакасами, с другой стороны, не вызывает сомнений. К середине XIX в., согласно свидетельству письменных источников, хакасские группы (качинцы, кызыльцы, сагайцы и Койбалы) представляли собой единое образование с общими чертами быта, общеразговорным языком, одинаковой культурой и самоназванием тадар. Процесс формирования хакасского этноса растянулся во времени и объединяет несколько последовательно сменяющихся этапов, различных по своей продолжительности. Первоначальный, или кыргызский, этап связан с периодом существования Кыргызского государства (VI-XIII вв.). Енисейские кыргызы, относящиеся к одному из древних культурных народов Центральной Азии, стали предками не только хакасов, но и тянь-шаньских киргизов и частично рассеялись среди многих скотоводческих народов Саяно-Алтая. Хоорайский этап охватывает время сложения и развития этносоциального объединения Хонгорай > Хоорай (XIV-XVIII вв.), ставшего основой хакасского этноса. Российский этап начался после присоединения хакасов к России и характеризуется завершением основных процессов их консолидации (XVIII-XIX вв.). Современный этап относится к советскому периоду развития и дальнейшей консолидации их под официальным именем хакас в пределах уезда, округа, автономной области и, наконец, в Хакасской ССР. На наш взгляд, концепция Л.Р. Кызласова и И.Л. Кызласова о местных истоках китайской формы хягас не состоятельна. В научной литературе она не принята [40]. Кроме того, надо учесть, что искусственное слово хакас до сих пор не прижилось в языке бывших хоорайцев (хонгорцев) и его, вероятно, может постичь участь неудачного эксперимента с этнонимом ойрот у алтайцев. Хакасский этнос, окончательно сложившийся после присоединения к России, не соответствует хакасам китайских летописей, т.е. кыргызам периода Кыргызского государства. Действительно, народ связан своими корнями с кыргызами, но этническая основа зародилась в эпоху позднего средневековья и имеет конкретное название хоорай (хонгорай). Уже сделаны первые шаги в деле восстановления исторической справедливости. В связи с образованием республики решением ассоциации хакасского народа «Тун» 3 августа 1991 г. был проведён всеобщий праздник под названием «Ада-Хоорай», посвященный Дню восстановления государственности и памяти предков (начиная с мифического Хоорай-хана), погибших за свободу Хакасии.

    Примечания
    [1] Казьмин Н.Н. Хакасы. Иркутск. 1925.
    [2] Гос. архив Хакасской ССР (далее — ГАХССР). Ф. 204. Д. 1. Л. 72, 84.
    [3] Казьмин Н.Н. Указ. раб. С. VI.
    [4] Архив ЗАГС Тегульдетского райисполкома Томской области.
    [5] Сухотин А.М. К проблеме национально-лингвистического районирования в Южной Сибири. // Культура и письменность Востока. Кн. 7-8. М., 1931. С. 95; Боргояков М.И. Источники и история изучения хакасского языка. Абакан, 1981. С. 25.
    [6] Грамматика хакасского языка. М., 1975. С. 33.
    [7] Пейзын Г. Минусинский округ Енисейской губернии в сельскохозяйственном отношении. // Зап.-Сибирское отд. Императорского русского географического о-ва. СПб., 1858. Кн. 5. С. 121.
    [8] Яхонтов С.Е. Древнейшие упоминания названия «киргиз». // Сов. этнография (далее — СЭ). 1970. № 2. С. 116; Савинов Д.Г. Пароды Южной Сибири в древнетюркскую эпоху. Л., 1984; Худяков Ю.С. Кыргызы на Енисее. Новосибирск, 1986; Караев О.В. К вопросу о терминах «кыргыз» и «хакас». // Народы Азии и Африки. 1970. № 4. С. 255-259 и др.
    [9] Бутанаев В.Я. Об этногенетических связях хакасов с енисейскими кыргызами (по материалам хакасского исторического фольклора). // Этногенез и этническая история тюркоязычных народов Сибири и сопредельных территорий. Омск, 1979. С. 149.
    [10] Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов XVII-XIX вв. // Материалы к серии «Народы Советского Союза». Вып. 3. Хакасы. М., 1990. С. 15.
    [11] Радлов В.В. Предисловие. //«Манас» — героический эпос киргизского народа. Фрунзе, 1968. С. 18; Бутанаев В.Я., Молдобаев И.Б. Киргизско-хакасские этнокультурные связи. // Историко-культурные связи народов Южной Сибири. Абакан, 1988. С. 24.
    [12] Потопов Л.П. Происхождение и формирование хакасской народности. Абакан, 1957. С. 84.
    [13] Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов XVII-XIX вв. С. 43.
    [14] Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 2. М.; Л., 1941. С. 49.
    [15] Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов XVII-XIX вв. С. 19-20, 54.
    [16] Кызласов Л.Р. Взаимоотношение терминов «хакас» и «кыргыз» в письменных источниках VI-XII веков. // Уч. зап. Хакасского НИИЯЛИ. Вып. 13. Абакан, 1969. С. 12-13; его же. Как нам себя называть? // Сов. Хакасия. 1991. 6 августа.
    [17] Киргизско-русский словарь. М., 1965. С. 363; Древнетюркский словарь. Л., 1969. С. 431.
    [18] Санжиев Г.Д. Дархаты. Л., 1930. С. 16; Рукописный фонд ТувНИИЯЛИ. № 46. Л. 17; Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов XVII-XIX вв. С. 55.
    [19] Вайнштейн С.И. Очерк этногенеза тувинцев. // Уч. зап. ТувНИИЯЛИ. Вып. 5. Кызыл, 1957. С. 198.
    [20] Кызласов Л.Р. Как нам себя называть?
    [21] Бутанаев В.Я. Об этническом имени хакасов в эпоху позднего средневековья. // Археология и этнография Южной Сибири. Барнаул, 1984. С. 134-138; его же. К исторической этнонимике хакасов (термин «хоорай»). // Историческая этнография. Вып. 3. Л., 1985. С. 25-28.
    [22] ГАХССР. Ф. 588. Д. 115. Л. 118; Рукописный фонд ХакНИИЯЛИ. № 662. Л. 1.
    [23] Чир!м тамырлары. Абакан, 1982.
    [24] Кычанов Е.И. Сведения в «Юань-ши» о переселениях киргизов в XIII веке. // Изв. АН КиргССР. Т. 5. Вып. 1. Фрунзе, 1963. С. 59.
    [25] Лашук Л.П. Опыт типологии этнических общностей средневековых тюрок и монголов. // СЭ. 1968. № 1. С. 102.
    [26] Материалы по истории киргизов и Киргизии. Вып. 1. М., 1973. С. 41.
    [27] Юсифов Ю.Б. К этногенезу азербайджанцев. // Фольклор, литература и история Востока. Ташкент, 1984. С. 336; Рерих Ю.П. По тропам Срединной Азии. Хабаровск, 1982. С. 207; Румянцев Г.Н. Происхождение хоринских бурятов. Улан-Удэ, 1962. С. 121, 125; Тенишев Э.Р. Этнический и родоплеменной состав народности юйгу. // СЭ. 1962. № 1. С. 64.
    [28] Бутанаев В.Я., Молдобаев И.Б. Указ. раб. С. 23; Тувинско-русский словарь. М., 1968. С. 483.
    [29] Татаринцев Б.И. Об одном предполагаемом русском заимствовании в лексике тувинского языка. // Русский язык в Туве. Кызыл, 1985. С. 157.
    [30] Путешествия Александра Кастрена по Лапландии, Северной России и Сибири. // Магазин землеведения и путешествий. Т. VI. Вып. 2. М., 1860. С. 427.
    [31] Гагемейстер. Статистическое обозрение Сибири. Ч. 2. СПб., 1854. С. 35.
    [32] Чихачёв П. Путешествие в Восточный Алтай. М., 1974. С. 210.
    [33] Яковлев Е.К. Этнографический обзор инородческого населения долины Южного Енисея. Минусинск, 1900. С. 19, 117.
    [34] Потанин Г.Н. Очерки Северо-Западной Монголии. Вып. 4. СПб., 1883. С. 10, 72; Ямаева Е.Е. Мифы алтайцев. // Фольклорное наследие Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1989. С. 177.
    [35] Дульзон А.П Словарные материалы XVIII в. по кетским наречиям. // Уч. зап. Томск, пед. ин-та. 1961. Т. 19. Вып. 2. С. 158.
    [36] Центральный гос. архив древних актов. Ф. 199. Д. 529. Ч. 2. С. 278.
    [37] Русско-китайские отношения в XVIII веке. Т. 1. М., 1978. С. 106.
    [38] Svenska Sallskapet for Anlropologi och geografi geografiska sektionens tidskrift. 1879. № 26. B. 1. Philipp Johann von Strahlenberg och nans karta ofver asien. Techning af august strindberg.
    [39] Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов в XVII-XIX вв. С. 30.
    [40] Сердобов Н.А. История формирования тувинской нации. Кызыл, 1971. С. 99-103; Худяков Ю.С. Указ. раб., и др.

    0
  • Друг
    1 января 2010  

    Ответ недругам

    Об этнонимах хакас и татар и слове хоорай (ответ оппонентам)
    И.Л. Кызласов
    Этнографическое обозрение. 1992. № 2. С. 69-76.

    Обсуждение сложных вопросов происхождения ряда южносибирских этнонимов, устроенное редколлегией журнала, весьма плодотворно. Оно позволяет исследователям чётко выявить свои позиции, сопоставить их с иными мнениями и, следовательно, побуждает к новым поискам. Именно этому, надеюсь, будут способствовать и мои строки, ибо многие высказанные оппонентами мысли недостаточно обоснованы.

    Начнём с синологических аспектов дискуссии. Вполне понятно, что в вопросах исторической фонетики историки должны следовать за мнением китаистов. Однако, кого именно из них? Востоковедам хорошо известно, что китаисты не только не были, но и сегодня не являются единомышленниками при звуковом определении древних иероглифов. Эта ситуация отличает не только отечественную, но и западную китаистику: «Сами китаисты,— справедливо пишет крупнейший алтаист Г. Дерфер,— совсем не единодушны в вопросе о звуковом содержании знаков этого письма в древности (Г. Серрайс, Г. Халун, Б. Карлгрен толкуют китайское произношение не так, как Э. Пуллиблэнк, и все китаисты расходятся в этом вопросе друг с другом)» [1]. Подчас не сходятся не только фонетические, но и хронологические определения бытования конкретных иероглифов. Так, С.Е. Яхонтов, как мы видели, полагает, что «иероглифы, которыми пишется слово сяцзясы, около 600 г. читались как yat kat sie», a Э.Г. Пуллиблэнк в
    (69/70)
    недавней работе пишет еще более определенно: «Трехсложные формы с китайским -sz для тюркского конечного-z появляются только с конца VIII века и позднее» [2]. С. Е. Яхонтов утверждает, что «иероглифическое написание этнонима, о котором идёт речь, транскрибируется сейчас как сяцзясы», а Э. Г. Пуллиблэнк — что «китайские транскрипции танского периода, которые ясно связываются с этим, есть Xiajiasi... и Hegesi» [3].

    Более серьёзные расхождения имеются между мнениями С.Е. Яхонтова и выводами Н.В. Кюнера — единственного крупного современного китаиста, специально занимавшегося в отечественной синологии источниками по истории Южной Сибири. «Наименование хягясы,— писал Н.В. Кюнер,— по-видимому, не является транскрипцией имени кыргыз, для которого имеются более ранние транскрипции — гйегу, гйегунь, гяньгунь» [4]. Подобный вывод сделан исследователем и в отношении источников более позднего времени: «Хакасы и кэргизы в монгольскую эпоху XIII в. могли означать различные группы (части) одного и того же народа» [5].

    С.Е. Яхонтов всюду обходит вниманием труды Н.В. Кюнера. Между тем более строгий учёт историографии обсуждаемой проблемы не только способствовал бы выявлению объективной картины формирования отрицаемых С.Е. Яхонтовым научных взглядов, но и, несомненно, уберёг бы исследователя от ошибочных и, конечно же, небезобидных высказываний о неточном цитировании источников Л.Р. Кызласовым. При учёте слов Н.В. Кюнера, относящихся к приводимому Л.Р. Кызласовым месту хроник: «Иакинф всюду употребляет в переводе это имя хягяс, тогда как в китайском тексте значится государство Гян-Гунь (Цзяньгунь) и люди Гяньгунь (Цзяньгунь)» [6], становится ясно, что при анализе источника историком была учтена поправка, внесённая почтенным китаистом.

    Вряд ли случайно, что мнение Н.В. Кюнера по обсуждаемому вопросу нашло последователей в среде китаистов уже после публикации фонетических построений С.Е. Яхонтова [7]. Для понимания этого, быть может, действительно, достаточно обратиться к словарю — основополагающему труду Б. Калгрена, лежащему в основе историко-фонетических поисков современных синологов. Согласно ему, трёхсложную запись древнего имени следует реконструировать как ya-ka-si / ya-ka-zi, даже в современном кантонском диалекте, сохранившем наиболее архаичные особенности звучания, иероглифы, составляющие слово сыцзясы, произносятся как ha-ka-sï (tsï) [8].

    Историку, прежде чем отдать предпочтение одной из фонетических концепций, следует соотнести их положения с другими материалами. «Старая» школа транскрибирования верно передавала звучание ряда древних слов, записанных китайцами из языка хакасов. В передачах Н.Я. Бичурина, Н.В. Кюнера и других исследователей вполне узнаваемы древнетюркские слова сол — левый (в китайском— со), аи — месяц (аи), мÿс— лёд (меу-сзе), ком — шаман (гань), название реки Енисея — Кем (Гянь) и т. д. С.Е. Яхонтов не говорит о том, как следует озвучить передающие эти слова иероглифы в соответствии с избранной им методикой. Однако в соответствии с ней он предложил ревизию титула государя, читавшегося предшественниками как ажо/ажэ, реконструируя его как äñär или äñar (äñäl) и отождествляя с древнетюркским титулом ïnal [9]. Эти построения оказались ошибочными. Китаисту осталось неизвестным, что слово ажо сохранилось в Южной Сибири до позднего средневековья и зафиксировано русскими источниками. Оно к тому же не тюркского, а самодийского происхождения и восходит к значению «отец» (ačče). Этот случай явно показывает, что транскрипции, предлагаемые «старой» школой, позволяют правильно узнавать заимствованные китайскими хрониками тюркские и самодийские слова, а метод С.Е. Яхонтова искажает их облик, в результате приходя в противоречие с историческими данными. Термин ïnal / inäl и сам по себе никогда не мог быть титулом верховного правителя. Недоучёт реалий сибирского прошлого имеется и в статье Э. Пуллиблэнка. Основываясь на заведомой тюркоязычности народа, он соотносит слово jiasha — железо с древнетюркским qaš — драгоценный камень,
    (70/71)
    отказываясь от правильного сопоставления его предшественниками с qasa, по-самодийски означающим «железо» [10].

    Таким образом, очевидно, что метод фонетической реконструкции, предложенный С.Е. Яхонтовым, не единственный и не безупречный. Историку, стоящему перед выбором между двумя основными историко-фонетическими концепциями в синологии, вполне естественно предпочесть ту, при которой все заимствованные китайскими источниками слова южносибирского населения находят в равной степени убедительные соответствия. Нет оснований и вырывать из этого ряда слово хакас / хағас, как его передавали Н.Я. Бичурин, Н.В. Кюнер и иные исследователи.

    Следующее положение С.Е. Яхонтова, расходящееся с моей точкой зрения («Ни в одном источнике, китайском или ином, названия цзянькунь, цзегу, сяцзясы не противопоставляются; напротив, обычно подчёркивается их однозначность»), полностью принадлежит к области исторических исследований. И первое, что не согласуется с утверждением С.Е. Яхонтова, это общеизвестное терминологическое противостояние ханьских и танских хроник. В последних появились новые транскрипции. Эта замена имени народа явилась загадкой не только для современных исследователей [11], но и для самих танских хронистов. В «Тан хуйяо» была предпринята попытка отыскать объяснение. Одна из предложенных там версий исходит из возможной неточности в передаче произношения чужеземцев, другая возводит новую форму имени к прозвищу, данному народу уйгурами. «Я не знаю, что правильно»,— завершает древний автор. Ныне для нас особенно важно, что ханьские хроники приводят лишь варианты записи этнонима кыргыз (гяньгунь, цзянькунь, гэгунь и т.п.), а танские кроме этого слова (цзяньгунь) вводят до того неведомое слово хакас (хягясы, сяцзясы и т.п.). В этом и состоит противоречие источников, еще в VIII-IX вв. породившее до сих пор продолжающуюся дискуссию. Моя точка зрения не отличается ни от взгляда автора «Таншу хэчао», писавшего, что «северные варвары в своём языке... сделали хакас», ни от позиции создателя «Тан хуйяо», утверждавшего, «что они сами имеют это название». Возник же этноним хакас — вновь следим за китайскими первоисточниками («Синь Таншу» и «Таншу хэчао») — после смешения кыргызов с динлинами [12].

    Сложность исторической ситуации и состоит в том, что древние кыргызы и хакасы действительно являлись частями одного и того же народа. Между тем отсутствие полной тождественности исторических данных, относящихся к тем и другим, улавливается лишь при скрупулёзном отношении к китайским или иным первоисточникам и комплексном подходе к выявлению древней истории [13].

    Перейдём к тюркологическому аспекту дискуссии. Реконструкция древнего этнонима в форме хакас / хагас / хахас есть результат влияния зафиксировавших его китайских транскрипций и позднего его производного — хаас. Хотя в рунических надписях отсутствие начального х можно объяснить особенностями графики, не приходится настаивать на том, что начальный согласный был спирантом, он мог быть и k (Н.Ц. Мункуев предполагал исходное гакас, что тоже возможно, ср. кахас — подразделение у башкир). Однако следует помнить, что в тюркской речи уже в эпоху средневековья, как и ныне, начальный х довольно часто встречался в заимствованных словах [14]. Именно к последней лексической группе принадлежит самодийский по происхождению этноним хакас, Интервокальный согласный, о чем я писал, действительно, скорее мог быть звуком Ғ. Слово хааш [15], при учёте общетюркских тенденций развития согласных, выглядит более архаично, чем слово хаас. Следует, однако, помнить, что вплоть до утверждения хакасского литературного языка эти формы сосуществовали. Так, перебой согласных ш/с фиксируют словари XVIII в. [16] К еще более ранней эпохе его можно отнести на основании облика этнонимов хаасут / хаазут, приобретших показатель множественного числа монгольских языков -ут, т.е. сформировавшихся в период монгольского владычества в Южной Сибири (XIII-XVII вв.) [17]. Косвенные данные былого сосуществования форм хаас и хааш.
    (71/72)
    предоставляет производное от них наименование хаоса — результат слоговой метатезы [18], для которого в XVIII в. известен и вариант кашха [19]. Форма хасха (в транскрипции Е.И. Кычанова Хэ сыхэ, в реконструкции В.Н. Казина Хас-ха) отмечается уже под 1293 г. в «Юань ши».

    Слово хаас, как и его нестяжённая форма хакас, имеет самодийское происхождение, ибо только в этих языках находит свою этимологию. Приходится учитывать не только собственно тюркские историко-фонетические явления, но и особенности восприятия иноязычной лексики. Можно проследить, что заимствованные двухсложные слова с конечным ш/ч не сохраняют этот звук в среде, где уже имеется конечное с как рефлекс древнетюркского ш. Там же, где речь сохранила в этой позиции ш, наблюдается переход конечного с в ш. Например, русское калач (хлеб) приобрело в сагайском диалекте и в литературном хакасском языке облик халас, а при переходе из сагайского в шорский диалект было превращено в халеш [20], т. е. конечное с было заменено ш. Это явление позволяет полагать, что самодийское по происхождению слово кас / хаса — человек, мужчина, как и самодийский этноним хакас, могли при проникновении в различную тюркоязычную среду Южной Сибири изначально приобрести два варианта, отличающиеся качеством конечного согласного. У нас нет данных для датировки процесса перехода древнетюркского конечного ш в с. В рунической письменности для передачи этих согласных применялись одни и те же буквы.

    Имя кыргыз (kырkыз) 14 раз упоминается в памятниках орхонской письменности (КТб, 4, 14, 20, 35, 36; Тон 20, 27, 28, 29; Мог 26, 27; МЧ 22, 23) [21]. Эти тексты не противоречат тому, что кыргызы не были большим народом, а лишь являлись правящим родом Древнехакасского государства. Перевод слова бодун / будун как «народ» не способствует пониманию всех деталей в содержании текстов, не раскрывает сложной истории самого этого слова. Первоначально обозначая полноправных рядовых членов общества — «мужчин» (ср. беги и будун), слово бодун / будун в дальнейшем обозначало и «войско» (ср. о походе: «тюркский будун утомил ноги» — Мог 30), и «подданных» («мой собственный будун», «моим рабским будуном» — МЧ 33; «чёрный / простой будун»), и — лишь с учетом семантики вышеназванных слов — «народ», точнее, «население» (державы, страны, владения). Кыркыз будун — это население кыргызского каганата, кыргызские подданные (ср. о кыргызском правителе Барс-беге: Будуны кÿң kyл болты — «Его будун стал рабынями и рабами» — КТб 20), т.е. кыргызское владение, страна. В этом смысле употреблено слово будун и в перечне посольств (КТб 4). Не о «народе кыргыз», а о кыргызском войске, армии кыргызского кагана идет речь в текстах КТб 35 и Мог 27: Кырыз будунығ уда басдым — «Поразил кыргызский будун, когда они спали». Весьма показателен и единственный случай употребления этнонима кыргыз в енисейском руническом тексте. Вопреки словам С.Е. Яхонтова, контекст Суджинской надписи прямо свидетельствует против того, что «подданные... „государства Хакас” в письменных текстах называли себя кыркызами». Руны гласят: «Уjгyp jipiнтä Jaглakap kанта käl (тiм) (?) кыркыз оғлы мäн...» («В уйгурской земле, у яглакарского хана... я — сын кыргыза...»). Автор эпитафии явно подчёркивает, что умерший не уступает по знатности династийному роду уйгуров — Яглакар, ибо принадлежит к аристократическому роду кыргыз.

    С.Г. Кляшторный и В.Я. Бутанаев предлагают мне обсудить этноним татар и слово хоорай. К сожалению, материалы о появлении владения «Дадань» в 1399 г. пока не опубликованы и нет возможности для их анализа. Однако ясно, что за 40 лет его существования (до 1439 г.) этноним татар не мог стать и не стал самоназванием многочисленного и этнически пестрого населения Дадань (кыргызов, ойратов, монголов) [22]. Не случайно, достигнув Енисея, русские сообщают о «Киргизской землице» и мелких местных этнонимах, среди которых нет татар. Это имя принесено и распространено по Сибири самими русскими и закреплено там административно. Поэтому слово татар / тадар встречается как самоназвание не только хакасов, но и всего тюркоязычного населения Южной
    (72/73)
    и Западной Сибири. Этноним стал известен русским в эпоху Золотой Орды и, закрепившись за тюркоязычным населением Поволжья, был затем, по принципу языкового сходства населения, распространён при движении на Восток (и Юг — см. официальные названия тюрков Северного Кавказа и Закавказья; затем был перенесён в языкознание, именовавшее все тюркские языки татарскими). Весьма показательно, что произошедший таким образом перенос имени одного народа на другие при отсутствии должного исторического подхода ныне приводит к неясностям, ошибкам и сложностям, вполне подобным тем, которые я указывал для этнонима кыргыз. Так, среди казанских татар встречается мнение о том, что сибирские татары — лишь ответвление их народа (с чем автохтоны Сибири согласиться не могут); другая часть поволжских татар, воспринимая этноним как результат монгольского нашествия, высказывается за полный отказ от него, предлагая именоваться булгарами. Аналогичная ситуация и с этнонимом тюрк. Такое самоназвание (türk) порождает у современных турок, в том числе и у учёных-тюркологов, представление об их этническом тождестве с древним народом, создавшим Тюркские каганаты, и со всеми другими тюрками — носителями тюркских языков (ср. термин недавней тюркологии: турецкие языки). Для различения исторических и языковых данных европейское востоковедение ввело и пользуется понятиями «оттоманские / османские тюрки / турки», хотя народа с таким самоназванием никогда не было [23]. (ср. ситуацию с появлением выражения «енисейские кыргызы»).

    Пожалуй, наиболее чётко принцип историзма в понимании меняющегося содержания того или иного этнонима выражен в § 10 и 11 упомянутой работы Г. Дерфера, различавшего семь состояний имён: однозначные этнонимы; «этнические» наименования государств; «странствующие»; собирательные; переносные; чужие и случайно совпадающие названия. Полностью присоединяюсь и к общему выводу этого большого учёного: «Мы, современные европейцы, в общем привыкли к устоявшимся понятиям и к однозначным этнонимам (например, итальянец, грек, швед)... и мы слишком склонны к тому, чтобы во всех обстоятельствах оперировать только ими. Однако в древних (и не только восточных) источниках мы очень часто сталкиваемся с явлениями, которые отражены в менее устойчивых категориях» [24]. Именно таковы имена кыргыз, татар и тюрк.

    Перейдём к слову хоорай / хорай. Такого этнонима в Южной Сибири не было. Его не знают ни фольклор, ни письменные источники. В языке хакасского фольклора слово хоорай означает всю совокупность людей (в зависимости от контекста это может быть и всё человечество, и люди, собравшиеся в одном месте). Сравним два отрывка сказания: iкi харындас Аи Мiчiкен Кÿн Мiчiк: .. .Арғалығ сынға сығып // Тилекейiн тизе кöрче // Толахайын ömipe кöрче «(Витязь) На горный хребет поднявшись, // Небесную Вселенную насквозь видит, // Весь Земной круг насквозь видит»; а также ... Тилекейiн тизе кöрче // Толай хориин [25] ömipe кöрче — «Вселенную насквозь видит, // Всю массу (живущих на земле) людей насквозь видит» [26]. Другой пример — описание конца свадебного пира: Тостағызы тоозылча// Толай хорай тарасча//Хазандағызы хахталча // Халых чоны тарапча — «То, что было на берёсте, кончается [27] // Вся масса людей расходится // То, что было в котлах, кончается // Людская масса расходится». Стилистический принцип смыслового параллелизма, столь характерный для хакасского фольклора, позволяет, как видим, правильно понять содержание слова хоорай. Примеры, в которых В.Я. Бутанаев видит употребление этнонима, должны истолковываться и переводиться иначе, а именно: Хоос полган малдың ээзi, хоорай полған чурттын ээзi означает: «Хозяин многочисленного скота, хозяин многолюдного края»; Хоорай чуртаан чир аймағында хомзынмин чуртаан чон чоғыл переводится: «Где бы ни жил род человеческий — нет людей, живущих без печали»; Хыргыстын тоғыс мун толы хоорай чоны — «Вся девятитысячная масса кыргызского народа»; Тогыс харындас хыргыстан тоғыс мун толы хоорай чон оскен — «Вся девятитысячная масса народа произошла (бу кв, выросла) от
    (73/74)
    девяти братьев кыргызов»; Тоғыс пулуң толы хоорайда ноо-ниме полбан — «В девятиугольном мире людей чего только не бывает» [28].

    Гипотеза В.Я. Бутанаева, очевидно, возникла, когда внимание исследователя привлекла фраза: «Вся масса девятитысячного кыргызского народа» [29]. По упомянутой в этой дискуссии ассоциации с отрывком из «Юань ши» слове хоорай было воспринято им как этноним. (Однако в источнике идёт речь о создании девяти тысячничеств, административных единиц, управляемых тысячниками, а не девяти тысяч дворов, что признано и Е.И. Кычановым [30].) Между тем употреблённое в фразе число «девять» скорее следует увязывать, как и в других фольклорных произведениях, с известной цифровой сакральной символикой (ср. и «девять братьев-кыргызов»). Тогда не возникает необходимости («из-за созвучия») возводить словосочетание тоғыс пулуң (девятиугольный) к тоғыс муң (девятитысячный) [31] — достаточно будет сравнить его с известными образами «9-угольной юрты» или «9-гранного железного столба» и т.п., являющимися фольклорными моделями мира [32].

    Позднее В.Я. Бутанаеву стало известно истошное значение слова хоорай [33], только что показанное мною. Что же помешало ему привести в соответствие с истиной свои первоначальные ошибочные толкования и переводы? [34].

    Этому помешало произведенное В.Я. Бутанаевым отождествление слова хоорай с топонимом Хонгорой, известным по трём русским источникам XVIII в. Основой послужили два обстоятельства: восприятие хоорай в качестве стяжённой формы слова Хонгорой (Хонгорай) и мнение о том, что топоним обозначал территорию всей Хакасско-Минусинской котловины. Оба положения ошибочны. Во-первых, мне неясно, действительно ли в слове хоорай есть долгий гласный звук, ибо в фольклорных записях лингвистов Н.Ф. Катанова и О.В. Субраковой это слово отмечено как хорай. Во-вторых, казалось бы, благополучная для тюркских языков фонетическая ситуация с выпадением интервокального ң / нг (Хонгорай — Хоорай) совершенно не подходит к данному случаю. Источники фиксируют форму Хонгорой (не Хонгорай — после р звук о, а не а), т.е. при стяжении получится хоорой (не хоорай). Кроме того; если речь идёт, как здесь, об основе слова (а не об изменении звуков под воздействием аффиксов), то появление стяжённой формы есть замена в живой речи слова со старым нестяжённым произношением на новое, другого фонетического облика. То есть бытование одной формы отрицает существование другой. По данным же В.Я. Бутанаева, обе формы бытуют одновременно (впрочем, это не мешает ему употреблять «позднюю» форму хоорай в отношении к XIV-XVI вв.). Но тогда выходит, что это два разных слова. Они и принадлежат даже к двум различным языкам. Топоним связан с кето- и самоедоязычным населением. Данные Ф.И. Страленберга (Honkoroi) и П. Чихаева (хонруи, хонру), вероятно, связаны со словом Хонгорой, но тувинское хоорай по отношению к Присаянью (отмеченное Е.К. Яковлевым) восходит к русскому слову «город» [35], как тогда просто именовали единственный в тех краях город — Минусинск.

    Письменные источники — русские переводы с маньчжурского языка — ясно указывают, что Хонгорой было названием только того урочища на правом берегу Енисея, где был сооружён в 1707 г. Абаканский острог («на урочищах Хонгороя русские люди поставили город», «высмотря на урочищах Хонгороя», «о деревянном русском одном городе, что построен на месте, которое близко Хонгороя разстоянием на одно только кормище (станцию) езды», «о построенном на Хонгора называемом месте... российском городе»). В эту местность, входившую в состав кыргызского Тубинского княжества, прикочёвывали жители предгорий и хребтов Восточного Саяна — кыргызы, тофалары, моторы («оное Хонгорой место состоит во владении нашего бейлы... на нём кочуют и имеют промыслы наши есашные киргизы и урянхайцы», «тою де землею Хонгороя... киргизы, уранханя, моторы, они кочевали», «и тот Хонгороя... его киргис, уранхай, моторы, их кочевия», «моторы... с лишком 30 человек, на Хонгороя кочуют», «ваши русские гуна Басдак с товарищи на Хонгороя жителей из мотор, ясак берут и город строит», «Россия
    (74/75)
    ни к собранию... с гонгорских модор ... есака, ни к строению в тамошних местах своих городов права не имеет») [36]. По мнению Ф.И. Страленберга, в земле Хонкорой, которую он посетил, побывав в 1722 г. в Абаканском остроге, обитали самоедоязычные моторы (Modur). Возможно, топоним Хонгорой связан с названиями кетоязычных коттов и самоедоязычных койбалов (konrojcien), отмеченными Г.Ф. Миллером и Ю.В. Клапротом [37]. Как бы то ни было, ясно, что слово Хонгорой не обозначает всей Хакасско-Минусинской котловины, не имеет отношения к её тюркоязычному населению и не связано с хакасским словом хоорай.

    Таким образом, утверждения В.Я. Бутанаева о том, что слово хоорай имело значение этнонима, способны лишь ввести в заблуждение (как это уже произошло с С.Г. Кляшторным). Особенно огорчительно, что распространению этого заблуждения может способствовать книга В.Я. Бутанаева, изданная Институтом этнологии и антропологии АН СССР в III выпуске «Материалов к серии „Народы Советского Союза”» [38].

    Надеюсь, что состоявшаяся дискуссия убедительно показала, что сложнейшая проблема изменчивого исторического содержания этнонимов не может быть решена на материалах какой-либо одной науки — языкознания, филологии или истории, а требует тщательного анализа всей совокупности имеющихся данных. Основу подобного осмысления может создать лишь исторический подход к явлениям.





    Примечания


    [1] Doerfer G. Zur Sprache der Hunnen // Central Asiatic Journal. V. XVII. № 1. Wiesbaden, 1973. S. 6. Ср.: Дерфер Г. О. языке гуннов // Зарубежная тюркология. Вып. I. М., 1986. С. 76.

    [2] Pulleyblank Е.G. The Name of the Kirghiz // Central Asiatic Journal. 1990. V. 34. № 1-2. P. 98.

    [3] Ibidem.

    [4] Кюнер Н.В. Китайские историки-летописцы о хакасах // Зап. Хакасского НИИЯЛИ. Вып. 3. Абакан, 1954. С. 120, 121.

    [5] Кюнер Н.В. Восточные урянхайцы по китайским источникам // Уч. зап. Тувинского НИИЯЛИ. Вып. 6. Кызыл, 1958. С. 203.

    [6] Кюнер Н.В. Новые китайские материалы по этнографии кыргызов (хакасов) VII-VIII вв. н. э. // 3ап. Хакасского НИИЯЛИ. Вып. 2. Абакан, 1951. С. 10.

    [7] Яхонтов С.Е. Древнейшие упоминания названия «киргиз» // Сов. этнография (далее — СЭ). 1970. № 2. Ср. названные мною труды Н.Ц. Мункуева и В.М. Моржанова.

    [8] Karlgren В. Analytic Dictionary of Chinese and Sino-Japanese, P., 1923. P. 69, 124, 241, 242. № 136, 346, 807-811.

    [9] Яхонтов С.Е. Указ. раб. С. 119, 120.

    [10] Pulleyblank E.G. Op. cit. P. 105.

    [11] Ibid. P. 103: «Хотя отождествление с Jiegu / Jiankun более ранних времён не было исследовано, несомненно, имеется некоторое смущающее обстоятельство в отношении этой замены». Ср. мнение Н.В. Кюнера.

    [12] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т. I. М.; Л., 1950. С. 350, 351; Кюнер Н.В. Новые китайские материалы по этнографии кыргызов (хакасов). С. 4, 14.; его же. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М., 1961. С. 281, 282.

    [13] См. специальные работы Л.Р. Кызласова: Кызласов Л.Р. К вопросу об этногенезе хакасов // Уч. зап. Хакасского НИИЯЛИ. Вып. VII. Абакан, 1959; его же. Взаимоотношение терминов хакас и кыргыз в письменных источниках VI-XII веков // Народы Азии и Африки. 1968. № 4; его же. Ещё раз о терминах «хакас» и «кыргыз» // СЭ. 1971. № 4; его же. История Южной Сибири в средние века. М., 1984. С. 15-22, 29-32, 35-46, 52-68.

    [14] Щербак А.М. Сравнительная фонетика тюркских языков. Л., 1970. С. 98.

    [15] Утверждению В.Я. Бутанаева об этнониме хааш как о позднем лексическом заимствовании от русских, якобы исказивших таким образом слово хасха, противоречат приводимые им далее данные об ареале имени хааш.

    [16] Боргояков М.И. Источники и история хакасского языка. Абакан, 1981. С. 83.

    [17] Ср. подобную историко-фонетическую ситуацию: наличие формы kankac с конечным с в «Сокровенном сказании» (1240 г.), сопоставляемой С.Е. Яхонтовым с реконструируемой им формой канаш с конечным ш.
    (75/76)

    [18] Боргояков М.И. О некоторых терминах, связанных с историей хакасов // Уч. зап. Хакасского НИИЯЛИ. Вып. VII. Абакан, 1959. С. 137; Кызласов Л.Р. Этнонимы хаас и хасха в хакасском // Сов. тюркология. 1990. № 5.

    [19] Боргояков М.И. Словарные материалы по хакасским диалектам XVIII в. // Диалекты хакасского языка. Абакан, 1973. С. 120.

    [20] Межекова Н.Н. Шорский диалект // Там же. С. 51.

    [21] В данном случае мы применяем следующие сокращённые обозначения памятников: КТб — Кюль-Тегина, большая надпись; Мог — Бильге-Кагана (Могиляна), Тон — Тоньюкука, МЧ — Моюн-Чура (цифра обозначает строку).

    [22] Бейшеналиев Т.О. Киргизы и Джунгарское ханство (XVII-XVIII вв.): Автореф, дис. ... канд. ист. наук. Л., 1989. С. 9.

    [23] Благова Г.Ф. О русском наименовании тюрков и тюркских языков. Композиты и становление тюркской этнолингвистической терминологии в русском языке // Сов. тюркология. 1973. № 4.

    [24] Дерфер Г. О языке гуннов. С. 78-82.

    [25] Хориин — стяжённая форма от хорай, возникшая при прибавлении падежного аффикса -ин.

    [26] Благодарю О.В. Субракову за консультацию и предоставление записи сказания, сделанной ею в 1963 г. в бассейне р. Тёи от Тепчика Боргоякова 1890 г. рождения.

    [27] Берёста выполняла роль скатерти; хахталча — букв. «вытряхивается».

    [28] Разбираемые примеры исчерпывают фольклорные материалы, приводимые В.Я. Бутанаевым для подтверждения этнического содержания слова хоорай. Два последних выражения, приведенные мною для полноты картины, извлечены из его работ.

    [29] Бутанаев В.Я. Об этногенетических связях хакасов с енисейскими кыргызами. По материалам хакасского исторического фольклора // Этногенез и этническая история тюркоязычных народов Сибири и сопредельных территорий. Омск, 1979. С. 151.

    [30] Кызласов Л.Р. О численности древних хакасов в IX-XI и в XIII веках // Уч. зап. Хакасского НИИЯЛИ. Вып. XII. Абакан. 1966. С. 152, 153. Прим. 5; его же. История Тувы в средние века. М., 1969. С. 165, 203.

    [31] Бутанаев В.Я. К исторической этнонимике хакасов. Термин «Хоорай» // Проблемы археологии и этнографии. Вып. III. Историческая этнография. Л., 1985. С. 26; его же. Этническая история хакасов XVII-XIX вв. // Материалы к серии «Народы Советского Союза». Вып. III. Хакасы. М., 1990. С. 18.

    [32] Алыптығ нымахтар. Абакан, 1951. С. 136, 221; Хара Хусхун. Абакан, 1974. С. 12.
    [33] Бутанаев В.Я. К исторической этнонимике хакасов. С. 27, 28. Верный перевод фольклорного определения нечистой силы, имеющегося в статье (толы хоорай сырайлығ) будет не с «хоорайским», а с «на всех людей похожим (антропоморфным) лицом».
    [34] Даже текст одной и той же загадки о кукушке (Алғайахча кöгiстiг, ал хоорай ÿннiг) трактуется исследователем то вполне верно: «Величиной с котелок, но голос слышен всему миру» (Бутанаев В.Я. К исторической этнонимике хакасов. С. 28), то ошибочно: «Величиной с котелок, но голос на весь Хоорай» (Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов XVII-XIX вв. С. 17).
    [35] Тувинско-русский словарь / Под ред. Тенишева Э. Р. М., 1968. С. 483.
    [36] Русско-китайские отношения в XVIII веке. Материалы и документы. Т. I. М., 1978. С. 105, 106, 129, 432.
    [37] Вернер Г.К. Коттский язык. Ростов-н/Д, 1990. С. 321, 323.
    [38] Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов XVII-XIX вв.

    0
  • Дипломник
    1 января 2010  

    Леонида не слушайте!

    Т.Акеров: Об этнонимах "хягяс", "хасха" и "кыргыз"
    01:58 30.11.2009

    Об этнонимах "хягяс", "хасха" и "кыргыз"

    В 20-е годы прошлого столетия вопрос об идентификации этносов приобрел первостепенное значение в связи с претворением в жизнь политики национального размежевания и самоопределения наций Советским правительством, а также возростанием этнического самосознания народов Сибири и Средней Азии. Это вызвало у национальной интеллигенции интерес к истории собственного народа, который получил возможность обрести национальную государственность, если имелись веские причины и доказательства о древнем происхождении этноса, проживавшего в той или иной территории с самобытной культурой и языка.
    В связи с этим с 20-х годов прошлого столетия была развернута научная дискуссия по вопросу этимологии и идентификации этнонима "кыргыз" и его отношения к названию древнего государства на среднем течении Енисея Хягяс . Дело в том, что китайские историографы в более древние времена кыргызов обозначали этнонимами "гэгунь", "гяньгунь", "гегу", а в IХ-X вв. почему-то историографы поднебесной передавали название этноса в форме "хягяс".
    Отметим, что в XVIII-XIX вв. ученые, изучавшие древнекитайские источники, в своих трудах государство Хягяс, называли в удобной для русского языка форме произношения "хакасс". Т. е. китайский этноним "хягяс" использовали для обозначения средневекового населения Минусинской котловины. Например, Ю. Клапрот писал "Ha-kia-sze", В. Шот- "Ha-ka-sze", Н. Бичурин-"хагас", В. Радлов –"хакасс", Л. А. Евтюхова и С. В. Кисилев "кыргыз-хакас" или "хакас", В.В. Бартольд, А. Н. Бернштам "кыргыз" и т. д.
    Но, еще в то время отдельные ученые пытались провести идентификацию хягясов с кыргызами на основе исторических источников. Одним из первых был В. Шот. Ю. С. Худяков по этому поводу отмечал: "Уже перед Шоттом-автором первой специальной работы по истории енисейских кыргызов-встал вопрос о соотношении терминов "цзянь-гунь", "хягясы", "цзилицзисы", "кыргыз", и он был однозначно и правильно решен в пользу "истинных "киргизов" .
    Однако, в связи с политикой национального размежевания и самоопределения народов Сибири в 20- годы прошлого столетия из-за неясности позиций в ученом мире местная интеллигенция начала термин "хакас" воспринимать как название современного народа Минусинской котловины.
    После обнаружения и прочтения рунических надписей, стало ясно, что китайский "хягяс" соответствует орхоно-енисейскому "кыргыз". Т. е. "хягяс" было китайским называнием кыргызов живущих в Минусинской котловине. Но, к сожалению, к тому времени уже имелись разработки, в которых пытались связать этноним "хягяс" с определенной этнической группой- карагасами. Н. Н. Козьмин (1925 г.) предположил, что "хягяс" восходит к этнониму "карагас". При этом он считал, карагасов наряду с тувинцами и кыргызами, одной из трех основных групп населения Енисея в прошлом . С. Е. Малов не смог более конкретно высказаться по данному спорному вопросу. Он писал: "Киргизы были сильным енисейским государством, соперничавшим с уйгурами. Можно подумать, что заодно с киргизами были тофалары (карагасы) и тувинцы (урянхайцы, сойоны)". Далее он отмечал: "… является ли он китайской передачей слова "киргиз" или же, что с моей стороны скорее, -"карагас"? Ведь китайцы под хакасами-карагасами-могли вполне понимать киргизское государство с разными подчиненными ему народами" . В то же время С. Е. Малов полагал, что термин "хакас" может восходить к названию какой-то части зависимых от кыргызов кыштымов, по его мнению "карагасов", выражая солидарность с Н.Н. Козьминым.
    После этого дискуссия начала набирать обороты и появились первые критические высказывания ученых в отношении происхождения этнонима "хакас". Л. П. Потапов рассказал историю появления термина "хягяс" в качестве названия населения Минусинской котловины: "Этот общий процесс консолидации, протекший, как было показано, под сильным влиянием качинцев (хаас Т. Акеров), привел к сложению в конце XIX и начале XX вв. на территории Минусинской котловины маленькой народности, которая получила название минусинских или абаканских татар. Хакасами они стали именоваться только после Великой Октябрьской социалистической революции. Название "хакасы" было предложено представителями местной интеллигенции при национальном определении "минусинских татар" в самом начале 20-гг. нашего столетия. Предлагавшие это название исходили из ошибочного представления, что минусинские или абаканские "татары" являются потомками древнего населения Саяно-Алтайского нагорья, зафиксированного в китайских летописях под именованием "хягяс" .
    Несомненно, подобные высказывания ученых не могли не вызвать определенные недовольства со стороны отдельных абаканских исследователей (представителей местной национальной интеллигенции) в лице Л. Р. Кызласова, Н. Г. Доможакова, М. И. Боргоякова и др. В рецензии на книгу Л. Р. Потапова об истории алтайцев (в 1954 г.) Л. Р. Кызласов выступил в защиту термина "хакас" и его происхождения от названия племени хаас (качин). Он утверждал, что термин "хакас" является самоназванием различного по этническому происхождению и составу населения Среднего Енисея в эпоху средневековья, а термин "кыргыз" соответствует названию правящего "аристократического династийного рода древних хакасов". Он же писал, что средневековый термин "хакас" является самодийским по происхождению, дожившим до современности в форме "хаас", он встречается в самоназваниях родоплеменных групп тофаларов (хааш), тувинцев и дархатов монголов (хаасут). По мнению Л. Р. Кызласова аристократический род кыргыз у древних хакасов подобен правящим родам хуянь у хунну, ашина у тюрок, яглакар у уйгуров, елюй у киданей и т. д.
    Хакасские ученые в своих работах тщетно пытались найти корни термина "хакас" в Минусинской котловине. Например, Н. Г. Доможаков полагал, что "хакас" является нестяженной формой слова "хаас" . М. И. Боргояков высказал мнение о том, что слово "хакас" сохранился в структуре хакасов форме "хасха". По его мнению "хакас" состоит из двух частей "хах-гас (хас)". В данном случае, первая часть "усиливающий элемент", а слово "гас" обозначает "человека, мужчину" . Н. Ц. Мункуев попытался реконструировать "хягясы" в "гакас" с учетом ассимилиции. Тем самым, выразив сомнение реконструкции С. Е. Яхонтова этнонима "хягясы" в форме "кыргыз" .
    На основе вышеприведенных мнений ученых Л. Р. Кызласов (в 1989г.) опубликовал статью, где он попытался показать существование этнонима "хакасы" в средние века на материалах хакасского языка.
    Его утверждения снова потерпели крах, как только были опубликованы работы известных синологов Дж. Э. Пуллиблэнка и С. Е. Яхонтова вновь обративших свое внимание на вопрос о правописании средневекого этнонима "кыргыз" в китайских источниках. В результате исследований Э. Дж. Пуллиблэнк пришел к выводу о том, что в древние времена китайские этнонимы "гяньгунь", "цигу", "хягяс", "килигисы" могли иметь форму "кыркыр". Однако, позже в результате эволюции тюркского языка произошла замена конечной буквы "r" на "z". С. Е. Яхонтов (1991г.) в своей статье дает анализ правописании этнонимов "кыргыз", "хаас" и "чик" в китайских источниках. Он поддержал выводы Дж. Э. Пуллиблэнка, заметив, что китайские этнонимы "гяньгунь", "гегу" и "хягяс" могли иметь форму как кыркур, так и кыркуз .
    В своих исследованиях С. Е. Яхонтов еще раз подтвердил отсутствие термина "хакасы" в китайских источниках в какой-либо форме.
    В свою очередь Л. Р. Кызласов стал больше оперировать терминами "хаас" и "хасха" и их соотношениями, с тем, чтобы доказать существование в прошлом этнонима "хакас" в Минусинской котловине. Он главным образом ссылался на сведения в Юаньши", где упоминалась владение Хэсыхэ, куда была переселена часть кыргызов в 1293 году, в эпоху Хубилая. Л. Р. Кызласов область Хэсыхэ поместил на Енисее, с тем чтобы, показать этноним "хасха" как одно из самоназваний населения Южной Сибири.
    Л. Р. Кызласов происхождение и соотношение слов "хаас" и "хасха" объяснял очень легко. По его мнению, "хаас"-результат стяжения, а "хасха"-метатеза одного и того же слова "хакас". Он отмечает: "Строгая закономерность позволяет восстанавливать форму древних слов по облику современных. Очевидно, что Н. Г. Доможаков прав, и древний облик этнонима "хаас" (со вторичным долгим а) закономерно восстанавливается, как "хагас" ("хакас" или "хагас") и следовательно, в самоназвании "хаас" сохранилось древнее имя народа – "хакас" .
    Однако, аргументы Л. Р. Кызласова вновь подверглись к критике. Ю. С. Худяков в своей книге "Кыргызы на просторах Азии" провел широкий историографический анализ и весьма аргументированно раскритиковал Л. Р. Кызласова. По его мнению, предложенные им "…явления стяжения и метатезы в рамках одного процесса изменения языка, явно противоречат друг другу. В какой последовательности их не представляй, одно не могло произойти после другого ", так как нарушается чредование букв и невозможно воспроизвести нужное слово.
    Далее он пишет: Представляется, что для рекострукции процесса распространения термина "хаас" и "хасха" среди населения Южной Сибири и Центральной Азии нет нималейшей необходимости выдумывать исходную форму "хакас". По его мнению, лесные народы Саяно-Алтайского края "ханьханасы", "ханасы", "хабханасы", "ханьхэна" являлись предками современных этнических групп "с самоназванием хаас или хаасут в составе тувинцев, тофаларов, сойотов, дархатов. К их числу должны относиться и "хастар"-качинцы. Часть этих таежных племен в средние века находилась на положении кыштымов в Кыргызском государстве. Кыргызы их ловили и употребляли в работу". Как утверждает Ю. С. Худяков предки современных качинцев пришли в нынешние свои места обитания лишь в XVIII веке, после увода джунгарами кыргызов из Минусинской котловины. "Хаасы-качинцы из долины Качи под городом Красноярском переселились на юг, вплоть до рек Абакан и Уйбат. В их состав вошла часть кыргызов, оставшихся после угона" .
    В вопросе о тождестве средневекового этнонима "хягяс" с названиями родов качинцев хаас и хасха самым слабым звеном является термин "хасха". Собранные материалы показывают, что происхождение этнонима "хасха" (кыргызск. "кашка") связано с военно-политическим термином. По данным средневековых источников "хасха" использовался в качестве титула военачальника, главы кошуна (армии) союза кыргызских, казахских и калмыкских племен. Кашка означало самых отважных воинов-богатырей, метких лучников-воинов и т.д. Имеется целый сан титулов, например, кашка, сай кашка, кой кашка и т. д., которые присуждались отличившимся в бою воинам.
    Титул "кашка" носил Мунке Темир (Угэчи Кашка) , правитель кыргызско-ойратской конфедерации. В версии эпоса "Манас" записанной С. Ахсикенди в XVI в. род Манаса назывался жети кашка, дед Каркырабеком, а народ каркыралинскими кыпчаками. Имя кашка входило в число имен наиболее распространенных среди господствующего слоя енисейских кыргызов. Его носили князья из знатных кланов и семей в XVII-XIX вв. Этнонимы "кашка" и "жети кашка" являются одними из распространенных названий местностей и родов в этнической структуре кыргызских племен на Тянь-Шане.
    Следовательно, остается не совсем ясным каким образом титул "кашка" мог превратиться в название населения Минусинской котловины, если в конце V в. н. э. местные племена динлины слились с могущественными кыргызами. Известно, что c этого времени кыргызы имели господствующее положение, устанавили свои законы и порядок в регионе. Считаем, не правильным думать, что победители-кыргызы заимствовали от побежденных динлинов и прочих слово "кашка", имевшее военно-политический характер. По логике "кашка" должен быть термином, связанным с покорителями, а не покоренными. Титул "кашка" имел прямое отношение к вождям кыргызов, воглавлявших военно-политический союз племен.
    В "землях Хэсыхэ" видеть область самодийцев хаасов-качинцев тоже сомнительно. Так как, названия китайских областей, куда были переселены кыргызы в эпоху Хубилая, соответствовали имени основного племени переселивщихся. Это вполне отвечал принципу кочевания, новое место обитания получало название основного племени или же объединения, имевшего преимущества, чем остальные роды. Например, "Хэсыхэ"- "Кашка", "Шаньдунь"-"Шандин" и т.д. Эти названия, прежде всего, говорят о переселении в данный район преимущественно представителей кыргызского племени кашка (хаска) и шандин (шандиндир). Очевидно, китайцы, пользуясь, удобным случаем, переселяя кыргызов, заодно и узаканивали территорию, очерчивая северные контуры границ империи.
    Утверждение о тождестве "хягяс" с самодийским "хаас" тоже вызывает у нас сомнения. В данном случае, мы должны помнить, что монгольская форма этнонима "кыргыз" сохраненная в названии оз. Хяргяс-нур и поселка Хяргяс указывает на их полное тождество с "хягяс", представленного здесь в соответствии со всеми правописаниями и законами монгольского и китайского языков. Было бы более реально видеть в "хаас" и "хаазут" стяженную форму "хяргяс" и "кергут".
    Как нам кажется, предки качинцев являлись той частью енисейских кыргызов, которые обитали на Алтае и степях Западной Монголии. Т. е. за территорией Минусинской котловины. Этническая структура и название качинского рода кангит говорят о связи хаасов с племенами кимако-кыпчакской конфедерации канглы. Принцип деление качинских родов по административно-территориальным признакам имело сходство с родоплеменной структурой кыргызского племени канды и казахского канглы старшего жуза.
    Качинцы в своей структуре имели родоплеменные группы хасха, ах-хасха, паратан-хасха, талджан-хасха, ус-хасха, хара-хасха, кангит и др. По территориальным признакам хаасы делились хара хаас, кок хаас, хыр хаас (черный, синий и седой хаасы), а также сагай хаасов, представлявшую пограничную группу . Кыргызские канды (канглы) делились на кара канды, сары канды и т. д. Обитали в Ферганской долине . Казахские канглы состояли из родов кара-канлы, сары-канлы, кызыл-канлы, бадрак-канлы, капсан-канлы, шанышклы и т. д. В XIX-XX в. канглы проживали двумя компактными группами: в долине р. Или, на Алтын-Эмельской возвышенности, в верховьях р. Сыр-Дарьи и Ташкентской области.
    Мы склонны предполагать, что предки качинцев являлись одной из степных ветьвей кыргызов, оказавшихся в составе кимако-кыпчакского союза племен, а затем возвратившегося в Минусинскую котловину.
    Этноним "хаас" не выгодно отождествлять с "хягяс" еще и потому, что "хакас" как название племени или рода не сохранился ни в Минусинской котловине и ни на Тянь-Шане. Тогда как, в структуре современных кыргызов сохранились этнонимы, имеющие непосредственное отношение к хакасским "хасха", "хаас"/"качин" и енисейским кыргызам. Например, кашка (пл. теит), чулум кашка (пл. доолос), жети кашка (пл. солто; басыз), качы (пл. солто), желден (хакасск. чжьелден, чилдег), бугу (хакасский пугу), чулум мундуз и др. Названия всех вышеотмеченных родов должны были иметь второстепенное значение в отношении этнонима "хакас" - названия средневекового населения Минусинской котловины. Это давало бы ему большие преимущества сохраниться, хотя бы в качестве названия небольшого рода в Южной Сибири. Однако, "хакас" до сих пор ни обнаружился, ни Саяно-Алтайском крае и ни на Тянь-Шане. Возникает вопрос, если кыргызы были лишь аристократическим родом в государстве Хягяс, то почему по всей Евразии мы сегодня встречаем в структурах разных народов и стран континента топонимы, связанные с ними и этноним "кыргыз"?
    Как нам кажется, замена "гегу" на "хягясы" проходила в полном соответствии со сложившимися политическими и этническими процессами и ситуацией в Центральной Азии в VIII-X вв. В это время енисейские кыргызы вступили в свою фазу рассвета Кыргызской государственности на Енисее. Об их государстве знали и считались с ним в Китае, Тибете, Византии, арабо-персидском мире, Тюргешском, Карлукском, Хазарском и Булгарском каганатах и т.д.
    В связи с этим, можно полагать, что средневековые арабо-персидские, китайские авторы в своих трудах этноним "кыргыз" стали отмечать в наиболее правильной форме. Изменение этнического имени кыргызов произошло не только в китайских источниках, но и арабо-персидских, где кыргызов стали обозначать в двух формах "хырхыз" и "хырхыр". В них же мы встречаем кимакскую область под названием Карк(а)рахан, где "… жители ее напоминают по своим обычаям хырхызов" .
    Следует отметить, что отдельные сведения из китайских хроник полностью опровергают гипотезу Л. Р. Кызласова о самодийском происхождении хягясов. Последние полностью противоречат мнению Л. Р. Кызласова. В информации "Хягяс есть древнее государство Гяньгунь" , четко и определенно сказано, что Хягяс есть то государство, которое являлось исконным местом обитания гяньгуней, т. е. кыргызов. Китайцы также отмечали "Дом хягяс" и "хягяс есть не большой род ". Если под термином "хягяс" следует понимать, прежде всего, коренное самодийское население Минусинской котловины, признавшее власть кыргызов, то почему этот же этноним использовали для обозначения имени господствующей династии Кыргызского государства. Более логично, признание имени господствующего рода всеми другими подвластными племенами и народами. Так было всегда. Тюркские каганы из рода ашина отмечали все покоренные племена общим именем "тюрк будунум".
    В данном вопросе нам следует обратить внимание на то, что в случае с "хагяс" мы впервые встречаем название этноса с конечным звуком "с", что возможно говорить о более древнем происхождении его формы "каркар".
    Следовательно, происхождение этнонима "хягяс" могло быть связано с установлением стабильной каганско-императорской власти в Кыргызском каганате. В этом нас больше убеждают сведения из версии эпоса "Манас" С. Ахсикенди, где зафиксирована информация о двух эпохах правления кыргызских вождей Каркырабека и Манаса, из рода жети кашка. Т. е. если в эпоху правления Каркырабека кыргызами правила династия каркыра (б. журавль, гяньгунь), а народ называл себя каркыралинцами, то при Манасе, правящая династия носила название жети кашка, а народ каркыралинскими кыпчаками .
    В эпоху рассвета Кыргызского государства каган был не только вождем своего племени или представителем господствующего, аристократического клана, но и верховным главнокомандующим (военачальником союзных войск), власть которого распространялась на всю Центральную Азию. В связи с изменившейся политической ситуацией, он принял новый титул "кашка", и был признан военачальником всего кыргызского (союзного) кошуна. С усложнением государственного аппарата, изменилось название господствующего клана енисейских кыргызов -эди . Отныне господствующий род кыргызов стал называться жети кашка.
    В таком случае, как можно соотнести "кашка" с "хягяс" и "кыргыз"? На первый взгляд кажется, что титул "кашка" не имел ничего общего с вышеуказанными этнонимами. Однако, "кашка" можно сопоставить с его более древней формой "каркар", что дает возможность обнаружить определенную, вполне приемлемую, близость терминов.
    Отсюда, можно сделать вывод, что происхождение древней формы этнонима "кыргыз" -"каркар" мог иметь непосредственную связь с одним из наиболее популярных титулов, в ранге судьи "карха" широко использованного в союзе племен европейских гуннов, печенегов, кангаров, хазаров, маджагардов и других, имевших отношение к Алтаю и государству Канха. Причем, название авестинского государства "канха" уже было сопоставлено с этнонимами "кангар", "кангюй" и "канглы".

    "Карха" широко применялось в гуннском и печенежском обществах в качестве имени человека, титула вождей, названия местности и т.д. По утверждению булгарских летописцев в учении о "Тенирианстве" "карха" олицетворяла алпа света и тепла. Живым воплощением ее была белая лебедь (журавль, утка, гусь, ворон и т.д. более 30 пернатых), в честь, которой сохранено название реки Куманды (Лебедь) на Алтае. Т. е. в стране кангарских племен. В книге Бахши Имана приводилась легенда о сестре Атиллы Харьхе ("Лебедь"), в честь которой был построен город Харька (современный Харьковь). По преданию, Харька жила в этом городе и умерла, когда брат непослушав ее совета, ушел воевать.
    Эти сведения в развернутом и поэтическом стиле повторяются в поэме "Цветы Кыпчакского поля" Рейхан Булгари, поэта XII века. Согласно автору Атилла и его сестра Карха по отцовской линии принадлежали роду айбат, а по материнской линии хыргыз. Он в младенчестве носил имя Тука, когда он повзрослел и стал охотником, стали называть его Атиллой .
    По информации византийского императора Константина Богряногодного племена кангар входили в состав печенегов, состоявших из восьми племен. Среди них были три наиболее благородных племен кангар-эрдим, гила и чур. Источник отмечал: "Эти восемь племен турок не подчиняются собственным [особым] архонтам, но имеют соглашение сражаться вместе, со всем тщанием и усердием на реках, в какой бы стороне, ни возникала война. Первым главою они имеют архонта из рода Арпада - последовательно, и двух других гилу и карху, которые имеют ранг судьи. Каждый род имеет архонта" . Представители этих трех родов занимали весьма высокие должности в этом обществе.
    Г. В. Ксенофонтовым было проведено успешное отождествление названий печенежского племени кангар (кенгерес, канглы) и его трех родов с именем саха-якутского объединения кангалас" и его тремя родами -ектем, киллем, чур. Также были сопоставлены древний приаральский этноним "кидарит" ("кидара") с кангаласским "ходоро", печенежский "чопон" с кангаласским "дьеппен".
    Согласно саха-якутских преданий, в глубокой древности в стране "Араат Байгал" или "Арылы Байкал", жил славный народ ураанхай. Она находилась в девятой от Лены реке, на берегу теплого моря. Т. е. в печенежском Приаралье. "… во времена прибытия Омогой Баая и Эллэй Боотура из южной страны переселилось племя кыргыс с лощадьми и рогатым скотом" .
    Выводы ученого можно дополнить и более конкретизировать новыми кыргызскими материалами. Омогой Баай и Эллэй Боотур являлись предками саха-якутского племени кангалас. Вторым в списке потомков родоначальника якутских (кыргызов) Эллэя стоит имя Хордокосууна, имевшее тождество с названием кыргызского племени кодогочун. В составе кангаласов сохранились названия родов, имевшие прямое отношение к тяньшаньским кыргызам: кангалас (кыргызск. пл. канглы), чур (пл. кара чоро), ходоро (пл. кыдыршаа, род мунгушей кодогочун), чериктей (черик), кырыг. Саха-якутские сэргэччи (Ботурусский улус) и уодугэй имеют сходство с казахским шеркез и кыргызским адыгине (крупное пл.), а также российскими этнонимами черкез и адыги.
    Весьма любопытно, что по генеалогическим преданиям кангаласы имели связь сразу тримя средневековыми племенами кангарами (канглы), кыргызами и эфталитами (кутургур). Это же можно обнаружить, изучая структуру тяньшаньских кыргызов. Причем, племена канглы и кыдыршаа (кударит, эфталит; Фергана), считались одними из древних, крупных и основных племен объединения ичкилик кыргызов. Средневековый этноним "эфталит" можно сблизить с названиями племен, обитавшими в Восточном Туркестане кидарит, кидоло (эфталиты), кутургур (белые гунны), катаркин (монгольский), гаочэ (южная ветьв динлинов), каучин (могольским). В структуре кыргызов можно встретить ряд этнонимов, имевших отношение к названию "эфталит"- кайдоол, кудайлят, катаган, кыдыршаа, кодогочун.
    В среднеевковых источниках много писалось о соседстве Кангюй (канглы) с усунями и политической активности племен канглы в Средней Азии. Цянь-ханшу отмечалось: "Или – древняя страна усуней, и страна эта на севере и западе примыкает к Канцзюй (кангюй)". Согласно китайских хроник государство Кангюй располагалось в нижнем и среднем течении Сыр-Дарьи. В монгольскую эпоху и более позднее время потомки кангюйцев (кангиты) и усуней под племенными названиями канглы и уйсун кочевали в тех областях, где обитали их предки в прошлом. М. Тевкелев последних называл общим собирательным именем канглы-уйсун. Согласно родословной канглы по старшинству стоят рядом с уйсунами.
    Н. А. Аристов писал: "Кангюйцы, покоренные тукюесцами, перешли потом в VIII столетии под власть карлыкских ханов и повляются на страницах истории под именем канглов лишь в начале XII столетия, когда один из ослабевших карлыкских илеков, не имея сил укротить набеги канглов на свои земли у подножия Александрийского хребта, призвал на помощь каракиданьского Гурхана. В начале XIII века канглы составляли главную часть армий Султана Мухаммеда Харезм-шаха, неудачно защищавщих от монголов Отрар, Самарканда и Харезм. Печенеги, узы (гузы), команы (половцы), кипчаки-все это, вероятно, лишь роды и отделы канглов, подвигавшиеся на запад и юг из кангюйских степей" .
    Н. А. Аристов справедливо относил тяньшаньских канглы, дулу и нушиби к племенам конфедерации кимаков. По его мнению, после падения Западнотюркского каганата канглы кочевали на северо-западе от Тараза и населяли низовья р. Чу и бассейн Сарысу, а также Илийскую долину.
    С. М. Абрамзон полагал, что в средние века "канглы жили по соседству с долиной р. Чу" на Тянь-Шане. Канды арык –так назывался один из арыков в районе Кичи Кемина, расположенного близ р. Чу .
    Среднеазиатские канглы, являлись потомками тех, кто участвовал в походах тюркских каганов против эфталитов. Позже канглы, ассимилировав эфталитов (кыдыршаа) осели на их землях (Фергана), образовав собственный улус на Тянь-Шане. При этом последние контролировали степи расположенные на запад от Тянь-Шаня (Или-Талас) до Приаралья. В источниках более позднего времени в Семиречье кочевал союз племен ичкилик-кыргызов Булгачи-Салусбия, основной костяк которого составляли древние племена, известные на Саяно-Алтае и Тянь-Шане с эпоху древних тюрков канды, кыдыршах, тейит, доолос, жоо кесек, бостон .
    Следовательно, в Х в. улус канглы, родственный кыргызам по праву мог называться областью Каркырахан, куда входили степи Восточного Туркестана и Восточного Казахстана.
    Как нам кажется, под кангарскими этнонимами "карха" и "гила" ("ила", "илак"). следует понимать кыргызов. В книге Бахши Имана алтайские кыргызы в составе Волжской Булгарии назывались килик или иллак (илек). Известно, что в прошлом саяно-алтайские племена кыргызов называли килик ("илек", "гила", "ила", "илак"). В. Бартольд записал предание у енисейских остяков о нападении на них "сверху", т. е. с юга, могущественного народа "килики или кыргызов . "Ыла"-так называли долину реки Или в эпоху М. Кашгари, где современные ученые на основе данных китайских источников располагают древних кыргызов -гэгуней, гяньгуней, гегу.
    В источниках эпохи династии Тан о кыргызах и их месте расположения сказано: "Хягяс есть древнее государство Гяньгунь. Оно лежит "от Хами на запад, от Хорашара на север, подле Белых гор". Л. Боровкова и Г. Супруненко изучив и сопоставив данные китайских источников, располагали кыргызов в Илийской долине Восточного Туркестана. По мнению Л. Боровковой кыргызы жили в районе хребта Боро Хоро и западнее пустыни Дзосотын-Элисун в Восточном Туркестане . Впоследствии это мнение получило поддержку в работах О. Караева, Ю. Худякова, М. Кожобекова, Т. Чоротегина и др.
    Этноним "килик" ("эллак", "илак") можно реконструировать как "кырык", что сооветствует названию одного из родов кырык и имени одного из прародителей рода кыргыс саха-якутского племени кангалас "эллей", а также имени предводителя алтайских кыргызов "эмке", упоминаемого Гардизи.

    В научной литературе термины "карха" и "гила" достаточно не изучены. Однако, установлено, что еще в средние века с первой связывали название Крымского города Керч/"карча". В родословной современных тюркских народов в числе их общих предков отмечались имена Карча (Карача) и Аланча, которые имели связь с двумя древними родственными государствами Канха и Алания, расположенных на Алтае и Кавказе.
    Небезинтересно, что волжские булгары и карачаевцы считали себя потомками населения Алании. Согласно генеалогическим данным современные кавказские карачаевцы и тяньшаньские кыргызы имели общее происхождение от хана Карча или Карача. По одной из легенд, бытующей среди кавказских карачаевцев в XIX –ХХвв., в прошлом народ называл себя кыргызами. По преданию, Карча (Карача)–первый правитель карачаевцев происходил из золотоордынского города Кошкар.
    По кыргызским преданиям Карача хан со своим народом (кыргызами) переселился на Кавказские горы из районов города Кашгар в Восточном Туркестане. По другим версиям легенды Карача хан был предком кыргызских племен нойгут и черик (от монг. "воин"), издревле обитавших в районах Кашгара в Восточном Туркестане . Казахи считали себя потомками белой гусыни сочетавшейся с их предком Калча Кадыром.
    "Карха" можно сопоставить с именем "деде Коркуд" в "Огузнамэ". Можно провести параллели между "карха", "калха", "калча", "коркуд" и "харковь". Примерно, такая же картина вырисовывается с "керч"/"карча". Последний имел сходство с названием города венгерских кыпчаков Корсаг и небольшого объединения карсагал в Минусинской котловине в XVIII в. Сюда же мы относим этноним "кайсак-кыргыз", в первой части которого можно легко обнаружить нам знакомые термины "корсак", "кыйсак", "кыбчак", что указывают на возможное существование их стяженного варианта-"козак"/"касак"/"казак".
    Отсюда "карха" и его вариант ("керч"/"карча") можно сопоставить с титулом вождей средневековых кыргызов, казахов- "кашка" и калмыков "калча". Военно-политический характер термина "кашка" подтверждала народная этимология этнонима "кыргыз": убивающий, истребляющий (кыргыч) или не уничтожимый, не истребимый (кырып жок кылынгыз). Неслучайно, в вышеприведенной легенде Карача хан представлен предком племени черик (войско).
    Следовательно, термин "карха" имел различные формы и прямое отношение к авестинскому названию государства "Канха" на Алтае. По нашему мнению, государством Канха правили представители одноименной династии карха (лебедь), соответственно образованный ими союз племен назывался кангар или канглы. Позже этот титул был заимствован кочевыми племенами Саяно-Алтая, входившими в состав государства Канха и имевшими союзнические отношения с ним. В этом смысле "карха" могла иметь прямое отношение к этнониму "кыргыз", наиболее древние формы, которого звучали как "каркар" (журавль), "каркун" или "кангар". Можно провести параллель между "канха"/"кангар" и "карха"/"каркар" и "кашка"/"кыргыз".
    Основывась на вышеизложенном, этноним "кыргыз" и "кашка" можно сопоставить с "хазар" и "карха". Здесь же проведем параллели между "хазар", "карха" и хакасским "хаас", "хасха", а также иранским "кашкай", "кашкул" (кашкаи-тюркский народ).
    В таком случае, можно констатировать, что эволюция в тюркском языке, о чем нам твердили синологи, происходила в связи с изменением этнополитической ситуации на Алтае в VIII-X вв. Этот процесс совпал по времени с изменением господствующего рода на Алтае и появлением новых алтайских объединений кыргызов, кыбчаков и кимаков.
    Отсюда, можно заключить, что кыргызы представляли одно из племен государства Канха, обитавшее на восточных и южных пределах данного владения. Ими управляли представители рода карха (белая лебедь, каркыра-журавль). Соответственно вожди их носили титул "карха"/"кашка", а "кыргыз" был самоназванием этого этноса.
    Вышесказанное наше мнение как бы подтверждали сведения из книги Бахши Имана "Джагфар тарыхы", где приводились две легенды о происхождении кыргызов и кыпчаков Волжской Булгарии. В первой, очевидно, более древней, генеалогия кыргызов и кыпчаков связывалась с массагетами и сарматами, а во второй запечатлены массагето-кыргызо-булгарские взаимоотношения.
    Согласно первой легенде: "однажды в Туркестане (Казахстане) племя южных саков - массагетов (масгутов) внезапно напало на центральных саков - сарматов (чирмышей). Все чирмыши были перебиты, но предводительница сарматов Тамыр-бика успела перед гибелью спрятать своего младенца - сына в дупле дерева. Мальчика нашли и вырастили тюрки. Они же назвали его Кыпчаком - "Дупельным". Кыпчак взял в жены 40 тюрчанок и его дети от них основали 40 родов тюркоязычных саков. Их стали называть "кыргызами" (т.е. "сорок девушек" - в память о сорока женах Кыпчака) или "Кыпчаками"... Саки, сохранившие индоарийский язык, продолжались называться "сагдаками" (саками). Часть массагетов была также в то же время тюркизирована и получила от булгар название "оймеков", передаваемое иногда в форме "кимак", а другие массагеты, сохранившие индоарийский язык, по-прежнему назывались "масгутами" ".
    Согласно второй легенде о алп-бике Куропатке, Тангра в защиту человеческого рода, превратил ее в алп-бике Мышь или Кыргыз-Кыркыз [Дикая или Вольная Девушка], что олицетворяла дух женского своеволия и упрямства. После этого она, "явившись в царстве Идель в образе прекрасной девушки, вызвала многовековую смуту в государстве. Вначале она очаровала всех булгарских принцев и перессорила царевичей. Когда ее изгнали из Иделя, она ушла в Кашан (Средняя Азии), где стала объектом поклонения масгутов. За это Тангра покарал это племя, которое стали называть также кыргызами - по имени Кыргыз. Оно прекратило свое существование, и даже небольшая группа уцелевших масгутов стала носить имя булгарской династии Алан, некоторые представители которой бежали к ней. Степи масгутов были заняты кыпчаками, которых стали, поэтому называть и кыргызами... ".
    Первая легенда подтверждала этногенетическую связь кыргызов с массагетами и сарматами. Очевидно, в данном случае речь идет о миграции восточных племен усуней, юэчжи, хунну на запад в III в до н. э., когда они один за другим переселились в страну саков, а затем одним ударом разгромили Бактрию и на его развалинах сформировали Кушанское царство. После этих событий саки навсегда исчезли из политической арены Центральной Азии, а на восточных пределах владения последних стало возвышаться новое объединение племен под именем кыргыз (гяньгунь).
    В исторических источниках кыргызы и сарматы всегда описывались как племена, принадлежавшие одной культуре, были известны как огнепоклонники, практиковали трупосожжение. Генеалогические предания содержали схожие сюжеты и происхождение народа связывалось всегда с женщинами. Первый происходил от амазонок-мужеубийц, попавших в Скифию, где, они сдружились с молодыми скифами, перешли реку Танаис (Дон) и там образовали сарматское объединение . Согласно данным "Юаньши" кыргызы произошли от сорока девиц страны Хань, вступивших в брачные узы с мужчинами владения Усы, вследствии чего эта страна стала называться Кыргызской землей .
    Основываясь на вышеизложенном, мы полагаем, что сарматы, булгарские серби и черемыши являлись одним и тем этносом, что как бы потверждают первые части этнонимов. Как утверждал информатор этнонимы "серби" и "черемыш" происходили от слова "сир" ("семь"), что означало семь родов. С этим же словом "сир" автор связывал происхождение топонимов "Сырдарья и Жети Суу. Для полного анализа можно "сир" сопоставить с названиями исседонского племени серы (серика), предков кыпчаков "сир-тардуш" и правящего рода енисейских кыргызов эди Рашид ад-Дина.
    Отсюда, можно предполагать, что древние кыргызы могли иметь этногенетические связи с саками-тиграхауда (юэчжи-массагетами), сарматами и усунями (исседонами), которые возможно представляли южные группировки племен государства Канха.
    Китайцы обозначали кыргызов этнонимами "гэгунь", "гяньгунь", "хегу" и т.д. В III в. до н.э. кыргызы вместе с соседними владениями синьли (канглы), динлин, цзюеше были покорены хуннами. Накануне нашествий Модэ шаньюя, кыргызы жили на юге-востоке от Кангюя, примерно на территории юэчжи-массагетских племен, считавшихся наиболее могущественным и сильным объединением, племена которых к V в. н. э. под влиянием хунну, преобразовались в конфедерацию белых гуннов -эфталитов.
    Следует отметить, что начиная с эпохи жужан, а затем имевшее продолжение в период гегемонии древних тюрков в Центральной Азии отношения между господствующими жужанами, родом ашина и кыргызами, канглы строились по принципу господина и подчиненного. Кыргызы начиная со времен покорения их Модэ шаньюем вплоть до построения ими Кыргызского каганата на среднем течении Енисея, хотя и возродились, сохранили свранительную независимость, однако, не смогли сформировать централизованную государственную власть.
    Вышеназванные соседние владения кыргызов и канглов, постоянно подвергались гогениям, переселению с места на место со стороны своих господ. В конце V в. кыргызы, не устояв натиска со стороны жужан, мигрировали в Минусинскую котловину. В VI-VIII вв. покоренные кыргызы и канглы составляли основные силы войска тюркских каганов, в результате часть этих племен очутилась на Тянь-Шане. Тюрки мечом канглов и кыргызов ликвидировали господство эфталитов в Средней Азии.

    В VIII в. Кыргызский каганат стал могущественным государством. Тюркские каганы, признавая мощь кыргызов, выдавали своих дочерей за Кыргызского кагана или представителей его семьи. В орхоно-енисейских текстах говориться: "Каган табгачский был нашим врагом. Каган десятистрел (тюргешей) был нашим врагом. Но больше всего нашим врагом был Кыргызский сильный каган".
    Политические события, происходившие в Центральной Азии в V-VI вв. в связи с господством жужан, весьма красочно описаны кыргызском эпосе "Манас". Кыргызы также как и предки древних тюрков были разбиты соседним племенем и вынуждены были бежать и скрываться на разных уголках Степи. Разбрелись десять сыновей хана Ороздуу. Одна из групп кыргызов во главе с Джакыпом по воле судьбы попадает на Алтай, где у него родился сын Манас. Достигнув зрелости, Манас построил новое государство. Это было время, когда хан кыргызов выступал с новым родовым именем жети кашка, а народ его назывался каркыралинскими кыпчаками.
    Согласно версии манасчы Шаабая Азизова Манас родился на Енисее.
    Где неясно вырисовываются ввысь вершины гор,
    Где склоны гор заострены,
    В Энее-Сае, в пустынной земле,
    В юрте белой в 60 звеньев
    Шесть дней длились родовые схватки,
    И Манас великодушный родился.
    В эту сторону от Бай Келя (оз. Бай кал)
    Пуповину обрезали и обмыли.
    Повзрослел и стал молодцом,
    О нем уже говорил народ,
    Он повзрослел и стал силен.
    Черным манжу, калмакам
    Великодушный стал наводить страх.
    В Ээн-Сай как-то пришел,
    От караванщика такую весть услышал,
    От торговца слышал разговор
    Эр Бакай сын Бая
    Десять сыновей Орозду
    Слышал, что они разбрелись,
    Один ушел на Кангай,
    Один ушел на Алтай,
    Один ушел на Шыбыр,
    Один ушел на Серен (Аральское море).
    Один ушел в Теренге (Астрахань?)
    Один ушел в Ойон (Монголия),
    Пройдя через песчаную пустыню.
    Один ушел на Саяны .

    Следовательно, сведения Гардизи о кыргызо-огузских взаимосвязах могли происходить после того, как печенеги, разбив кангар, включив их покоренные племена в свой состав, продвинулись на Запад. Практически речь идет о времени, когда было уничтожено древнее государство Канха (в VI-VIII вв.), племена которого силой были угнаны печенегами.

    Таким образом, можно сказать, что усиление Кыргызского государства и распространение их власти на Алтай в VIII в. положило начало второму этапу политической истории племен кангар (канглы). В эту эпоху кыргызы, покорив огузов, смогли изменить политическую ситуацию в регионе в свою пользу и заняли Алтай. Данный период был связан непосредственно с кыргызами, кимаками, кыбчаками и титулом "кашка".
    Кыргызы, теперь уже как полноправные хозяева Алтая, на развалинах княжества кангарских племен сформировали новые владения и объединения кыбчак и кимак в данном регионе. В начальном этапе Алтай управлялся с Енисея. Видимо, поэтому, в средние века на Алтае этноним "кыргыз" использовался как общее имя кыргызских, кимакских (канглы) и кыбчакских племен.

    Позже, алтайские племена, усилившись, отделились от Кыргызского каганата. В IX в. алтайские кыргызы, канглы, кыпчаки на развалинах владения кангюйцев, построили Кимакский каганат. Алтайские кимаки составляли угрозу Кыргызскому государству. Эпоха противостояний двух родственных государств на Саяно-Алтае в эпосе "Манас" освещено в сюжете о противоборстве Манаса и его родственников, в лице правителей коз команов Абыке и Кобош .

    В исторических источниках немало сведений и сходств имелись между печенегами и кыргызами, а также кангарами и кыргызами. Так, в письменных хрониках печенеги, как и кыргызы известны были как сорока племенной народ.
    Кыргызо-огузские отношения описаны в сочинении Гардизи и в "Огуз намэ". Причем, в обоих трудах происхождение кыргызов связывалось с мифическим зверем собакой. Гардизи в своей книге "Зайн ал Акбар" (XI в.) писал о кыргызах, вступивших в союзнические отношения с хазарами, башкирами, а затем покоривших огузов. Правителем кыргызов был Эмке. С. Ахсикенди в своей книге "Маджму ат-Таварих" приводит информацию о происхождении кыргызов от сорока гузов в эпоху султана Санжара .
    В "Огуз намэ" кыргызы-мифические ит-бараки упоминались в связи с рождением младенца, которому Огуз хан дал имя Кыбчак (Дупельный). Согласно сказания, новорожденный мальчик, получивший имя Кыбчак, появился после неудачного похода Огуз-кагана на племя ит-барак (кыргызы), что говорит о событиях имевших отношение к эпохе кыргызского Великодержавия. Когда, кыргызам удалось уничтожить в 840 году ставку уйгурского кагана Орду балык, ликвидировав их гегемонию в Центральной Азии.
    Небезинтересно, что в структуре кыргызов сохранились ряд названий тюркских и огузских племен бичен (печенек), жедигер (огуск.-ядгер), мундуз (огузск. бугдуз), бугу (тюркск.-пугу), кесек (кесек), теит (теит), тас (тас) и т. д. Причем, этнонимы печенег и мундуз сохранились только у кыргызов и алтайцев.

    Влияние кимакских племен канглы на кыргызов было значительным. В эпосе "Манас" канглы и кыпчаки выступали как союзники Манаса и кыргызов.
    Союз и родственные отношения кыргызов с канглы отражены в эпосе "Манас":
    Недавно прибывшие родичи
    Как приютились у бая Жакыпа,
    Год уже прожили.
    Немного их семей,
    Народ под названием канглы-они,
    Среди канглы
    Был и богатырь Чегиш .
    Об этом же говорят названия страны енисейских кыргызов и (общее название) населения Минусинской котловины кангоорай или хоорай хырхыз. Вышесказанное наше мнение подтверждал также этнический состав населения Минусинской котловины в XVII-XVIII века, где наряду с кыргызами мы обнаруживаем объединения родственных племен карсагалов, качинцев (хаасов), сагайцев, имевших непосредственное отношение господствующему клану, давшему свое название государству. Т. е. кыргызам.
    Как нам кажется, в эпоху господства на Саяно-Алтайском крае кыргызы смогли организовать ряд новых объединений за пределами территории Минусинской котловины, одними из которых могли быть предки современных качинцев-хаас, что как бы подтверждало название его родового подразделения кангит. В эту же группу можно отнести хакасский род камасин, в прошлом называвший себя кангаласами. В них можно видеть осколки средневекового кимакского племени кумоси. Можно привести его варианты-камаш, кумаш, куман встречаемых в качестве тюркских имен.
    Таким образом, из всего вышеизложенного можно предполагать, что происхождение кыргызского этноса и его имени было связано с владением Канха на Алтае и титулом "карха", имевший различные формы, одним из которых был "кыркыр" или "каркар". В VIII в. в результате эволюции тюркского языка китайские и арабо-персидские историки население Минусинской котловины стали обозначать общим именем "хягяс" и "хырхыр", что соответствовали этнониму "кыркыз " орхоно-енисейских текстов.
    Т. А. Акеров,
    Директор Института этнологии МУК
    Опубликовано в журнале "Вестник" Международного университета Кыргызстана, –C. 10-19. № 1, 2009 год. Источник - ЦентрАзия

    http://www.centrasia.ru/news.php?st=1259535480

    0
    • мин санаабар
      1 января 2010  

      сахай и сагай

      Племя сагай входит в состав хакасов.

      в то же время монголы и буряты упоминают о народе сахай.

      видимо часть одного народа сахай(сагай) вошла в состав хакасов, а другая часть в состав монголов

      0
  • Василий
    1 января 2010  

    Конгурей/Хонгорай -общая память память современных хакасов/киргизов, алтайцев, тувинцев, шорцев

    "Конгурей-Хонгорай» – возможно отзвук распада в 1703 году политического строя Хонгорая - основы государственности енисейских кыргызов, просуществовавшей в Южной Сибири более тысячелетия, вызванный переселением в Джунгарию. (Джунгария – объединявшая племена кочевников центральной Азии разгромлена 1755-56 годах, войска маньжурской (цинской) династии Кита. Они "истребляли все, что им ни встречалось живого, убивали мужчин, насиловали и замучивали женщин, а детям разбивали головы о камень или стену, сжигали жилище, резали скот. Вскоре в стране воцарился голод, одни начали умирать голодной смертью, а другие резали людей и питались человечьим мясом» говорится в источниках).
    Бутанаев В.Я. «К вопросу о Кыргызско-Хакасских этнографических связях.
    Кыргызы: этногенетические и этнокультурные процессы в древности и средневековье в Центральной Азии. (Материалы Международной научной конференции, посвященной 1000 летию эпоса "Манас" 22-24 сент. 1994 г.)- Бишкек: Кыргызстан, 1996.» В его изложении история Хонгорая выглядит так:
    «Этносоциальное объединение "Хонгор" или "Хонгорай" был основан примерно в 1368 г под эгидой кыргызов. Согласно историческим преданиям, хоорайский (хоргорский) народ происходил от кыргызов. В речи сказителей употребляется устойчивое определение "Хыргыстан тогыс мун Толы Хоорай чоны" - Кыргызский девятитысячный союз Хоорай. В основе многих центральноазиатских этнонимов прослеживается корень "хор" (кор). Например: хор - тибетское название тюрко-монгольских номадов, хор - подразделение народа юйгу, хоро - обозначение предков якутов, хори - подразделение бурятов, уйгур, курыкан, хонгоройд - монгольское произношение имени Кунграт и т.д. По всей видимости, и этноним "хонгорай" также восходит к этой основе.
    До сих пор в современных алтайском, тувинском, хакасском и киргизском языках есть слово "хор" (кор), обозначающее народные массы. Первоначально смысл почти всех этнонимов восходил к понятию люди, народ, человек. В таком случае указанные этнонимы имеют тюркскую этимологию.
    Во время путешествия П.Чихачева по Туве тувинцам слово хакас было совсем не известно. Они четко знали, что, перебравшись через Саяны и продвигаясь на север, попадешь в страну под названием "Хонру" (т.е. Хонгорай). Во второй половине XIX в. тувинцы для обозначения Минусинского округа применяли это слово уже в стяженной форме - "Хоорай". Все их великие шаманы появились из Хоорайской страны: "Из Хоорая испугавшись, за сутки прискакали на крупе каурого коня". Они получали свой шаманский дар от "хоор албысов", т.е. хакасских духов, которых отождествляли с духами небесного происхождения. Телеуты и южные алтайцы называли благодатные степи Минусинской котловины Конграй или Конгырай-Сагай. Конграй почитался у них как прародина теленгитов. В историческом фольклоре данный термин, как правило, в парных сочетаниях - Ал Хоорай, Толы Хоорай, Тубен Хоорай, Хыргыс-Хоорай, Туктiг Хоорай и др., обозначал также и этническую территорию хакасов, т.е. Хакасско-Минусинскую котловину. Название Хонгорай применялось и в русском дипломатическом языке. Когда в 1707 г. был построен Абаканский острог, то в письменных документах отмечалось: "На урочищах Хонгороя русские люди поставили город", "И тот Хонгороя - ... киргис, урангай, моторы их кочевия". На карте Сибири XVIII в., составленной Ф.И.Страленбергом, долина р.Абакан и горный хребет Западных Саян (т.е. западная часть Минусинской котловины) обозначены как территория "Хонкорай".
    После гибели династии Юань в 1368 г. власть монголов на Среднем Енисее, вероятно, пала, и в течение XV-XVI вв. этносоциальное объединение Хоорай, возглавляемое кыргызами, стало развиваться независимо. Хоорай имело самостоятельное политическое устройство, которое позволяет определить его как государственное, с неразвитой формой общественных институтов. К этому выводу мы пришли вслед за известным историков Н.Козьминым, который считал, что объединение кыргызов в XVII в. "было именно государство, но находящееся в упадке".
    Политическая организация Хоорая или Кыргызской земли объединяла четыре княжества-улуса: Алтысарский, Исарский, Алтырский и Тубинский, во главе которых стояли беги.
    Алтысарский улус (от хакасского "алтынзархы" - северный или нижний) располагался на севере Хакасии в долине Июсов и Божьих озер. Алтысарцы именовались "нижними кыргызами", т.к. обитали ниже остальных по течению Енисея. Кроме того, они имели второе название "Большие кыргызы". В состав этого улуса входили следующие роды: Кызыльский, Шуйский, Ачинский, Туматский и др.
    Исарский улус (от хакасского "iссархы" - внутренний) находился в центре Хакасско-Минусинской котловины вдоль Енисея от устья р. Абакан до р. Огур. вероятно, его основное население составляли рода кереит и изыр, ибо в русских источниках вместо названия исарцев часто фигурировали кереитцы или езерцы. Княжеские кочевья их находились в устьях р. Ерба и р. Абакана.
    Алтырский улус находился в долине левобережья р. Абакана, от Уйбата до Таштыпа. Этот улус был самым южным или верхним, согласно течения р. Енисея. Поэтому их жителей порой называли "Верхние кыргызы". Вполне возможно, что в основе его названия лежит хакасский термин "алдэза" - передний. В пределах Алтырского улуса находились следующие роды: Сагайский, Бельтырский, Табанский, Саянский, Иргитский, Чистарский и др.
    Тубинский улус охватывал все правобережье Енисея от Саян до устья р.Сыды и, вероятно, правобережные степи Абакана. Центр его находился в долине р. Упса, где обитал ведущий род Туба (тубинцы). Все княжества с их ясачными людьми были "киргисского владения землицы".
    Для решения государственных дел собирался большой съезд - "чыын" представителей всех четырех улусов Хоорая. Например, на съезде 1627 г. присутствовало 700 человек. На таком форуме решающий голос принадлежал кыргызским князьям. Они совместно "удумывают обо всяком земляном деле" [30]. Здесь же выбирался "лучший" князь, которому поручалась верховная власть в "Кыргызской земле". В начале XVII в. "лучшим" князем слыл Номчы, затем стал его сын Кочебай. При заключении мира с русскими Кочебай давал шерсть за всех кыргызских князей"... и за улусных людей и за их братью, и за детей, и за род, и за племя, за улусы их, и за всю Киргизскую землю по совету всей Киргизской земли". Наличие общего "совета всей Кыргызской земли" характеризовало политическое единство государства Хоорай.
    Население Хоорая, переплетенное патриархально-родовыми пережитками, было подвержено классовой дифференциации. Представителями правящего класса выступали чайзаны или "лучшие люди", а эксплуатируемый класс составляли харачы (т.е. чернь) или "улусные люди". Последние представляли основную массу населения. Чайзаны были хозяевами крупных стад скота и предводителями больших групп независимого населения. Однако существенное социальное значение придавалось происхождению человека и статусу его рода. Население Хакасско-Минусинской котловины разделялось на "хасха соок" - белую кость, т.е. элитарный род, к которому относились кыргызы, и на "пора соок" - серую кость, т.е. низшее сословие, к которому причисляли
    Хакасский тюрколог Чертыков М.А. (ссылаясь на труды Моисеева В.А. Цинская империя и народы Саяно-Алтая в 18 в.
    Бутанаева В.Я., Худякова Ю.С. История енисейских кыргызов
    Чаптыковой Н.Н. Борьба вокруг «Киргизской земли» в XVII веке)
    пишет о Хонгорае - этнополитическом союзе племен объединившихся вокруг енисейскхи кыргызов следующее (в сокращении):
    «Этнополитический союз Хонгорай (русское название – «Киргизская землица») возглавляемый кыргызами показал большую устойчивость к внешним ударам, являясь основой этногенетических процессов… Енисейские кыргызы вошли в состав волжских калмыков, участвовали в этногенезе алтайцев, тувинцев. Кроме того, делаются предположения об участии енисейских кыргызов в этногенезе иркутских бурят, халха-монголов, казахов верховьев р. Иртыш и калмак-кыргызов района Эмель-Гол (Чугучак) провинции Синьцзян КНР.
    В конце XVII – начале XVIII вв. борьба коренных жителей против российского колониализма, возглавляемая кыргызами, в очередной раз вошла в активную фазу. Енисейские кыргызы и другие субэтнические группы Хонгорая, действуя совместно с джунгарами, ознаменовали начало нового века серией набегов на Томский уезд и Кузнецк, готовили широкомасштабное наступление на Красноярск и Томск.
    В начале XVIII в. Цеван-Рабдан, учитывая осложнившуюся политическую обстановку в Центральной Азии, а также опасаясь возможности захвата цинскими войсками населения Хонгорая, решил переселить енисейских кыргызов к своей ставке в Или-Иртышское междуречье. Переселению предшествовало посольство от Цеван-Рабдана к Петру I (1701-начало 1703гг.), в ходе которого предметом переговоров были енисейские кыргызы. По кыргызскому вопросу Петр I проявил жесткую позицию, приказав воеводам Томска, Красноярска и Кузнецка «кыргызских людей смирить войною тремя городами», что также послужило дополнительным мотивом к переселению енисейских кыргызов. Несмотря на активизацию действий в 1701-1702гг. русских войск против кыргызов, анализ источников показывает, что походы, совершаемые на северные владения кыргызов, имели ограниченный успех и не ставили кыргызов в критическое положение. Следовательно, русский фактор не являлся основной и единственной причиной переселения населения Хонгорая в Джунгарию в 1703г.
    Енисейские кыргызы с Джунгарским ханством были в отношениях «албату» - покровительство за военную службу и неоднократно привлекались джунгарами для ведения боевых действий. Джунгария после галдановых войн особенно остро нуждалась в людских ресурсах.
    Посланные в Хонгорай представители контайши, ставя перед собой цель - примирить кыргызов с русскими, старались делать как можно меньше уступок русской стороне, опасаясь потерять доверие кыргызов и тем самым подтолкнуть их к отложению от джунгарского подданства и принятию ими помощи от цинского Китая в борьбе с русской экспансией. Например, в 1702г. представитель контайши Арамжама, как и его предшественники, отказал в удовлетворении претензий томских посланцев о возмещении ущерба, нанесенным кыргызским набегом на Томский и Кузнецкий уезды, и наказании виновных, указывая на то, что «на Чулымцов надлежит ясак сбирать на контайшу».
    В условиях войны на два фронта Джунгария не могла себе позволить потерять хороших воинов и источник поступления пушнины. Джунгары также опасались допустить завладения Цинами населения Хонгорая и открытия северного фронта. Тем более в недавнем прошлом енисейские кыргызы в ответ на агрессивные действия Алтын-хана и его переговоры с Россией отложились от Алтын хана и совместно с джунгарами взяли его в плен в 1667г., тем самым, положив конец его государству.
    В июне 1703г. Цеван-Рабдан для осуществления своего плана отправил в Хонгорай 2,5-3тыс. воинов во главе с тремя чайзанами: Духаром, Сандыком и Арамжама Ченбилем. Он приказал своему наместнику Аба-зайсану всех кыргыз и кыргызских кыштымов привести в Джунгарию, дабы они «от него контайши не отложились». Население Хонгорая при помощи кыргызских князей было собрано в долине р. Абакан в устье р. Аскиз. По трем дорогам жители хонгорайских улусов под конвоем джунгарских отрядов были препровождены в Джунгарию. Переселена была большая часть населения Хонгорая – 15-20тыс. человек.
    Джунгары предполагали возможность возвращения хонгорцев, о чем сообщается в послании джунгарского хана красноярскому воеводе, где говорится, что «кыргыских киштымов в Калмыки взяли для того, что де они нужны, и по то де время покамест они справятца, и они де на свои старые урочища отпустят». Переселение основной массы населения повлекло за собой разрушение политического строя Хонгорая, разрушение государственности енисейских кыргызов, просуществовавшей в Южной Сибири более тысячелетия. Однако переселение 1703г. не было однозначно насильственным актом, т.е. угоном, т.к. джунгарам в этом содействовала политическая элита Хонгорая. Также нельзя рассматривать переселение как эвакуацию, т.е. как добровольное переселение, т.к. известно, что часть населения воспротивилась переселению и предпочла остаться на родине.
    Кыргызский вопрос еще долго после их переселения будет использоваться как российской так и джунгарской стороной как повод для претензий на дипломатических переговорах, что мы видим неоднократно на протяжении первой половины XVIII в. Например, посол джунгарского правителя Цеван-Рабдана Борокурган 7 сентября 1721г. при встрече с графом Г.И. Головкиным в Москве заявил ему: «Через указ его великого государя при границах обретающиеся начальники и протчие управители чинили многия обиды его [контайшины] поданными киргизским улусам, о чем на обидящих посылал посланцев просить на них управления, и посланных его, Контайши, до великого государя не допущали и назад возвращали, не показав никакого надлежащего удовольствования, отчего он [контайша] принужден был из тех мест, где его подданные киргизы кочевали, перевести в свои ближайшие улусы, не желая дать притчины всяким ссорам с обеих сторон».
    Данная дипломатическая позиция привела к тому, что в российской историографии XVIII в. утверждается одностороннее представление о главном и единственном мотиве переселения енисейских кыргызов.
    Переселенцы были размещены на приграничной с казахами территории, где «за Иртышом рекою на Кокоре озере с кыргызским князем Кулегене в улусе и напали де на них кыргыз бруты и разбили Кулегенев улус» . Однако основная часть переселенных кыргызов избежала разгрома и через два месяца после выхода из Хонгорая обосновалась при большой урге (ставке) контайши.
    В дальнейшем они локализуются на р. Эмель – южном притоке р. Иртыш. В Джунгарии енисейские кыргызы составили отдельный оток – административно - хозяйственную единицу, находящуюся в личном подчинении джунгарского хана. Причем в Джунгарии из 24 отоков было только два неджунгарских, иноплеменных по этническому составу отока: кыргызский и теленгутский. Управлялся кыргызский оток четырьмя зайсанами и состоял в середине XVIIIв. из 4 тыс. семей.
    Согласно генеалогическому преданию алтырцы – часть енисейских кыргызов являются одними из прародителей рода Бушухту-хана. Кроме того, кыргызские князья состояли в родстве с правителями Джунгарии, джунгары рассматривали енисейских кыргызов как родственный народ, а кыргызские княжеские рода как равные по древности происхождения.
    Отсутствием основной массы населения Хонгорая поспешили воспользоваться русские, организовав в 1704-1706гг. серию карательных походов, а также организовав заслоны против возвращающихся кыргызов, в ходе чего кыргызы понесли небывалый за годы столетнего вооруженного противостояния урон. Спешно строится Абаканский острог. Видя истребление оставшихся в Хонгорае Цеван-Рабдану видимо стало окончательно ясно, что ойратам не удастся сохранить свое влияние в енисейском регионе и он поспешил переселить остатки кыргызов и их кыштымов, для чего в 1706г. было организованно еще одно переселение хонгорцев в Джунгарию, которое было не столь масштабно как в 1703г.
    Известно только, что «с того 1706 году с тех Мелеских и Ачинских волостей с ясачных людей на контайшу в зборе алману не збирано и разорения никакого тем ясачным людем не чинили» по причине того, что «в 1706 году оныя контайшина владения киргизы з земли сведены в улусы контайшина владения».
    Часть кыргызов перешла Саянские горы и присоединилась к монгольскому феодалу Гун Бубэю, находившемуся в подчинении у Цинов, и участвовали в сложении тувинского этноса. Многие возвращавшиеся хонгорцы не смогли достигнуть родных мест и осели среди телеутов, алтайцев, тувинцев и других народов Саяно-Алтая, а также среди казахов верховьев Иртыша.
    На протяжении первой половины XVIII в. русское население опасалось возвращения кыргызов. Несмотря на прямые указания российского правительства, долгое время россияне не хотели селиться на незащищенной острогами территории «волостей немирных». Время от времени опасения подтверждались возращением частей переселенных хонгорцев. Возвращение началось сразу же после переселения. Возвращались группами от нескольких человек до нескольких сотен.
    Порой до русских доходили отголоски грозных событий в Джунгарии, в которых участвовали и их недавние беспокойные соседи.
    Русское правительство в 1736г. забеспокоилось, получив известие от южных алтайцев, что из урги контайши «киргизы отпущены в свою киргизскую землицу все без остатку, а в провожатые де за ними послано через калмыков две тысячи человек и велено им киргизам и калмыкам идти промеж Томских и Кузнецких городов…».
    "Не поддается подсчетам скольким хонгорцам в этот год удалось вернуться на родину. Известно, что через 20 лет кыргызский оток в Джунгарии состоял из 4 тыс. семей."

    0
  • Василий
    1 января 2010  

    "хоорай", сохранившегося для обозначения хакасов и Хакасии в исторических преданиях

    Тимур (Тамерлан, Аксак Темир) сыграл в истории Золотой Орды неблаговидную роль (побил Мамая, Тохтамыша…).
    Тем самым он положил начало трагическим страницам истории Золотой Орды (и ее последующим государственным образованиям тоже) и сыграл на руку восточным славянам. Вопрос: какова Ваша оценка этих событий?

    В.Я.:
    — Золотая Орда. Несомненно, Тамерлан нанес сокрушительный удар Золотой Орде. Однако само золотоордынское государство в это время находилось в периоде политического кризиса и находилось на пороге своего развала.

    Мансур:
    — Можете ли Вы поделиться с нами данными: какова численность хакасов в мире, какой процент проживает в Хакасии, и какая доля хакасов за пределами Вашей страны и в каких местах? И второй вопрос – насколько глубоко Вы знаете свою родословную (сколько поколений), насколько распространено знание своей родословной среди хакасов, захоронение какого самого дальнего своего предка Вам известно?

    В.Я.:
    — Хакасы. Всего хакасов на сей день будет около 100 тысяч. В настоящее время численность населения Хакасии составляет 540,8 тыс. человек, в том числе городское - 384 тыс. (71%), сельское – 156,8 тыс. человек (29%). В составе региона 8 административных районов, 5 городов, 12 поселков городского типа, 254 сельских населенных пункта.

    Численность хакасов в Хакасии по результатам переписи 2002 г. составила 65,5 тыс. человек, или 12% от общей численности населения Республики. По сравнению с переписью 1989 г. она выросла на 104,1%. Большинство хакасов проживает в сельской местности: 61,7% от их общей численности и 25,3% всего населения Хакасии. Из них в городе проживают 38,3% , что в процентном соотношении ко всему населению республики составляет 6,5%.

    За годы Советской власти численность хакасов возросла с 45870 человек (1926 г.) до 81428 человек (1989 г. по СССР). Однако при общем увеличении хакасского населения происходит процесс уменьшения их удельного веса на своей этнической территории за счет большого притока трудовых ресурсов со стороны в связи с промышленным освоением республики. Так, если в 1910 г. в хакасских ведомствах коренные жители составляли 98%, то в 1989 г. в Хакасии они стали занимать только 12%. Вместе с тем процессы эмиграции возросли. Согласно данным Всесоюзной переписи 1989 г., из 81 тыс. хакасов более 18 тыс., т.е. 22% находились за пределами своей республики. Этот тревожный фактор свидетельствует о нелегком положении хакасов (в основном специалистов) у себя на Родине.

    Небольшие группы хакасов проживают за пределами республики, на территории сопредельных с нею Ужурского и Шарыповского районов Красноярского края и в соседней Туве. В Красноярском крае, по итогам всероссийской переписи населения 2002 г., численность хакасов составляет 4489 человек, в Туве – 1219. Всего на территории Российской Федерации на сегодняшний день проживают 75622 представителя хакасского этноса, что свидетельствует об уменьшении общей численности хакасов в период между переписями 1989 и 2002 гг. на 2878 человек (по переписи 1989 г. – 78500).

    Что касается второго вопроса. Я знаю свою родословную до седьмого колена, до основателя фамилии Бутаная, жившего во второй половине XVIII в. Практически каждый хакас знает свой род и свое родословное древо. Этому способствуют издаваемые мною книги "Происхождение хакасских родов и фамилий" и проведение ежегодных мероприятий, связанных со знанием своего происхождения. В нашем роде Хобый самым почитаемым местом является Ус-Имчек, где находится захоронение предка нашего рода Хобый-Адаса и где совершались периодические жертвоприношения в его честь.

    Oquzer:
    — Читал что, Вы имеете свое мнение насчет этнонима "татар". Я же сторонник той версии, что она связано с одной из форм "додурга" из "Огуз-наме" Рашид ад-Дина. Каково Ваше мнение?

    В.Я.:
    — В настоящее время самоназванием хакасов является этноним "тадар", т.е. татары. Наш этнос получил свое имя недавно, после вхождения в состав России, где русские их стали называть татарами (абаканскими, енисейскими). Ни в героических сказаниях, ни в шаманских молитвах этноним "тадар" не встречается, в отличие от исторического имени "хоорай", сохранившегося для обозначения хакасов и Хакасии в исторических преданиях. Сам этноним "татар" очень древний и известен в письменных источниках с древнетюркского времени. Его этимологией не занимался.

    Эркин:
    — Как Вы относитесь к теории, что киргизы, казахи, алтайцы, хакасы, тувинцы и многие другие тюркоязычные народы кипчакской группы были одним народом в прошлом, и не пробовали Вы близость народов установить через лингвистические особенности языка? В киргизском языке присутствуют монгольские слова, это говорит о том, что мы когда-то соседствовали, а так как могут они присутствовать когда нет даже общих границ?

    В.Я.:
    — Сейчас начал новую для себя тему "Историческая этнолингвистика тюрков Саяно-Алтая". Поэтому надеюсь суметь определить общности и особенности тюркских языков, их происхождение и развитие. Хакасский язык занимает особое положение, обладая характерным признаком "з", отсутствующий ныне в других тюркских языках, что свидетельствует о его отдельном развитии. По поводу монголизмов киргизского языка не стоит драматизировать, ибо монгольская эпоха (XIII-XVII вв.) несомненно оставила свои следы не только в наших языках, но и в русском (ямщик, бурлак, мерин и т.д.).

    Shad:
    — Скажите, пожалуйста, на сколько реален переход письменности всех тюркских народов с кириллицы и латиницы на тюркскую рунику? Я считаю, что данный переход для тюрков был бы одним из толчков для возрождения, поднятия и развития богатой, и не побоюсь этого слова Великой, тюркской культуры, имеющей богатое историческое прошлое.

    В.Я.:
    — Переход письменности тюркских языков на рунику теоретически возможен, но в силу экономических, политических и практических условий не реален. Совершенно согласен с позицией о Великом историческом наследии культуры тюркских народов.

    Урянхаец:
    — Что такое бурханизм? Есть ли у вас свои монографии по фольклору и обычному праву хакасов? Кто такие Хоорайцы? Они буряты-хори? Как вы специализируетесь во всех вопросах этнографии хакасов? Когда успеваете?

    В.Я.:
    — Бурханизм ("ах чайан" - букв. Белая вера) национальная форма монотеистической религии алтайцев и хакасов, возникшая в начале ХХ в. По этому вопросу можно прочитать в моей книге: "Бурханизм тюрков Саяно-Алтая" (Абакан, 2003). Кроме того, у меня вышли следующие монографии: "Хакасский исторический фольклор" (Абакан, 2001), "Степные законы Хонгорая" (Абакан, 2004), "Традиционный шаманизм Хонгорая" (Абакан, 2006), "Мир хонгорского (хакасского) фольклора" (Абакан, 2008), касающиеся религии, фольклора и обычного права хакасов. В течении 30 лет, работая в Хакасском научно-исследовательском ИЯЛИ я занимался сбором полевого материала среди тюрков Саяно-Алтая и поэтому накопил громадные данные по этнографии. Сейчас вроде бы успешно этот материал представляю в своих книгах.
    Что касается Хонгорая или Хоорая. Согласно мнению тюркологов данное название связывается с обозначением горно-степной долины Среднего Енисея и возникло в качестве имени страны енисейских кыргызов в ХIV в., после развала империи Юань. Слово "хонгорай" (хоорай) стало также самоназванием народа, известного по русским документам как "енисейские кыргызы". Хакасы являются потомками енисейских кыргызов и до сих пор сохранили свое старинное историческое название "хоорай".

    Jalantos:
    — Расскажите, пожайлуста, какую роль играет шаманизм в самосознании хакассов в данное время. Какой религии придерживается большая часть людей? Есть ли мусульмане среди хакассов?

    В.Я.:
    — Шаманизм до сих пор не сдал своих окончательных позиций. Сейчас имеются около десятка людей, относящих себя к неошаманам.

    Особая роль в консолидации этноса, возрождении духовной культуры и восстановлении ценностей традиционного мировоззрения хакасов отводится шаманизму и бурханизму. В 1994 г. было зарегистрировано Общество традиционной хакасской религии. Во многих местах Хакасии, в том числе и в Абакане, возрождаются локальные культовые места, появляются практикующие шаманы. Новоявленные шаманы, "способности которых пробудились в достаточной степени случайно", стали объединяться в общества традиционной религии. Так, например, Т.В. Кобежикова является председателем правления организации традиционной религии "Хан Тигир", В. И. Киштеев - председатель "Центра хакасского шаманизма", А.И. Котожеков или, как он себя именует, "Абый Аджа" - председатель местной Религиозной Организации Тенгриан. Проводятся ритуалы по защите родной земли (Ада Чир-Суу), обряды восстановления священной связи с родовыми предками, Небесные жертвоприношения.

    Неошаманы не делают отличий культов бурханизма от шаманской веры. Мало того, в основах их вероучения прописано: "В шаманской религии главное – это уверовать в Бога – Творца (Хан Тигир Хайрахан) создателя всего, что есть на небе и на земле, почитать его мыслями, душой и сердцем". Они постулируют: "Шаманство – своеобразная религия, ставящая Небо как высшую реальность, как высшую сущность. Шаманство не простой культ предков и духов местности, философия Неба в основе всего". Даже название своей религиозной организации "Хан Тигир" (букв. царское небо) или "Тенгри" (небо) они связывают с древнетюркским тенгрианством.

    Главный их идеолог А. Котожеков пишет: "Тенгрианство как религия имеет разработанную целостную систему мировоззрения и культовую практику, которая является ядром этнической культуры южносибирских тюрков в течение тысячелетий". Громкие заявления А. Котожекова зиждутся на пустом месте, ибо никогда не было разработанной религиозной системы тенгрианства. Во времена Тюркских каганатов небесные моления возглавлялись каганами, а у хакасов на небесных жертвоприношениях, связанных действительно с древним тенгрианством, руководили служители бурханизма. Шаманы к местам проведения небесных молений даже близко не допускались. Получается, что в основе вероучения неошаманов лежат голые умствования, построенные на личных домыслах.

    Пользуясь невежеством людей, плохо знающих традиционную культуру, они выдают себя за истинных служителей духов, устрашая их местью злых сил. Ими придумываются несуразные, небывалые ранее обряды и действия, которые выдаются как народные. Моя особая позиция к шаманам онована на мнении о том, что традиционный шаманизм полностью ушел из жизни Хакасии. Сегодняшних его приверженцев я считаю "новоявленными шаманами" или "неошаманами" и достаточно критично отношусь к их деятельности. В основе вероучений созданных в Хакасии обществ традиционной религии лежит множество культов поклонения различным духам, которых в традиционном шаманизме не существовало. Отмечаются и "новаторские" моменты в обрядовой деятельности современных шаманов, не существовавшие в ритуалах хакасского традиционного шаманизма.

    По моему мнению, национальной религией хакасов следует считать бурханизм (по-хакасски "Ах-Чаян", т.е. Белая вера) с идеей монотеистического божества – Ах-Худая (т.е. Белого творца). Вера в Ах-Худая, по его утверждению, сформировалась на базе древних шаманских культов под влиянием зороастризма, раннего буддизма и позднего христианства. К началу ХХ века сложилась общая система бурханистских культов с их служителями алгысчылами. После установления Советской власти в результате активной борьбы против религиозных культов основные устои сложившейся "Белой веры" были уничтожены. У меня есть надежда на возрождение бурханистских традиций, и в качестве основы возрождения духовной культуры хакасов будет выступать именно "Ах-Чаян", и это вызывает резкую ответную реакцию со стороны приверженцев шаманистских верований.

    В сложившейся ситуации все более широкое распространение среди хакасов получают мифы о конце христианского мира и возрождении "своей веры" и традиционного миропорядка. Одним из таких мифов является легенда о Тадар-хане, могучем кагане всех тюрков, отдыхающим (спящим) на священном хребте Хан-сын в Саянах. Когда Тадар-хан проснется, то будет властвовать вечно, а его народ станет благоденствовать. Вполне возможно, считают представители хакасской интеллигенции, что Саяны и есть та знаменитая буддийская Шамбала, где белые воины – полубоги заботятся о спасении человечества. На эту мысль наталкивает близкое звучание наименования горной вершины "Самбыл" (Шабина), находящейся в вершинах Хан-Тегира.

    Реальность религиозной ситуации в современной Хакасии оказывается еще более сложной. По опросам 1996 г. 50% хакасов назвали себя православными. Часть их них тяготеет к новохристианским сектам, особенно много хакасов среди иеговистов, баптистов и членов харизматической Церкви Прославления – пятидесятников (от 30 до 50% всех прихожан). Большая доля среди верующих хакасов приходится на "двоеверцев". В ходе социологического опроса 2001 г. 53% сельских учителей-хакасов отнесли себя к тем, кто одновременно придерживается и христианства, и шаманизма.

    Среди верующих хакасов значительное количество относится к христианской церкви православного толка. В лоне этой конфессии действуют 33 местные религиозные организации, относящиеся к Абакано-Кызыльская епархии. Последняя создана в 1995 г. определением Священного Синода РПЦ под руководством Святейшего патриарха Московского и всея Руси Алексея II. Богослужения приверженцев происходят в 38 приходах, из которых 8 – в Абакане.

    Каратун:
    — Какие связи прослеживаются между башкирами Южного Урала и саянскими киргизами? Предпринимаются ли у Вас попытки налаживания связей с башкирскими учеными для изучения башкиро-киргизских отношений?

    В.Я.:
    — В настоящее время активно начинается работа по изучению исторических и этнокультурных связей тюрков Саяно-Алтая и тюрками Урала. В этом плане необходимо отметить деятельность башкирского исследователя З. Аминева.

    0
  • Василий
    1 января 2010  

    Хонгодоры

    Племя хонгодор к началу 18 века жило на юго-западе Предбайкалья, по соседству с булагатами.

    Хонгодоры переселились в Предбайкалье в 1688 году, во время ойратско-халхаской войны, когда приближенный халхасского Сайн-хана вождь хонгодоров Бахак Ирбанов, замешанный в конфликте между Сайн-ханом и ойратским Галдан-Бошокту ханом, ушёл со своими людьми и дядей-сановником Адаем из рода бадархан в район Тунки и Закамны.

    Вслед за беглецами была снаряжена погоня во главе с Шуухэр (Сухор)-нойоном.

    Спасаясь от преследователей, хонгодоры частью ушли в аларскую степь. Шуухэр-нойон же направился в долину Иркута, где разбил Хурэмши-нойона, затем напал на бурят шошолоков, где убил шамана и шаманку. Затем направился в Кудинскую долину.

    Узнав о нашествии нойона, булагатские вожди решили не сопротивляться грозному врагу. Приготовили для его воинов богатое угощение. Не тронув булагатов, Шуухэр-нойон пошел в верховья Лены, где напал на эхиритов, и когда он возвращался, отягощенный добычей, булагаты напали на него. Сухор-нойон был тяжело ранен, и вскоре умер, войско его было рассеяно. Некоторые потомки воинов монгольского нойона живут ныне среди булагатов.

    Ранее считалось, что хонгодоры являются монгольским племенем, но имеющиеся данные позволяют говорить о том, что они являются ответвлением булагатов, генеалогия которых отводит хонгодоров от сыновей Тугалака-Борюха-тургена и Божин-дахая. Видимо, ушедшие на юг булагаты в итоге сформировались в отдельное племя уже на территории Монголии. Хонгодоры подразделяются на восемь родов, которые имеют номерные обозначения - первый, второй, третий хонгодоровские роды.

    Но существуют и именные обозначения - говорится о родах ашхай, ашад, Ххолшо, даши, хХагта, дуртэн, тайбжан, боолдой. Кроме того, к хонгодорам относят роды булагатов и монголов, присоединившихся к хонгодорам - это роды тэртэ, шошоолог, бадархан, хабарнууд, улахан, шаранууд.

    Роды тэртэ и шошоолог жили в Предбайкалье ещё до прихода хонгодоров. Тэртэ был братом Буура-нойона, образовавшего нойотский род, шошолоки считаются родом небесных кузнецов - дархатов, потомками первого кузнеца Божинтоя, имели сильные шаманские корни. Род бадархан пошел от дяди Бахака Адая, роды улахан и хабарнууд образовались уже при приходе хонгодоров в Аларь, род шаранууд жил в Алари до хонгодоров. В конце XVII века хонгодоров насчитывалось около 1300 человек.

    В настоящее время хонгодоры проживают преимущественно на территории Закаменского, Тункинского и Окинского районов Бурятии, Аларском районе Усть-Ордынского Бурятского АО.

    0
    • Бэс
      1 января 2010  

      Это...

      Не знаю как.
      Не хотел вклиниться.
      Но если интересно кому сакрал слова Хакас такой:

      Слово Хакас произошло от слова ҺАХА + С(СЫ).
      Это славянская вариация произношения.
      Осознаннач переиначивание названий и наименований.
      Пример.
      Нам - намцы, Дьыбар - Джебарики, Хатас - хатассы,
      Чурапчи - чурапчинцы и пр.
      Буквы Һ нет Хака+с(сия).
      Когда отымали территорию нонешнего Красноярского края у саха
      разбрели народ саха по весям.
      Часть была погнана в мнусинские края, часть осталась в красноярском крае правда прозвали их долганами.
      Часть на Лене и пр. ну, это всем ведомо.
      И не надо на меня нападать.
      Написал щоб вы не мучились.
      И только

      0
      • Игорь
        2 января 2010  

        Соглашусь

        Тут даже без сакрала очевидно

        0
        • Бэс
          2 января 2010  

          Это...

          Это дело.
          Все по делу.
          Даже если не согласен и отказ восприять.
          Уважуха за это.

          0
  • Айдын5
    22 ноября 2017  

    Хакасы июнь называли "пис айы" , что соответствует алтае-якутскому "бэс ыйа" - «июнь»


    Хакасы июнь называли "пис айы", что соответствует алтае-якутскому "бэс ыйа" - «июнь».


    Определенный интерес представляют амулеты с двумя конскими головами, с которыми Я.И.Сунчугашев связывает образ двуглавого коня из хакасского эпоса. В пище якутов и хакасов, как впрочем у всех скотоводческих народов, наиболее любимой и постоянной пищей является мясо домашних животных. Лучшими частями считаются ребра, грудинка (як. тYöс, хак. тос), лопатка (як. сарын, хак. чарын). Из внутренностей предпочитаются у лошади толстая кишка (як., хак. харта). Изготовляют кровяную колбасу (як. хаан, хак. кан). Хакасское вяленое мясо называется уче ит, оно соответствует названию якутского шашлыка Yчэhэ эт. Имеются также следующие соответствия: хак. мун, як. миин «бульон»; хак. чорт, як. суорат «простокваша»; хак. эчигей, як. иэдьэгэй «творог»; хак. хаяк «масло», як. хайах «сырое масло, смешанное с водой и кислым молоком». Особым лакомством у этих народов считалась пенка (хак. ориме, як. YрYмэ); каша в масле называлась саламат; як. холобо, хак. холохпа “лепешка”, “стряпня”. Большинство этих наименований имеет общую алтайско-тувинскую терминологию, но без такого близкогог совпадения. Якутско-хакасские связи по жилищам показаны в специальной статье Ф.М.Зыкова. Так, у якутов тип избушки в виде двухскатного жилища ат бала5ан сопоставляется с хакасским жилищем ат иб. Основываясь на археологичсеких материалах Михайловского поселения, автор сделал предположение о том, что жилища многоугольного типа, появившиеся впервые у таштыкцев Южной Сибири, стали основой поздних хакасско-якутских многоугольных домов. Это поселение обнаружено на берегу р.Кии, притока Чулымы и датируется 3-5 вв. Среди хакасских обрядовых праздников особое значение имел «тигыр тайих», проводимый каждую весну в честь божества Кудая и девяти творцов. Судя по названию, этот религиозный праздник представлял собой преклонение Небу и проводился на высокой горе. В нем принимали участие только мужчины. Обрядовую часть проводил знаток обычаев, который берестяной ложкой приносил молочную жертву божествам, брызгая айран. Шаману запрещалось принимать участие в этих обрядах. Существовало также отдельное моление горному духу – «таг тайих», проводимое под руководством шамана, одетого в женский головной убор. Основная обрядовая часть этого моления была связана с посвящением лошади определенным духам – «изых». Якутский ысыах во многом напоминает эти празднества. При проведении обрядовой части ысыаха не разрешалось присутствие женщин и шамана. Жрец «YрYн ойуун», одетый в женскую шапку, специальной деревянной ложкой окроплял кумысом землю, костер, посвящаемую лошадь “ытык сылгы” в честь высших божеств-творцов во главе с YрYн Айыы тойоном. Существует также и другой традиционный праздник “тун”, праздник первого айрана. В.Я.Бутанаев термин тун связывает с названием ысыаха – тунах ыhыах. Хакасы-качинцы, как и алтайцы, наибольшее предпочтение отдавали божеству Белый дух. Среди якутских богов ведущее место занимал YрYн Айыы тойон “белый творец тойон”. По всей вероятности, они – ипостаси одного и того же образа – божества солнца. В 19 в. блюститель и практик хакасских народных обычаев и обрядов назывался алганчадыр. Оно созвучно с якутским алгысчыт «знаток обрядовой поэзии». Хакасский эпос по своему содержанию, по образам героев близок к якутскому. В нем встречается упоминание о том, что Кудай держал у себя большую «Книгу жизни», в которой отмечал всех родившихся, умерших и излагал судьбы людей. По материалам олонхо, якутское божество судьбы Дьыл5а Хаан тойон имел книгу, из которой он диктовал сыновьям судьбы трех миров. В.Я.Бутанаев выявил ряд религиозных терминов, общих для якутского и хакаского языков: як. дэлбиргэ «веревка из конского волоса для подвешивания жертвы», хак. YлдYрбэ “подвязка к головному убору из цветных лент и перьев орла, которые во время жертвоприношения привязываются к священной березе”; як. мэнэ уу, хак. мони суг фольклорная “живая вода”; як. дьибилгэт, хак. чибилгет “притворство”. Сагайское ильбечи “шаман, камлающий с опахалом” имеет единую основу с якутским илбис “колдовство”, “вселение злого духа”. Другое сагайское слово апчах “старик”, а якутское аптаах употребляется в значении “кудесник”. Интерес представляет и другой термин сумекчин, обозначающий в хакасских сказаниях домашних слуг. В олонхо Симэхсин – это комический одраз патриархальной рабыни-скотницы. В области религиозных верований много общего проявляется между якутами, качинцами и сагайцами. Так, качинцы, как и якуты, верили в существование волшебного камня, обладание которым приносит счастье. По их поверьям, такие камни обычно находили в вороньем гнезде. Вилюйские и верхоянские якуты, качинцы и бельтиры при первой весенней грозе трижды обходили вокруг жилища с целью изгнания злых духов. Они считали грехом убивать лебедя. Якуты и сагайцы для магического лечения нарывов на сосцах коров применяли камень с отверстием. Зафиксирован также миф о собрании птиц, на котором избирается их глава, с поразительно сходным сюжетом и содержанием. Такие же общие основы обнаружены в

    0
  • Айдын5
    22 ноября 2017  

    Ураҕас (як.яз) = Урагас (хак.яз) = «длинный шест с петлей»

    Такие же общие основы обнаружены в шаманстве этих народов, в обычаях, связанных с рождением ребенка. Вместе с тем у них большие различия наблюдаются в свадебных обрядах и в терминологии родства. В.Я.Бутанаевым выявлен ряд интересных общих лексико-семантических совпадений в якутско-хакасской скотоводческой терминологии: як. этэр, хак. идир «припустить теленка к корове перед дойкой»; як. ура5ас, хак. урагас «длинный шест с петлей»; як. хамсык, хак. хапсаз «эпизоотия»; як. ходу, хак. хоот «озерная трава, которую косят по льду». У жеребцов хвосты не укорачивали. На весеннике хакасы для телят устраивали чиле, длинную волосяную веревку с постромками, с двух сторон привязанную к забитым в землю кольям. Якуты тоже пользовались аналогичным приспособлением для жеребят. Интересная параллель обнаруживается между якутским диалектным словом хаhар «собака» и хакасским Хазар-Пазар, имена двух собак в эпосе. Эзер-Хазар в алтайском эпосе – имена двух черных собак подземного бога Эрлика. А якутское бöх-сах «скопление разнородного мусора», соответствует хакасскому пох-сах «мусор». Такие же параллели выявлены В.Я.Бутанаевым в терминах по рыболовству и охотничьему промыслу. Хакасы июнь называли пис айы, что соответствует алтае-якутскому бэс ыйа «июнь». Выходит, название южносибирского кандыка (бес) якуты перенесли на название сосны, т. к. сосновая заболонь применялась в виде растительной пищи. Июль у якутов и хакасов – месяц травостоя, от ыйа, август – месяц жатвы (як. атырдьах, хак. оргах «месяц стогования»), якутский месяц тохсунньу и хакасский торгыстын айы обозначают январь, «девятый месяц». В начале января, как считали хакасы, день прибавляется «на шаг птицы», а у якутов для такого обозначения применялось выражение «на мышиный шаг». По схождению Плеяд с луной они предсказывали урожайность года, погоду на ближайшее время. Эти счеты иногда поразительно точно совпадали. Так, например, считалось, что хорошее лето наступает тогда, когда в январе луна и Плеяды на девятом числе. Первый день полнолуния якуты называли кыhыл тулуна, хакасы – кызыл толы «красное совершенство»; второй день полнолуния якуты определяли словосочетанием YрYн тулуна “белое совершенство”, что соответствует хакасскому ак толы. День эти народы обозначали словом кYн=кюн, конец лунного месяца по-якутски ый эргэтэ, по-хакасски – ай иргiз. Все это говорит о единой основе якутско-хакасских календарных представлений. На основании вышеизложенного сопоставительного материала необходимо констатировать большую этнокультурную близость якутов с хакасами, подтверждаемую языковыми и археологическими параллелями. Она доказывается также наличием общих этнонимов: соккы=саха, тумат=тумат, бай=баягантай, ханат=ханалас, хорай-хоро, аргын=аргын. При этом между якутами и хакасами этногенетические связи прослеживаются по двум эпохам – древнетюркский и позднесредневековый. Так, с древнетюркской эпохой якутов связывает с хакасами сагайская и бельтирская этногруппы (сеоки), входившие, видимо, в состав кыргызов (кыргызско-древнеуйгурские связи). Этим объясняется близость якутского языка с указанными диалектами хакасского языка. Второй позднесредневековый слой, общий для якутов и хакасов, определяется кыпчакским. К нему относятся качинцы и, в частности роды соккы, с названием которых связан этноним саха, самоназвание якутов. По фольклорным данным, качинцы-соккы вышли из Тобола и были некогда «народом царя Кучума». К качинцам также входил сеок кангат, которого связывают с якутскими кангалассами. По тем преданим, из Тобола и Ишима вышли кызыльцы, родившиеся с качинцами. В состав кызыльцев входили аргыны, некогда входившие в улус Джучи и связанные с аргынским племенем казахов. Между Иртышом и Верхним Приобьем кочевали когда-то кумандинцы (сеоки со и куман), телеуты, барабинские татары (род сакылар). Притом то, что качинцы (соккы) и кызыльцы (аргын) имели связь с телеутами вполне закономерно. Все они были подвергнуты влиянию кыпчакского языка, культуры, что и явилось причиной появления у них много общего в культуре (это общее можно условно назвать «кыпчако-телеутским»). Хакасский с шорским, чулымским и сарыг-югурским языками образуют особую подгруппу. Поэтому язык чулымских татар (особенно среднечулымский) примыкает фактически к кызыльскому диалекту хакасского языка. Сами чулымцы образовались путем ассимиляции тюрками селькупского и кетского субстрата. Межтюркская лексика свидетельствует о связи чулымского языка также с шорским языком и отчасти с древнеуйгурским. В погребальном обряде чулымцев 16-18 вв. обнаружены предметы украшения, связанные с кыпчакским археологическим комплексом. А.П.Дульзон связывал эти находки с кыпчакскими погребениями 13-14 вв. на Басандайке. Все это подтверждает наличие этнических связей якутов с чулымскими тюрками, на что обратили внимание некоторые исследователи еще в 18 в. Так, в частности, И.Георги чулымцев считал «отцепившимися от якутов коленом». Гоголев А.И. Якуты (проблемы этногенеза и формирования культуры).

    .

    0
  • Историк
    3 июля  

    Значит поставлена точка в истоках происхождения народа Саха, народ Саха это часть Хакасского Общества племен, до смешения хакас и киргиз.

    Земли древних Саха и Хакасов были от реки Лена до реки Кэм(Енисей).

    И так наши предки саха вместе с хакасами до 1-2 века н.э.
    После 2 века Саха отошли с Енисея в Забайкалье и р.Лена. В Забайкалье саха смешались с уйгурами и монголами.
    Основной род саха отошел в 12-13веках из Забайкалья на реку Лена к своим остальным родам саха.

    ВОТ ИСТОРИЯ САХА.

    0
  • форумчанин
    17 июля  

    Натан и Могул , Скорее всего наши нынешние самые близкие кровные народы - это хакасы и тофалары, и еще более мелкие народы Южной Сибири.
    А не монголы и не буряты , и не напрямую киргизы и вообще все тюрки-кыпчаки. Более близки к якутам - тюрки-огузы ,чем тюрки -кыпчаки.

    А ваши потуги натан, соединить предков саха с тунгусами и предками монгол и бурят , это чистая утопия.

    если бы монголы и буряты были бы нашими кровными родственниками , то наши предки саха торговолаи бы с ними или хотя бы имели какие то связи. Но до революции саха наотрез отказались вообще иметь хоть малейшие связи с бурятами .
    Да и с тунгусами - саха полностью контролировали свой род ,и обязывали говорить на якутском языке ,а не тунгусском.

    0
Ответ на тему: Хакасы
Введите код с картинки*:  Кликните на картинку, чтобы обновить код
grinning face grinning face with smiling eyes face with tears of joy smiling face with open mouth smiling face with open mouth and smiling eyes smiling face with open mouth and cold sweat smiling face with open mouth and tightly-closed eyes smiling face with halo smiling face with horns winking face smiling face with smiling eyes face savouring delicious food relieved face smiling face with heart-shaped eyes smiling face with sunglasses smirking face neutral face expressionless face unamused face face with cold sweat pensive face confused face confounded face kissing face face throwing a kiss kissing face with smiling eyes kissing face with closed eyes face with stuck-out tongue face with stuck-out tongue and winking eye face with stuck-out tongue and tightly-closed eyes disappointed face angry face pouting face crying face persevering face face with look of triumph disappointed but relieved face frowning face with open mouth anguished face fearful face weary face sleepy face tired face grimacing face loudly crying face face with open mouth face with open mouth and cold sweat face screaming in fear astonished face flushed face sleeping face dizzy face face without mouth face with medical mask face with no good gesture face with ok gesture person bowing deeply person with folded hands raised fist raised hand victory hand white up pointing index fisted hand sign waving hand sign ok hand sign thumbs up sign thumbs down sign clapping hands sign open hands sign flexed biceps
  
Предложения и замечания